О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Средневековая арабская государственность после распада единого халифата.

Единый арабский народ? Миф. Эта нация существует в теории. На деле есть сотни кланов и хамул, исторические раздоры и вражда…Лоуренс Аравийский Лоуренс
Томас Эдвард,
(британский разведчик в арабском мире во время Первой мировой войны)

О расцвете арабской цивилизации

Единая империя арабского халифата просуществовало недолго. Зенита своего могущества арабский халифат достиг в середине VIII в., после чего распался на ряд государств и эмиратов. С тех пор единый мусульманский халифат стал постоянной призрачной мечтой различных авантюристов, вожаков религиозно-освободительных движений, сект.

В то же время расцвет и даже «золотой век» арабо-мусульманской цивилизации наступил именно после распада единого халифата. Во времена правления клана Аббасидов 750- 1037 гг. Расцвет был в духовной культуре (исламское право, наука, философия, литература, зодчество). Арабские сочинители, познакомившись с древними преданиями и традициями Индии, Персии, Египта, Византии, создавали такие шедевры, как «Тысяча и одна ночь».

Больших высот арабская цивилизация достигла в материальной сфере. Интенсивно развивалось ирригационное и монументальное строительство, рост городов и городской инфраструктуры. По количеству жителей (особенно столица Аббасидов - Багдад) и по богатству городов мусульманский Восток значительно превосходил христианскую Европу, вызывая зависть у европейской знати.

При этом арабы в IX веке вовсе не оставляли свои захватнические планы в отношении христианского Средиземноморья. Арабский флот в начале IX века захватил Корсику, Сицилию и Сардинию, а также разгромил византийский и венецианский флоты. После чего арабы стали фактически господствовать на Средиземном море. Затем арабы неоднократно вторгались на побережье Италии- опустошая прибрежную зону. Лишь в 849 г. итальянцам и византийцам удалось нанести поражение арабам на море и отогнать их от итальянских берегов (по Анри Пиренну).

Могущественную империю арабов не только знали, но и уважали в средневековой Европе. Со знаменитым халифом династии Аббасидов Харуном ар-Рашидом (786-806) искал дипломатических отношений сам Карл Великий, самый могущественный правитель Европы. В то время было нелепо даже говорить о превосходстве Европы над Востоком в IX-XI вв. Однако вполне можно отметить то, что не позволило средневековому Востоку выйти на ускоренную буржуазную модель развития непосредственно связанную с городскими свободами и рынком.

Для развития передовых рыночных отношений в арабских городах явно не хватало городского самоуправления и свободного ценообразования. Все города, городские производства и рынки находились под диктатом городских чиновников. В городах специальные чиновники – мухтасибы имели право назначать «справедливую» цену на городских рынках и базарах, наказывая плетьми и даже тюрьмой «спекулянтов» за нарушение ими же установленных цен. Такой административный контроль являлся препятствием для накопления капиталов и складывания самостоятельной городской протобуржуазии, аналогичной западноевропейскому бюргерству.

Зато в завоеванных провинциях арабы активно перенимали византийские, персидские и среднеазиатские политические и культурные традиции, при этом всячески пытаясь сохранить над завоеванными народами свое политическое и культурное превосходство. Арабский язык господствовал в делопроизводстве, а также в научной и культурной сферах Ближнего и Среднего Востока. Все высшие должности аппарата управления обычно занимали арабы, а средние и мелкие должности отдавались местным чиновникам, что делало господство арабов более прочным. При этом арабы были очень восприимчивыми к культурному синтезу с другими культурами, но при условии обязательного принятия ими ислама.

Некоторые арабские государства в средневековый период значительно превосходили западноевропейские не только по богатству, но и по развитию науки и образования. Например, в Испании, где после арабских завоеваний было образовано высококультурное государство аль-Андалус (Кордовский эмират), в школах помимо Корана изучалось письмо и грамматика, медицина, математика и философия. Среди андалусцев грамотность была обычным явлением, в противоположность почти поголовно неграмотной Европе. Именно через Андалусию в арабских переводах Европа вплоть до эпохи Возрождения знакомилась с трудами античных авторов по философии, математике, литературе. По сути, Пиренейский полуостров в это время стал местом встречи (причем не кровавой, как во времена крестовых походов) и плодотворного синтеза двух культур: восточной исламской и европейской христианской.

Почему стал возможным упадок?

За периодом расцвета, исходя из логики циклического развития восточного мира, обычно следовал упадок. Это было также характерно и для социально-экономического и политического развития арабского мира. Раздутый государственный аппарат и большая доля военных расходов постоянно требовали пополнения государственной казны.

Правительства многих арабских стран в результате нехватки денег пошли по довольно опасному пути, а именно приватизации государственного земельного фонда. Правительство само продавало государственные земли в частные руки и вскоре потеряло значительную часть доходов. Если в середине IX в. доходы казны составляли около 300 млн дирхем, то к 910-м гг. они упали до 200 миллионов. Доходы с Ирака (в Аббасидском халифате) уменьшились с 78 до 26 млн дирхем.

Более того, остро нуждаясь в деньгах, государство стало сдавать сбор налогов в частные руки откупщикам. Капиталы откупщиков росли как на дрожжах. Разложение государства проявлялось и в продаже должностей, даже в узаконивании взяточничества. По данным исследователя С. Нефедова, визири начала X века регулярно получали взяток на 10–15 млн дирхемов год.

По сути, мы имеем яркий пример криминализации государства через приватизацию его высшими чиновниками, которые вместо соблюдения общегосударственного интереса реализовывали частный или узкогрупповой интерес. Можно ли в таком случае говорить об укреплении частнособственнических отношений? Ни в коем случае. Частная собственность могла получить свое развитие только лишь через ее узаконивание государством, а не через криминальные формы.

Неудивительно, что власть не считала богатство и доходы скоробогатеев легитимными, и при любом случае халифы и эмиры отнимали у откупщиков и у купцов их богатства, в том числе и силой. Регулярная конфискация собственности и богатств у богачей для пополнения опустевшей казны было столь привычной практикой, что она не удивляла современников. При таких взаимоотношениях государства и «бизнеса» невозможно было развитие частнособственнических и уж тем более капиталистических отношений.

Кризис арабской государственности в X веке был налицо. Ситуация усугублялась постоянными мятежами в войсках из-за нерегулярной выплаты денег и частными сменами правителей в ходе дворцовых переворотов. Последних зачастую свергали гвардейцы-охранники из иноземцев-тюрок. И тем не менее халифат формально единый а на деле распавшийся на многие суверенные государства держался столетиями, ибо имел высшую божественную санкцию на власть. Эмираты же и султанаты распавшегося халифата такой санкции, при формальном существовании багдадского халифа, не имели. Вот почему власть этих правителей не имела устойчивой легитимности в глазах народа и отсюда была непрочной.

Кочевые завоеватели- бич слабых государств

В XI веке ослабевшим арабским государствам стали угрожать вторгнувшиеся из центральноазиатских пустынь турки-сельджуки, принявшие ислам, которые затем создали обширное государство. В 1055 г. один из предводителей турок Тогрул-бек даже захватил Багдад, заставив халифа дать ему титул «султана Востока и Запада». Однако и новое государство сельджуков вскоре распалось из-за междоусобиц.

Еще большую опасность, исходя из-за непримиримого противостояния конфессий – христианства и ислама – стали представлять европейские крестоносцы. Последним удалось завоевать Палестину с Иерусалимом и часть Сирии, но затем волна крестовых походов из Европы стала иссякать.

Мусульмане перешли в контрнаступление под лозунгом священной войны против «неверных». Особенно успешными были военные действия против крестоносцев арабского султана Саладина (курда по происхождению). После его знаменитой победы над крестоносцами при Хиттине в 1187 г. и взятия множества христианских крепостей в Сирии и Ливане дни крестоносцев на «Святой земле» были сочтены. Новое наступление на этот раз христианского Запада против мусульманского Востока закончилось полным провалом Запада. Крестовые походы еще более поляризовали обозначившуюся в античную эпоху дихотомию Восток – Запад, но на этот раз причиной раскола и противостояния стал конфессиональный признак.

В конце XII в. многочисленные исламские земли объединил Хорезм. Хорезмшахи (тюркского рода) формально признавали главенство над собой арабских аббасидских халифов, но на деле остро соперничали с ними и даже успешно отвоевывали у арабов и других тюркских правителей одну территорию за другой. В начале XIII в., хорезмшахи установили свою власть над большей частью Центральной Азии, Ирана, Афганистана и Азербайджана. Но это огромное государство рассыпалось после опустошительных походов монгольских армий во главе с Чингисханом.

Монголы оказались самым страшным врагом многих цивилизаций, государств и обществ того времени, в том числе и мусульман-арабов. Разгромив и опустошив огромные территории Средней Азии и Ирана, восточной Анатолии монголы, приступили к завоеванию арабских государств.

На территории Ирана и прилегающих к нему земель было основано монгольское государство Хулагидов во главе с одним из внуков Чингис-хана Хулагу. Хан (ильхан) Хулагу начал завоевательные походы на арабский Ирак, Сирию и Египет. Большой резонанс в исламском мире вызвало взятие Багдада монгольским войском и жестокая казнь последнего халифа династии Аббасидов в 1258 году. По словам Стивена Датча: «С разграбления Багдада угас интеллектуальный светоч ислама. Масштаб потерь был сравним с разрушением Афин Перикла и Аристотеля. Монголы разрушили мелиорационные каналы и покинули Ирак, который уже не восстановился». С этого времени Багдад утратил роль символической столицы не только арабского, но и всего исламского мира. Халифат был практически упразднен.

Следует отметить, что опустошительные походы монголов нанесли по развитию Ближнего и Среднего Востока непоправимый ущерб. Даже спустя многие десятилетия современники отмечали грустные зрелища разоренных войной городов. Можно сказать, что после монгольских нашествий весь ближневосточный, средневосточный регион, как впрочем, и Средняя Азия, так и не смогли подняться в своем развитии на уровень домонгольского периода.

Только египетскому султану, выходцу из мамлюкской гвардии Бейбарсу (кипчаку по происхождению), в 1260 г. удалось сдержать натиск монголов на Египет и нанести им поражение. С этого времени главным центром арабо-исламского мира стал Каир, где утвердилась династия мамлюков, просуществовавшая до 1517 г. Здесь традиции арабской государственности и культуры продолжали развиваться. Власть арабских правителей сохранялась, таким образом, в Египте, Сирии, Северной Африке и на Пиренейском полуострове.

В последующем, несмотря на уход монголов и крестоносцев, арабские правители так и не смогли сплотить многочисленные арабские территории в единый халифат. После опустошительных походов на Ближний и Средний Восток полчищ знаменитого завоевателя и выдающегося полководца-Тимура в конце XIV – начале XV вв. арабы утратили свою пассионарность по созданию единых геополитических объединений, передав эстафету более молодым мусульманским народам. Именно тогда наступило историческое время для возвышения империи Османов.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-05-08     Просмотров: 4919    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Александр
Дата: 2014-05-10

Очень добротная статья. Автору большой респект. Интересна его мысль о сопоставлении различных периодов развития арабского мира и циклов восточных цивилизаций, мысль, разумеется не новая, но дана в абсолютно правильном контексте. В этой связи автору вопрос, а что касается России, то действует ли этот закон применительно к ней? Хотелось бы узнать его мнение.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-05-10

Россия, как и Восток веками пребывала на орбите экстенсивной вотчинно-государственной системы, тормозящей ее развитие. В рамках этой традиционной системы цикличность явно прослеживалась. Самостоятельно Россия не была способна перейти к интенсивной модели инновационного развития, но географическая и культурная близость с Европой этому поспособствовали. Курс на сближение с Западом начатый еще в XVII веке для России являлся мощным стимулом к динамичному развитию и выходу из статичной традиционной модели. Однако то, что небуржуазная и государствоцентричная вотчинно-государственная модель в России продолжала в основном сохраняться, объективно сдерживало ее динамику. Отсюда можно проследить некоторую цикличность в истории России, например в XIX веке это заметно когда реформы сменялись контреформами.

Автор: Александр
Дата: 2014-05-11

Что-то батенька уж излишне вы европоцентричны как я погляжу...

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-05-11

Ну, уж точно не исламоцентрист, или китаецентрист. Следует объективно признать прогрессивную роль Западной Европы в последние 500 лет. Не будь западного прорыва в XVI-XIX вв. весь мир (с Россией) оставался бы в Средневековье.

Автор: Иван
Дата: 2015-02-15

Сегодня идея арабского халифата по прежнему жива на Востоке. Объединить всех арабов под единой властью единого халифа, мечта арабов. Только в этом государстве арабов не стали бы унижать неверные-американцы. Даже ИГИЛ и тот пытается это сделать.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх