Красно-коричневый вызов Западу и его «ответ» накануне Второй мировой войны. (вторая часть)

Величайшее недоразумение - это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов.
Дени Дидро,
(французский писатель)

С 1933 г. в самой индивидуализированной, а значит социально незащищенной, самой либеральной в отношении к корпоративному капитализму стране США, была реализована социально-экономическая политика «новый курс», которая полностью противоречила основам тогдашнего рыночного фундаментализма, или капитализма свободной конкуренции при котором выигрывали богатые собственники. Именно с Рузвельта, по словам экономиста Кругмана началась продолжительная по времени (вплоть до конца 40-х гг.) эпоха «великого сжатия» сутью которого явилось преодоление колоссального неравенства, более равномерное распределения общественного богатства и создание «класса большинства», или «среднего класса».

Одним из основных инструментов преобразований Рузвельта явился государственный бюджет, с использованием которого расширялась платежеспособность населения, осуществлялось более равномерное перераспределение национального дохода в пользу ранее малоимущих американцев. Главным источником формирования нового бюджета стал богатейший слой общества, по которому «ударили» огромными налогами. И таким образом «сжали» неравенство в доходах между богатыми и бедными. В период Нового курса (30-е гг.) государственные налоги на крупные состояния были увеличены более чем в 3 раза, налог на особо крупные состояния достигал 75%.

Прогрессивная шкала налогообложения затем привела к тому, что многие американцев уже в 50-е годы имели собственные автомобили и достойный уровень жизни и были неплохо защищены. В ходе реформ, фактически была создана система государственной социальной защиты членов, всего капиталистического общества. Новый курс, включал в себя обязательство государства по перераспределению части национального дохода в пользу неимущих, обязательной страховки государством широких масс от голода, безработицы, нищеты.

Но главное государство теперь отказывалось от безответственной и удобной для крупных компаний роли «постороннего наблюдателя» и становилось главным регулятором социально-экономических процессов. С вольной стихией рынка было покончено, социальный мир оказался важнее сверхприбылей «капитанов» американской индустрии двигающих прогресс в социально неравномерной степени. Все эти структурные антикризисные рецепты проводились на основе теории видного британского экономиста Джона Кейнса. Реформы далеко не сразу, но обеспечили, в конце концов, социальную стабильность в обществе, а именно отсутствие его и было угрозой американскому и западному капитализму, в условиях роста фашистского и коммунистического движения на Западе.

По мнению многих как отечественных, так и зарубежных исследователей, вторая мировая война была продолжением первой мировой войны и фактически порождена результатами ее. Откажись Запад от условий Версальского мира, включи Германию в систему общеевропейской безопасности, тогда бы не пришел Гитлер к власти, и не было бы, новой еще более масштабной бойни. Мучительным выбором для Запада стоял вопрос о главном противнике в этой войне, который вытекал из осознания, что опаснее «красная», или «коричневая чума»? Совсем неслучайно в политическом лексиконе Америки и стран Западной Европы конца 1930-х гг. появились специфические выражения: «красный фашизм» к сталинскому режиму и «коричневый большевизм» по отношению к нацизму.

И тех и других на Западе откровенно боялись. Однако коммунистическая угроза в отличие от нацистской, представляла опасность совершенно иную, не до конца понятную для капиталистического Запада угрозу, в которой одновременно содержалось и пугающее величие страны добившейся за короткий срок невероятных успехов в экономике военной сфере, науке и образовании. Однако то, что не совсем понимали о «стране СССРии» западные писатели, художники, ученые, классовым чутьем ощущали невероятную опасность, исходившую от «этой страны» западные политики и капиталисты. Для них «красная Москва» в отличие от «коричнево-буржуазной» Германии представляла не столько геополитическую, сколько цивилизационно-классовую угрозу.

И угрожала существованию всей западной капиталистической системе. Неслучайно Советский Союз сразу же вышел по степени угрозы для Запада на первое место. Именно против сталинской России разрабатывались военные операции Англия и Франция и вели экономическую и пропагандистскую войну все западные державы. Но ослабленный мировым кризисом Запад, проглядел внезапно выросшего у себя дома нового Минотавра-национал-фашизма. Причем не только бессознательно проглядел, но и даже помог ему «вырасти», явно рассчитывая управлять им, в надежде направить впоследствии этого Минотавра на классово более опасную коммунистическую Россию.

Так многие правительственные круги Британии, Франции сознательно попустительствовали первоначальной гитлеровской аннексии в отношении Австрии и Чехословакии (1938-1939 гг.), в то время когда «остановить Гитлера» было в их силах. Об этом убедительно свидетельствовал на Нюрнбергском суде фельдмаршал Кейтель. На вопрос чехословацкого представителя: «Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 г., если западные державы поддержали Прагу?» он ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения».

Однако судьба сначала Австрии, а затем и Чехословакии была решена в пользу «жизненного пространства» нацистской Германии, как раз именно при «молчаливой» поддержке недальновидных политических кругов Запада, рассчитывавших «канализировать» гитлеровскую агрессию на Восток, с тем, чтобы германский нацизм и русский коммунизм взаимно уничтожили друг друга. Отсюда зловещая тень «Мюнхена» (1938г.) в итоге во многом и предопределило «1 сентября 1939 года», начало Второй мировой войны. В то же время стоит отметить и другую внешнеполитическую стратегию Запада, более дальновидную.

У ряда западных политиков отношение к нацистскому режиму становилось более критичным по мере того как Гитлер безнаказанно «терзал» одну восточно-европейскую страну за другой. После нападения на Польшу (1939) у наиболее дальновидных политиков Запада прошла пелена с глаз (справедливости надо заметить что у У. Черчилля такой пелены не было) и они решились вступить в союз с «дьяволом» (Сталиным), ради того чтобы убить более злобного и резко усилившегося дьявола (гитлеровский нацизм).

Удивительно, но на этот раз историческая судьба Запада решалась в незападной стране, воспринимавшейся Западом в качестве своего антипода неким восточным царством «Мордора», в коммунистической России. Именно новый коммунистический Восток (СССР) смог остановить взбесившегося от обильных национал-шовинистических инъекций, западного зверя, угрожавшего существованию всего Запада. Но победа СССР над фашистским блоком была одержана и во многом благодаря помощи западных держав Великобритании, США оставивших на «потом» сражаться с «красной угрозой».

Автор: Бакланов В.И.     Дата: 2013-12-10     Просмотров: 1176    

Можно также почитать из рубрики: Конфликт Цивилизаций

Гунны в Европе - Аттила.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Анастасия
Дата: 2013-12-25

эти 2 статьи прямо затягивают!

Автор: Капитан
Дата: 2014-07-03

Если мы в глазах Запада были царством Мордора, то кем был для них Гитлер? Злобным и переродившимся орком? Красно-коричневая чума для Запада была угрозой его существованию. Но Запад выстоял, с помощью русских. Нас сначала использовали, а потом и с нами разобрались.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-07-11

Полностью согласен.

Автор: Иван
Дата: 2014-08-30

Гитлер был параноик, как и все его сподвижники. Однако они все опирались на мощь индустриальной Германии и трудолюбие немцев. Наконец, немцы быстро захватили весь военный и промышленный потенциал Европы и потому долго были непобедимы.

Автор: Эдуард
Дата: 2014-09-22

Вторая мировая война развязана двумя тоталитарными режимами и идеологиями-коммунистической и нацистской, практически одновременно бросившим вызов свободному демократическому миру. Пакт Молотова-Риббентропа в августе 1939 г. это временный союз двух бандитов (Гитлера и Сталина) на время совершения разбойничьего раздела Европы, после которого два разбойника неизбежно бы вступили (и это произошло) в смертельную схватку друг с другом, на предмет единоличного владения всей Европы. Лишь мощь англо-саксов не позволила Сталину захапать и подчинить себе всю Европу.

Автор: Колесникофф
Дата: 2015-10-17

Полностью согласен с Эдуардом. Московитская Расея всегда была и остается хищным государством, созданным еще ордынскими ханами. С тех пор и продолжается ее политика Орды.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх