Россия и исламский мир в первые десятилетия XXI века.

Россия всегда была самым верным, надежным и последовательным защитником интересов исламского мира
Владимир Путин,
российский президент

Фактический уход России под давлением США из региона Ближнего и Среднего Востока, массовый исход русскоязычного населения из Центральной Азии, был грубейшим внешнеполитическим просчетом российского руководства в 90-е годы, подрывавшая глобальную стабильность по гигантской дуге исламского региона: от Средиземноморья, и границ Китая, так и на территории самой России. Неслучайно, с конца 90-х гг. новые угрозы для РФ со стороны все время бурлящего мусульманского Юга из-за дестабилизации ситуации на Кавказе и роста там исламистского экстремизма и терроризма, приобрели вдобавок, и важнейший военно-политический характер.

Ведущий внешнеполитический тренд РФ - на интеграцию с исламским миром

Почему исламский фактор в конце 90-х гг. приобрел для России жизненно важное значение? Во многом объяснялось это тем, что в России, в регионах традиционного проживания мусульман, где проживало многочисленное исламское население, после смены светской коммунистической идеологии, идеологический вакуум, после крушения коммунистической идеологии стремительно заполнялся исламом. Исламский Ренессанс в России привел в тоже время к плотным контактам с зарубежным исламом Арабского Востока и Турции, который, далеко не всегда оказывал положительное влияние на мусульманскую российскую умму. Россияне, получившие в массе своей религиозное образование в зарубежных исламских учебных заведениях, нередко становились носителями фундаменталистских, радикальных и экстремистских вероучений, в которых присутствовала воинственная нетерпимость ко всем инаковерующим, а также и властям.

Наконец, ухудшение стратегической ситуации на рубеже XX и XXI вв. на Ближнем, Среднем Востоке и в Центральной Азии, так или иначе, приблизил бурлящий полуторамиллиардный исламский мир с его проблемами: нелегальной миграцией, наркотрафиком, экстремизмом и терроризмом непосредственно к российским границам. А это в свою очередь, вызвало гулкое эхо все усиливающейся дестабилизации во многих мусульманских анклавах России. И особенно на Северном Кавказе.

Там, в 90-е годы, свил себе гнездо исламский экстремизм в виде радикальной ваххабитской (салафитской) версии. Эта радикальная версия ислама явилась идеологическим проводником терроризма и повстанческого движения в Чечне и Дагестане - в республиках, где время от времени проводились широкомасштабные военные действия.

Совершенные исламскими экстремистами теракты в Москве и других городах России в конце 90-х и начале 2000-х годов, усилили исламофобию в российском обществе. По данным известного исламоведа А. Малашенко, например, в Петербурге в 1999 году 70% молодежи в ходе опроса выразили неприязнь к мусульманам как к религиозному меньшинству. Ислам в сознании обывателей еще в начале 2000-х годов во многом ассоциировался с понятием «угроза». Громкие теракты в Москве (на Дубровке в 2002 г.) Беслане в 2004 г., казалось бы, вновь привлекли к себе тревожное внимание общества. Однако эти громкие акции явились закатом открытого террористического подполья на Северном Кавказе, последовавшего в ходе окончания успешной антитеррористической операции в Чечне.

Между тем, исламское экстремистское «подполье» отнюдь не представляет собой весь исламский мир, состоящий из цивилизованных мусульманских государств, которые, в свою очередь, также подвергаются атакам исламистских экстремистов, как и Россия и западные страны. В нулевые годы XXI в. Россия уже не пыталась, как это было в 90-е гг., «рвать» все связи с мусульманским миром, чтобы выполнять функцию своеобразного защитного «щита» для Запада от исламского Востока. Россия выбрала вектор сближения с исламским миром. В 2005 году Россия вступила в Организацию Исламская конференция (ОИК), в статусе наблюдателя, объединившую 57 стран с преимущественным мусульманским населением. В эти годы главу ОИК Экмелетдина Ихсаноглу во время его визитов в Россию, часто встречали в Кремле как желанного гостя.

Позитивно сотрудничать с исламским миром для российского государства стало просто необходимо, во-первых, из-за значительного количества российских мусульман (до 20 млн), во-вторых, из-за соседства с беспокойным исламским Югом. Владимир Путин стал первым, кто на официальном уровне признал, что Россия - «и мусульманская страна», и что российские мусульмане имеют полное право чувствовать себя частью глобальной уммы, а сама Россия всегда была и остается геополитическим союзником ислама» (по Никонову В.). В РФ были учреждены телеканал «Россия сегодня» на арабском языке, Центр арабских и исламских исследований, Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования. Очень важную роль играют Группа стратегического видения «Россия – исламский мир» и Совет муфтиев России, который является деятельным и инициативным участником российско-исламского диалога и ответственным партнёром российского государства (по Л .М . Ефимовой, М.А. Сапроновой).

С этого времени, Россия постоянно расширяла и углубляла свое сотрудничество с арабским исламским миром, а также с Турцией и Ираном. Об этом свидетельствовали регулярные визиты президентов РФ Владимира Путина и Дмитрия Медведева в Турцию, Иран, Саудовскую Аравию, Иорданию, Катар и в другие страны исламского мира; особые позиции РФ по иранскому ядерному досье, в вопросе по Палестине, по Сирии и по другим внешнеполитическим вопросам.

Более того, Россия резко активизировалась в своей политике в отношении мусульманских стран, заключив ряд взаимовыгодных договоров с ними, особенно в сфере военно-технического сотрудничества (например, с Алжиром, Тунисом, Ливией, Сирией, Ираном и т.д.), а также в области энергетики, в том числе ядерной (пример – атомный реактор в Бушере (Иран). При этом отношения России с исламскими странами по сей день служат источником разногласий между Россией и Западом. Так, Россия, несмотря на протесты Запада, продавала оружие противнику США и Израиля Сирии и накладывала выгодное, для правительства Сирии свое вето на резолюцию Совета Безопасности по ней (февраль 2012 г.). Россия также дипломатически признала считавшееся террористическим на Западе движение «Хамас»; достроила атомную электростанцию в Иране и вновь стала продавать Тегерану оружие ПВО, несмотря на протесты со стороны США и Израиля.

Но наиболее пристальное внимание российских политиков оказалось приковано к исламской Центральной Азии (ЦА), где, начиная с 2001 г., развернулось острое геополитическое соперничество между такими влиятельными международными «игроками», как США, ЕС, Китай и Россия. Для достижения в регионе своего влияния Россия использовала разнообразный формат как двусторонних, так и многосторонних отношений в рамках таких организаций, как ЕврАзЭС, Таможенный Союз, ОДКБ, ШОС.

Москва всячески пыталась сохранить контроль над транспортировкой центральноазиатских углеводородов, блокируя строительство новых нефте-и газопроводов в обход России, таких как Транскаспийская магистраль и другие. Активно развивается очень выгодное для стран ЦА сотрудничество с Россией в военной сфере. Начиная с 90-х годов, Россия готовит практически на безвозмездной основе военные кадры республик и продает им военную технику по заниженным ценам. Поскольку самой доходной статьей для центральноазиатских республик во взаимодействиях с Россией является их трудовая миграция и денежные переводы мигрантов из России.

Уместно привести некоторые цифры. Например, по данным Федеральной миграционной службы РФ, в 2004–2008 гг. на заработки в Россию приехало около 2 млн. человек из Узбекистана, по 1 млн. из Киргизии и Таджикистана. Причем денежные переводы из России в три центрально-азиатские республики составили в 2008 г. 49 % ВВП Таджикистана, 27 % – Киргизии и 13 % – Узбекистана (по Татаринцеву В.М.). По данным Центробанка РФ в 2011 г. личные переводы из России в Узбекистан составили 4 млрд 909 млн долларов, В Таджикистан- 2 млрд 752 млн долларов, в Киргизию- 1 млрд 407 млн долларов. Эти цифры говорят сами за себя.

Инициируемая Россией экономическая интеграция со странами ЦА в виде Таможенного Союза, а с 2015 г. и Евразийского Союза (ЕАС) объективно способствует более устойчивому развитию региона и минимизации здесь потенциальных угроз (особенно исламского экстремизма и фундаментализма) и других рисков. Впрочем не обходится и без острых углов- в виде обвинений российской стороны в ее извечном империализме. Так в декабре 2011 г. неодобрительно о Евразийском Союзе высказался узбекский президент Ислам Каримов. Он заподозрил Кремль в возрождении новой империи СССР (по Малашенко А.). Собственно об этом давно и открыто заявляют на Западе ведущие политики, обвинявшие российское руководство в возрождении новой империи. Пока нет серьезных оснований так считать. Хотя, разумеется, великодержавные интересы России во всех интеграционных проектах на территории ЦА присутствуют.

Отношения с Сирией, Турцией и Ираном на современном этапе

Арабская революционная Весна 2011-2012 гг., прокатившаяся по целому ряду государств Ближнего Востока, только в Сирии приобрела мировое значение. Здесь, благодаря, разрушительной политики Запада, а также и Саудовской Аравии с Катаром и Турции, комплексная гражданская война стала сначала региональной, а затем даже и мировой. Если вкратце: то сирийский узловой конфликт объединяет в себе суннито-шиитское противостояние; гражданские бои массы сирийского населения с алавитским правящим меньшинством во главе с президентом Б. Асадом, действия вооруженной сирийской оппозиции (Свободная сирийская армия/Демократические силы Сирии), курдских повстанцев, интернациональных салафитских и джихадистских формирований (ДАИШ и т.д.), а также России, Ирана, Хезболла, турецкой армии и войск НАТО, а также действия 34 арабских суннитских стран, во главе с Саудовской Аравией. Таким образом, крайне запутанный сирийский внутригражданский конфликт имеет межконфессиональный, межцивилизационный и геополитический аспекты!

С самого начала, в масштабном и межрегиональном сирийском гражданском конфликте Россия оказывала активную дипломатическую, военную и гуманитарную помощь режиму сирийского президента Башара Асада. Так, РФ неоднократно блокировала (совместно с Китаем) в Совете Безопасности ООН все антисирийские резолюции западных и арабских стран: от наложения санкций- до открытой военной интервенции против правительства Башара Асада. Такая разносторонняя дипломатическая поддержка России Дамаску, наряду с поставками сирийскому правительству оружия, боеприпасов и военных советников- фактически спасли режим Башара Асада от полной ликвидации, по примеру Саддама Хусейна и Муамара Каддафи.

В условиях начала широкомасштабной агрессии против правительства Асада- исламских террористов ИГИЛ (ДАИШ), вооруженной сирийской оппозиции, турецких войск, арабских наемников и авиации НАТО, Россия с сентября 2015 г. стала оказывать уже и прямую военную помощь Сирии. Там, против вооруженных объектов антиправительственных сил (в первую очередь против ИГИЛ) начала действовать российская военная авиация. В крайне запутанном и межрегиональном сирийском конфликте Россию поддержал Иран, ливанское движение «Хезболла», а противниками оказались Турция, США - страны Запада, а также суннитские арабские монархии. Ведя ограниченные военные действия в Сирии, российское руководство, помимо своих геополитических интересов здесь, преследует цель: уничтожить там всех боевиков-террористов с российскими паспортами. А именно- не допустить их попадание в свою страну с целью организации террористических актов. Не дать чуме исламского экстремизма расползтись по планете и приблизиться к российским территориям.

Крупнейшим партнером Москвы в исламском мире стала светская Турция, для которой Россия вообще превратилась в торгового партнера номер один. Началось строительство АЭС в турецкой провинции Мерсин. Россия является главным рынком для турецких строительных подрядчиков, а сама Турция- главным местом отдыха российских туристов. Политологи давно обратили внимание на типологическое сходство политических режимов России и Турции, несмотря на разницу в военно-политической мощи между ними. По мнению Екатерины Шульман, обе страны имеют гибридные режимы-полуавторитарные, полудемократические. И с оппозицией в обеих странах особо не считаются. Вот только по степени концентрации власти и авторитета внутри страны консерватор Владимир Путин превосходит такого же консерватора Реджепа Эрдогана, стремящегося во многом походить (например, в мачизме) на Путина, как это не удивительно.

Испытанием на прочность двусторонних отношений стал сирийский конфликт, в котором Россия поддерживала режим Башара Асада, а Турция напротив, фактически развязала против него откровенную интервенцию, ради того, чтобы отхватить северные провинции, населенные родственные туркам сирийскими туркоманами. 24 ноября 2015 г., в районе сирийско-турецкой границы российский бомбардировщик Су- 24 был сбит турецким самолетом F-16. После чего отношения РФ с Турцией были практически заморожены до тех пор, пока Реджеп Эрдоган в июне 2016 г. не принес российской стороне свои извинения. После чего наступила разморозка отношений: Россия и Турция стремительно вновь сблизились, несмотря на имеющие между ними разногласия по сирийскому вопросу. Впрочем, законы геополитики и коллективной исторической памяти никто пока не отменял. Россия для турок остается старинным геополитическим врагом, когда-то сокрушившим ее - Турции имперское могущество. Время покажет, как смогут и Россия и Турция преодолеть этот исторический комплекс недоверия друг к другу.

Отношения с Ираном у России всегда были непростыми. Немало в них было резких поворотов - как в положительную, так и отрицательную стороны. В тоже время и Россия и Иран отстаивают принципы многополярного мира и выступают против западноцентричного мира с мировым диктатом США. При этом Россия всегда стояла за то, чтобы решить иранскую ядерную проблему только мирным путем, признав право Ирана на развитие гражданской ядерной программы, включая право обогащать уран, но только в обмен на постановку всей иранской ядерной деятельности под всесторонний контроль МАГАТЭ. Иран, не без помощи России готовится вступить в ШОС. Наконец, Москва пошла навстречу пожеланиям Ирана по поставкам зенитно-ракетных комплексов С- 300 (в 2015 г.) и строительство второго энергоблока АЭС в будущем. Наконец, в остром сирийском конфликте и Россия и Иран оказались по одну сторону баррикад. Можно даже сказать, что не будь совместной помощи Сирии России и Ирана, то правительство Башара Асада давно было бы свергнуто.

Однако, ведя войну в Сирии, и Россия и Иран по-разному смотрят на будущее этой страны. По словам эксперта Владимира Сажина: «В тактическом плане позиции Москвы и Тегерана совпадают, однако в стратегическом видении будущего Сирии единства нет. Так, Россия хочет видеть Сирию светским государством, в котором все конфессии и этнические группы будут равны. Иран же настроен на содействие сирийцам в формировании такой государственной структуры, которая сохранила бы преимущества алавитов (шиитского направления в исламе) и других религиозных меньшинств перед суннитским большинством. Это позволило бы ИРИ (Ирану - автор) укрепить свои военно-политические позиции в Сирии и на Ближнем Востоке путем создания «шиитской дуги» от Ирана через Ирак, Сирию до Ливана». Собственно тут ничего нет необычного. Каждая страна по- своему склонна видеть свою выгоду и интерес.

Очевидно одно, несмотря на существующие разногласия между Россией и Ираном (например, по разделу Каспийского моря или конкуренции в торговле газом и нефтью на мировом рынке), обе державы политически сблизились между собой на основе противостояния Западу. К тому же обе страны живут под действиями западных санкций. На сегодняшний день и Исламская республика Иран и Российская Федерация демонстрируют пока (!) высокий уровень доверия друг к другу в виде прагматичного и все расширяющегося партнерства. По словам иранского политолога Джахангира Карами: «Иран и Россия сотрудничают при решении различных проблем региона: от Афганистана и Центральной Азии до Прикаспийского региона, Кавказа и Среднего Востока- и предпринимают совместные шаги в том, что связано с установлением стабильности, противодействием терроризму, а также сохранением государственных структур и региональных границ».

На сегодняшний день Россия уже не испытывает неприязни в установлении доверительных отношений с большинством мусульманских стран, даже несмотря на существующие различия в вопросах политического, экономического и религиозного характеров. И Россия и мир Ислама выступают за более справедливый и демократический миропорядок, в котором будут сохраняться, и развиваться все жизнеутверждающие традиции. Следует подчеркнуть, что всемерное развитие сотрудничества РФ с многочисленным исламским миром полностью соответствует национальным интересам нашей страны.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-11-29     Просмотров: 143    

Можно также почитать из рубрики: Новорусская Россия

Автор: Олег
Дата: 2018-12-02

Статья мне понравилась, интересная. Что касается того, что описано в статье... отрицательно отношусь к тому, что в нашей стране поддерживают развитие ислама и Путин называет Россию "и исламской страной". Мы не должны мешать исламским народам России, но целенаправленно подпитывать их не стоит. И называть нашу страну "и исламской" - преступление. Саудовский королю Салман свою Саудовскую Аравию "и христианской" не называет, а мы почему так должны делать? Я ничего не имею против исламского мира. Наоборот, поддерживаю более тесное развитие дружеских отношений с Сирией, Ираном, Ливией, Египтом, Афганистаном, Алжиром, Тунисом и другими странами. Как говорят, с Западом нам не по пути, на Востоке нас не воспринимают (китайцы - опасные союзники. Могут заселиться на нашей земле и отобрать её), так что надо идти на юг. А Турция всегда была и остаётся врагом нашей страны. По мне Турция это БУДУЩИЙ рынок сбыта для российских товаров - не более. А Сирия, Египет, Иран - настоящие союзники, особенно в будущем А теперь о Центральной Азии.. нам стоит вернуть эту территорию в состав России. Но делать это стоит поэтапно: Экспансия будет поэтапной: 1. Упразднить Таможенный союз и все его функции передать Евразийскому экономическому союзу; 2. в рамках ОДКБ (упрощённый аналог НАТО) создать единую границу, всех пограничников, охраняющих стран Центральной Азии перебросить на внешние границы союза; 3. в рамках ОДКБ подписать договор, согласно которому нападение на одного из членов приравнивается к нападению на них на все; 4) через несколько лет, когда всё устаканится (не все страны будут приветствовать такую интеграцию), упразднить ОДКБ и ЕАЭС, заменив их Евразийским союзом; 5) далее ввести единую электросистему; 6) вести переговоры о единой валюте И так, постепенно интегрироваться в одну страну Однако, интеграция не может быть успешной если мы будем думать только о своей стране - необходимо учитывать интересы Казахстана, Киргизии, Таджикистана. Потому, в рамка Евразийского союза (или в рамках ЕАЭС - если до такие реформы проводить до появления Евразийского союза) необходимо инвестировать в экономики ценральноазиатских стран и ввести суммарную (а не годовую) крову на иностранную рабочую силу - основную долю предоставить гражданам Таджикистана, Киргизии, Казахстана + предоставить им возможность занимать квоты других стран

Автор: Семион
Дата: 2018-12-03

Оба-на. Прям целая программа! А мы тут в сторонке нервно курим... Я вот только что-то не больно верую в этот Евразийский Союз. Далеко ему до ЕС.

Автор: Fidel
Дата: 2018-12-07

Россия была и будет оставаться империей. А потому рано или поздно надо прибирать к рукам СНГ и возрождать великорусскую империю в границах СССР. Если мы это не сделаем сейчас, то потомки нам этого не простят.

Автор: Колян
Дата: 2018-12-11

Моральный кодекс питерской братвы: 1. Бей первым 2. Кинь лоха 3. Когда прижмут уходи в отказ

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх