О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Характерные черты петровской перестройки 1696–1725 годов.

Она была революцией не по своим целям и результатам, а по своим приемам и по впечатлениям, какое произвела на умы и нервы современников. Это было скорее потрясение, чем переворот. Это потрясение было непредвиденным следствием реформы, но не было ее обдума
В.О.Ключевский,
(русский историк)

Если охарактеризовать кратко реформы Петра, то это была форсированная вплоть до прямого насилия элитарно-военно-административная модернизация традиционалистской вотчинно-государственной системы на основе европейской системы управления, секуляризма и технологий при сохранении фундаментальных основ этой системы и в первую очередь ее экономического базиса.

Вне ее оказались самые широкие массы населения, испытавшие на себе всю тяжесть подобной модернизации. Целью такой модернизации было стремление придать господствующей в России системе большую эффективность и конкурентоспособность по отношению к передовым европейским державам, выбранных в качестве эталона для заимствования их передового опыта. Ее инициатором выступила сама власть, которая в лице молодого царя осознала невозможность перед лицом внешнего вызова – Запада – продолжать развитие в рамках традиционной модели. Эталоном и желанной моделью государства-общества в российских преобразованиях выступил абсолютистский (кроме Англии и Нидерландов), полубуржуазный, полусветский (для того времени) европейский Запад.

Началом преобразований Петра I можно считать его возвращение в Россию в 1699 г. из поездки по Европе. Европейское турне молодого царя окончательно подтолкнули его к масштабным реформам.

По мнению Л. Семенниковой, из посещения Европы Петр извлек следующие важные уроки.

1) Россия не сможет быть на равных с европейскими странами, не сможет сохранить независимость, если не ликвидирует разрыв в уровнях развития.

2) Развитие промышленности, торговли, напрямую зависит от уровня образования, науки, общей культуры, свободных от давления религии.

Реформы проводились в спешном порядке, к тому же в условиях Северной войны 1700-1721. За образец брались европейские страны. В первую очередь, Швеция, с которой Россия воевала. Кардинально перестроена система государственного управления и создан новый политический режим, более эффективный и отвечающий духу времени. Условно его можно определить как военно-феодальная абсолютистская монархия во главе с императором, которому Сенат (высший орган после царя) присвоил неофициальный титул «Отец Отечества». О полноте российского абсолютизма красноречиво указывает воинский устав 1716 года: «Его величество есть самовластный государь, который никому в свете ответа давать не должен» (по Анисимову Е.).

Вместо аристократической Боярской думы, многочисленных приказов, были образованы Сенат -высший контрольно-распорядительный и судебный орган и коллегии-центральные органы отраслевого управления. Изменено было и территориальное деление страны. В 1708-1709 годах вместо уездов, воеводств и наместничеств было учреждено 10 губерний во главе с губернаторами, назначаемыми царем. А в 1719 г. губернии были разделены на 47 провинций.

В 1722 г. введением «Табели о Рангах», Петр I создавал сложную иерархию чинов для государственных служащих, находившихся как на военной, так и на гражданской и придворной службе (14 классов или рангов). Милитаризация российского государства была определена Петром Великим четко: в Табели о Рангах, воинские чины ставились выше гражданских. Основной смысл новой службы состоял в рационализации чиновной иерархии, избавлении от традиционных пережитков- местничества, а именно в приоритете верности службы государю, компетентности в делах над «породой» -родовитостью чиновника.

Петровская перестройка страны и общества в 1696–1725 гг. хотя и была в отдельных сферах (военной и административной) глубокой, крайне затратной во всех отношениях, но кардинально не изменила сложившуюся еще в XVI в. русскую вотчинно-государственную систему (подробнее в статье «О вотчинно-государственной системе» http://historick.ru/view_post.php?id=10&cat=8) и не расчистила тем самым путь для развития капиталистических отношений в России. Здесь, собственно, никакой модернизации не произошло.

Это и понятно, поскольку модернизацию проводило государство восточного типа, а не общество, придавленное этим государством. В результате такой модернизации (восточного типа) самодержавная власть в России стала абсолютной, как на Востоке, лишенной каких-либо ограничителей в виде церкви, Земских соборов, Боярской Думы. А достигшее своего расцвета крепостное право при Петре I, принявшие черты рабовладельческого социального института, стало затем главной помехой для социально-экономической модернизации страны.

Но при этом до сих пор остается открытым вопрос: могло ли российское государство достигнуть многих своих впечатляющих результатов за столь довольно короткий срок, не прибегая к экстраординарным мерам. Мог ли Петр, этот «революционер на троне», выбрать более медленный, эволюционный путь развития страны и общества с его неизбежными компромиссами со всеми общественными группами и ограничением государственной, а значит, и своей власти?

Представляется это маловероятным, поскольку общественного запроса на такую модернизацию в России, в отличие от европейских стран, не было. Она была исключительно верхушечной, проведенной по инициативе самой власти. Тем более следует помнить, что на формы и методы проведения петровских реформ огромное влияние оказала тяжелая Северная война 1700-1721 гг. А это значит, что мобилизационный путь развития страны с ее милитаризацией экономики и управления, сопровождаемый невиданным насилием со стороны государственной власти во главе с харизматичным лидером, убежденным в насилии ради спасения и прогресса своей страны, явился предопределенным.

К тому же в России не было ни политико-экономических и правовых сдержек и противовесов против царского самовластия. Единственным серьезным сдерживающим фактором в России после исчезновения Земских соборов и Боярской Думы для сползания в деспотию была церковь.

Но после уничтожения царем патриаршества, учреждения Синода произошел отказ от канонической православной теории «симфонии властей» и монарх-император фактически становился главой церкви. Церковь, таким образом, утратила самостоятельность от государства, превратилась в своеобразное государственное ведомство и все более бюрократизировалась. Дорога к деспотизму, казалось бы, была расчищена. Однако этого не произошло, поскольку Петр строил рациональное государство современного типа, исходя из европейского образца, а не типичную традиционную восточную деспотию. Европейский образец диктовал совсем другую модель взаимоотношений государства и общества.

Вообще, при всех издержках реформ не стоит впадать в крайность односторонней критики петровских преобразований. Представляется крайне спорным утверждение многих отечественных исследователей о том, что Россия сама, опираясь на мягкий эволюционный путь развития государства и общества, пришла бы к буржуазному строю, но при этом на гораздо лучших позициях. XVII век в российской истории это хорошо показал: традиционная инерция верхов, и отсутствие у них стратегии развития России привела к маргинализации страны.

Можно также сослаться и на опыт многих азиатских государств, которые, подобно петровской России были лишены во многом волевой, доходящей до насилия, европейской «прививки», сильно сдали в мировой иерархии «рангов».

Напомним наиболее яркие результаты грандиозных реформ. Значительно сокращено отставание России в военной, экономической и культурной сферах от передовых европейских стран; созданы первоклассные армия, флот; возникла европейская система государственного управления с бюрократическим классом; образована сеть специальных и высших учебных заведений; созданы целые отрасли промышленности; впервые появилась светская, автономная от церкви культура; построена новая столица – Санкт-Петербург; Россия вошла в «концерт» европейских держав и стала одной стран европейского геополитического баланса сил. И что еще очень важно, Россия стала одной из активных участниц европейской истории.

Петр I открыл для России Европу, а для Европы – Россию. Причем Россию совершенно новую, буквально только что отстроенную ее харизматичным правителем. Все это еще при самом Петре и чуть позже вызвало к жизни появление целой панигерической традиции восхваления самого преобразователя.

М.В. Ломоносов и А.П. Сумароков в своей поэзии смело сравнивали Петра I с Богом. «Он Бог, Он Бог твой был, Россия», – восклицал Ломоносов. Сумароков называл место рождения царя «Российским Вифлеемом». «Не Бог ли в нем сходил с небес»? – поэтически вопрошал Г.Р. Державин. «Петр Великий создал в России людей…», – утверждал И.И. Бецкой. Писатель екатерининского времени А.А. Нартов величал Петра «земным богом».

Вместе с подобными восхвалениями среди русской элиты и в среде чиновничества все более прорастала убежденность в преобразовательное могущество российского самодержавия, которое одно способно изменить Россию и привести ее к заветному идеалу. Впрочем, подобное мнение в то время разделялось и просвещенной западноевропейской публикой. Они с нескрываемым интересом (сопровождаемым заодно и растущим страхом) и любопытством наблюдали за преобразованием и европеизацией новой России.

В результате традиционно враждебные друг о друге представления стали меняться на искренний интерес и взаимовыгодное сотрудничество. Русская элита все более приобщалась к материальным и духовным благам более высокоразвитой европейской цивилизации и Россия все более становилась европейски ориентированным государством.

Безвозвратно ушло в прошлое Московское православное изоляционистско-традиционное царство с ее религиозными концептами Святой Руси и «Москва – Третий Рим», противостоящими богоотступному Западу. На ее место пришло открытое Европе рационально управляемое чиновниками государство с европеизированной светской идеей инициативного служения императору – «Отцу Отечества» и самому Отечеству – Великой России.

Но все это было сделано не при помощи расширения общественных свобод, предприимчивости и инициативы подданных, социальной мобильности, а за счет всемерного подавления остатков неподконтрольных государству общественных групп (так называемых «гулящих людей»), почти тотальной регламентации государством всех сторон общественной жизни и падения уровня жизни большинства населения. Особенно тяжело было государственным крестьянам и посадским.

На людей вообще Петр смотрел как винтиков огромной государственной машины. Не только крестьяне, даже видные сановники царя-реформатора ощущали себя неполноправными гражданами, а такими же подневольными людьми Отца Отечества, чья оплошность, лень немедленно вели к наказаниям, а то и к смерти. Такая вот была мобилизационно-силовая перестройка (аналог сталинского типа) по-петровски.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2014-06-28     Просмотров: 5744    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Александр
Дата: 2014-06-28

Поразителен вклад великого человека, какой аспект общественной жизни не взять в России, за всем стоят начинания Петра Великого. Причем его наследие сохраняется и по ныне. Китайцы считали, что их великий кормчий Мао Цзе-Дун на 70 процентов все делал верно, а в 30 процентах ошибался. Интересно, а как в этом случае можно оценить исторический вклад Петра?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-29

В юности Петр был моим кумиром. Повзрослев, стал эволюционистом и не могу понять людей, кто любит Петра и Сталина. У них нет сердца. Но в отличие от Сталина (почвенника-изоляциониста) Петр был восприимчив к достижениям более передовых народов. В конце концов, привитый силой (это плохо) европеизм вскоре дал положительные всходы для всей российской государственности и культуры. Так что согласен с примитивным китайским подсчетом (70 на 30).

Автор: Юрий
Дата: 2014-06-29

В России всегда не любили иностранцев и тем не менее в нашей истории их было много. Особенно в XVIII-XIX вв.

Автор: Вчеслав Бакланов
Дата: 2014-06-29

Любая форма чужебесия свидетельство неизживаемого варварства и убогой племенной исключительности. Открытость и восприимчивость миру и другим есть свойство силы и уверенности культуры. Именно благодаря этим качествам русская культура добилась выдающихся достижений.

Автор: Александр
Дата: 2014-06-29

Вспоминаются слова Ермолова, когда на вопрос Александра I : -Как наградить вас генерал за вашу службу на Кавказе упрямый ворчун ответил : - Сделайте меня немцем государь! Это я к тому, что все хорошо в меру.

Автор: Гость
Дата: 2014-07-01

Александр, а эти слова точно принадлежат Ермолову?

Автор: Капитан
Дата: 2014-07-03

Петр надругался над Россией. Он ее ненавидел за то что она не Европа. Поэтому и зверствовал в своей стране.

Автор: Александр
Дата: 2014-07-03

Гостю: Да, слова о немцах принадлежат Ермолову

Автор: Александр
Дата: 2014-07-03

Насчет ненависти Петра к России за то, что та не Европа, это наверное слишком. Петр неоднократно говорил: -вот своих мастеровых выучим и нам эта Европа вообще не нужна будет. Царь был прагматиком во всех своих делах в том числе и в этом, и никакой особой любви к Европе не питал, предпочитая заимствовать от нее самое полезное.

Автор: Капитан
Дата: 2014-07-05

Петр был, самым что ни есть «иностранным царем» для своего народа, а вот Сталин был самым настоящим «народным царем». Как верно пишет автор предыдущей статьи про Сталина. Единственное что Петра со Сталиным сближает, то это что он войну со шведами выиграл и отвоевал Балтийское море. Зато при нем смертность была великая среди народа и налогами всех разорял.

Автор: Капитан
Дата: 2014-07-07

Общеизвестно что Петр помимо того что был пьяницей, но он еще был и гомосеком. Пьяница, гомосек, палач-сам рубил стрельцам головы. Да, еще при живой жене спутался с немкой Анной Монс. Короче портрет никудышный для героя-реформатора России.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-07-07

Капитану: Насчет гомосятины Петра. Точных доказательств нет. Все строится на письме Петра Меншикову, что мол «не могу без тебя уснуть друг сердечный». Судите сами. Был жесток-правда. Но на его глазах в 10 лет стрельцы на пики посадили родного и любимого дядю. Пьянство Петра преувеличили недалекие публицисты. Действительно Петр изменял и первой и второй жене - Екатерине. Более того, он в письме ей рассказывал, как с Меншиковым посетил публичный дом в Париже и там позабавился. Но когда она ему изменила, с братом своей бывшей любовницы, Монсом. То ему отрубили голову. Затем заспиртованную голову любовника жены, Петр приказал поставить ей на туалетный столик. Чтобы каждое утро его вспоминала. Но для страны царь сделал в сто раз больше чем некоторые морально безупречные правители и примерные семьянины, типа Николая II. Такие колоссальные политические фигуры и масштабные реформаторы как Петр появляются не чаще чем один раз в тысячу лет.

Автор: Александр
Дата: 2014-07-09

Полностью согласен с Вячеславом в предыдущем комментарии. У Петра конечно было не мало ошибок и скоропалительных нововведений. Но это были ошибки, действительно, великого человека, а личная жизнь тут вообще ни причем.

Автор: Москвич
Дата: 2014-07-14

Хорошая полемика

Автор: Андрей
Дата: 2014-08-22

Дело в том,что Лев Гумилев в "Струне истории" приписывает слова о немцах Денису Давыдову.

Автор: Игорь
Дата: 2016-06-10

Петр привел россиянам любовь к подражательству ко всему иностранному, западному. Отучил думать своей головой. Чего в этом хорошего? С того времени и повелось, что все русское дерьмо, ничего не стоящее, а европейское все самое лучше, самое передовое.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх