• Главная >>
  • Советская Россия >>
  • Формирование новой советской культуры и ее основные противоречия в постреволюционный период и в период Великой Отечественной войны.

Формирование новой советской культуры и ее основные противоречия в постреволюционный период и в период Великой Отечественной войны.

Твори, выдумывай, пробуй!
Владимир Маяковский,
советский поэт

Демократизм и новаторство советской постреволюционной культуры

Подлинный демократизм постреволюционной советской культуры и ее творцов (художники, писатели и т.д.), заключался в том, что она порывала с узким элитаризмом предшествующей дореволюционной культуры, обслуживающим культурные и эстетические запросы господствующего меньшинства и впервые в истории обращалась ко всем массам страны – всему народу. Эта пробужденная социальная энергия больших масс становилась главной движущей силой на пути строительства социализма в СССР. И творцы культуры и искусства выступили здесь в качестве авангардистов - новаторов в формировании новой социалистической культуры. Но, партийная власть, исходя из своих соображений, с самого начала стала укрощать и самодеятельную энергию масс и новаторское творчество художников и писателей- ставя их в жесткие идеологические рамки.

Будучи разрушителями старого мира и строителями нового – социалистического мира, большевистские вожди столкнулись, во-первых, с полувраждебным им миром интеллигентско-буржуазной культуры, во-вторых, существующим морем патриархальной и частнособственнической крестьянской культуры, также далекой от идеалов социализма и коммунизма. Но, если крестьян большевики надеялись в будущем перевоспитать в носителей передовых демократических взглядов, то, как быть с буржуазной интеллигенцией и всей дореволюционной культурой страны? Здесь ясности не было у большевистских вождей и деятелей новой революционно-пролетарской культуры.

Одни - Троцкий и ряд других партийных функционеров – в целом, были враждебно настроены ко всему наследию дореволюционной российской культуры, считая ее целиком реакционной. Отсюда их стремлением было выбросить «за борт» всю культуру и искусство (от Рублева и Пушкина до Толстого и Чайковского) дореволюционной поры, за исключением русского авангарда начала XX века. Лев Троцкий считал, что русское дореволюционное искусство (включая литературу) импортированное из Европы - вторично и не представляет собой никакой ценности. А в ряде случаев, оно по свидетельству вождя №2 в годы Гражданской войны классово враждебно новой пролетарской культуре. При этом Троцкий поддерживал разрушительные идеи левого направления Пролеткульта по отношению ко всему багажу русской высокой культуры, особенно по отношению к русскому церковно-религиозному искусству.

Владимир Ленин, еще до 1917 г. разработал теорию «двух культур», в которой вся дореволюционная культура делилась на две враждебные друг другу культуры- «культура угнетенных» и «культура угнетателей». В рамках этой теории подлинной признавалась только культура угнетенных трудящихся- революционно-демократическая, тогда как культура угнетателей (помещиков и буржуазии) считалась насквозь лживой и фальшивой, призванной обслуживать интересы угнетателей. В тоже время Ленин не был полным нигилистом и подчеркивал значение культуры в деле социализма: «Нужно взять всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее построить социализм. Нужно взять науку, технику, все знания, искусство. Без этого мы жизнь коммунистического общества построить не можем». (ПСС. Т.38. с. 55).

Первый нарком просвещения и культуры А.В. Луначарский (по словам французской газеты, он был самым культурным и образованным министром в Европе) был еще более консервативен во взглядах на старую культуру имперской России. Он слыл сторонником более бережного отношения к классикам русской культуры и искусства XIX века, несмотря на широкое распространение левых нигилистических идей в руководстве партии и левой революционной интеллигенции. Благодаря позиции наркома просвещения, в 1924 г. (уже после смерти Ленина), в стране с большим размахом было отпраздновано 125-летие со дня рождения Пушкина, чье творчество далеко не все вписывалось в классовый формат «революционно-демократической» культуры. С чествования Пушкина в Советской России, в культуре стали набирать силу традиционалисты.

Любопытно, что в 20-е годы термин «советская культура» использовался довольно редко. Чаще всего использовались такие формулировки:- «пролетарская культура», «интернациональная», «социалистическая», «революционная», «совдеповская». Революционные настроения тогда царили не только во власти и обществе, но и в среде так называемых «левых» художников, поэтов, писателей. Пролеткульт- как литературно-художественное направление при Наркомате просвещения задавало тон новым веяниям в литературе и искусстве. При этом ожидалось, что в соответствии с передовым коммунистическим идеалом, новая пролетарская (социалистическая) культура должна во всем превзойти старую культуру. По словам поэта Валерия Брюсова, «социалистическая культура будет также отличаться от капиталистической культуры также сильно, как христианский Рим от Рима Августа». И наконец, новая культура будет воспитывать строителей Коммунизма.

Один из его идеологов- А.А. Богданов считал, что нужно решительно отказываться от старого искусства паразитических классов и творить исключительно новое - пролетарское искусство. Многие пролеткультовцы предлагали «выбросить» из новой культуры и Пушкина и Рафаэля. Но их нигилизм не был поддержан Лениным и Луначарским, а впоследствии был осужден партией и сошел на нет. Тем не менее революционный нигилизм и даже вандализм к дореволюционной культуре был в какой-то степени идеологическим проявлением социальной мести российских «низов» к господской культуре свергнутых «верхов».

В тоже время, несмотря на все нигилистические эксцессы (особенно уничтожение церковных реликвий), большевики с самого начала, буквально в годы Гражданской войны приступили к культурной революции- в виде приобщения неграмотных миллионных масс людей к образованию и к культурным достижениям. Уже в 1920 году Наркомпрос для неграмотных взрослых издал букварь в несколько миллионов экземпляров! Сразу же развернулась борьба за создание новой рабоче-крестьянской интеллигенции. В это же время создавалось много литературных кружков, студий, музеев, где шла широкая просветительская работа. Широкий демократизм этой культурной деятельности был наиболее прогрессивен, по сравнению с предыдущей эпохой.

Вот как это оценивал английский писатель Герберт Уэллс: «И хотя я был преисполнен предубеждения и недоверия, теперь мне приходится признать, что в условиях величайших трудностей большевики сумели поднять дело просвещения на поразительную высоту». И далее он продолжает: «Перед лицом чудовищных трудностей они прилагают все усилия к тому, чтобы из развалины поднялась новая Россия. Мы можем отвергать их принципы и методы, можем называть их планы утопическими или какими угодно, можем смотреть на их действия с ужасом или насмешкой, но мы вынуждены признать, что в России сейчас совершается созидательная работа».

Культурно-образовательная политика в советской России ориентировалась на массовую светскую культуру новой социалистической формации, при формировании уже «своей» - рабоче-крестьянской интеллигенции. Более того, революция в России поставила задачу посредством новой культуры и искусства «ковать новых людей» будущей коммунистической эпохи. Идея «ковки нового человека» новаторскими средствами литературы и искусства была одной из центральных в дискуссиях творческой интеллигенции 20-х годов, ее разделяли представители различных течений русского авангарда.

Поисками новых выразительных форм для решения этой задачи в литературе были заняты группа ЛЕФ (Левый фронт искусства), в которую входили В. Маяковский, Д. Бурлюк, О. Брик, в театре - В. Мейерхольд, в архитектуре - К. Мельников, в кино - С. Эйзенштейн, Г. Козинцев (см. Поликовская Л.). В изобразительном искусстве левые течения были представлены: Обществом художников-станковистов (ОСТ), группой «4 искусства» (К. Петров -Водкин, П. Кузнецов), Обществом московских художников (ОМХ) (П. Кончаловский, И. Машков, А. Лентулов, Р. Фальк), конструктивистами (В. Татлин, Л. Лисицкий) и др. Один из лидеров группы «Левого фронта», футурист С. Третьяков, в частности писал, что «работник искусства должен стать психо-инженером, психо-конструктором…».

По словам Всеволода Вильчека, многие левые тогда рассуждали так: коль скоро социализм - начало новой формации, то и искусство нового мира должно отличаться от «буржуазного» не только идейной направленностью, но типологически, в принципе, т.е. так же как, искусство эпохи капитализма отличается от средневековой художественной культуры. И многие из них с удовольствием экспериментировали. Марк Шагал, один из «отцов-основателей» современного искусства живописи, а в годы революции – комиссар Наркомпроса, позже писал об этом времени: «…Ленин перевернул Россию вверх ногами точно так же, как я поступаю в своих картинах». Таким же экспериментатором в области поэзии был Владимир Маяковский. А в кинематографе Сергей Эйзенштейн.

Авангардисты и сторонники сохранения более традиционных форм в литературе и искусстве соревновались между собой все 20-е годы. Однако в вопросе о выразительных средствах и формах новой социалистической культуры правящая компартия сделала выбор в пользу традиционализма и реализма. Причин тут несколько. Эксперименты с новым искусством отвергали абсолютное большинство народа: зрителей и читателей. В силу их непонимания. Наконец, партийная верхушка в начале 30-х гг. была озабочена тем, чтобы жестко контролировать любые социально-культурные процессы в обществе, тем более в среде слабо предсказуемых художников и писателей. Поэтому старая традиция казалась партноменклатуре более безопасной, для сохранения власти, чем новые культурные веяния.

Централизация и идеологическая унификация культурного производства в 30-е - 40-е годы

23 апреля 1932 г. вышло постановление ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций», в котором директивным порядком запрещены были эксперименты (весь художественный авангард) в этой области. Ликвидировались многочисленные автономные группы и объединения мастеров литературы и искусства. Их место заняли централизованные, удобные и подконтрольные правительству, «творческие союзы» интеллигенции: Союз композиторов и Союз архитекторов (1932 г.), Союз писателей (1934 г.). Чуть позже на такой же основе был образован и Союз художников. Отныне «социалистический реализм» был объявлен единым и обязательным художественным каноном -методом для советской литературы и искусства.

Сталинская партийная номенклатура, установив тотальный контроль над всеми, ранее неподконтрольными в стране общественными силами и движениями, в свою очередь, стремилась «под себя» сформировать и культуру с высокими коммунистическими идеалами. А значит, полностью контролировать все низовое социальное творчество. В этом заключалось ГЛАВНОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ не только советской культуры, но и всего общества того времени. В тогдашнем советском обществе наблюдался огромный общественный подъем и массовый энтузиазм во всех областях жизнедеятельности, включая и художественное творчество. Это была во многом героическая (хотя и страшноватая одновременно), и даже спартанская эпоха, с ее культом духовного альтруизма, во всем противоположная "реакционному" и по мещански эгоистическому миру капитализма. Ведь в советской стране строился новый, самый справедливый мир в истории!

С другой стороны, партноменклатура, установив свою бесконтрольную власть, пыталась жесткими полицейско-цензурными средствами, включая и массовыми репрессиями, установить полный диктат и контроль над обществом и, разумеется, художественным творчеством. Отсюда для творчества писателей, поэтов, музыкантов и художников устанавливаются жесткие формальные ограничения. Вот почему власть и заморозила все художественные эксперименты в культуре, установив над ней небывалый в истории российской культуры государственный контроль. Идеологическому контролю благоприятствовало смена (часто физическим путем) уже бывшей дореволюционной интеллигенции, и ее замена в 30-е годы во всем послушной партийному руководству - рабоче-крестьянской. Правда, далеко не высокообразованной и культурной.

Поэтому господствующей спецификой советской культуры стала ее глубокая идеологизация, директивное утверждение единого художественного метода (канона), ограничение свободы творчества, изоляция от мировой - буржуазной культуры, утрата значительной части культурного наследия дореволюционной России. С деятелями культуры, произведения которых не соответствовали жестким требованиям «социалистического реализма», велась непримиримая борьба. Так, во второй половине 30-х годов была проведена кампания за преодоление в искусстве «формализма» и «натурализма». В формализме обвинялись Д. Шостакович, С. Эйзенштейн, Н. Заболоцкий, Ю. Олеша, И. Бабель. Художники А. Лентулов и Д. Штеренберг были названы «пачкунами со злостными намерениями» (по Дружба О.В.). Подвергались гонениям, и замалчивалось творчество М. Булгакова, С. Есенина, А. Платонова. А многих из них, причем лояльных к власти и новым общественным идеалам: И. Бабеля, В. Мейерхольда, М. Кольцова сталинская репрессивная машина и вовсе уничтожила.

И тем нее менее, заданное Революцией 1917 г. новое советское искусство 30-х гг. переживало свой расцвет. Отличительной чертой искусства стал социальный оптимизм и человек, как активный строитель новой жизни. В авангарде явно шло кино. выдающимися произведениями советского кино того времени были: «Броненосец Потемкин», «Александр Невский» С. Эйзенштейна; «Веселые ребята», «Цирк», «Волга-Волга» Г. Александрова; «Петр Первый» В. Петрова, «Чапаев» С. и Г. Васильевых; «Мы из Кронштадта» Е. Дзигана, «Человек с ружьем» С. Юткевича, «Ленин в Октябре» М. Ромма. В живописи, скульптуре творили в эти годы А Дейнека, М. Нестеров, П. Кончаловский, В. Мухина; в музыке - Б. Астафьев, Д. Шостакович и др. В литературе - романы М. Шолохова, Л. Леонова, В. Катаева, Н. Островского.

Страшные испытания во время Великой Отечественной войны, как не странно сделали культурное творчество более свободным, чем ранее. Перед угрозой смертельного врага, власть вынуждено сблизилась с народом. Сковывающий всех страх перед репрессивной машиной исчез в людях - освободив их энергию и творчество. «Не рассчитывай, что тебя спасет другой… Не уклоняйся от ответственности. Не уклоняйся от инициативы», -писал в годы войны журналист и писатель Илья Эренбург. Писатель Борис Пастернак, об этом позже писал так: «Война была благом. Люди вздохнули свободнее, всею грудью и бросились в горнило грозной борьбы, смертельной и спасительной». Деятели культуры, наряду с учеными и инженерами в области военной техники, многое сделали для завоевания победы.

Тысячи артистов и певцов эстрады и театра выезжали на фронт, вдохновляли бойцов. А целый ряд писателей: К. Симонов, М. Шолохов, А. Фадеев, М. Джалиль и др. работали в качестве военкоров. За годы войны было выпущено почти 500 киножурналов и 34 полнометражные картины (например, «Два бойца»). В произведениях литературы и искусства выражалась общая коллективная воля к победе, дух сопротивления. Мобилизация мощных сил культуры и искусства – сыграла свою весомую роль в победе советского народа в Великой Отечественной войне.

Однако многие позитивные сдвиги в культурной жизни были прерваны после войны, новым витком репрессий и новыми ограничениями и регламентациями в свободе творчества. Партийная власть привычно использовала в своих интересах, социальный энтузиазм и самодеятельную творческую энергию масс, включая и художественное творчество. Но всякий раз их гасила, когда ощущала их неконтролируемость, жестко указывая пределы свободы художника, писателя. Свобода художника в СССР, даже лояльного советской власти и социалистическим идеалам, все время находилась под жестким контролем казенного соцреализма и формализма чиновников от культуры, вплоть до угрозы репрессий.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-11-05     Просмотров: 167    

Можно также почитать из рубрики: Советская Россия

Брежневский «закат» СССР в 1976-1982 гг.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Егор Иванов
Дата: 2018-11-08

Разумеется, для жида Троцкого-Бронштейна русская культура была поперек горла. Как впрочем и для многих жидовствующих большевичков того времени.

Автор: Тертышный
Дата: 2018-11-09

Из всех фильмов 30-х годов наиболее запоминающим был Волга-Волга.

Автор: Егор Иванов
Дата: 2018-11-09

Тертышному. И главное что Волгу-Волгу не еврей снимал, а Александров. Так- между прочим.

Автор: Егор Иванов
Дата: 2018-11-09

А вообще именно евреи испортили большевизм. Сталин был глубоко прав, что их уничтожал. Народ его в этом и поддержал. Можно только себе представить сколько бы русской крови пролилось бы, если бы Троцкий встав=л у руля государства.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх