О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

От Руси удельной к московскому царству. Структурный анализ.

На каком-то этапе московской истории вотчинное умозрение, корни которого лежали в чисто экономических представлениях, приобрело политическую окраску. Вотчинник-землевладелец сделался вотчинником-царем».
Ричард Пайпс,
(американский историк)

О государственно-общинном милитаризме домонгольской Руси

Домонгольская Русь, правда, со своей цивилизационно-культурной спецификой в целом повторяло развитие средневековой Европы, отставая лишь в уровне развития феодализма и городского самоуправления. Господствующий строй на Руси в этот период можно охарактеризовать как государственно-общинный милитаризм, что свойственно для любой ранней государственности.

По своим социально-политическим реалиям (но не религиозно-культурным) домонгольская Русь была государством по типу вполне европейским и была ближе именно к европейским королевствам, чем к автократической и ориенталистской Византии. В основе древнерусской государственности лежала система договоренностей между городами и князьями как военными предводителями; между князьями и служилым сословием, между князьями и церковью. В основе этих договоренностей были прописаны или оговаривались в устной форме разделение полномочий, нормы и формы взаимодействия.

Феодальный уклад уже появился, но он находится в «младенческом возрасте», поскольку частных феодальных земель было меньшинство. Для складывания полноценной, как в Европе феодально-земледельческой системы, с ее договорным разделением на сюзеренитет и вассалитет- мешали геополитические обстоятельства- постоянные набеги кочевников. Что вынуждало общество легко мириться с постоянным увеличением власти князей (особенно на Северо-Западе Руси). Вот почему на Руси, в отличие от Западной Европы, помимо феодальной дружины князей существовало народное ополчение. Отсюда, в отличие от Западной Европы, феодальный уклад на Руси не стал господствующим, а был подмят государственной (княжеской) властью и функционально работал на нее. См. мою статью О русском феодализме.

Несколько слов об определении «государственно-общинного милитаризма». Во-первых, почему государственный? Государство в этот период являлось главным распределителем общественных благ и ресурсов. Во-вторых, почему милитаристский? На Руси в общественном строе в этот период было господство военно-служилого слоя (княжеской дружины). К тому же сами князья выступали больше как военные предводители, чем государственные деятели. И, наконец, почему общинный? Большая часть населения Руси состояла из свободных крестьян-общинников и горожан, входивших в различные общинные структуры, а не была зависимой от феодалов. Российские крестьяне долго сохраняли свою относительную свободу, а процесс закрепощения крестьян растянулся с X по XVIII вв.

Об ордынском социополитическом влиянии на Русь

Монгольское нашествие отбросило молодое, в общем-то, по большинству признаков европейское государство Киевскую Русь из общеевропейского цивилизованного пространства назад в доцивилизационную юность. Уменьшилась численность городского населения и уровень урбанизированной культуры по сравнению с домонгольским периодом. Искусное ремесло, торговля и городское хозяйство становилось делом маловыгодным. Археологические данные свидетельствуют о примитивизации ремесленных изделий того периода. В русских городах более чем на целый век прекратилось каменное строительство, сократилась численность городского населения, в первую очередь, квалифицированных ремесленников (угоняли в Орду).

Практически сразу исчез оплот городской демократии – вече (за исключением Новгорода и Пскова). Были нарушены торговые связи со странами Западной Европы, а русская торговля развернулась в сторону Востока. Ордынцы с помощью откровенного насилия, грабежей (о чем во множестве свидетельствуют русские летописи) и регулярных и нерегулярных даней веками отбирали прибавочный продукт древнерусской экономики, замедляя развитие русских земель. Таким разрушительным было соприкосновение Руси с кочевым Востоком.

Но главное, многолетнее ордынское иго существенно и, возможно, кардинально повлияло на развитие русских княжеств, привнеся в них много восточных элементов в систему государственного управления и взаимоотношений государства и общества. Под ордынским влиянием во второй половины XV в. в Северо-Восточной Руси укрепилась заимствованная из Орды восточная вотчинно-государственная система с подчиненным ей феодальным укладом. В качестве политической надстройки совершенно нового строя стал самодержавно-идеократический режим, в котором политическо-религиозный союз государства и церкви составлял симбиотическую сущностную его основу. См.мою О вотчинно-государственной системе.

Политические традиции золотоордынской государственности самым непосредственным образом были восприняты Московским царством, особенно в правление Ивана IV Грозного. Длительное иго и борьба с ним ускорили процесс централизации русских земель в единое государство и «сцементировали» общерусское самосознание, связав его с православной верой.

О русской властно-мобилизационной общественно-государственной системе

После обретения независимости от Орды (1480), у русской властной элиты и народа идея гордой и независимой от кого бы там ни было, державы, стала своего рода альфой и омегой национального самосознания. Держава, обретенная в ходе борьбы за независимость и неимоверного напряжения материальных и людских ресурсов, стала считаться национальным достоянием, и ее интересы воспринимались как интересы лично каждого. Возможно, эти идеи и вывели Россию в мировую историю и позволили ей стать одной из главных мировых субъектов.

Сформировавшаяся в России вотчинно-государственная система (см. мою статью на сайте http://historick.ru/view_post.php?id=10&cat=8) с ее милитаризмом, государственным принуждением и всеобщим «тяглом» населения явилась во многом результатом не только долгого заимствования ордынских порядков, но и была необходимой, порой вынужденной мерой отстоять свободу и независимость страны в условиях крайне неблагоприятного геополитического окружения.

Уже с обретения своей независимости Русь-Россия была как бы «фронтовой зоной», где пересекались и противостояли друг другу христианская, мусульманская и кочевая цивилизации. Испытывая постоянное геополитическое давление в XVI в. с Востока (Казань, Астрахань), с Юга (Османская империя, Крым), с Запада (Литва, Польша) и Северо-Запада (Ливонский Орден, Швеция), Русское государство ощущало постоянную потребность в обороне.

В этих условиях, демократическая, децентрализованная и торгово-олигархическая модель государства, наподобии Великого Новгорода была абсолютно нежизнеспособной. В отличие от власти предельно самодержавной и государствоцентричной, аккумулирующей все силы общества на выживание в крайне неблагоприятных геополитических условиях. Поэтому Московское государство, по выражению дореволюционного историка П. Милюкова, с самого начала формировалась как военно-национальное, или представляла собой «военный лагерь» (Милюков). Основной движущей силой развития такого государства-общества была потребность в безопасности и обороне, сопровождавшаяся внутренней политикой милитаризации, гиперцентрализации и внешней экспансии.

Именно на основе постоянной борьбы с внешними врагами происходит объединение народа в единое государство. М.Я. Геллер назвал такую внутреннюю и внешнюю политику России в XVI в. оборонительным империализмом. Ее суть, по Геллеру, сводилась к следующему: по мере расширения Московского государства «возникают новые угрозы, ощущается необходимость продвижения границ для обеспечения безопасности».

Государство в свою очередь «оказывается перед лицом необходимости идти все дальше и дальше, преследуя оборонительные цели». Таким образом, получается, что именно экспансионистская (или империалистическая) политика, продиктованная интересами выживания русского общества, и смогла в результате обеспечить национальную независимость и территориальную целостность.

Ставка на военные методы управления и постоянное насилие со стороны государства (особенно во время опричнины) неизбежно воспроизводили отдельные деспотические черты и произвол власти в отношении бесправного населения. Мобилизационный тип развития государства-общества осуществляется за счет сознательного и насильственного вмешательства государственной власти в механизмы функционирования общества. Это сопровождается зачастую чрезвычайными мерами со стороны государства для достижения экстраординарных целей в неблагоприятных геоклиматических и геополитических для проживания великорусского этноса условиях. После обретения независимости от Орды и до конца XVII столетия Россия испытывала чудовищный натиск Степи (особенно со стороны крымских татар), польско-литовских и шведских захватчиков.

Ведь если только представить себе, что в России в период Смутного времени побеждает и укореняется выборная демократическая (хотя и в монархической форме) и децентрализованная система власти, возникает вопрос: смог бы тогда русский народ удержать свою национальную и имперскую (Поволжье и Сибирь) территорию. Представляется маловероятным. На память приходит печальная участь слабоуправляемой Речи Посполитой. По гамбургскому счету: система неограниченной русской власти со всеми ее человеческими и материальными издержками являлась на тот период весьма и весьма прогрессивной для подвластного народонаселения.

Подчеркнем, сверхцентрализация и сверхмилитаризация страны при мобилизации людских ресурсов для оборонных нужд, безусловно, не способствовали обогащению населения и формированию демократических свобод и во многом были, на наш взгляд, вынужденной мерой. При этом следует понимать, что другая система власти (демократическая) при всей ее привлекательности в таких крайне сложных геополитических условиях элементарно выжить, защитить свое население от многочисленных и беспощадных врагов, обустроить огромную территорию с малочисленным населением просто не смогла бы.

В XVI – XVII вв. все основные сословия имели довольно определенные обязанности по отношению к государству. Однако при этом сохранялась масса населения вне государственного «тягла». Окончательно процесс государственной регламентации функций сословий был закреплен в Соборном Уложении 1649 года, которое стало важнейшим законодательным кодексом допетровской России. По Уложению, крестьяне прикреплялись к земле, посадские люди (горожане) к выполнению городских повинностей, служилые люди (дворяне) к несению военной и других государственных служб.

Сторонник евразийской концепции Л.Н. Гумилев четко сформулировал принципы холопско-подданнической культуры, на которых строилось российское общество того времени. Московиты, утверждает он, «стремились не к защите своих прав, которых у них не было, а к получению обязанностей, за несение которых полагалось «государево жалованье». Это еще более усилило роль государства и административного аппарата в регламентации всех сторон общественной жизни. В условиях того времени это означало почти полное поглощение общества государством, что отличало Россию от Запада и сближало с Востоком.

Предоставим слово великому французскому историку Ф. Броделю: «Желая того или нет, но Россия выбрала скорее Восток, чем Запад… в России государство стояло как утес среди моря. Все замыкалось на его могуществе, на его усиленной полиции, на его самовластии по отношению к городам («воздух которых не делал свободным», в отличие от Запада), так и по отношению к консервативной православной церкви, или к массе крестьян (которые принадлежали прежде царю, а потом уж барину), или к самим боярам, приведенным к покорности, шла ли речь о вотчинниках или помещиках – владельцах поместий, этих своего рода бенефициев, дававшихся государем в виде вознаграждения… Сверх всего государство присвоило себе контроль над важнейшими видами обмена: оно монополизировало соляную торговлю, торговлю поташом, водкой, пивом, медами, пушниной, табаком, а позднее и кофе…».

Европейцев того времени, крайне удивляло отношение в России к частной собственности, противоположное европейскому. Вот характерное признание англичанина – морехода Р. Ченслера, посетившего Московию в середине XVI века. На его вопрос о собственности русский «ответит, что у него нет ничего своего, но все его имения принадлежат Богу и государевой милости; он не может сказать, как простые люди в Англии: «Если у нас что-нибудь есть, то оно от Бога, и мое собственное. Можно сказать, что русские люди находятся в Великом страхе и повиновении и каждый должен добровольно отдать свое имение, которое он собирал по клочкам и нацарапывал всю жизнь, и отдавать его на произволение и распоряжение государя».

Все это вместе взятое и привело к автократизму российской власти и гипертрофии державности, которая своей тяжестью придавливала население страны на протяжении последующих столетий. В Московском государстве мы наблюдаем уже полноценное развитие знакомой нам по Востоку вотчинно-государственной структуры. В то же время эта господствующая в России структура имела свою модификацию, поэтому ее можно назвать русским аналогом вотчинно-государственной системы.

Отличительные признаки русской вотчинно-государственной системы

Что различало русскую вотчинно-государственную систему от классической - восточной?

Несмотря на наличие однотипной с Востоком вотчинно-государственной системы, Россия в этот период имела одно, но существенное расхождение с ним. Суть этого расхождения заключается в отсутствии в ней классического восточного деспотизма.

На мой взгляд, несмотря на весь ужас опричного террора и тираническую жестокость Ивана IV, Россия не превратилась в классическую восточную деспотию, как утверждают многие исследователи. И хотя мы встретим немало деспотических и тиранических черт в российском самодержавии времен Ивана IV (следует помнить, что это был нетипичный русский царь, скорее, больше напоминающий турецких султанов), но все-таки русские цари не превратились в абсолютно деспотичных султанов Османской империи или шахиншахов Ирана.

И тому причиной, во-первых, была церковь. Именно самостоятельность церкви и неслиянность двух властей (государственной и церковной) вплоть до XVIII в. удерживало государственную власть в России от полного сползания ее в классическую восточную деспотию. Сам обряд помазания на царство делал царя самодержцем – верховным правителем, ограниченным в своих поступках ответственностью перед Богом более строго, чем человеческим законом (во всяком случае, так считалось в то время).

Христианская церковь и христианская культура, таким образом, явились заслоном на пути превращения России в русский вариант восточного деспотического государства-общества. Именно общая христианская традиция уводила Россию от деспотичного Востока и в то же время неуклонно сближала ее с более демократичным Западом.

Во-вторых, в московский период России существовало целый ряд политических институтов (Боярская Дума, Земский Собор), с которыми русские цари делили верховную власть. А в периоды смутного времени именно Земский Собор становится главной организующей силой в борьбе за государственное и национальное возрождение. Цари вынуждены были считаться также и с родовитыми служилыми князьями и боярами – местнические отношения. А этого, кстати, мы не увидим ни в Османской Турции, ни в Сефевидском Иране в это время.

Еще одной важной преградой на пути превращения России в типичную азиатскую деспотию был феодализм, ставший важнейшим социально-экономическим укладом, хотя и уступающим господствующей вотчинно-государственной структуре.

Соборное Уложение 1649 года законодательно установило крепостное право, предоставив русскому феодалу почти полную свободу в распоряжении зависимыми крестьянами. В то же время феодалы (бояре и помещики), будучи служилым по отношению государству сословием, несли по отношению к нему определенные обязанности и повинности. Значит, по отношению к государству, в отличие от западных феодалов, они не были свободным и замкнутым сословием-корпорацией.

Характерно, что в России в это время даже не сложилось феодальной корпоративной культуры с понятиями дворянской чести и достоинства. Статус русского феодала и его привилегии в государстве (бояр в том числе) по-прежнему определялись исключительно самодержавием. Феодализм в России в этот период постоянно развивался по восходящей линии вплоть до середины XVIII в. Однако феодализм, выражаясь марксистской терминологией, не был базисом, то есть генеральной структурой государства-общества, а изначально был вспомогательным элементом самодержавно-идеократического вотчинного государства и служил ему.

Получается что Россия, имевшая одновременно черты и Запада и Востока (его в большей степени), тем не менее, не могла быть отождествлена ни с тем, ни с другим цивилизационным полюсом.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2014-06-23     Просмотров: 3293    

Можно также почитать из рубрики: Московская Русь - Россия

Автор: Александр
Дата: 2014-06-23

Это же надо для хорошей статьи взять эпиграф из старой идеологической проститутки и русофоба Ричарда Пайпса, труды которого к истории России имею такое же отношение как представления людей европейского средневековья о реальностях окружающего мира и далеких заморских странах.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-23

Александр, я не согласен с такой упрощенной формулировкой-русофоб. У нас ведь как, повесят ярлык на ученого, и все, значит, его избегай как огня. Я читал Пайпса, он толковый историк, хотя изрядно ангажирован. Но я неслучайно взял эпиграфом его мысли, они созвучны некоторым моим идеям. Всем рекомендую настоятельно читать книги таких «отъявленных русофобов», как Пайпс и Бжезинский. Поверьте, пользы будет больше чем прочитать «опус» какого-нибудь нашего великодержавного и «архипатриотичного» историка.

Автор: Александр
Дата: 2014-06-25

Читать-то, конечно, можно, только и один и второй это никакие не историки в общеупотребительном значении этого термина. По сути это бойцы идеологического фронта старого разлива. Это примерно как у нас Покровского читать и иже с ним. Основной лейтмотив этих произведений " Россия - черная дыра" мировой истории и геополитики и все что они писали служит лишь доказательством этого тезиса. Более ангажированных авторов невозможно себе представить, по существу это не ученые, а чиновники госдепартамента, далекие от какой-либо науки.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-26

Александр, я против любой ангажированности, но я не согласен, что Пайпс и Бжезинский (он особенно) вовсе не ученые. У Бжезинского одна из последних работ «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство»- книга очень полезна для анализа мировой политики и стратегии США. Он там жестко и критикует внешнюю политику Буша и дает интересные предсказания. Конечно, все они служат США. Да, историк Покровский (при всем его социологизме) тоже незаслуженно всеми забыт. У него представленный анализ экономической истории России до сих пор выглядит свежо и не тривиально.

Автор: Юрий
Дата: 2014-07-01

Отсутствие частной собственности, вот главный минус и тормоз развития России. С этим выводом автора согласиться вполне можно. Но если все было бы в руках частных собственников, смогла бы Россия сохраниться как огромная континентальная держава? Вопрос далеко не риторический. СССР продемонстрировал успех и без частной собственности.

Автор: Виктор
Дата: 2014-08-31

Развитие городов и городского хозяйства в России также отставало от западноевропейского уровня.

Автор: Виктор
Дата: 2014-09-05

И крепостное право, вот еще один тормоз для страны. В Англии его уже не было, а у нас все время ужесточалось.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-09-05

Виктор, я с вами согласен. И города, которые были несвободными и постоянное закрепощение крестьян, из-за стремления угодить служилым дворянам все это отдаляло нас от инновационного европейского пути развития. Соборное Уложение 1649 г. закрепляло крепостное право, установив бесрочный сыск беглых, которое не имело срока давности. По этому Уложению даже города с их посадским населением были закрепощены. Все посадские люди записанные в "посадское тягло" обязаны были платить налоги и исполнять разные повинности и, не имели право покидать свое место жительства. Такова была плата за милитаризм государства и экономики и невыгодные для страны геоклиматические условия жизни.

Автор: Колесникофф
Дата: 2015-10-24

Московитская Расея унаследовала систему власти и территорию самой татарской Орды. Поэтому и стала таким же хищным и тоталитарным государством, подавляющим свободы своих граждан и отнимающих земли и свободы у чужих. А все рассуждения на то что якобы климат был не тот и "врагов" было много, это все типичные уловки российских шовинистов и империалистов. С самого 16 века Россия только и хапала чужие территории, причем все время прикрываясь якобы защитой от нападений и необходимостью выхода к теплым морям.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх