О сипайском восстании 1857 года.

Автор: Вячеслав Бакланов

Россия в первый период царствования Николая I 1825-1831. Лекция I.

Я император, - но какой ценой, Боже мой! Ценой крови своих подданных!
Николай I,
российский император

В моем лекционном курсе, царствование Николая I делится на три части - 3 лекции, исходя из трех периодов его правления: первый- с 14 декабря 1825 по 1831 г., второй - с 1831 по 1848 г., третий - с 1848 по 1855 год. На рассматриваемый первый период правления Николая I (1825-1855), легла огромная тень декабристского восстания, которая на всю жизнь травмировала императора Николая Павловича. И этот период можно еще назвать подготовительным и наиболее либеральным из всего последующего правления Николая I.

Гроза и гром декабристского восстания

Император Николай Павлович, родился 6 июля 1796 г. в семье императора Павла Петровича и императрицы Марии Федоровны. Он был третьим по старшинству сыном убитого затем заговорщиками Павла I. Его не готовили к царствованию. Правил его старший брат Александр, а за ним, из-за бездетности императора Александра I, должен заступить следующий по старшинству, брат Константин. Однако еще при жизни Александра I Константин отказался от престола, в пользу младшего брата Николая. Александр составил тайное завещание, с отказом Константина, в пользу Николая. Но затем, для всех, Александр неожиданно и загадочно умер в Таганроге (в конце ноября 1825 г.), так и не успев опубликовать это завещание.

Двор, гвардия, Сенат и столица присягнули императору Константину, находящемуся в Польше. Но Константин, будучи наместником в Царстве Польском, подтвердил свой отказ от царства- в пользу Николая. Новая присяга была назначена на 14 декабря 1825 г. Нового императора многие побаивались. Воспитанный больше в военизированном духе дисциплины, упрямый и волевой Николай, обладал более твердым, решительным характером, чем его старший брат Александр I.

Неожиданным междуцарствием решили воспользоваться члены тайных революционных обществ - Северное и Южное. Северное общество решилось на открытое восстание, с целью ареста царя (возможного его убийства), захвата власти революционерами и начала революционных преобразований. Тем более что им стало известно о том, что на столе у Николая уже лежало много доносов и скоро могли начаться аресты. Революционеры (а некоторые именно так себя и называли) предполагали, сразу, после захвата власти: ввести в действие революционный «Манифест к русскому народу». В нем предполагалось свержение самодержавия, отмена крепостного права, сокращение срока службы солдат и провозглашения гражданских свобод. Однако все пошло не по плану заговорщиков.

Собравшиеся на Сенатской площади мятежники (около 3000 солдат и 30 офицеров), выбрали пассивную тактику обороны и к тому же, оказались без лидера. Предводитель князь Сергей Трубецкой на площадь не явился. Но все попытки уговорить бунтовщиков (Милорадовичем и митрополитами) разойтись- закончились провалом. Тогда в действие вступила артиллерия. Пальба из пушек в упор покосила ряды восставших. А заодно и толпившихся зевак. Бегущих преследовали конногвардейцы- добивая. К вечеру все было кончено. Тут же начались облавы и аресты. Следом было разгромлено и Южное общество. На Украине восстал Черниговский полк, во главе с Сергеем Муравьевым-Апостолом. Но в январе 1826 г. восставшие были разбиты. А их военачальники попали в плен. Движение декабристов было подавлено по всей стране.

Уже 17 декабря 1825 г. в Петербурге приступил к работе Следственный комитет, который продолжал свою деятельность 6 месяцев. Николай I лично допрашивал декабристов, пытаясь сам разобраться в причинах и обстоятельствах их революционной антиправительственной деятельности. Чтобы в дальнейшем не допустить подобное. По суду всех декабристов разделили на 11 разрядов- исходя из степени вины каждого. Кого отправили на вечную каторгу - в Сибирь, кого лишив чинов и должностей- разжаловали в солдаты. Всего по делу к суду и следствию было привлечено около 600 человек. А пятеро наиболее опасных декабристов, объявили вне разрядов. Их повесили (П. Пестеля, К. Рылеева, Муравьева-Апостола, М. Бестужева-Рюмина, П. Каховского) летом 1826 года.

Итак, взошедший на престол России, под оружейный и пушечный гром мятежа против него, решительный Николай, беспощадно подавил первый в истории России военный мятеж революционных дворян, против самодержавной власти и феодально-крепостнической системы. Сущность предполагаемого декабристами переворота явно носила революционно-буржуазный характер. Но парадоксом России было то, что совершили эту попытку феодальные аристократы – да еще и военные, а не представители буржуазного класса. Которого, кстати, в России еще не было. Как и не было еще социально-экономических условий для свершения буржуазной революции, подобно Франции в конце XVIII века. Основная масса населения в России не была готова к таким переменам и потому буржуазно-конституционные проекты декабристов, по всей видимости, были обречены на провал.

Но декабристы как политическая сила, первыми претендовали на служение исключительно России, а не династии Романовых, как было принято в те годы. И все-таки, несмотря на очевидное историческое забегание вперед, их программа, безусловно, носила более перспективный для самодержавно-сословной страны буржуазный путь развития. Но им не повезло…Зато поражение декабристов ожесточило европеизированное и свободолюбивое российское общество. Оно стало точкой радикального отсчета, к формированию в дальнейшем мощного антиправительственного и антигосударственного движения, которое меняя свой состав (от революционных западников-демократов к народникам и марксистам) и идеологические формы, на всех парах двигалось к катастрофе 1917 г.

А вот сами события на Сенатской площади сразу же стали покрыты государственной тайной. Власть делала все, чтобы об этом событии все забыли. Особенно скрывали число погибших во время подавления мятежа. Объявили, что убитых было чуть больше 200 человек. Но по более полным данным около 1300. Из них до 900 человек - так называемой «черни»- симпатизировавшей восставшим. Сразу после подавления восстания, декабристская тема оказалась под официальным запретом, на все 30 лет николаевского правления. В тоже время само восстание и его подавление явились потрясением не только для современников, но и лично для императора Николая I. «Я император, - сообщал он брату Константину, - но какой ценой, Боже мой! Ценой крови своих подданных!»

Начало внутренних преобразований после подавления декабристского восстания (1826-1831)

Кровавый мятеж так повлиял на последующие годы правления Николая, что главной задачей своего правления, он поставил: всеми силами и способами не допустить в России возникновения новой революционной «заразы». Он так обозначил программное заявление: «Революция на пороге России, но, клянусь, она не проникнет в нее, пока во мне сохранится дыхание жизни, пока... я буду императором». Цель своей политики Николай видел в укрепление внутреннего и внешнего положения России, при этом, принципиально не меняя в ней сложившихся основ: во-первых, самодержавия и затем помещичье-крепостной системы. По словам известного дореволюционного историка Ключевского, основной задачей Николая I было: «…только поддерживать существующий порядок, восполнять пробелы, чинить обнаружившиеся ветхости помощью практического законодательства и все это делать без всякого участия общества, даже с подавлением общественной самостоятельности, одними правительственными мерами…»

У Николая Павловича, было много достоинств: природный ум, железная воля, целеустремленность, фантастическая работоспособность (до 18 часов в сутки) и умение подбирать способных исполнителей для более эффективного управления государством: бывший, раскаявшийся либерал и блестящий правовед М.М. Сперанский, шеф жандармов и глава III Отделения Е. И. В. канцелярии А. Бенкендорф, министр финансов граф Е. Ф. Канкрин, министр государственных имуществ граф П.Д. Киселёв, министр народного просвещения граф С. С. Уваров и т.д.

Причем в самом начале своего правления, Николай исключительно доверял блестящему уму и провидцу и историку Николаю Карамзину, политическими взглядами и мнением которого он очень дорожил. Карамзин регулярно наведывался во дворец и проводил свои просветительские беседы с императором, делясь с ним своей консервативной программой - что так была по душе Николаю. Рядом с Николаем, вдруг, оказался еще один видный сановник Александра I - Михаил Сперанский. Ему, уже раскаявшемуся либералу, Николай доверил написать Манифест о своем восшествии на престол 13 декабря 1825 г., а затем поручил заведовать законодательной комиссией.

В отличие от своего мятущегося брата Александра, Николай был более цельным человеком. Он, терпеть не мог либеральные конституции и парламенты, которые по его разумению вносили хаос, разрушали вековой государственный строй и неизбежно вели к разрушительным революциям. Николай был убежденным до мозга костей сторонником абсолютного самодержавия. Но он понимал его, еще и как беззаветное и личное служение императора идеи империи и государству. Причем без всяких поблажек. Его рабочий день длился до 18 часов с перерывами на сон и еду. В еде властелин самой большой империи в мире был неприхотлив. Любил щи, да гречневую кашу и часто в одну тарелку. При этом не курил и выпивал совсем немного. Вся его жизнь была регламентирована: от ранней зарядки и до обязательных вечерних гуляний (одному) по набережной Невы. «Я часовой, получивший приказ, и стараюсь выполнить его как могу»- так говорил о себе Николай I. К тому же царь был и истово верующим человеком. И искренне считал, что несет перед самим Богом личную ответственность за судьбу России.

Власть Николай понимал единственным субъектом страны. А задача общества беспрекословно повиноваться ей. Но он не был и ретроградом. Поскольку восстание и дело декабристов имело огромное значение и отражалась на общественном настроении того времени, то царь в пылу откровений называл декабристов даже «своими друзьями» и хорошо понимал, что в их требованиях много необходимого что нужно менять в действительности. Вот почему Николай приказал подготовить для себя «свод показаний членов злоумышленного общества о внутреннем состоянии государства», который постоянно находился у него на столе. Впрочем, даже его убежденность в необходимости ряда преобразований, нисколько не повлияла на решительное изменение уже отживших архаичных институтов и жизненных устоев.

В отличие от прежних императоров, Николай I, особенно после мятежа декабристов, усомнился в безусловной преданности дворян самодержавию. И стремился в ходе своего правления опираться на беспрекословно преданных ему лично чиновников. Включая и разночинцев. Его идеалом стала полицейско-бюрократическая империя, с общественным единомыслием, которую он все 29 лет под себя выстраивал. Что лично контролировать все нити государственного устройства, был создан самый высший государственный орган в империи: «Собственная Его Императорского Величества Канцелярия», в которой было несколько отделений. Первое отделение, ведало личной корреспонденцией и перепиской императора. Во втором- сосредотачивались законодательные дела. Четвертое отделение занималось благотворительными учреждениями (школами, приютами и больницами).

Главным помощником, близким другом царя, на страже порядка и спокойствия империи- ключевой задачи царствования Николая I, стал граф Александр Христофорович Бенкендорф. Он еще при жизни Александра I обращался к нему с особыми записками, где настоятельно рекомендовал: создать специальную тайную полицию (которая тогда была во всех странах Европы) и запретить все нелегальные и известные тогда (!) политические клубы и собрания в стране. И лишь с восшествием на престол Николая I эти советы и рекомендации Бенкендорфа, были немедленно воплощены в жизнь. 26 июля 1826 г. Бенкендорф был назначен на должность «Главного начальника III отделения Собственной Его Величества Канцелярии». Одновременно он был назначен шефом жандармов- тайно политической полиции.

Третье отделение (по примеру других европейских стран) стало вербовать тайных сотрудников- осведомителей, а затем их негласно внедрять во все общественные организации и кружки страны. Причем в поле зрения тайной службы были не только лица, склонные к антиправительственной деятельности, но и религиозные сектанты, особо опасные уголовные преступники, дела крепостных крестьян и наконец, деятельность всех высших должностных лиц в империи- включая министров Николая I. Бенкендорф приобрел огромную власть и неизбежно стал объектом безудержной критики в высших и низших кругах образованного русского общества.

Огромное внимание Николай I уделял системе образования. Но при этом считал, что западноевропейское просвещение, начиная c XVIII века губительно для монархическо-верноподданной России. Сразу после восшествия на престол он заявил: «Говорят, что я - враг просвещения. Есть два просвещения: западное развращает их, я думаю, самих, совершенное просвещение должно быть основано на религии». Вскоре Николай надет себе такого помощника в этой сфере, который сможет воплотить мечты императора о «правильном образовании». Им станет министр просвещения, граф С.С. Уваров.

С самого начала Николай I заявил, что желает, чтобы жизнь в стране регулировалась законом. Чтобы навести элементарный порядок в империи, где существовало с давних лет множество указов, распоряжений, законов и причем мало кто о них знал, Николай поручил в 1826 г. М. Сперанскому провести огромную работу по систематизации (кодификации) законодательства. Сам царь лично контролировал эту работу. Другой важнейшей проблемой встала перед царем плачевное состояние государственных финансов. Еще со времен Екатерины II, в обращении ходило много бумажных денег- «ассигнаций», которые к началу правления Николая во многом обесценились. За 1 рубль ассигнациями давали не более четверти стоимости серебряного рубля. При финансовых расчетах произвольно устанавливалась оценка стоимости денег, что вело к неразберихи и потери доверия к национальной валюте. Для решения этой сложной задачи, царь обратился к графу, министру финансов, Егору Канкрину- выдающемуся финансовому деятелю того времени.

Крестьянский вопрос, система первобытного по меркам века крепостного права, с самого начала попала под личный контроль императора Николая. Николай, как и его брат Александр, отдавал себе ясный отчет, что крепостное право есть зло, и что его рано или поздно надо отменить, для спокойствия и благотворного развития империи. В тоже время он понимал, что дворяне- помещики, на котором стоит вся имперская государственность, будут категорично против. Значит, к этому сверхчувствительному в стране и важнейшему вопросу- надо относится крайне осторожно и желательно подготовить его решение в глубокой тайне. Так при Николае I один за другим стали появляться тайные секретные комитеты по крестьянскому вопросу, а попутно в жизнь стали проводить законы облегчающие жизнь помещичьих крестьян.

Внешняя политика Николая I в 1826-1831 гг

Николаю I от своего предшественника досталось следующее внешнеполитическое наследство: министр иностранных дел- Карл Нессельроде (который так и остался на своем посту), ключевое участие России в монархическом «Священном Союзе» и нерешенный «Восточный вопрос». Последний, более решительно настроенный Николай и хотел решить в свое царствование. Огромная Османская империя, сильно ослабла, ее сотрясали сепаратизм окраин и национально-освободительные движения на Балканах. Борьба православных греков за независимость, жестоко подавляемая турками, находила сочувственный отклик в Европе и особенно в православной России. Николай был готов к войне с Турцией, и ему удалось политически привлечь на свою сторону Великобританию. Под давлением обеих держав Османская империя вынуждена была заключить с Россией Аккерманскую конвенцию (1826), обязывающая Стамбул соблюдать автономные права Молдовы, Валахии и Сербии.

Война с Турцией все равно была неизбежной. Однако первым в военный конфликт с Россией вступила Персия- подталкиваемая британской дипломатией. Подготовленная английскими офицерами иранская армия вторглась в южную часть восточного Закавказья. Положение русских усугублялось широко развернувшимся повстанческим антироссийским движением горцев Северного и Южного Кавказа. Там война началась еще при Александре I в 1817 г. В 20-е годы борьба кавказских горцев-мусульман приобрела отчетливое религиозно-идеологическое направление, получившее название «мюридизм». Правоверные мюриды, главным путем своего исламского совершенствования считали участие в войне против «неверных»- русских. Идея священной войны- газавата- стала главенствовать в политическом движении мюридизма в горах Дагестана и Чечни. Все годы русско-иранской войны 1826-1828 и русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и позднее, там не прекращалась партизанская война против русских войск.

А вот фронтальная война с Персией сразу показала полное военное превосходство России. Потерпев поражение, Персия подписала выгодный для России Туркманчайский договор (1828). По которому к России отходила большая часть Армении и Азербайджана, да еще при выплате денежное контрибуции. Туркманчайский мир во многом стал заслугой блестящего дипломата и сочинителя Александра Грибоедова, которого толпа религиозных фанатиков растерзала в здании самой дипмиссии. Чтобы разрешить грандиозный дипломатический скандал, шах направил Николаю один из самых известных в мире алмазов (знаменитый «шах»), подтвердив выполнение условий подписанного Туркманчайского мира. С этого договора, Персия стала утрачивать свою державную субъектность. Неслучайно, Фридрих Энгельс впоследствии указывал, что «Туркманчайский договор превратил Персию в вассала России».

Следом назрела война с Османской империей. К этой войне подтолкнула морское сражение между франко-британско-русской эскадрой и турецко-египетским флотом в Наваринской бухте в октябре 1827 г. В ходе, которого объединенный османский флот был уничтожен. И это сильно помогло грекам, борющимся за свою независимость. Но, характерно, что османский султан во всем обвинил лишь Россию и объявил ей войну. Россия в военй преследовала как геополитические цели: продвижения в дунайские княжества и в Закавказье, так и политико-религиозные- желание помочь единоверным христианам Балкан получить долгожданную независимость от турок. Еще одной более далекой целью, на тот момент, казалось бы не имеющей свое разрешение- было стремление России овладеть черноморскими проливами вместе с Константинополем- Стамбулом- тогдашней столицей Османской империи.

Русско-турецкая война шла на двух фронтах: европейском, где шла борьба за Молдову и Валахию, и кавказском, в районе побережья Черного моря. Русские войска заняли турецкие города-крепости на Черном море- Анапу и Поти, крепость Карс и город Эрзерум. А в августе 1829 г. русский корпус под командованием Ивана Дибича подошел к городу Адрианополю. До Стамбула оставалось около 120 км, и в самой столице началась паника. Британия и Австрия забеспокоились за судьбу Стамбула. Султанское правительство запросило мира. 2 сентября 1829 г. был заключен русско-турецкий Адрианопольский мир, по которому России отошел Ахалцыхский район Грузии и все побережье Черного моря от реки Кубань до города Поти. Плюс Стамбул выплачивал Петербургу 33 млн рублей контрибуции. По этому миру Стамбул признавал самостоятельность Греции, с условием выплаты небольшой дани в пользу султана. Теперь Россия приблизилась к полному решению Восточного вопроса.

Польское восстание прибавило хлопот империи, только развязавшейся с войнами против Ирана и Турции. Вначале поляки признали власть нового императора, который в 1829 г. в варшавском королевском замке возложил на себя польскую королевскую корону и принес присягу в присутствие польского сейма и депутатов воеводств (областей). Для абсолютиста- Николая I такая присяга противоречила его самодержавным убеждениям, но он повиновался этому как верховный солдат. Впрочем, уже тогда, польская аристократия и шляхта почти не скрывали своих антирусских воззрений. На волне увлечения общеевропейским романтическим национализмом в польской молодежной элитной среде ширилось убеждение в необходимости создания польского независимого национального государства. Но поляки при этом стремились воссоздать Речь Посполитую в границах 1772 г, с присоединением к Польше малороссов и белорусов.

Июльская революция 1830 года во Франции стала пусковым толчком для польских националистов, начавших антироссийское восстание. Уже первый же день восстания, 29 ноября 1830 г., чуть не стоил жизни наместника Польши- брата Николая- Константина Павловича. Заговорщики ворвались в его резиденцию с криками «Смерть тирану!». Великому князю удалось бежать, а восставшие вскоре захватили весь город. (Подробнее в моей статье "Царство Польское - западная окраина Российской империи в первой половине XIX века"http://historick.ru/view_post.php?id=137&cat=15 ).

Восставший Сейм низложил Николая I как короля польского и создал вначале режим военной диктатуры, которая вскоре была заменена национальным правительством во главе с магнатом Адамом Чарторыйским. Наспех собранная 80 тысячная польская армия вступила в противоборство с николаевской империей, которое на тот момент было самым сильным государством мира. Тем не менее поляки храбро сражались против русской армии, но уже 26 мая 1831 г. российская армия фельдмаршала И. Дибича разбила армию польских повстанцев в битве под Остроленкой, открыв путь на Варшаву. Но только 7 сентября 1831 г. после ожесточенного штурма русскими войсками была взята Варшава.

Восстание было жестоко подавлено всей силой николаевской Российской империи. Многочисленная часть польской политической, военной и духовной элиты уехала на европейскую чужбину и там, в эмиграции, продолжала вести борьбу с романовской Россией, создавая в Европе негативный антироссийский общественный фон. Европейские газеты описывали зверства русской армии в подавлении польского восстания. С этого времени русофобия стала непременным фактором общественно-политической жизни Западной Европы, в печатных изданиях Россия фигурировала как мрачный оплот деспотизма и рабства.

Зато «неблагодарность поляков» дала возможность Николаю освободить себя от обязанности соблюдать «богопротивную» конституцию, которая как военный трофей была привезена в Москву вместе со знаменами побежденной польской армии. Упразднялся Сейм и прежний Государственный Совет, министерства были заменены комиссиями, польские воеводства были переименованы в губернии. Ликвидирована была и национальная польская армия, а несколько десятков тысяч солдат и офицеров сослали в Сибирь и на Кавказ. Отныне польские солдаты и офицеры были обязаны служить только в российской армии.

Таким образом, громкими победами, по всему периметру своих границ Россия убедительно продемонстрировала всем, что она является военной державой № 1 в Европе и мире. Другое дело, что характер феодально-земледельческо-крепостнической империи, уже не соответствовал новым веяниям передовой на тот момент буржуазной эпохи. Однако осознание российской отсталости и к европейским соседям и к руководству могущественной на тот момент империи, придет позднее.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-07-24     Просмотров: 171    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Кузьмич
Дата: 2018-07-25

ПРи Николае палкине муштры было много, а штуцеров наоборот. Вот Крымскую войну и продули.

Автор: Антон
Дата: 2018-07-25

Ничего хорошего бы декабристы России не дали бы. Началась революция и гражданская война. А результат ее известен.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх