О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

О сущности романо-варварского синтеза раннесредневековой Европы

Цивилизация без культуры - это культурное варварство.
Аркадий Давидович,
(российский писатель, афорист)

Все зарубежные и отечественные исследователи утверждают, что социокультурным и этнокультурным ядром раннесредневекового европейского феодального общества и западноевропейской цивилизации был романо-варварский синтез. Основу этого синтеза составляло частично разрушенная западноримская и новая германская (варварская) социально-экономические системы.

Становление романо-германской цивилизации после разрушения античности

По словам Андерсона, «столкновение двух распадавшихся предшествовавших способов производства – первобытного и античного – в конечном счете создало феодальный строй, распространившейся в Европе».

Однако сам синтез произошел не на творческом усвоении примитивной общественной структурой варваров более высокоразвитой урбанистической и частнособственнической античной структуры, а на разрушении последней, что, разумеется, не могло не иметь негативных последствий.

В результате западноевропейское общество было отброшено далеко назад. Повсеместно наблюдалось падение городов, рынков, античной высокой культуры, искусства, образования. Так если в 400 г. н. э. Рим имел численность около 1 миллиона жителей, то к 600 году эта цифра сократилась до менее 50 тысяч (по Осборну Р.). Из 372 итальянских городов, упоминавшихся древнеримским писателем Плинием, перестали существовать треть. Вот почему этот период (V-X вв.) назван «темными веками». К тому же, по словам Ю. Семенова, примитивный милитаристский уклад общественно-политической жизни древних германцев (объединение в одних руках военной и гражданских профессий) еще более способствовал вытеснению передовых античных правовых частнособственнических отношений.

Но следует помнить, что варвары лишь добили на ладан дышавшую Западную Римскую империю и таким образом разрушили частнособственническую античную структуру в Европе. Причем это разрушение не было тотальным. В конце концов, римляне привили им вкус к цивилизации. Рим как высокая цивилизация у варваров вызывала одновременно смешанные чувства ненависти и зависти.

С точки зрения Фелипе Фернандес-Арместо германцы мстили римлянам за то, что те не захотели их завоевать! Римляне считали германцев настолько дикими существами и неспособными, в отличие, скажем, от галлов, к оцивилизовыванию и культурной ассимиляции, что после нескольких набегов предоставили германцев самим себе. И это была роковая ошибка римлян. Они могли бы сохранить свою империю, включив в романский мир экспансивных германцев!

Так это было или иначе, но германские варварские вожди и короли франков, бургундов, вестготов, лангобардов, англо-саксов затем всячески пытались копировать элементы и стиль управления, опираясь при этом на остатки римской бюрократии, латинского языка и римского права. Только христианская церковь со времен падения империи оставалась неизменной организацией, которой не только удалось выжить, но и значительно укрепиться, взяв на себя функции по преобразованию темного и варварского мира раннего средневековья. Да и само представление о Риме, как своеобразном центре «цивилизованной вселенной» продолжало жить в умах многие столетия спустя, даже после распада великой Империи. Это отмечают все серьезные историки.

Любопытно отметить, что в варварских королевствах долгое время выпускались монеты не от имени варварских королей, а были подражанием монетам византийских императоров, которых тогда признавали как единственных наследников империи Рима. Причем монеты с изображением византийских императоров выпускались даже тогда, когда шла их война с Византией. Только в самом конце VI в. вестготы и франки, начали изображать на монетах своих королей, а лангобарды это сделали самыми последними — только век спустя (Чекалова А.А.).

Христианская церковь оказалась тем своеобразным романизированным бастионом, сыгравшим свою положительную роль в укреплении основ цивилизации среди варварских племен Европы. По словам Перри Андерсона, «церковь была важнейшим, хотя и слабым акведуком, через который содержимое культурных резервуаров классического мира перетекло в новый мир феодальной Европы, где грамотность стала церковной». Да и варварские вожди, и короли стремились опереться на церковь с тем, чтобы узаконить свою власть в глазах подданных.

Сами по себе вышедшие из примитивной доклассовой и догосударственной общественной организации варварские германские племена, осевшие в Европе и почти до основания разрушившие урбанистическую цивилизацию римлян, не были в состоянии создать развитую городскую культуру. Это и вынуждало германцев обращаться к услугам побежденных римлян.

Сталкиваясь с многочисленными римскими гражданами и колонистами и их культурой, германские племена неизбежно подпадали под влияние почти разрушенной, но все равно развитой урбанистической римской цивилизации с ее более высоким качеством жизни. К тому же начавшаяся христианизация и цивилизационная прививка германских племен привели к тому что, в условиях слабости только формировавшейся феодальной системы, отсутствия налаженного аппарата администрации античные традиции сумели занять важные позиции.

Другими словами, варвары, победив высококультурных римлян силой оружия оказались в культурной и цивилизованной сферах побеждены последними. Также много заимствовалось варварскими королевствами из римского кодифицированного и письменного права. Как отмечает историк Луи Альфан, «откроем ли мы бургундское право, вестготское или право салических франков – всего три варварских кодекса (конец V или начало VI в.), в них мы увидим приспособившихся к большинству требований цивилизованного государства, организованного по римскому образцу».

Неудивительно, что франкское королевство уже в ранний период сохранило немало традиций римской государственности, что дало другому французскому историку Фюстелю де Куланжу заявить: «Меровингское правительство более чем на три четверти было продолжением того, которое было назначено в Галлии Римской империей».

Однако не стоит, и преувеличивать степень продвинутости первых варварских королевств, которые с помощью обломков и остатков античности пытались оцивилизовать, в общем, довольно примитивную политическую и общественную организацию, доставшуюся им от первобытных предков. Собственно сам политический институт варварской монархии представлял собой смесь германского военного вождя, полуизбираемого племенным обществом и римского самодержца, наделенного безграничными полномочиями и обязанностями.

О судьбе варварских королевств в Европе

Судьба варварских королевств сложилась по-разному. Королевство остготов в Италии было наиболее романизированным. К тому же в Италии, даже после разгрома империи, лучше сохранилась городская жизнь, чем где-либо. Но против остготов выступила могущественная Византийская империя Юстиниана I, чье войско во главе с лучшим полководцем Велизарием неоднократно вторгалось в Италию (в 30-40-х годах VI в.) и разгромило это королевство. Затем в Италию с севера хлынули варвары-лангобарды, они были менее романизированные и потому отличались большей жестокостью по отношению к романскому населению Италии. Лангобарды оккупировали север и центр Италии- создав там лангобардское королевство. На рубеже VI-VII вв. лангобардское королевство было христианизировано и просуществовало до 774 года, когда было завоевано франкским королем Карлом Великим.

Еще одно королевство варваров («Тулузское королевство»), которых называли «вестготами» возникло в Аквитании. Но под мощным натиском германоязычных франков в начале VI века вестготы оставили все территории в Галлии и переселились в Испанию, где образовали королевство. Здесь они отбивали натиск одновременно и франков с севера и моря византийцев Юстиниана I. Вестготы перешли в католическую веру- более сплотив тем самым местных испано-римлян. Отсюда неслучайно архиепископ Исидор Севильский в начале VII в. воспевал королей вестготов как «славу Испании». Это было временем, когда страна переживала «подлинное культурное возрождение, особенно явное и впечатляющее на фоне полного упадка латинской литературной традиции в самой Италии» (по Дубровский И.В.).

Однако не стоит, и преувеличивать сплочение между пришлыми вестготами и местными испано-римлянами. Между всеми народностями Пиренейского полустрова продолжало сохраняться обособление (Ведюшкин В.). Неслучайно, завоеватели арабы быстро смели здесь немногочисленных вестготов в начале VIII века.

В отличие от континентальной Европы, где процессы романизации присутствовали более длительный период, в Англии с уходом римлян еще в начале V века римская культура и христианство исчезали здесь быстрее. Это сразу же сказалось на хозяйственном запустении острова, о чем свидетельствуют археологические данные (Харитонович Д.Э.). С середины V века остров Британия был завоеван германскими племенами англов, саксов и ютов. Они оттеснили кельтских бриттов на западные окраины- Уэльс и Корнуолл. Англосаксы, как называли пришельцев, первоначально ввергли остров Британию, в пучину варварского регресса, как минимум на два с половиной века (Вульф А.). Но уже в VII веке англосаксы были христианизированы, и здесь начался подъем уже англосаксонской цивилизации. Семена римской цивилизации не пропали совсем зря.

А вот франки оказались наиболее жизнеспособными и экспансивными из всех варварских королевств. Уже при первом франкском правителе-Хлодвиге (ок. 466–511), франки приняли крещение по католическому образцу. Но несмотря на установленный союз королевской власти и церкви- христианская вера франков в VI-VIII веках оставалась поверхностной и причудливо сочеталась со старым язычеством. Археологи свидетельствовали, что в захоронении франков встречались наряду с крестами и языческие амулеты. А духовенство еще в VIII IX вв. жаловались на то, что многие франкские христиане не оставили старого обычая поклоняться духам лесов и рек и совершать им жертвоприношения (Гуревич А.Я.).

Франки, завоевав Галлию, в тоже время являлись среди покоренных галлов меньшинством, но высокостатусным. Франки первоначально жили обособленно от галлов и римлян, но со временем все больше сближаясь с ними. Постепенно германский диалект франков смешивался с латинским языком, распространенным в Галлии. Так постепенно возник старофранцузский язык. А в VII веке по отношению к территории населенной франками и галлами появилось определение «Франция».

Франкское государство с династией Меровингов отличал особый порядок наследования верховной власти, которая делилась между королевскими сыновьями на доли. Каждый из них получал в удел свое королевство. Поэтому при потомках Хлодвига королевство все время дробилось, а между наследниками- королями разгоралась междоусобная борьба. В начале VIII в., франкское государство, ослабленное внутренними распрями Меровингов распалось на ряд уделов. И лишь угроза со стороны арабских завоевателей, пришедших из-за Пиренеев, заставила франков сплотиться, чтобы отразить эту угрозу.

Уже при династии Каролингов и провозглашением Папой римским Львом III в 800 г. Карла Великого императором западного христианского мира, франкское королевство, ранее варварское, стало первым лидером по консолидации всей Западной Европы в единую цивилизацию. Эстафету франкских королей затем переняли и германские короли (начиная с Оттона I). И тоже при прямой поддержке католической церкви.

Ранний европейский феодализм как смешанное западно-восточное общество

Вся система политических и социальных отношений, которая возникла в послеантичной варварской Европе в среде полуварварских германских племен и которая со временем стала называться феодализмом, в сущности, была весьма близка к вотчинно-государственной структуре Востока, особенно на начальном этапе ее становления либо в периоды ее политической децентрализации (феодальной раздробленности).

Действительно, в ранний средневековый период в королевствах Европы сложилась государственная власть из числа военной аристократии, безраздельно господствующая над своими подданными, которые теперь оказались лишенными всех демократических средств контроля за органами государственной власти, существовавших в античный период. Да и горожане (от франц. слова «буржуа»), несмотря на свои богатства, в период раннего средневековья были абсолютно бесправными перед привыкшими больше к разбою феодалами-рыцарями.

По мнению Л. Васильева, европейская феодальная социополитическая система была родственной восточной власти-собственности. Такая формулировка, безусловно, имеет основание хотя бы из того, что по целому ряду параметров западноевропейские государства-общества в средневековый период сближались с восточными государство-обществами в большей степени, чем в период древности, когда на довольно большом европейском пространстве царила чуждая Востоку античная общественно-экономическая формация.

Но существенное отличие заключалось в том, что это был вариант власти-собственности, но только с децентрализованной властью между королями –феодалами- Церковью. А также еще и с децентрализованным распределением ресурсов или расщепленной феодальной собственностью, выражающийся на политическом уровне в «лестнице вассалитета»»: сеньор-вассал. По сути, по словам Васильева, средневековое западноевропейское общество являлось обществом смешанного (западно-восточного) типа. Зато само расширение феодальной частной собственности, а в перспективе и большая автономия западноевропейских городов- делали более возможным здесь путь развития общества по антично-западному пути, а не восточному.

Несмотря на очевидный регресс во многих областях жизни, следует заметить, что «темные века» излишне демонизировались в западной историографии XIX века. Сегодня многими историками эта эпоха воспринимается в несколько ином свете. Как считает историк Роджер Осборн, в этот период, не исчезла совсем политическая, экономическая и культурная жизнь, «она просто переместилась в иное пространство: хутора, деревни, монастыри, поместья, усадьбы». Но главное, что следует отметить, что в результате сочетания франко-германского, римского и христианского начал стала формироваться будущая европейская цивилизация.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-06-19     Просмотров: 4691    

Можно также почитать из рубрики: Традиции и Модерн

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Автор: Александр
Дата: 2014-06-21

Любят наши историки навешивать ярлыки: западный тип, восточный, западно-восточный, восточно- западный т.д. Феодализм, хоть и со своим различными оттенками по свей сути был явлением универсальным и повсеместно имел схожие черты.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-06-21

Универсального, или классического феодализма нигде не было, это миф классиков марксизма. Можно сказать и так: не было классического феодализма, а были региональные и этнокультурные феодализмы.

Автор: Андрей
Дата: 2014-06-22

Маркс же тоже выделял азиатский способ производства. А Энгельс указывал, что отсутствие частной собственности на землю является ключом к пониманию Востока.

Автор: Андрей
Дата: 2014-06-22

Маркс же тоже выделял азиатский способ производства. А Энгельс указывал, что отсутствие частной собственности на землю является ключом к пониманию Востока.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх