Российский исторический процесс в исследовательской логике цивилизационно-формационного синтеза.

Основы цивилизационной идентичности России следует искать в самой России, в ее русско-российской сущности
Николай Козин,
российский философ

Русь, а затем и Россия, прежде чем оформится в целостную и устойчивую суперсистему – цивилизацию континентального масштаба со своими присущими ей специфическими признаками, прошла немалый и нелегкий путь своего роста - от зарождения в качестве византийско-православной периферии, до нынешней миросубъектной роли. Как и почему это произошло? Каким образом следует осмыслять и концептуализировать исторический процесс России? На это у каждого исследователя есть свои версии и подходы. В данной работе автор предлагает в сжатой форме рассмотреть исторический процесс русско-российской цивилизации в оптике цивилизационно-формационного интегрализма.

Откуда есть пошла русско-российская цивилизация?

Исходя из сложившегося в цивилизационной теории классификации о первичных цивилизациях (возникающих на «голом месте» после распада первобытнообщинного строя), вторичных (на основе ранее существовавших цивилизаций) и периферийных (вдали от очагов цивилизации), русская цивилизация относится к последним. Автор разделяет концепцию известного отечественного философа и культуролога Игоря Яковенко, о том, что российская цивилизация сложилась на периферии ряда центров локальных цивилизаций, в отличие от западнохристианской- сформированной на твердом культурном слое погибшей античной цивилизации.

По мнению Яковенко, периферийная цивилизация, по сравнению с вторичной изначально имеет более низкие стартовые позиции. Поскольку она формирует свой культурный ландшафт «с чистого листа», имеет население, чья культурная память окончательно не освободилась от представлений догосударственного существования и обладает слабой устойчивостью. Отсюда такие цивилизации способны распадаться. «Периферийные цивилизации характеризуются высоким (сравнительно с вторичными) уровнем хаотизации социокультурного пространства. Общества, принадлежащие к периферийной цивилизации, крайне болезненно переживают процессы динамизации».

Отныне, выбраться из своего периферийного положения (удаленного от культурных центров цивилизаций Запада и Востока), выйти на перекресток важнейших исторических цивилизаций, сблизиться с наиболее продвинутыми в культурном и материальном развитии народами, найти свою заветную дорогу, ведущую прямо к мировому центру человеческой цивилизации, стало заветной мечтой всех правителей и элиты Руси, а затем и России. В этом отношении редкая амбициозность русского народа проживавшего на периферии и Востока и Запада, стала своего рода мощным самодвигателем, в его удивительной по драматизму и накалу борьбы со всевозможными препятствиями в своей истории.

Исторически, географически и культурно русский цивилизационный и культурный мир являлся частью единой христианской цивилизации, начало которой положил еще христианский Рим. Точнее единая Римская империя, в имперских границах которой и зародилась эта великая цивилизация. Впоследствии в силу ряда политико-конфессиональных причин, произошло некоторое размежевание внутри христианского мира на западнохристианскую и восточнохристианскую традицию. Так сформировались две локальные цивилизации: западнохристианская во главе с Римом и восточнохристианская во главе с Восточно-Римской Византийской империей.

Наследницей восточнохристианской традиции и стала Русь, принявшая от Константинополя православие. Вначале Киевская Русь представляла собой пусть и амбициозный, но все равно лишь периферийный мир многосоставной православной цивилизации возглавляемой Византией, наряду с сербами, болгарами, греками. Русский этнокультурный мир складывался в устойчивую локальную цивилизацию постепенно и опираясь сначала на мощное цивилизующее влияние могущественной восточнохристианской Византии, а затем в борьбе с кочевниками Степи- вплоть до появления московской Руси.

Принятие Русью многих цивилизующих форм, как в политике, так и культуре от Византии, неизбежно вбило клин между дальнейшим развитие Руси и католического Запада, чьи исторические судьбы стали расходится. Как пишет исследователь Н. Хренов, расхождение между российской и западной цивилизациями будет всегда, ибо, породнясь, в свое время с Византией и ассимилировав ее духовный потенциал, Россия уже тем самым стала альтернативой Западу, ибо альтернативой Западу, была прежде всего Византия».

На складывание русской цивилизации, помимо сурового климата и худородных почв, также большую роль оказал негативный внешний фактор. Накатывающиеся на Русь орды номадов неизбежно не только способствовали усилению централизации русской государственности, но и ее милитаризации. Хотя кочевая Степь в цивилизационном плане не могла серьезно изменить Русь - в силу слабости печенегов, половцев. А вот с монголами все было иначе. Монголы смогли подчинить себе Русь, причем на века. И через Орду Русь перекачивала социально-политические технологии, принципиально иные, чем в феодально-децентрализованной Европе. Так была окончательно заимствована от Орды вотчинно-государственная система – особая азиатская формация. Хотя движение к ней было заметно на Северо-Востоке Руси еще при властном князе Андрее Боголюбском.

В Северо-Восточной Руси со времен Александра Невского, возобладала традиция (за исключением вольно-аристократических республик Пскова и Новгорода) быть открытыми для кочевого Востока и закрытыми для католического Запада. Из двух политических ассимиляций: западной и восточной, Восточная Русь (без Новгорода) выбрала (во многом вынужденно) восточную. В то время как Литва, покорив нынешних украинцев и белорусов, выбрала ассимиляцию западную и в итоге приняла католицизм.

Единая ранее древнерусская народность расщепилась на три братских народности (малорусский, белорусский и великорусский) оказавшиеся теперь под властью разных чужеземных политических центров (Подробнее в моей статье «Русь Западная и Русь Восточная в XIV- XVII вв. Политико-цивилизационное измерение». http://historick.ru/view_post.php?id=200&cat=6). Византийское цивилизационное влияние уступает место ордынскому. Восточная модель для Руси означало социально- политическое развитие по изоляционистско-азиатскому пути, основанному не на политико-общественно-договорной власти, а на автократической системе правления.

Так, начиная с XIV века, Восточная Русь развивалась, пополняя свой цивилизационный ресурс не со стороны развитых государств-обществ Византийской империи и Западной Европы, а Золотой Орды. А Орда, по словам И. Яковенко представляла собой восточное ранневарварское общество, также сформировавшееся по той же периферийной модели, но уже Востока. Поэтому, в отличие от Южной и Западной Руси Северо-Восточная Русь вобрала в себя не только славянско-языческий и византийско-православный компоненты, но к ним был еще добавлен ордынский компонент в виде заимствованной азиатской социополитической системы, именуемой мной как вотчинно-государственная система.

Ее базовые черты: полная подконтрольность общества государству- государю; отсутствие частной собственности; господство бюрократии; мобилизационно-силовая система управления обществом (подробнее в моей статье О вотчинно-государственной системе. http://historick.ru/view_post.php?id=10&cat=8) - сложились во многом вынужденно, в условиях нерентабельного в суровых климатических условиях сельского хозяйства и крайне неблагоприятного геополитического положения русских земель, которые веками отстаивали свою независимость от Орды, а затем и ее преемников - татарских ханств.

Сложившаяся на Северо-Востоке Руси, к XVI веку, русская локальная цивилизация, в длительных условиях чужеземного господства и изоляции от других христианских центров выработала специфические черты (среди них: монашеская мироотреченность и стремление воплотить в земной жизни небесный идеал), отличающие ее не только от западнохристианской цивилизации, но даже и от византийской православной цивилизации. Хотя с последней ее многое роднит. Многими исследователями замечено, что русско-российская цивилизация государственноцентрична. Более того, для нее исторически была характерна ярко выраженная имперская форма существования (начиная с XVI века), при которой многие народы и культуры, вошедшие в состав русско-российской империи, благоприятно развивались (некоторые до уровня самостоятельных наций-государств) под цивилизующим влиянием и государства и русской культуры.

Вполне можно согласиться с Вадимом Цымбурским, который в качестве основных признаков российской цивилизации отмечает, во-первых, исключительную роль государства как главного цивилизатора и, во-вторых, конвергенцию культурных и политических функций. Вот почему в истории России политические кризисы всегда сопровождались с кризисами самоидентичности.

Имперский фактор русско-российской цивилизации

Все крупные локальные цивилизации проводят свои экспансии именно в имперской форме. Не исключением из этого ряда была и русско-российская цивилизация. И если ранее для всего восточно-христианского мира главным центром был Константинополь, то начиная с XVI века, таким центром становилась Москва, куда зачастили ездить вселенские православные греческие патриархи. Имперская модель, сначала московских великих князей, затем и царей, органично наследовала сразу две имперские традиции: византийскую и ордынскую.

Причем Москва сразу же предъявила свои притязания на все территориальное наследие Золотой Орды- начав присоединять татарские ханства. Сила и мощь русской цивилизации, опиралась не только на людские ресурсы (а их в XVI -XVII вв. было не так и много по сравнению с многолюдными европейскими странами), а на жертвенность самого населения отмобилизованное властями, помноженное на честолюбие русских царей и наконец, на культурную терпимость русских колонизаторов – перенятую от веротерпимой Орды.

В XVI -XVII веках, пребывающие в лоне православной церкви русские цари, строили, исключительно русскую православную империю (принимая малороссов), противостоя здесь больше экспансивной католической Польше, чем мусульманской Турции. В петербургский период светского западничества, с XVIII и до конца XIX вв., Россия, благодаря масштабным завоевательным войнам сумела вобрать в себя огромные пространства с населением (на западе и востоке) относившимся к цивилизационным ареалам уже не исконно русско-православного этноса. Так незаметно русская цивилизация постепенно удвоилась - став уже русско-российской, но не потеряла при этом своего доминирующего русского ядра. Характерно также, что начиная с Петра Великого, Россия в качестве основной имперской традиции выбрала западноевропейскую модель - включая и титулатуру.

Впрочем, это отнюдь не означало, что византийская и ордынская имперские модели были безвозвратно утрачены. Российские власти их использовали больше на имперской периферии, и там где это было необходимо. Например, византийскую в отношении славян Балкан и «дома» - в отношении православных ортодоксов, а ордынскую, восточную модель на восточных окраинах империи. Там даже иноверных российских императоров были принято называть в соответствии с восточной традицией «белыми царями».

Запад для России стал тотально значимым субъектом и «Другим», на который Россия равнялась и в то же время Запад все годы романовского петербургского периода выступал в качестве ключевого геополитического соперника- в лице Швеции, Пруссии, затем наполеоновской Франции и наконец Великобритании. Как пишет И. Яковенко, «история России последних столетий - история вестернизующегося общества, сохраняющего противостояние Западной Европе». В любом случае и конфликт с передовым Западом, и культурные заимствования у него были для стадиально более отсталой России продуктивными (с точки зрения модернизации), хотя и вносили в общество цивилизационный раскол. Между вестернизирующимся меньшинством и традиционным почвенным большинством.

Петровский модернизационный ресурс в первой половине XIX века был исчерпан. Это показали неудачные войны с более сильным противником. Так Российская империя вплоть до середины XIX в., с напряжением, но выигрывала у Запада войны. Вступление русских войск в Париж в марте 1814 г.- стало вершиной российского военного могущества. Однако с середины XIX века (начиная с Крымской войны), когда Запад провел глубокую капиталистическую модернизацию, то в основном аграрная Россия вплоть до 1917 г., уже не могла уверенно одерживать победы над сильные западными армиями.

Сами победы одерживались только в отношении более слабой Османской империи и в Средней Азии. Зато в войне с более модернизируемой Японией в 1904-1905 гг. царская Россия потерпела позорное поражение. Модернизационную слабость Россия проявила и в Первой Мировой войне - против превосходной кайзеровской армии Германии (при этом неизменно выигрывая у более слабых турок и австро-венгров). Недостаток капиталистической модернизации давал о себе знать. Если в начале XIX века Россия выигрывала войны у самой сильной страны Запада - наполеоновской Франции, то через век она проигрывала войну самой сильной армии Запада.

Зато континентальная Российская империя, несмотря на ее минусы (как у всех империй), вероятно, была одной из самых продуктивных империй в Евразии для покоренных народов, где цивилизаторская миссия русского Центра сопровождалась огромными вложениями в развитие всех ее национальных окраин - причем зачастую за счет жизненного уровня самого имперского народа -русских.

Уникальность России была в том, что она (и во времена Российской империи и во времена СССР) была государством- цивилизацией и одновременно империей «положительной деятельности», по образному выражению американского исследователя Мартина Терри, в которой каждый малый народ смог беспрепятственно развивать свою культуру, язык, формировать свою национальную элиту, участвовать в общеимперском строительстве, опираясь на политическую и финансовую помощь имперского русского Центра. Причем это повторилось, но уже в более высоком продуктивном качестве и во времена СССР.

Несмотря на крах романовской российской империи и принципиальный отказ от всей имперской атрибутики, российские большевики по факту создали новую- невиданную ранее «красную империю СССР», с интернационально-коммунистической идеологией и рассчитываемой на весь мир. По словам историка А.С. Смирнова, «глубинным смыслом катастрофы 1917 г. был переход России от состояния полуаграрной империи к коммунистическому глобальному проекту на основе индустриально-аграрной экономики». В мессианско-космополитической «красной империи», уже с конца 30-х годов, при великодержавнике Сталине советская внешняя политика все более становится неприкрыто имперской (подробнее в моей «Красный оборонительный империализм» Сталина накануне войны. http://historick.ru/view_post.php?id=170&cat=12).

А после победоносной войны 1941-1945 гг. геополитический императив советской империи привел к расширению фактически вассальных от Москвы стран «народной демократии», а затем и стран «социалистического содружества», по всему периметру границ СССР. Фактически после 1945 г. сложилась мировая имперско-вассальная система во главе с СССР в центре. Причем, огромная материальная помощь своим «подопечным» странам и многим странам Третьего Мира, наряду с положительной социальной миссией своего существования, давали СССР намного больше очков привлекательности для народов мира, чем в отношении всех колониальных империй прошлого и настоящего.

В самой масштабной «холодной войне» противостояли друг другу две империи. Россия в имперских одеждах классово-интернационального проекта отважно противостояла тогда всему западному цивилизационному сообществу во главе с либерал-имперской Америкой и проиграла. В силу несопоставимости своих (по сравнению с «коллективным Западом») более меньших ресурсов. В XX веке Россия дважды хоронила своим глобальные имперские проекты (в 1917 и в 1991). И каждый раз это сокрушительно наносило удар по цивилизационной мощи России. В тоже время, та легкость освобождения от во-многом жертвенной имперской ноши со стороны русских в 1991 году, указывает на то, что русский народ - как вековой империодержатель- чертовски устал от этой тяжелой ноши.

Но и отказ от имперских амбиций и практически капитуляция во внешней политике в 90-е годы перед Западом не сделали русско-российскую цивилизацию сильной и процветающей. К тому же и российское население, и российское руководство крайне раздражало то, что Запад относился к России как к побежденной в «холодной войне» стране, обязанной быть во всем послушной американскому имперскому гегемону и европейским «грандам». Раздражение постепенно отливалось во все более самостоятельную и антизападную внешнюю политику. Мир с Западом все больше напоминал «холодный мир». Что вызывало обратную реакцию со стороны Запада, который в этом видел рецидив неизживаемого российского «имперского комплекса».

Рубикон по возрождению традиционной имперско-цивилизационной ипостаси был перейден в марте 2014 года. Вернув себе Крым, Россия не просто присоединила обычный кусок бывшей территории империи, но важный цивилизационный кусок с точки зрения его исторического и символического значения, некогда отпавший от русско-российской цивилизации.

За Крымом последовал новый виток межцивилизационной холодной войны с «коллективным Западом». Причем с цивилизацией и цивилизационно и формационно более продвинутой, чем Россия. Что Россия выбрала для себя на будущее? По словам помощника президента Путина, Владислава Суркова, «С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто (двести? триста?) лет геополитического одиночества». Выбрав противоборство с более мощным Западом, Россия сделала выбор в сторону своей цивилизационной исключительности. И готова, судя по всему, платить за это большую цену.

Основные исторические периоды России в призме формационно-цивилизационного интегрализма

Московско-русское государство, Российская империя, Советский Союз и Российская Федерация - вот непрерывная цепь сменявших друг друга различных государственных форм в развитии одной общерусской цивилизации. Схематично представим исследовательское сопряжение формационного и цивилизационного подходов (см. мою статью «О синтезе всемирно-стадиального и цивилизационного подходов в мировой истории» http://historick.ru/view_post.php?id=264&cat=14), исходя из анализа основных исторических периодов российской истории.

А). В формационном отношении на протяжении долго исторического периода в истории России господствовала одна формация, которую я называю вотчинно-государственной. В ее основе лежит внеэкономическое распределение общественных и материальных благ государственной бюрократией во главе с правителями, неразделенность власти и собственности, подчинение общества государству, либо с полным отсутствием, либо с подчинением частной собственности государственной.

Тем не менее и феодалы и феодализм на Руси были, но в-первых, не в качестве господствующей производственно-социальной системы, как в Европе, а в виде узкого хозяйственно-социального уклада, а во-вторых, русский феодализм развивался совсем на другой, в отличие от Европы основе- государственной. Поскольку большая часть феодалов, или его ядро входило в состав государственного аппарата. В этом был принципиальное отличие русского феодализма встроенного в систему государственного управления и подчиненного верховной власти от западноевропейского феодализма с его классической сеньоро-вассальной лестницей, полными собственниками земли и независимостью от государства.

Любопытно, что в России само поместное землевладение и крестьянская община были порождены государством. И даже крепостное право насаждалось государством сверху, и здесь в первую очередь преследовались интересы не помещиков, а опять же, - государства, которое нуждалось в помещиках в качестве служилого сословия. Фактически сначала государство закрепостило службой феодалов-помещиков, затем закрепостило крестьян к помещикам (Подробнее в моей О русском феодализме. http://historick.ru/view_post.php?id=11&cat=8).

При этом в цивилизационном аспекте московская Русь- Россия вплоть до конца XVII века являла собой довольно однородное сообщество, в котором и верхи и низы сохраняли единую цивилизационно-культурную и конфессиональную идентичность. По словам философа Николая Козина, «…Московское царство выработало необычайное единство культуры, отсутствовавшее и в Киеве и в Петербурге».

Однако однородное в формационном и цивилилизационном отношениях русская изоляционная модель, не могла дать достойного Ответа на исторический Вызов со стороны формационно более продвинутого Запада. Находясь в традиционной модели вотчинно-государственной системы Россия, как и все традиционные цивилизации, с неизбежностью рано или поздно, но были бы поставлены в жесткие условия выбора: или сохранять верность своей культуре или переходить на рельсы чужой, но более динамичной цивилизации.

А для русских царей, строивших православную евразийскую империю, любое отставание в военном деле было неприемлемо. Более того, возникала реальная опасность превращение страны в колониальное пространство для более развитого Запада. Вот почему еще в правление Алексея Михайловича Россия осторожно стала обращаться к европейскому модернизационному опыту. Мощным поворотом по частичному заимствованию цивилизационных основ и достижений Запада- стали реформы Петра I.

Б). Петровская модернизация была вызвана переходом от традиционной модели общества, к более динамичной, инновационной, но в тоже время чужеродной для России. Модернизация Нового времени для всего мира, включая и Россию, по факту означало перенос на свою почву сначала предбуржуазных европейских отношений, а с ним и многих базовых элементов европейской культуры- светский рационализм и светское искусство, автономия личности, корпоративность, римское право. Подобные вещи не могли вызвать, и они вызывали (в первую очередь в элите) более сложную общественную дифференциацию, стремление к самореализации ранее бесправных слоев населения, а также и саму десакрализацию верховной власти. Однако не стоит и забывать, что благодаря общественной эмансипации в имперской фазе блестящего петербургского периода и была создана великая русская культура.

Петр Великий своей мощной преобразовательной деятельностью, на целые века, вплоть до начала XX в. задал генеральный вектор геополитического и культурного развития страны: «быть с Европой» и «самой стать Европой». Собственно блестящий Петербург и стал такой исключительной «инорусской Европой». Но возможно ли подобное реализовать во всей стране, с иными, чем у Западной Европы цивилизационными и формационными характеристиками? Нет. Докапиталистическая структура вотчинно-государственной формации продолжала сохранять все свои базовые качества, даже несмотря на политические изменения в российской государственности во время масштабной самодержавно-элитарной вестернизации в XVIII и первой половине XIX века.

При этом феодальный уклад, в виде дворянского поместного землевладения за XVIII век значительно вырос и усложнил традиционную вотчинно-государственную систему. Тогда уже появился «новый феодализм» - в виде помещичьего крепостнического хозяйства, и он был уже связан через прямую поддержку государства с мировым капиталистическим рынком. И этот модернизированный русский неофеодализм (см. мою «Российский неофеодализм и дворянское рабовладение в XVIII веке». http://historick.ru/view_post.php?id=107&cat=9), основанный, по сути, на рабовладельческом труде крепостных крестьян, уже не было обычным феодализмом эпохи средневековья с господствующим типом натурального хозяйства. Он был связан с мировым капиталистическим рынком и служил ему - поставляя дешевое сырье. Помещичье крепостное хозяйство стимулировалось всевозрастающим рыночным спросом в Европе и становилось рентабельным только благодаря этому спросу и тесным рыночным связям России с западными странами, особенно с Англией.

Европеизированный петербургский двор, опирающийся на дворянство и чиновничество, долгое время проводил модернизацию скорее евроазиатского типа, сохраняя господствовавшую вотчинно-государственную систему лишь приспособленную к потребностям западного капиталистического рынка и модного элитарного потребления предназначенную для верхов. Пока полученное поражение от Запада в годы Крымской войны 1853-1856 гг., со всей очевидностью продемонстрировало петербургской власти, что дальнейшее сохранение уже архаичной системы грозит абсолютным отставанием от передовых стран Запада и полной утратой статуса великой державы. А этого русское самодержавие допустить не могло.

В период «Великих (буржуазных) реформ» Александра II началась самая обстоятельная и наиболее последовательная попытка модернизировать традиционалистскую вотчинно-государственную структуру Российской империи и догнать западные капиталистические страны. С появлением теперь уже быстро развивающегося капиталистического уклада - традиционная вотчинно-государственная система оказалась перестроенной под нужды периферийного (зависимого от Запада) капитализма.

При этом российский капитализм, особенно столичный - петербургский, оказался сразу сращенный с государством и высшей бюрократией и вплоть до крушения имперской государственности, русская буржуазия, не обладавшая развитым классовым сознанием, даже не пыталась добиваться политической власти (читателя направляю на свою статью «Бюрократическо-монополистический капитализм в Российской империи на рубеже XIX- XX вв. http://historick.ru/view_post.php?id=157&cat=9). По словам Бориса Кагарлицкого: «Капитализм и бюрократическое, полукрепостническое самодержавие в России оказались своего рода «сиамскими близнецами». Однако в этом симбиозе капитализму отводилось далеко не первая роль. Ситуация в точности повторилась в начале XXI века - когда новорусский капитализм стал придатком государственной бюрократии. Вновь возникла номенклатурная буржуазия, при слиянии в стране власти и собственности. Впрочем, эти черты характерны для большинства незападных стран.

Начавшаяся во второй половине XIX века буржуазная модернизация в России была далеко не завершена. Зато в России возникло двух-трех-формационное общество: вотчинно-государственный социальный порядок, неизжитый феодализм и капитализм. Формационная гибридность российского общества в виде недостроенного капитализма и сохранявшейся вотчинно-государственной системы, с феодализмом в придачу, накладывались еще и на цивилизационную гибридность. Возник настоящий социальный котел, и он вскоре опасно забурлил.

Русская элита и царский двор заимствовали цивилизационно-культурные элементы Западной цивилизации и проводили в отношении своего «туземного населения» (русско-российского большинства) типично колониальную политику - во многом сходную с политикой западных держав в своих цветных колониях. Начиная с петровских реформ, в России произошел внутрицивилизационный раскол: на вненациональную и европеизированную элиту и почвенное русско-российское большинство. Этот раскол порождал новые противоречия между властью и обществом, которые использовали в своих интересах русские радикалы: сначала народники, а затем и большевики.

Таким образом, царская Россия проводила модернизацию страны в условиях двух-трех-формационной и двухцивилизационной гибридности. Что создавало крайнее напряжение в обществе, которое буквально взорвалось в ходе тяжелейшей мировой войны и революции 1917 года.

В). Капитализм большевиками был разрушен, но традиционная вотчинно-государственная система сохранилась несмотря ни на что. Почему? Российские большевики, казалось бы, сделали многое, чтобы заново перестроить страну и превратить ее в первоклассную индустриальную державу, в рамках новой коммунистической формации (исходя из учения Маркса). Однако по меркам развитого Запада, Россия, с ее множеством неизжитых докапиталистических укладов, цивилизационно разнородных территорий - представляла собой общество, плохо подготовленное для коммунистического эксперимента.

Не случайно, в своей уже «социалистической модернизации» большевики использовали преимущественно средства и методы из арсенала традиционной вотчинно-государственной системы- всеобщее огосударствление и мобилизацию ресурсов и людей, а также внеэкономическое принуждение- причем еще в более грандиозных масштабах. Только уже на основе светской идеологии, пропаганды и науки. В результате чего, традиционная вотчинно-государственная система ими была приспособлена под нужды уже так называемого «социализма». Подробнее в моей статье «Много ли было социализма в СССР?» http://historick.ru/view_post.php?id=226&cat=10).

Вот только никакого «социализма» - как «первой фазы» коммунизма в СССР не было. Хотя бы потому, что по базовым научно-технологическим показателям советский «реальный социализм» не превзошел западный индустриальный капитализм. А со свободами, особенно в ГУЛАГе и вовсе было туго. Фактически трудовое крестьянство в колхозах эксплуатировали не хуже, чем пролетария при раннем капитализме. Социальная структура общества (рабочий класс, крестьянство и интеллигенция) носила упрощенный характер- более типичный для доиндустриальной эпохи.

Но особая антикапиталистическая модель индустриального общества с партийно-коммунистическим режимом и социалистической идеологией (в которую многие искренне верили) в советский период оказалась на редкость эффективной в решении многих проблем социально-экономического и технологического развития страны. В мировой Табели рангов страна смогла подняться на небывалую ранее высоту. Удивительный симбиоз Архаики и Современности!

Зато сама попытка коммунистического руководства с помощью насилия и навязывания новой советской идентичности переделать самобытную цивилизационную сущность России в некую интернационально-коммунистическую формацию-цивилизацию по определению не могла быть успешной. Историческая русско-православная Россия всячески сопротивлялась чудовищной цивилизационной ломки устроенной большевиками, когда под запрет попал русский национал-патриотизм, и была даже сменено историческое название государства: с России на СССР. Но даже в таких условиях историческая Россия продолжала жить. От проницательных русских эмигрантов этот факт никогда не ускользал. Так Г. Федотов писал в эмиграции: «Для большинства из нас перекройка России в СССР, номинальную федерацию народов, казалась опасным маскарадом, за которым скрывалась все та же русская Россия или даже святая Русь».

Тем не менее, космополитичные большевики первой волны - «комиссары в пыльных шлемах», с чудовищным нетерпением ломали и корежили историческую Россию - православную Русь, пытаясь на ее месте создать утопический проект вненационального мирового государства - Коммунии. В отличие от них (Троцкого, Бухарина, Каменева, Зиновьева и т.д.), великодержавник и почвенник-большевик Иосиф Сталин мыслил иначе. Он уничтожил в 30-е годы, всю космополитическую гвардию большевиков-ленинцев. А затем, по-ударному, мобилизационно- насильственными и военизированными методами, но довольно успешно начал осуществлять модернизацию страны - готовя ее к грандиозной войне с империалистическим Западом (подробнее в моей статье «Красный оборонительный империализм Сталина» накануне войны http://historick.ru/view_cat.php?cat=12&page=3). Именно бывший семинарист Сталин начал сшивать разорванную в клочья православную и русскую Россию с Россией советской и коммунистической. Вышло криво, но зато именно это стало залогом победы в ВОВ 1941-1945 гг. (в то время как царизм войну с Японией и Германией проиграл).

Соединение советского патриотизма с более мощным и корневым русским историческим патриотизмом и явилось главным фактором победы в войне. Именно война сблизила обе России (традиционную и советскую), сцементировала власть и общество, а заодно и укрепило коммунистическо-советскую государственность на десятилетия. Сама же победа 45 года, еще явилась несравненной героической вершиной в копилке исторической памяти тысячелетней России - превзойдя национальную память о победе 1812 г.

Но после смерти Сталина началось стремительное угасание коммунистической идеи, ползучий процесс всеобщего обуржуазивания и рост национализма (особенно в национальных республиках СССР) – которые в совокупности, в ходе неудачной горбачевской перестройки, в итоге окончательно похоронили коммунистическо-советский проект. Тысячелетняя историческая Россия исторгнула из себя коммунистический эксперимент за его подчеркнуто внецивилизационный и вненациональный характер. Но исторгнула по-варварски (почти как в 1917 г.), с разрушением мощной советской научно-производственной базы. Что привело к масштабной деиндустриализации страны и ее общим понижением статуса в мировой Табели рангов.

Г). Либерально- демократическая реставрация капитализма в августе-декабре 1991 г. сопровождалась с масштабной попыткой внедрить основы чужого для России западного цивилизационного мира. В 90-е годы, на фоне крайне разрушительных реформ, в стране наблюдалась возрождение двухформационного общества, да еще на чужой цивилизационной подкладке западного сообщества. Но если традиционная вотчинно-государственная система снова пока еще (!) устояла, лишь приспособившись под нужды быстрорастущего, но глубоко периферийного российского капитализма, то эпигонствующая западно-либеральная цивилизационная модель была страной в начале XXI века отвергнута.

Россия стала все больше идентифицировать себя с традиционными структурами русско-российской культуры. А, даже, по словам недавно умершего В. Цымбурского, Россия вначале XXI в. все больше осознает себя в качестве особой цивилизации с присущей ему архетипическим комплексом «острова России». Очевидно, что трехвековой вестернизаторский тренд России закончился, особенно после начала нового витка межцивилизационной холодной войны с «коллективным Западом».

А российский капитализм за годы правления В. Путина смог встать на ноги, стать более зрелым, экспансионистским и даже дорасти до уровня полупериферии глобального капиталистического мира. На сегодняшний день России удалось, впервые за 300 лет восстановить историческую преемственность со всеми этапами своей истории (старомосковским, петербургским и даже советским) и стать при этом более самодостаточной в культурно-цивилизационном плане. По словам историка и политолога Вячеслава Никонова, Россия «это стержневое государство самостоятельной цивилизации, назовем ли ее российской или восточноевропейской, к которой европейская цивилизация наиболее близка». Цивилизационно-культурная однородность подкрепляется и большей этнонациональной однородностью РФ по сравнению с Российской империей и СССР, исходя из огромной доли в нем русского этноса- до 82 %.

На сегодня Россия вернулась на свой исторически оптимальный цивилизационный ритм развития, в условиях существования формационно симбиотического общества: традиционной вотчинно-государственной системы и капитализма. Последний в российском варианте имеет характер государственного капитализма. В цивилизационном развитии Россия, совершив за несколько веков не один круг, вернулась «к себе самой»- но все равно обновленной. Вот только ее довольно низкое двухформационное качество слабо приспособлено в решении многих проблем и вызовов XXI века. Страна по факту лишена естественной и самонаводящей социально-экономической динамики, что обрекает ее на отставание от лидеров мировой модернизации.

Здесь нужна качественно иная модернизация государства и общества и главное - творческий ответ на все вызовы современности. Безусловно, у России есть для этого все возможности (ресурсные и интеллектуальные), но нужна еще и политическая воля и конкретные действия политического руководства. Ведь Россия по- прежнему, является цивилизацией властецентричной.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-04-28     Просмотров: 497    

Можно также почитать из рубрики: Власть и Общество

Автор: Сергей
Дата: 2018-04-28

Оригинальные идеи по истории.

Автор: Скептик
Дата: 2018-04-29

Интересная концепция. Здесь что главное- во всем нужна мера. А то была, раньше формационная теория навязывалась. Потом все стали копаль в цивилизационном ключе. Как кроты. На мой взгляд, не должно быть много "теории". Это уже не история получится. Согласен с автором в том, что мы на сегодня для Запада- вторая Византия. Впрочем, об этом давно уже толкуют. Только бы не кончить как она.

Автор: Дмитрий В.
Дата: 2018-04-29

Вячеслав, поздравляю с очень интересной статьей. Там есть о чем поразмышлять. По поводу СССр- я с вами согласен. А вот что касается дореволюционной России, то нет. Вы ее явно принижаете, причем повторяете советские штампы- отсталая, недокапиталистическая и т.д. И главное-слабая в военном отношении. Это не так. Россия была четвертой экономикой накануне 1 мировой войны. После русско-японской войны армия значительно была перевооружена. И потом, вспомните, как мы воевали? Один брусиловский прорыв чего стоит. Так что не следует так категорично писать. Да если бы не февральская революция, то Россия была бы победительницей в той войне.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-04-29

Дмитрий, приветствую вас. Во-первых, я сосредоточил внимание читателя на внутренней слабости той России- ее фактической начиная с реформ Петра 1- САМОКОЛОНИЗАЦИИ! Вследствие чего и образовался внутрицивилизационный разрыв- между по сути вненациональным верхушечным слоем с императорским двором и большинством населения- к которым иноземная власть относились как к чужим туземцам, несмотря на общее с ними культурное и православное родство. Хотя не будь петровских реформ, то у нас и не было бы и великой культуры- того же Пушкина! Мы могли соревноваться с Западом, пока он еще не был полностью буржуазным. И мы сохраняли все как есть- поскольку побеждали в войнах. А когда там победил капитализм- то и начались проблемы- Крымская война это хорошо показала. И пока общество было традиционным, то это не было большой проблемой. И снова мы пытались Запад копировать. Но с переходом к буржуазной модернизации возникает запрос на национальное единство (единую буржуазную нацию), и тут в самодержавно-сословной России начинаются проблемы, так и не преодоленные в той России. 2. Россия 4- экономика- да, это общеизвестно. Но ведь я писал о том, что Россия после Крымской войны не выиграла войны ни у одной сильной европейской державы (правда мы и не воевали), и даже Японии проиграла войну. Брусиловский прорыв- хорошо. Но он был против более слабых австро-венгров (я писал об этом), а против немцев таких побед не было в той войне. А были тяжелые поражения: в 1914, 1915 гг. и даже в 1916 г. русская армия в ходе наступления не смогла прорвать германский фронт у о. Нарочь. Кончилось поражением. А вот при Сталине наша армия, пусть и с огромными жертвами, но разгромила и немецкую армию и всех союзников Германии. А потом разбила в пух и прах Квантунскую армию за 3 недели, а царская Россия проиграла японцам войну. Как говорится, почувствуйте разницу.

Автор: Дмитрий В.
Дата: 2018-04-29

Ту Россию погубила революция. Наверняка, бы мы стали намного сильнее в мире, не будь ее. А без революции не было и фашизма с Гитлером и второй мировой войны)))

Автор: Cthutq Djhjyjd
Дата: 2018-04-30

До нового времени, до эпохи капитализма все цивилизация находились в равных условиях. Кто-то кого-то конечно превосходил, но не сильно. Затем западная вырвалась вперед и все стали отстающими. Был ли у нас выход- не перенимать их опыт и остаться самими собой? И что было бы лучше? До сих пор нет четкого ответа. Вряд ли нас могли бы завоевать.

Автор: Денис
Дата: 2018-05-01

Здравствуйте Вячеслав, вы видели скандальную в Литве книгу писательницы Руты Ванагайте "Наши"(ну или видели видео ее выступления на ютубе), о том как почти все простые литовцы убивали или так или иначе были связаны с убийство евреев. Правда или это, по вашему мнению?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-05-01

Денису. Эти откровения далеко не новость, для специалистов. То, что довольно большая часть местного населения Литвы, Эстонии, Латвии добровольно сотрудничала с немцами и активно выявляла и преследовала своих евреев там, у нас давно писали и приводили многочисленные факты. В Прибалтике на эту «неудобную тему» давно было наложено табу. Там принято считать, что все прибалты- все были «правильные» и были лишь жертвой советской оккупации- более худшей, чем гитлеровская. Но, как всегда и среди местных находятся правдолюбцы, среди них Рута Ванагайте.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-05-01

Cthutq Djhjyjd У нас не получилось бы все оставить как есть. Мы не островная сегунская Япония. Дальше бы деградировали и проигрывали войны передовым западным державам, как в XVII в. Это не в правилах амбициозной России, где цари следили за военными новинками. Думаю, что рано или поздно вестернизация началась бы. Возможно бы, она приняла другой характер. Это гадать. Для страны конечно лучше более органичный характер, без резкой ломки традиций, как в Японии в свое время.

Автор: Евгений
Дата: 2018-05-02

Модернизация это всегда усовершенствование уже известного продукта. России нужен инновационный продукт, а мы с Дуровым боремся. Здесь даже модернизацией не пахнет.

Автор: Cthutq Djhjyjd
Дата: 2018-05-08

Незападные цивилизации, в первую очередь, китайская- все более теснят Западную. А мы ведь по факту и не совсем восточная цивилизация.

Автор: Колян
Дата: 2018-05-08

Курсом Путена-Медведева-Кадырова-к новым цивилизационным победам!

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх