О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Становление американского национализма в религиозной версии «спасения человечества».

В Америке каждый свято убежден в том, что выше него в социальной иерархии нет никого. Верно, но и ниже — тоже.
Бертран Рассел,
(британский философ и математик)

Обычно Америку с ее манией распространения по всему миру «демократии», «рынка» и «свобод» представляют как предельно циничную державу. Это не совсем так. Многие американцы искренне верят, что насаждением своего образа жизни по всему свету и своими бомбежками Сербии (в 1999 г.) Афганистана (2001-2014 гг.), Ирака (в 2003 г.), Ливии (в 2011 г.) и других стран, они всего лишь исполняют волю Бога.

Еще с первых иммигрантов на земле США-пуритане были убеждены в том, что они есть единственные на земле и самые верные исполнители воли Господней. Собственно на религиозной англо-протестантской основе и сформировался американский национализм и вера в исключительную миссию США, быть орудием Бога на земле.

Согласно С. Хантингтону, именно англо-протестантская культура явилась стержнем американской идентичности на протяжении трех столетий. И с этим утверждением С. Хантингтона не поспоришь. «Американское кредо» впервые сформулировали Томас Джефферсон и ряд видных отцов основателей американской нации. Ключевыми элементами этого «кредо» являлись английский язык, десять евангельских заповедей, английские представления о главенстве закона, ответственности правителей и правах отдельных личностей.

Кроме этого сюда же входили и протестантские ценности: индивидуализм, трудовая этика, убежденность в том, что люди могут создать рай на земле («град на холме»). Впоследствии, эти во многом отвлеченные представления аккумулировались в более приземленные, соответствующие духу американского индивидуального способа зарабатывания денег.

С самого начала формирования американского национального самосознания его важнейшим фактором стало убеждение в исключительности роли Америки в мировой истории. Эти идеи присутствовали еще у первых колонистов Америки – английских пуритан, причем в религиозной оболочке. Америка представлялась ими как некая «обетованная земля», якобы специально избранная самим Богом для воссоздания «нового Сиона», «Града на холме» в пример всем другим народам. Сами пуритане верили, что они являются орудиями Бога, и тем вернее их избранничество, чем эффективнее они действуют в сфере их мирской деятельности на американской земле.

С завоеванием независимости вера в особую судьбу и миссию Америки еще более укрепилась и стала важнейшим компонентом формирующегося американского национализма и политической идеологии. Лия Гринфельд называет американский национализм в полном смысле гражданским и идеалистическим. По ее мнению, Америка с самого начала была нацией иммигрантов, и именно они во многом сформировали убеждение, что только Америка является самой лучшей страной мира, страной истинной свободы и индивидуалистической справедливости.

Так, сначала с помощью пуританской религиозной мечты о земном рае, затем и при соединении надежд и чаяний миллионов иммигрантов, приезжающих в Америку, формировалась общая «американская мечта» в виде достижимого для всех американцев материального и социального успеха. Быстро оформляющемуся американскому капитализму, лишенному каких-либо иррациональных и утопических мечтаний в виде Царства Небесного, такой идеал американской мечты в полной мере соответствовал, придавал ускорение социальному динамизму и способствовал уверенности нации.

В отличие от Европы, где церковь и даже религия все больше воспринимались в качестве тормоза прогрессу и новациям, в США религия способствовала капиталистической модернизации общества. На это, в частности, указывает известный исследователь Америки первой половины XIX в. автор знаменитой книги «Демократия в Америке» Алексис де Токвиль. Парадокс, по его мнению, заключается в том, что в отличие от Европы, американская религия не препятствует, а способствует свободе. Разгадку этого парадокса он видит в том, что устойчивость и жизнеспособность политического режима зависит не от страха наказания, а существует на основе осознанной морали индивида и готовности подчиняться этому порядку.

По его мнению, религиозная вера американцев лучше всего создает, эту моральную самодисциплину и ставит мощный заслон для анархии. Вот поэтому Токвиль зная о светском характере американской государственности, тем не менее, указывал: «Религию в Соединенных Штатах…следует считать первым политическим институтом этой страны».

В течение всего XIX в. шло формирование американской национальной идентичности, которая рассматривалась как некая высокая миссия Америки в противовес более хищным, эгоистическим устремлениям европейских государств. Причем в американской националистической идеологии причудливо сочетались религиозные библейские сюжеты и мифы о новом земном рае, под которым подразумевалась Америка с обещаниями свободы, демократии и материального процветания всем народам мира, которым выпадет счастье разделить американские ценности и следовать предначертанному США пути мирового прогресса.

Знаменитый американский писатель Г. Мелвилл, автор «Моби Дика», так определил новую американскую доктрину: «Мы, американцы особые, избранные люди, мы – Израиль нашего времени; мы несем ковчег свободы миру…Бог предопределил, а человечество ожидает, что мы свершим нечто великое; и это великое мы ощущаем в своих душах. Остальные нации должны вскоре оказаться позади нас…Мы достаточно долго скептически относились к себе и сомневались, действительно ли пришел политический мессия. Но он пришел в нас».

Вера в то, что американцы – избранный народ, не подразумевала уверенного и спокойного продвижения к спасению. Как это ясно следовало из Библии, избранный народ подвергался суровым испытаниям, т.к. принимал на себя тягчайшее бремя – спасение всего мира. При этом, как приводит свои рассуждения американский историк Артур М. Шлезингер, все предыдущие соперничавшие теории американской идентичности стали взаимодополняющими: «Америка как эксперимент, Америка как судьба – подтверждали, таким образом, веру в процесс испытания. Но согласно одной из них, проверку проходила деятельность, а согласно другой – религиозная вера». И только в результате благополучного окончания Гражданской войны и отмены рабства американская элита еще более уверовала в американский путь спасения всего мира и божественное освящение своей социальной системы.

На практике это означало, что Царство Божие грядет очень скоро и настанет непременно в Америке, затем от Америки спасется весь остальной мир. При этом все народы мира «объединятся в единой англосаксонской расе, показывая, что эта раса в исключительной степени соответствует намеченному и потому избрана Богом для подготовки полного торжества его царствия на земле».

Религиозно-политические мессианские идеи были широко распространены в американской интеллектуальной элите и составили затем каркас американского национализма. Причем на эти идеи не оказали никакого влияния миллионы европейцев из разных стран, прибывшие на американскую землю. Наоборот, сформированные в англо-протестантской среде мессианские идеи об исключительной роли США и их праве морального руководства над миром оказывали облучающее воздействие на новых граждан Америки, которые проникались ими и со временем становились такими же убежденными адептами американского религиозно-политического национализма. Все эти идеи, так или иначе, оказывали влияние и на внешнеполитическую стратегию США.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-04-07     Просмотров: 1941    

Можно также почитать из рубрики: Национальный Вопрос

Автор: Сергей
Дата: 2014-04-07

Пиндосы конечно ребята продвинутые, однако реально подбешивает тот факт, что имея населения в менее 5% от всего мира потребляют 30% мирового ВНП. Да и лезут со своей демократией, при помощи своей армии, у которой, кстати, бюджет превышает бюджеты всех армий мира. Да и с фантиком своим достали уже. Весь мир работает, продает товары, ресурсы, а они молодцы первую свою покупку на рынке делают напечатав бумажек. Хорошо устроились пилять.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-04-07

Да, Сергей, согласен. Но кто нам, или какой-то другой стране мешает это делать. Сильных нигде и никогда не любят. Надо самим становится сильными, вкладывать в науку, образование, социальный капитал наращивать, а не развивать «трубную экономику», что делают у нас.

Автор: Александр
Дата: 2014-04-18

Все правильно написано. Мы богоизбранная нация, а остальные все папуасы, которых нужно наставлять на путь истинный, заодно убив и ограбив при этом. Чем не Ассирия нашего времени, разве что только стремление к разрушению других государств и порабощению народов прикрывается некими высшими идеалами, ценностями и интересами. Пусть они убираются в свой протестанский рай для биороботов и там строят свой Новый Иерусалим, а мир оставят в покое. Сложно представит более человеконенавистническое государство на нашей планете, не хотел бы я жить в том мире, который они собираются для нас всех построить. Надеюсь, что сломают себе шею раньше. А вот автору, я смотрю, не чуждо желание приобщиться к американскому "раю".

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-04-18

Александр, оставим беспочвенные домыслы о моем якобы приобщении к американскому «раю». Я историк-исследователь и стараюсь быть объективным. Я ясно вижу силу и недостатки США, как и наши то же. Кстати, напомню что Америка не разваливалась как наша страна за последние 100 лет дважды и причем кардинально. Нам всем стоит призадуматься, как бы это не случилось с нами еще раз, ведь скоро 100-й юбилей Октября 1917. Мне этого очень бы не хотелось, но это вполне может случиться, если не начнутся реальные дела. Но вот их как раз и невидно, что прискорбно.

Автор: Капитан
Дата: 2014-07-03

Скоро 100-й юбилей 1917 года, но сначала 100-й юбилей первой мировой войны. Именно после этой войны Россия рухнула. Переживем ли такие юбилеи?

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх