О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Английский путь к капитализму в XVI- первой половине XVII вв.

Иностранцы должны понимать: если англичанин не сдержал своего слова, то для этого имелась в высшей степени уважительная причина - в том числе ею вполне может оказаться такая понятная (то есть абсолютно неприкрытая) собственная выгода.
Энтони Майол, Дэвид Милстед,
(из книги «Эти странные англичане»)

Для Англии XVI век был веком харизматичных героев: выдающихся королевских пиратов (Ф. Дрейк и др.), путешественников-первооткрывателей (М. Фробишер и др.); периодом основания первых английских колоний и борьбы на морях с могущественной Испанией; временем буржуазного аграрного переворота, мануфактуры и масштабной торговли.

Геополитическому успеху маленькой Англии способствовала окончание централизации страны вокруг королевской власти, ранняя буржуазная перестройка страны и выход ее на просторы мирового океана, выдвинувшие Англию в эпицентр главных мировых путей из Европы в Новый Свет (Америку).

Церковно-религиозная перестройка –преддверие капиталистической модернизации

В Англии изначально стала проходить комплексная капиталистическая модернизация, затронувшая и сферу мировоззрения. По сути, здесь, капиталистическая перестройка в экономике либо предшествовала, либо ей сопутствовала перестройка в религиозной и духовной сферах. Связана была такая ментальная перестройка с религиозной реформацией Церкви в ряде европейских стран, включая и Англию.

По мнению многих западных мыслителей (М. Вебера, В. Зомбарта, Т. Парсонса и др.) в протестантской религиозной версии было много уважения к обыденному труду, профессиональной занятости, предпринимательскому успеху. Все эти новые черты христианского мировоззрения превращали протестантизм в мощное политическое и идеологическое явление, способное начать разрушение основ феодального строя в Европе.

Но не стоит, и абсолютизировать новые протестантские церкви, появившиеся в Европе, как идеальный инструмент для формирования новых буржуазных порядков. В реальности все было сложнее, и новые протестантские церкви не отличались толерантностью по отношению к своим прихожанам и также жестко ограничивали их свободу, так необходимую для капиталистического развития.

В той же Англии реформация церкви, начавшаяся с королевского указа Генриха VIII в 1534 г. (акт о супрематии (верховенстве)), и окончательно закрепленная при Елизавете I, привела к созданию англиканской церкви, теперь подчиненной уже не папе, а королю. Церковь стала национальной и превратилась в опору английского абсолютизма. Английские короли воспользовались подчинением себе церкви, закрыли монастыри и провели секуляризацию (перевод в госсобственность) монастырского имущества. Назначаемые королем епископы и епископские суды контролировали людей и жестко наказывали их по подозрению в уклонении от официальных догматов государственной церкви.

Ответом на диктат огосударствленной англиканской церкви стало появление радикальной версии протестантизма в виде пуританизма. Пуританизм как оппозиционное королевской власти и церкви национально-религиозное течение постепенно стал мощной идеологией, сначала вызвавшей протестную миграцию в Северную Америку, затем сплотившей разнородное английское общество в революционной борьбе против королевского абсолютизма и сословного феодализма в середине XVII века. Тем не менее, даже во многом половинчатость протестантской реформации в Англии дала положительные результаты и расчистила пути для развития капиталистического духа и новых буржуазных отношений, как утверждает Вернер Зомбарт.

Реформация, таким образом, качественно изменила мировоззрение англичан. В старой доброй Англии протестантизм стал служить делу (бизнесу) – стремлению к прибыли. «Из нации общинников-землевладельцев англичане превращаются в великую нацию путешественников-предпринимателей, наделенных чертами рационализма, индивидуализма и расчетливости» (по утверждению одного из авторов XIX в.).

При этом важно отметить экономический эффект от проводимой церковной реформации в Англии. Выразился он в приватизации церковных и монастырских земель, которых отныне корона выставила на свободную продажу. По словам американца Ричарда Лахмана, монархи Тюдоров, присвоив имущество и инфраструктуру бывшей католической церкви, продавали церковную собственность светским землевладельцам. В результате «большая часть пэров, джентри, даже католики по вере, стали собственниками бывших церковных земель». Таким образом, церковная реформация подготовила не только идейную, но и имущественную базу для развития капитализма в Англии.

Аграрный буржуазный переворот, вызванный спросом на английскую шерсть

В Англии в конце XV в., где свыше 4/5 населения страны проживало в деревне, аграрный сектор был представлен индивидуальными хозяйствами свободных крестьян, крестьянской общинной собственностью, земель фермеров-арендаторов у феодалов, феодальным землевладением лендлордов, церковным землевладением. Но именно с конца XV века в аграрном секторе начался поземельный переворот в виде превращения феодальной и крестьянской общинной собственности на землю в собственность частную- капиталистическую.

Так в Англии начался, по словам Карла Маркса, аграрный переворот, приведший к тому, что в английской деревне, при стремительном разложении феодального строя и отмирании феодальных классов: общинных крестьян-держателей и феодалов-помещиков, утверждался новый капиталистический строй. Произошло это, по мнению автора бессмертного «Капитала», за счет экспроприации (прямого, и даже насильственного изъятия) земельной собственности у многочисленных производителей (крестьян) в руки новых- уже буржуазных собственников.

Итак, земля, в королевстве ставшая предметом свободной купли-продажи, обеспечила появление аграрной буржуазии из обуржуазившихся дворян и богатых крестьян-фермеров (йоменов) и складывание сильного капиталистического уклада в сельском хозяйстве. Капитализм в аграрном секторе явно преобладал над феодальными отношениями уже к концу XVI века, что выгодно отличало Англию от феодальных государств Европы. Оборотной стороной буржуазной «революции» в аграрном секторе стал массовый сгон крестьян с земли в результате так называемой политики огораживаний. Последнее означало массовый и зачастую насильственный сгон крестьян со своей земли, для устройства на ней овцеводческих пастбищ. Почему? Появился рыночный спрос на шерсть.

Отсюда, вскоре основой английской промышленности стало суконное производство, как в городах, так и в деревнях, причем далеко не случайно. Спрос на шерсть в Европе (в основном в Нидерландах) способствовал повышению цен на нее и стимулировал английское сукноделие и его экспорт. Уже в середине XVI века вывоз сукна составлял 80 % всего английского экспорта.

В связи с раскрестьяниванием в результате огораживаний города были переполнены безработными, бродягами и нищими. Именно из этих обездоленных людей и создавались английские колонии, ежегодно пополнявшиеся подобными изгоями из метрополии. Подобного массового исхода своего населения в колонии не знала ни одна европейская страна. Впоследствии демографический фактор стал одним из решающих в победе Англии в колониальном противоборстве с Францией, где основное крестьянское население, скованное феодальными повинностями, не могло столь в массовом порядке выехать во французские колонии.

Беспощадный процесс обезземеливания крестьян и капиталистическая перестройка экономики и общества проходила весь XVI век и принесла огромные страдания людям. Известно, что за бродяжничество полагалась тюрьма, а за рецидив - даже казнь! Зато английский капитал получил потенциальную массовую наемную рабочую силу - лишенных всех других средств к существованию. Неслучайно многих нищих и бродяг городские власти стали выгодно использовать на работе в суконных мануфактурах и других предприятиях. В суконной промышленности помимо ремесленных цехов стали быстро появляться капиталистические мануфактуры с сотнями наемных рабочих.

Английское правительство всячески стимулировало развитие национальной промышленности. В 1614 г. вывоз необработанной шерсти был окончательно запрещен. В результате этого, Англия из страны, вывозящей необработанную шерсть, превратилась в страну вывозящей на внешний рынок готовые шерстяные изделия (пример для России XXI века).

Сукноделие в свою очередь, потянуло за собой рост и в других отраслях промышленности. В стране быстро формировались капиталы, причем в процесс капиталистического накопления были втянуты не только чистые буржуа-коммерсанты, но и высшие королевские сановники, дворяне - рыцари и джентри. Маркс в «Капитале» жестко свидетельствовал: «Разграбление церковных имуществ, мошенническое отчуждение государственных земель, расхищение общинной собственности, осуществляемое по-узурпаторски и с беспощадным терроризмом, превращение феодальной собственности и собственности кланов в современную частную собственность- таковы разнообразные идиллические методы первоначального накопления».

Рост промышленности, торговли, городов

Во второй половине XVI веке в Англии во времена блестящего правления Елизаветы I Тюдор (1558-1603) наблюдался интенсивный рост различных отраслей промышленности. При этом постепенно вся английская промышленность перестраивалась на капиталистический лад. За столетие (1551-1651) добыча угля в стране увеличилась в 14 раз, достигнув 3 млн. тонн в год! К середине XVII в. Англия производила 4/5 всего добывающегося в то время в Европе каменного угля.

Уголь шел преимущественно на удовлетворение бытовых нужд (отопление домов) но начинал уже кое-где применяться и для промышленных целей. Примерно за те же 100 лет добыча железной руды выросла втрое, а добыча свинца, меди, олова, соли – в 6-8 раз. В начале XVII века в Англии плавили железо уже 800 печей, производивших по 3-4 тонны металла в неделю!

В то же время, несмотря на успехи в промышленности (этим англичане выгодно отличались от голландцев) Англия и к середине XVII в. оставалась еще в основном аграрной страной (тогда самой урбанизированной страной мира была Голландия) с огромным преобладанием земледелия над промышленностью, деревни над городом. Из 5,5 миллионов человек населения страны в конце XVII в., 4,1 миллионов жило в деревне.

Однако английская деревня в отличие от французской и тем более российской отличалась резкой ломкой традиционных феодально-натуральных отношений и переходом их к капиталистическим. Связанная с рынком, именно английская деревня являлась рассадником новых капиталистических отношений. Отсюда больше земля, а не промышленность стала выгодным объектом приложения капитала; в английской деревне интенсивно шел процесс первоначального накопления.

Но при этом английское сельское хозяйство прямо и косвенно поощряло развитие промышленного капитализма. Плодами аграрной революции в полной мере воспользовалось преимущественно обуржуазившееся «новое дворянство» – джентри. Эти новые джентльмены превращались в ловких и предприимчивых коммерсантов, не уступивших лондонским дельцам из среды купечества. Они не брезговали заниматься любой деятельностью ради достижения богатства, будь то торговля шерстью, углем, плавкой металла, или откровенным пиратством и работорговлей.

К началу XVII века доходы английского джентри значительно превышали доходы аристократических пэров, епископов и зажиточных йоменов вместе взятых. Именно они и становились хозяевами в графствах, контролируя местные органы власти там. Впоследствии джентри успешно сопротивлялись желанию короны Карла I Стюарта «вернуть себе контроль над назначением священников и отобрать доходы с десятины у светских владельцев бенифициев» (Р. Лахман).

Со временем и английская титулованная знать отходила от привычной непроизводительной жизни феодалов. Вообще, следует отметить, что в отличие от Испании и Франции, английское аристократическое дворянство не было замкнутой «кастой», здесь переход из одного сословия в другое (например, из дворянства в буржуазию и наоборот) происходил намного легче, не говоря о том, что английские лендлорды не чурались заниматься бизнесом. Все это облегчало процесс трансформации бывших феодальных элит в разнородный, но в то же время единый господствующий класс буржуазии.

Следствием роста промышленности и торговли во второй половине XVI века было усиление значения Лондона, как в рамках национальной экономики, так и на уровне превращения его в международный центр торговли и кредита. В последнем случае Лондону способствовали два обстоятельства: разгром испанцами Антверпена в 1576 г. и открытие в 1591 году лондонской биржи.

С этого времени начинается расцвет лондонского Сити – центра столицы, сосредоточившего торговые и финансовые учреждения. Английский историк Дж. М. Тревельян в своей известной книге «История Англии от Чосера до королевы Виктории» пишет, что «Лондон все более сосредотачивающий в себе внутреннюю и внешнюю торговлю страны, росший за счет многих малых городов, был уже по своей величине чудом не только в Англии, но и во всей Европе».

По мнению известного историка Фернана Броделя, Лондон «…выстроил и сориентировал Англию от А до Я. …Все английское пространство подчинялось царственной власти Лондона. Политическая централизация, мощь английской монархии, продвинувшееся сосредоточение торговой жизни – все работало на величие столицы. Но величие это само по себе было организатором пространства, над которым оно доминировало и в котором оно создавало многообразные административные и рыночные связи». На Лондон в то время приходилась подавляющая часть внешнеторгового оборота страны. Но подлинный его успех произошел в XVIII - XIX вв. когда он стал главной деловой столицы капиталистической мир-экономики.

Несмотря на островное положение Англии, внешняя торговля не сразу стала источником ее богатства. В XVI веке ежегодный объем внутренней торговли во многом превышал объем внешней торговли. Население, за исключением элиты, потребляло отечественную продукцию. Но перестройка отраслей промышленности на капиталистический лад и рост мануфактур постепенно изменяли ситуацию на внутреннем и внешнем рынках, увеличивали потенции экономики на экспортную составляющую.

Но для дальнейшего развития экспортных возможностей английской промышленности мешали мощные конкуренты в виде еще более передовой и капиталистической Голландии. Именно перевозки на более дешевых голландских судах и система посреднической торговли приносили сверхприбыли этой стране и не позволяли Англии завоевывать внешние рынки.

Введение в 1651 г. Навигационного акта, который запрещал перевозку произведенных в Англии и ее колониях товаров не иначе как на английских судах, подрывало посредническую монополию Амстердама и резко стимулировало внешнеторговую активность Лондона. Предпринятые Англией в этот период протекционистские меры позволили ей «…защитить свой национальный рынок и нарождающуюся промышленность лучше, чем любая страна Европы» (А. Кушнир).

Условия Навигационного акта Англии пришлось, затем отстаивать в трех ожесточенных войнах с тогдашней «королевой морей» - Голландией. После чего Англия, наряду с Голландией, превратилась в ведущего «морского извозчика», зарабатывающего на реэкспорте колониальных товаров. Неслучайно уже в конце XVIII века лондонский «Политический журнал» называл Навигационный акт «гарантией британского процветания».

Таким образом, к середине XVII века, экономика Англии была в целом уже довольно капиталистической - хотя сохранялись и докапиталистические отношения. Но ей недоставало, лишь полноценного буржуазного государства. Поскольку династия Стюартов (короли Яков I и Карл I) в своей политике пыталась следовать феодальным принципам. Вот почему, для закрепления новой политической формы- буржуазной государственности- потребовалась сначала общенациональная гражданская война 1640-1649 гг, закончившаяся казнью короля Карла I, затем военная диктатура Оливера Кромвеля, вновь кратковременная реставрация династии Стюартов в 1660- 1688 гг. и, наконец, Славная революция 1689 года.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-06-25     Просмотров: 6319    

Можно также почитать из рубрики: Восток и Запад

Япония в средневековье.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Александр
Дата: 2014-06-25

Англия и Россия - две страны антиподы, более не похожие друг на друга страны сложно себе и представить, причем в самых разных сферах общественной жизни. Это Кит и Слон, а англосаксы и русские вечные антагонисты.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-25

Кит и Слон, именно так охарактеризовали современники XIX века противостояние в том же веке двух величайших империй-Британской и Российской.И в то же время русские, начиная с Ивана Грозного, очень тянулись к Англии. Царь Иван Грозный к ним так благоволил, что его при дворе называли – «английский царь». И в XVIII веке отношения с Англией у России были намного лучше чем, например, с Францией. Лишь после наполеоновских войн эти отношения испортились и вплоть до Первой мировой войны мы находились с англичанами в состоянии холодной войны, почти также как в XX веке с Америкой.

Автор: Юрий
Дата: 2014-06-26

«Из нации общинников-землевладельцев англичане превращаются в великую нацию путешественников-предпринимателей, наделенных чертами рационализма, индивидуализма и расчетливости». Сказано очень метко и точно. В Англии купцов и коммерсантов всячески поощряли, а в России их душили. Если бы русским купцам, таким как Строгановым, дали бы такие привилегии как в Англии, то и Россия быстро бы развивалась по капиталистическому пути. Англии вообще крупно повезло, она по сравнению с Россией имела выгодное островное положение и находилась на перекрестке морских дорог. А сколько колоний англичане захватили? Сколько им прибыли приносило пиратство, когда они грабили галеоны богатых испанцев?

Автор: Андрей
Дата: 2014-06-26

Согласно теории геополитики, Англия относится к народам моря, а Россия - к народаам суши. Но дело даже не в этом. Ведь на разных этапах, выгода географического положения разнилась: вспомните закат Венеции и Генуи с началом эпохи Великих географических открытий. И есть еще допы в виде каких-либо дипломатических выгод: так началось возвышение Швейцарии, объявленной Венским конгрессом страной с вечным нейтралитетом.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-26

Да, коммерция это хорошо, но недостаточно для успеха страны на целые столетия. В области коммерции (XVII в.) голландцы опережали все страны, включая и Англию. Но, тем не менее Голландия уступила пальму первенства Англии. Причина? Англия в отличие от Голландии развивала национальное промышленное производство, а голландцы сделали ставку на посредническую торговлю. Это большой назидательный урок для нашего горе-правительства, неспособного запустить собственное производство.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-26

Венеция и Генуя целиком сосредоточились на посреднической торговле и предоставлении банковских услуг правителям Европы. Поэтому и проиграли. Кроме того они не обладали большой национальной территорией. Все перечисленное имела Англия и поэтому она всех обошла.

Автор: Игорь
Дата: 2014-08-07

Англичане, это нация пиратов. Они топили и грабили корабли всех стран. Затем Англия стала называться владычицей морей. Они уничтожали индейцев, снимали с них скальпы. После установили колонии во всех частях света. Самая богатая колония была Индия. Так англичане стали самой богатой нацией. К тому же Англия остров, это помешало всем ее завоевывать. Так что англичанам крупно повезло со своей историей. А на Россию все нападали. Вот мы и отстали в своем развитии.

Автор: Антибританец
Дата: 2016-03-09

Британская элита не перед масштабными международными преступлениями, фактически провели геноцид своего народа, ликвидировав большую часть крестьянства Англии как класса, этот процесс был назван «огораживание». Хотя для людей этот слово не несёт отрицательной нагрузки – против согнанных со своих земель крестьян, превращённых в бродяг, нищих, было принято т.н. «Кровавое законодательство». Это были законы против бродяг и нищих, издававшиеся в Англии в конце XV-XVI вв. Тюдорами. Они вводили жестокие наказания для людей, обвинённых в бродяжничестве и нищенстве. Пойманных бичевали, клеймили, отдавали в рабство - на время, а в случае попытки побега и пожизненно, при третьей поимке вообще казнили. Читать полностью: http://yablor.ru/blogs/imperiya-absolyutnogo-zla-na-zemle/1661226

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх