Западноукраинский нелегальный национализм в СССР во второй половине 50-х- начала 60-х годов XX века.

Наша власть должна внушать ужас
Степан Бандера,
украинский нацист

В отечественной историографии уже сложился некоторый консенсус по поводу того, что разрушительный для многонационального СССР этнонационализм был заложен в самом фундаменте союзного государства, в силу его национально-территориальной государственности. Поэтому можно сказать, что мука этнонационализма в СССР мололась не где-нибудь в темном «антисоветском» подвале, а на самой официальной «мельнице» советской партийно-государственной системы, причем всегда, но в некоторые периоды меньше, как при Сталине, а в другие периоды (как при Хрущеве и Брежневе) больше.

Хрущевский же период, в силу отказа от репрессивного унификаторства национальных окраин, более либеральной политики в национальном вопросе, расширения различных прав (политических, культурно-языковых и т.д.) народам и национальным меньшинствам СССР, объективно способствовал «производству» разрушительного для всей страны этнонационализма. Другое дело, что питательная среда для этнонационализма и даже сепаратизма в разных регионах и республиках СССР была разной. Тут многое зависело от того, насколько близкой в этнокультурном плане была та или иная территория к русскому центру, сколько времени та или иная территория находилась в составе СССР, как быстро проходили модернизационные процессы по социалистической модели и т.д.

Западная Украина в силу многовекового отрыва от русской православной цивилизации, длительного пребывания в составе других государств (Австро-Венгрии и Польши), позднего присоединения к СССР (в 1939 г.), наличия униатской церкви, а затем и свитого здесь «гнезда» радикально-экстремистского украинского национализма (бандеровщины) и откровенной русофобии, по всем параметрам была для советских властей на Украине в 50-е годы, крайне сложным этноконфессиональным регионом. Только к середине 50-х гг. удалось сломить и ликвидировать вооруженное подполье (ОУН-УПА), при этом арестовав и ликвидировав большинство их участников.

Однако выведя свои штаб-квартиры во враждебные СССР западные страны, западно-украинские националисты наследники С. Бандеры, А. Мельника и других лидеров, развернули активную антисоветскую борьбу на деньги США и других западных стран, став открыто сотрудничать со спецслужбами этих стран. Характерно, что в своей подпольной подрывной антисоветской деятельности, эти эмигрантские центры исповедовали при этом не только оголтелый антикоммунизм, но и русофобию, включая ненависть к русифицированным восточноукраинцам- «москалям». Но и КГБ СССР не дремал. Внедренные в эмигрантские центры ОУН, агенты и осведомители КГБ своевременно докладывали центру обо всех готовящихся подрывных акциях и мероприятиях ОУН на Украине (Бобков Ф.Д. КГБ и Власть).

Вот только организация ОУН, даже после своего разгрома на территории проживания западноукраинского населения продолжала пользоваться определенной популярностью среди части этого населения. Более того, чтобы больше привлечь к себе сторонников из социалистической Украины программа ОУН в 50-е гг. претерпела существенные изменения, стала более демократичной. Особенно это касалось земельного вопроса. Там в частности утверждалось, что, помимо уничтожения ненавистного для многих украинских крестьян колхозного строя, земля будет передаваться в собственность крестьянам на основе семейного землепользования, а о возвращении ее бывшим помещикам речи уже не велось (ЦХСД, Ф5, Оп. 64, Д.99).

Однако, даже несмотря на уничтожение вооруженного подполья в Западной Украине и слабость связей с эмигрантскими националистическими центрами- все в результате привело к тому, что западноукраинский национализм во второй половине 50-х гг. стал воссоздаваться на автономной платформе, в условиях и крайне «неблагоприятного» для него «социалистического строительства» экономики, политико-общественной сферы, культуры и образования. Всему виной- мощные исторические корни западноукраинского национализма, присущее массе местного населения сохранение здесь несоциалистического (то есть частнособственического) мировоззрения, помноженные на силу сопротивления советским модернизационным процессам и наличие большого количества репрессированных родственников за националистическую антисоветскую деятельность, все это и привело к формированию на территории Западной Украины нового витка нелегального национального движения.

Ударной силой его стали подпольные организации экстремистского типа (в основном из молодежи). Здесь, как и в Прибалтике, в 50-е годы возникают нелегальные группы школьников и студентов, носившие ярко выраженный националистический характер. Эти группы не имели связи ОУНовскими эмигрантскими центрами. В своей практической деятельности занимались распространением листовок с антисоветским содержанием и вывешиванием буржуазно-национальных украинских флагов. Так, в марте 1957 года в городе Стрый Дрогобыческой области обнаружены были листовки с призывом к молодежи организовывать такие политические комитеты «За самостийную Украину». Листовки, написанные от руки и подобного содержания, от имени комитета, называющего себя «Свобода народу», были обнаружены в городе Сумы (ЦХСД, Ф. 5, Оп. 31, Д. 90.).

Все эти молодежные организации и группы большого успеха не имели и легко пресекались органами КГБ, однако сам факт их существования говорил об устойчивой оппозиции части молодежи этих областей к существующей власти. К тому же, в отличие от более спокойных восточных регионов Украины и в последующие годы на Западной Украине продолжали иметь случаи убийств советских и партийных работников, поджоги партийных и хозяйственных зданий и другие случаи «вредительств» (ЦХСД, Ф. 5, Оп. 31, Д. 90.).

В западноукраинском национальном движении в отличие от центральных и восточных областей Украины (где доминировали преимущественно мирные культурно-языковые цели украинского национализма во главе с интеллигенцией) четко присутствовал так же и политический характер - стремление получить независимость путем выхода из состава СССР. В какой-то степени это и сближало западноукраинский национализм с национализмом в республиках Прибалтики, только, вероятно уступало им по размаху.

В самом конце 50-х годов (по сведениям КГБ) подпольные молодежные кружки и группы уступают более серьезным и более организационно оформленным объединениям. Молодежный состав некоторых из них сменяется людьми более старшего возраста. Как это было в подпольных группах «Украинский рабоче-крестьянский союз», «Группа юристов и историков», «Незалежность»- ликвидированные КГБ в конце 50-х годов. Все эти организации ставили целью добиться независимости Украины от союзного государства, используя при этом как легальные, так и нелегальные методы борьбы. В декабре 1958 года были арестованы 10 участников действовавшей в г. Иванове-Франковске «Объединенной Партии Освобождения Украины», все они были приговорены к различным годам заключения (Кошеливец И.).

Негативное отношение к советскому строю, подогреваемое чтением зарубежной националистической литературы, агитацией униатских священников выразилось в отстаивании некоторыми западноукраинскими активистами «освободительного движения» открытого неприятия советской власти и вооруженной борьбы с ней. Так, например, во Львовской области раскрыта и ликвидирована органами госбезопасности организация «Украинского националистического комитета» (УНК). Его участники количеством 20 человек, судимые ранее за националистическую деятельность, колхозники и рабочие ставили своей задачей активную террористическую антисоветскую деятельность, в которую входило убийство видных партийных и хозяйственных работников, совершение различного вида диверсионных актов, имевших целый арсенал огнестрельного оружия-17 стволов! Двух самых активных участников этой организации И. Коваля, И.Б. Гришина приговорили к расстрелу (ЦХСД, Ф. 2, Оп.1, Д. 626.).

Похожие цели преследовала возникшая в 1961 году националистическая группа Гогуся, участниками которой были активные в прошлом оуновцы. Как свидетельствуют источники, участники группы предусматривали в случае осложнения международной обстановки открытое вооруженное выступление против советской власти (Там же.). Активную антисоветскую и националистическую пропаганду с вербовкой новых членов в свою организацию вела группа судимых ранее оуновцев на территории Львовской, Волынской и Ровенской областях. По делу этой группы было арестовано 5 ее активных участников (ЦХСД, Ф. 2, Оп.1, Д. 626.).

Еще одна такая националистическая группа, возглавляемая рабочим Пахолоком, была ликвидирована во Львовской области в 1963 году (ЦХСД, Ф. 5, Оп. 55, Д. 71). В среде лидеров и активистов украинского национализма активное участие принимали как бывшие, так и подпольно действовавшие униатские священники (униатская церковь была запрещена в 1946 г.). Например, молодежной организацией, раскрытой в Львовской области, руководил бывший униатский священник Винницкий. Организация занималась распространением националистической и религиозной литературы и имела на вооружении 4 пистолета.

Среди западноукраинской молодежи подпольных экстремистских организаций имя С. Бандеры по-прежнему символизировало образ последовательного и несгибаемого борца за свободу и независимость Украины от «русско-коммунистического ига». Так, 1962 году в Львовской области была ликвидирована органами госбезопасности молодежная организация, носившая имя Бандеры. Участники ее имели подпольные клички, принимали присягу на верность «Самостийной Украины», проводили нелегальные собрания, где обсуждали вопросы ведения борьбы против советской власти, приобретения оружия, шрифта, изготовления и распространения листовок, уничтожения путем поджогов колхозного и государственного имущества.

Наиболее распространенными методами действий нелегальных организаций было распространение антисоветских листовок, анонимных писем и срывание советских государственных флагов. Только за 1962 год на Украине органами госбезопасности было зафиксировано 204 случая распространения листовок общей численностью около 2000 экземпляров; в адреса государственных и партийных учреждений поступило более 1000 анонимных писем, часть из которых была с угрозами; сорвано 7 государственных флагов и вывешен один буржуазно- национальный флаг (ЦХСД, Ф. 2, Оп. 1, Д. 626). Всего же в Украинской ССР в 1961-62 годах раскрыто и ликвидировано 10 нелегальных молодежных групп и организаций националистического характера (ЦХСД, Ф. 2, Оп. 1, Д. 626).

Нельзя сказать, что партийно-советские органы и КГБ, стремились только лишь репрессивными мерами задавить национально-оппозиционное движение в западных областях республики. Как и везде в СССР здесь велась активная воспитательная и профилактическая работа среди молодежи, по недопущению буржуазно-националистического влияния. Однако и здесь наметились свои прорехи. Как сами отмечали в своих служебных справках органы безопасности, негативное влияние на молодежь и другие возраста оказывали возвратившееся из мест заключения украинские националисты.

По местным сводкам КГБ, все возвратившееся из мест заключения националисты пытаются занять руководящие должности, группируясь вместе, собирают своих единомышленников, ведут националистическую пропаганду. Анализ допросов многих арестованных участников молодежных националистических групп показал, что многие из них вступили на путь борьбы с советской властью под влиянием прочитанной эмигрантской националистической литературы и лиц участников оуновского националистического движения.

По тем же оценкам, а также архивным документам местных партийных органов, вначале 1980 гг. в общем контингенте лиц обкома партии и райкомов Львовской области доля лиц украинской национальности, реабилитированных в 1955-1959 гг., и репатриантов превышала 30%; по парторганам Волынской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей этот показатель составлял от 35% до 50%. Параллельный процесс развивался и с внешней стороны, так как с середины 1955 года возвращались украинцы и из-за заграницы. Причем, уже в 1955-1958 гг. вернулось, в целом, не меньше 50 тыс. человек, в последующие 10-15 лет – еще около 50 тысяч (по Полищук В.В.).

Массовые потери в своих рядах и осознание неэффективности вооруженного подполья в борьбе с советской властью приводит некоторых лидеров оуновского движения к решению изменить тактику борьбы. В связи с этим следует привести слова бывшего руководителя Львовского краевого «провода» ОУН Заставного, который в беседе со своим соратником заявил: «Период борьбы с пистолетом и автоматом закончился. Настал другой период -период борьбы за молодежь, период врастания, в Советскую власть с целью ее перерождения под большевистскими лозунгами…Наша цель- проникать на всевозможные посты, как можно больше быть в руководстве промышленностью, транспортом, образованием, в руководстве молодежью, прививать молодежи все национальное …» (ЦХСД, Ф. 5, Оп. 33, Д. 230.).

К такому же решению стало склоняться и закордонное руководство ОУН и других националистических украинских зарубежных структур. А именно отказу от преимущественно нелегальной вооруженной борьбы в пользу постепенного внедрения в партийные и государственные структуры Украинской ССР. Украинские националисты и за рубежом и внутри страны, исходя из анализа сложившейся политической ситуации в СССР, в связи с приходом к власти Хрущева и существенных уступок центра в пользу национальных республик резонно посчитали, что отныне неодолимых препятствий со стороны местных властей не будет. Кроме того, большинству «возвращенцев» практически не чинились препятствия для вступления в комсомол или в партию.

И даже больше. По словам украинского историка и политолога И.В. Секирина западноукраинское подполье и активные участники УПА-ОУН во второй половине 50-х годов стало получать негласную поддержку со стороны местных советских властей. «Затем, в 1950-1960-х годах, началось тихое восстановление ОУН. Начали они с выдвижения своих людей на партийные и хозяйственные посты; были случаи приёма проводников идей ОУН и политреферентов ОУН в комсомол, с дальнейшим карьерным ростом» (по Чичкин Алексей).

Новый воцарившейся «хозяин» Украины (с 1963 по 1972 г.), первый секретарь ЦК КПУ П. Шелест слыл украинофилом. При Шелесте, любившем заигрывать с представителями творческой украинской интеллигенции, резко выросло издательство украиноязычной литературы и периодики, продолжался процесс украинизации республики, начавшийся еще с 1955 г. Теперь даже на официальных и других мероприятиях представители властей советовали выступавшим говорить на украинском языке. Возвратившиеся в Украину бывшие оуновцы, отныне практически уже не скрывались от лояльных к ним властей, вступая в комсомол и партию, они тем самым интегрировались во властные этажи западноукраинского общества, неся в него свою абсолютно чуждую советскому интернационализму националистическую идеологию.

Как свидетельствовал все тот же И. Секирин: «В 1974 году я приехал на Западную Украину, и мои друзья рассказали, что на многих высоких партийных и хозяйственных постах, не говоря о мелких, особенно в сельской местности, в Ровенской, Львовской, Ивано-Франковской областях стоят люди ОУН. Бывший до 19 мая 1972 года первым секретарём ЦК КП Украины П.Е. Шелест скрывал всё это от Москвы» (Чичкин Алексей). Комментарии как говорится излишни.

Так при фактическом попустительстве украинских властей происходила удивительная смычка откровенных националистов-«независимцев» с членами правящей партии. Подспудно с этим начались процессы ползучего перерождения западноукраинской партийной и государственной элиты, которые еще больше способствовали размыванию и вытеснению там советской и социалистической идентичности.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-05-21     Просмотров: 136    

Можно также почитать из рубрики: Национальный Вопрос

Автор: Никита
Дата: 2018-05-22

вот не до давили бандеровцев после войны. Теперь они в хохландии наводят свои порядки, издеваются над русскими.

Автор: Михал Лукич
Дата: 2018-05-23

«Период борьбы с пистолетом и автоматом закончился. Настал другой период -период борьбы за молодежь, период врастания, в Советскую власть с целью ее перерождения под большевистскими лозунгами…Наша цель- проникать на всевозможные посты, как можно больше быть в руководстве промышленностью, транспортом, образованием, в руководстве молодежью, прививать молодежи все национальное …» Все сбылось, как эти твари напланировали. И где сейчас совецка власть? Все просрали.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх