Президентское время Дмитрия Медведева 2008-2012 гг.

Свобода лучше, чем несвобода
Дмитрий Медведев,
российский президент

Четырехлетний президентский срок Дмитрия Медведева был наполнен большими ожиданиями со стороны активной части населения в том, что Россия, сможет, наконец, создать современное и успешное во всех отношениях государство, избавившись от позорящих ее структурных «болезней»: коррупции, сырьевого характера экономики, всевластия чиновников и т. д. Что удалось и чего не удалось Медведеву, вынужденного делить свою власть в рамках «тандема» со своим «патроном»- Владимиром Путиным - об этом пойдет речь в данной статье.

Какую страну получил Медведев от Путина?

За первые два срока президентского правления Владимира Путина (2000-2008), удалось сохранить расползающуюся по национальным окраинам страну, укрепить вертикаль самодержавной президентской власти и подавить вольницу олигархических элит, наладить постоянно растущий уровень потребления большинства общества (за счет резкого увеличения нефте-газовых доходов), вернуть утраченный великодержавный статус, вписаться в мировую капиталистическую систему в качестве глобального поставщика энергетического сырья.

Однако созданный в итоге бюрократический капитализм смог лишь имитировать в глазах населения развитие страны, оставаясь при этом выражением не общенациональной, а узкоклассовой солидарности элиты, представленной в виде крупных чиновников и бизнесменов, деятелей шоу-бизнеса и ловких адвокатов, умело обслуживающих интересы вышеперечисленных категорий граждан.

Пользующийся огромной популярностью среди малоимущего населения (благодарных ему за сносную и налаженную жизнь после катастрофических 90-х), госслужащих и части предпринимательского класса, Владимиру Путину удалось мастерски провести операцию «Преемник», предложив обществу фигуру более молодого и либерального Дмитрия Медведева. Это, оказалось, сделать легко в условиях режима «управляемой демократии», личной популярности харизматичного Путина, господствующего патернализма и конформизма населения удовлетворенного улучшением своего материального положения.

По данным Левада-центра, «удовлетворенность жизнью» россиян возросла в среднем с 58 % в 2000 г. до 70 % в 2009 г. Успехи были и в финансовой сфере. Центробанк начал накапливать золотовалютные резервы. Если в августе 1998 г. они составляли всего 10 млрд долларов, то осенью 2008 г. – 560 млрд долларов. А общий объем ВВП России в 2007 г. превысил советский уровень 1989 г. (Кудров В.М.). Социальное умиротворение укрепило изначально слабую солидарность людей и сформировало общенациональный консенсус по пути строительства единой нации. К 2008 г. большинство населения страны, по данным социологических опросов, уже идентифицировали себя с единой российской нацией (Тишков В.).

Впрочем, благостную картину жизни общества портили реальные проблемы, порожденные путинской «стабильностью». Это усилившийся разрыв в доходах между «бедными» и «богатыми» россиянами, который только по официальным данным в 2007 г. достиг критической отметки в 16,8 раз. А по неофициальным данным, он составил около 40 раз (Шевченко В.Н.). Выросла до необъятных размеров коррупция, происходила коррупционная смычка власти и бизнеса, при котором предпринимательскому классу отводилась в нем незавидная роль «дойной коровы». Российским судам не доверяло большинство граждан (еще по славянофилу А. Хомякову – «в судах черна неправдой черной»). Армия с ее дедовщиной превратилась в настоящее пугало для молодых людей, а «доблестную» милицию порой боялись больше чем откровенный криминал. Короче проблем хватало.

Шумная борьба с коррупцией

Чего ждали от нового президента Медведева? Это решительной борьбы с системной коррупцией, произволом правоохранительных органов, но главное- масштабного развития, с выходом из позорного для страны сырьевого тупика и превращения России в высокоразвитую страну.

Казалось, Медведев сразу стал отвечать всем ожиданиям своего электората. Особенно тех, кто ждал позитивных перемен по смягчению режима после путинской заморозки. Борьба с коррупцией стала одной из приоритетных направлений деятельности Д. Медведева. О коррупции, как основной беде страны Медведев во всеуслышание заявил уже в своей инаугурационной речи. А через две недели после инаугурации, 19 мая 2008 года, Дмитрий Медведев подписал указ о создании Совета по противодействию коррупции при президенте РФ. 31 июля 2008 г. был подготовлен антикоррупционный план, подписанный главой государства по борьбе с вековечным российским злом.

Особое место в этом документе предусматривалась профилактика коррупции, в частности, через развитие института общественного и парламентского контроля над соблюдением антикоррупционного законодательства. В декабре 2008 г. Медведевым был подписан целый ряд законов, по противодействию коррупции. Под усиленный контроль ставились чиновники, которые отныне были обязаны предоставлять работодателю сведения о своих доходах, имуществе не только своих, но и членов своей семьи- супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Отдельным законом были выделены поправки в закон о правительстве, обязывающие членов правительства сообщать сведения о доходах жены (мужа) и детей до 18 лет. Законами также предусматривалось, что в течение двух лет после ухода с государственной службы экс-чиновник имеет право работать в коммерческих и некоммерческих организациях, с которыми по роду своей деятельности он работал в должности чиновника, только в том случае, если на это дано согласие специальной комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих. (История борьбы с коррупцией в современной России…).

Главным объектом для критики Медведева в теме борьбы с коррупцией стало чиновничество, сильно разбухшее за «тучные» годы президентства Путина и по сути приватизировавшего всю страну. Особенно жесткая оценка российской бюрократии прозвучала в Послании Президента Д. Медведева Федеральному Собранию в ноябре 2008 г..

По словам Президента, государственная бюрократия по- прежнему, как и двадцать лет назад, руководствуется тем же недоверием к свободному человеку, к свободной деятельности. Бюрократия периодически «кошмарит» бизнес, чтобы тот не сделал что-то не то. Вмешивается в избирательный процесс, чтобы не сказали что-то не то. Давит на суды – чтобы не приговорили к чему-нибудь не тому. «В результате государственный аппарат у нас в стране – это самый лучший продюсер, сам себе суд, сам себе партия и сам себе, в конечном счете народ. Такая система абсолютно неэффективна и создает только одну коррупцию. Она порождает массовый правовой нигилизм, она вступает в противоречие с Конституцией, тормозит развитие институтов инновационной экономики и демократии».

Таким образом, Медведев искренне озабоченный невозможностью полноценного развития рынка собственников в стране, решительно и бескомпромиссно объявил борьбу не на жизнь, а на смерть коррупции, особенно в сфере экономических преступлений. Кремль также был озабочен тем, что в условиях практически несменяемой власти в национальных республиках, там сложилась питательная среда и для разрастания коррупции и национал-сепаратизма. Последнее представляло для Кремля большую опасность в условиях сложившегося национал- государственного деления страны. Поэтому Медведев, в отличие от Путина, несвязанный прежними обязательствами с руководителями национальных республик решился на «операцию» по замене ряда глав нацреспублик, исходя из формального принципа сменяемости власти. В стране, где ко всем демократическим процедурам относились чисто формально, медведевские замены ряда глав регионов вызвали воодушевление, наряду с ожиданиями того, что, наконец, Кремль начал борьбу с коррупцией по всей стране.

Так в январе 2010 г. знаменитый татарстанский президент- долгожитель (возглавлял республику фактически с 1985 г.) Минтимер Шаймиев, всегда отличавшийся своей независимой политикой от Кремля вдруг неожиданно попросил президента Медведева больше не назначать его главой Татарстана. Ясно было, что его об этом «настойчиво попросили» из Кремля. Были сняты со своих высоких постов два политических тяжеловеса российской региональной политики: президент Башкирии Муртаза Рахимов и мэр Москвы Юрий Лужков.

Но если Рахимова уволили вполне политкорректно - «по собственному желанию», то Юрия Лужкова сняли «по грубому» - «в связи с утратой доверия» (сентябрь 2010 г.). После чего против бывшего мэра началась информационная кампания в СМИ, где приводились множество коррупционных схем по незаконному присвоению недвижимости и имущества в столице ближайшим окружением самого Лужкова. Это было новым жестким сигналом президента Медведева всем наиболее «зарвавшимся» губернаторам, президентам национальных республик.

Но усиления контроля со стороны Кремля за регионами вовсе не означали решительную победу над коррупцией. Обратимся к фактам. По информации международной аудиторской фирмы Pricewaterhouse Coopers, в 2007 г., т.е. еще до прихода Медведева к власти, 59 % российских компаний сталкивались с экономическими преступлениями, или «поборами» со стороны чиновников. Но спустя два года, в 2009 г., во время объявленной Медведевым широкомасштабной войны с коррупцией, та же Pricewaterhouse Coopers сообщила, что теперь уже 71 % российских компаний стали жертвами экономических преступлений.

Другими словами, в результате инициативы Д. Медведева, направленной на снижение уровня экономических преступлений, их число увеличилось на шокирующие 20 % – и всего за два года! А проведенные исследования Всемирного банка также подтвердили, что условия для бизнеса в стране значительно ухудшились за три года президентского срока Медведева (Виноградов Е.).

Все это дало основание самому президенту Д. Медведеву в марте 2011 г. с горечью признать: коррупция по-прежнему «держит страну за горло». И как в подтверждение сказанному президентом, по данным из отчета (просочившимся в СМИ) Счетной палаты за 2011 г., в стране было разворовано бюджетных средств на шокирующую сумму 718 млрд рублей. При этом указаны конкретные направления, куда деньги были безвозвратно истрачены: московский транспорт, сочинская Олимпиада, электронное правительство, квартиры для военных.

Таким образом, ни жесткая антикоррупционная риторика главы государства (в России ее традиционно начинал каждый новый правитель и президент), ни начавшиеся антикоррупционные меры (включая и аресты «коррупционеров») не смогли в принципе переломить уровень коррупции в российском государстве, где бюрократия рассматривает все государство и его ресурсы как «законный приз» в «дележе» общенародной собственности, проведенном еще в начале 90- гг. прошлого века.

Всесилие и фактически бесконтрольность бюрократии, порождая безудержную коррупцию, в итоге резко снижает эффективность всей системы государственного управления. Последнее становится и вовсе неработоспособной. По словам политолога Эмиля Паина, в новой государственной системе не существует больше старых элементов, таких как страх и вера, способных, как раньше, заставить чиновников, верно, служить государству и государю. «Чиновники, по сути, приватизировали власть в стране и не зависят ни от государя, ни от общества».

А если судить по утечке конфиденциальной информации, то собственно и сама «война с коррупцией» в 2008-2012 гг. во многом сводилась лишь к корпоративной «войне» одних властных кланов с другими (ярким примером является открытый конфликт в марте 2011 г. между Следственным Комитетом и Генеральной прокуратурой РФ) для «отъема» собственности и ее перераспределения. Так, независимые эксперты указывают, что многие лакомые куски московской собственности после резонансной отставки Ю. Лужкова перешли в руки других «чиновников-предпринимателей».

Действия последних давно стали угрозой существованию самой политической системы, выстроенной в духе лояльности правящего класса не к российскому государству, а «конституционному самодержцу», который, впрочем, физически не может лично контролировать действия своих многочисленных номенклатурных подопечных, ощущающих себя правящим сословием в стране. Отсюда самовольная коррупция этого «сословия» есть просто-напросто логическое развитие системной коррупции, составляющей сущность российского кланово-бюрократического режима сырьевой модели периферийного капитализма.

Попытки избавиться от сырьевой модели экономики

Крайне неэффективной модели политического управления вполне соответствует неэффективная модель экономики в ее экспортно-сырьевой форме. За последние 10 лет, по общему признанию как отечественных, так и зарубежных экономистов, российская экономика стала менее инновационной, в ней даже по сравнению с 2000 г. существенно снизился высокотехнологичный сектор, и увеличились сектора сырьевой направленности. В 2008 г. доля инновационной продукции в российском экспорте составляла всего 1,5 %, хотя в конце 90-х гг. 4–5 % (Михайлов К.). Горькой констатацией фактов стало заявление Дмитрия Медведева в 2009 г. - «Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости, не переориентировали производство на реальные потребности людей».

Поэтому вовсе неслучайно модернизация экономики стала одной из главных тем и задач нового президента. В своем втором президентском послании 2009 г. Дмитрий Медведев и вовсе заявил, что модернизация экономики для России есть «вопрос выживания». «Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. Это вопрос выживания нашей страны в современном мире». По мнению самого Медведева модернизации должно подвергнуться вся экономика в целом: производственная сфера, армия, медицина, технологии, вплоть до космических, а также образование и воспитание человека.

Большое значение Медведев придавал внедрению инноваций и энергоэффективности во всех сферах экономики. Символом новой интеллектуальной экономики призван стать инновационный центр «Сколково», созданный Медведевым после того, как он посетил знаменитую Кремниевую долину. В ближайшей перспективе «Сколково» должно было стать крупнейшим полигоном новой экономической политики. Там, в Подмосковье по мысли проектировщиков должны быть созданы особые условия для исследований и разработок, в том числе энергоэффективных технологий, ядерных, космических и компьютерных технологий. Все это подкреплялось огромными вложениями. Только в 2012 году на программы в области модернизации, по словам Медведева (в 2011 г.), выделят около 1 триллиона рублей (Астахов Д.).

Большое значение в риторике третьего президента РФ значился предпринимательский класс среднего и малого уровня, все время испытавший чудовищное давление со стороны государственной бюрократии. Уже в мае 2008 г. Медведевым был подписан указ, призванный облегчить предпринимателям жизнь: с бизнеса были сняты некоторые ограничения, был упрощен порядок начала бизнеса и сокращено количество разрешительных для его участия документов. Все время, находившееся под железной пятой чиновничества, российские бизнесмены приветствовали эту новацию власти.

Сам обозначенный масштаб структурных преобразований Медведева производил на население страны внушительное впечатление. Казалось, что два десятилетия разговоров и истеричных призывов слезть, наконец, с нефте-газовой иглы вот- вот осуществятся с новым молодым и современным президентом. Однако российская реальность оказалась более сурова к его радужным планам. Очень скоро обнаружилось, что каких-либо видимых изменений в экономике не произошло, а «Сколково» так и не превратился в «русскую Кремневую долину». Зато само слово «Сколково» в медийной сфере язвительными журналистами и блоггерами стало обыгрываться как «Сколково- Нисколково», «Сколково- Осколково». Что помешало этому? Обычная нерасторопность правящего бюрократического класса, не готового к большим переменам? Мировой экономический кризис, больно ударивший по российской экономике осенью 2008 г.? Все сразу.

Но главное сама власть не очень- то верила в реализацию заявленных Медведевым реформ. Как это и не удивительно, при всей шумной риторике о инновационной экономике, правительство России все годы президентства Медведева на деле продолжало развивать экономику «трубы», а именно строить все новые и новые нефте-газовые трубопроводы в Европу («Северный и Южный поток»), в Китай, Японию (ВСТО – Восточная Сибирь – Тихий океан), тем самым еще больше подсаживая страну на сырьевую иглу. В 2010 г. доля энергоносителей в структуре российского экспорта составила уже 74,5 %, что дало право даже аналитикам в проправительственных структурах сравнивать Россию с африканскими странами (Силиверстов С.). При этом зависимость российской экономики от внешнего мира лишь увеличивается и является запредельно высокой, до 50 % ВВП создается за счет внешних условий.

По мнению исследователя Б. Кагарлицкого, решающим препятствием на пути индустриального возрождения России является сложившаяся в 1990-е гг. структура ее экономики, подчиненная задачам периферийной интеграции в систему мирового капитализма. Именно на этой основе, подчеркивает исследователь, сформировались интересы отечественных элит, «для которых собственная страна являлась в первую очередь источником ресурсов, находящих спрос за границей – на Западе, а затем и в стремительно растущем Китае». Таким образом, ресурсы периферийной капиталистической страны подчинены не своей стране, а лишь своему правящему компрадорскому классу и развитым экономикам стран капиталистического центра. И если там- в капиталистическом центре (Западе) богатство, демократия и право для большинства, то в периферийной стране - царит бедность для большинства, а свободы и права существуют в основном фиктивно.

По убеждению многих зарубежных и отечественных экспертов, основным тормозом на пути модернизации страны признается никудышное чиновничество, численность которого в период с 1991 по 2007 гг. выросла почти вдвое: с 950 тыс. до 1,75 млн чел. А содержание гигантской государственной машины обходится стране в треть ее бюджетных расходов, или почти в 10 % ВВП (Глухова А.В.). Производной болезнью от чиновничьей «перегрузки» является коррупция, вернее ее масштабный уровень. По данным неправительственной организации Transparency International, за 2010 г., Россия по уровню коррупции занимала 154 место, т.е. одно из самых высоких в мире.

При этом российские власти не только осознавали ее масштаб, но и вполне осведомлены о том, как работает криминальный механизм государственной машины. Например,19 декабря 2011 г. на церемонии ввода в эксплуатацию 5 гидроагрегата Саяно-Шушенской ГЭС председатель правительства В. Путин подверг жесткой критике состояние дел в отечественной энергетике. Его недовольство вызвали обескураживающие итоги энергореформы: когда рынок подменила система семейных кланов, контролирующих большую часть генерации и выводящих деньги в офшоры.

Путин огласил результаты проверки Минэнерго, подтверждающие беспрецедентные масштабы коррупции в электроэнергетическом секторе страны. «Из 352 руководителей энергокомпаний практически каждый второй оказался аффилированным с 385 коммерческими организациями», – сказал Владимир Путин. Возмутили премьера и произвольные тарифы, устанавливаемые номенклатурными «бизнесменами» для пополнения доходов своих «аффилированных компаний», поскольку суть тарифного «бизнеса» как раз состояла в том, что именно рядовые граждане из своих кошельков оплачивали покупку зарубежных и отечественных вилл, формирование огромных состояний чиновников. «Суммы-то какие! 324 миллиона рублей на двух человек, лично им! За что? Ну, совсем оборзели уже! Извините, просто слов нет других. Это же все в тариф ложится в конечном итоге».

После громкого «разноса» последовал призыв премьера положить конец практике оффшорной юрисдикции, вывести национальную экономику из оффшорной зоны и установить более справедливое тарифное регулирование. Однако даже и после таких указаний премьера в стране не появилось справедливое тарифное регулирование, а капиталы так и не вернулись «из оффшорной зоны» (тени). Но таких случаев было немало. В экономике, таким образом, положительных сдвигов при Медведеве не произошло.

Реформа политического дизайна и другие реформы Дмитрия Медведева

А как обстояло в других сферах? Несмотря на либеральную риторику и заигрывание с либеральными кругами российского правящего класса Дмитрий Медведев выступил с противоречивыми реформаторскими инициативами в ключевой политической сфере. Во многом это объяснялось некими секретными договоренностями со своим «старшим политическим товарищем»- Владимиром Путиным. Были предложены внести изменения в Конституцию РФ об увеличении срока президентских полномочий с 4 до 6 лет, а депутатов Госдумы- с 4 до 5 лет. Конституционный суд был лишен права избирать своего председателя. Отныне это мог сделать Совет Федерации по представлению самого президента РФ. Подотчетная президентской власти Государственная Дума приняла также законы, запрещающие называть глав регионов президентами.

Был также упрощен порядок регистрации политических партий, с целью их увеличения. Само увеличение партий вовсе не отнимало главенствующие позиции у партии «прокремлевской партии» - «Единой России», зато несколько уравновешивало «неприличный» (по стандартным меркам демократии) сильный перекос в партийной системе страны в пользу «партии Путина и Медведева» («Единой России»).

И только под очевидным давлением оппозиционной «Болотной» в декабре 2011 г. Медведев выступил (во время очередного ежегодного послания) с рядом инициатив по дальнейшей либерализации политической системы. Помимо поправок об упрощении процедуры регистрации партий, был предложен ещё целый ряд радикальных изменений: например, в частности, предлагалось упрощение выдвижения кандидатов на выборах различных уровней, возвращение прямых выборов губернаторов. Но при этом полноценных свободных выборов губернаторов все равно не предусматривалось. За президентом по-прежнему оставались исключительно большие полномочия по избранию новых глав субъектов федерации, как и устранению их от власти. Это была своеобразное ретуширование давно сложившегося квазидемократического политического ландшафта.

Зато реформы в других областях были более смелыми. Например, реформы в силовых структурах. И все потому, что они хотя бы не затрагивали сущностные интересы правящего класса и поэтому оказались более результативными. Среди них важнейшей была военная реформа, которая получила мощный импульс после скоротечной, но первой масштабной войны постсоветской России, где были задействованы многие роды войск- войны с Грузией в августе 2008 года. Начался стремительный рост военных расходов, сопровождавшийся заменой старых видов вооружений новыми. По аналогии с США были созданы Силы быстрого реагирования.

Но главным было реорганизация структуры управления. Военной структура управления была изменена с четырехзвенной системы (военный округ- армия- дивизия- полк) на трехзвенную (округ - оперативное командование - бригада). Все это сопровождалось массовым сокращением численности высших и старших офицеров, а также института прапорщиков и мичманов (что вызвало негативную реакцию среди них), при одновременном росте количества младших офицеров. Большие изменения произошли в системе военного образования. Армия к концу президентского срока Медведева стала на порядок более обученной и профессиональной, с высоким по меркам страны жалованием офицеров, даже несмотря на ряд вскрывшихся коррупционных скандалов в окружении непопулярного среди военных министра обороны А. Сердюкова.

Масштабная реформа в МВД началась в 2010 г., также при прямой инициативе Медведева. Она включала в себя знаковое переименование милиции в «полицию», сокращение численности сотрудников МВД на 20%, переаттестацию всех сотрудников и ужесточение требований к приему новых сотрудников, перевод местных отделений на финансирование из федерального бюджета. Несмотря на много справедливых нареканий в адрес новообразованной полиции (переаттестация во многом проходила формально), уровень доверия граждан к органам внутренних дел согласно опросам ВЦИОМ повысился с 33% в 2009 г. до 52 % в 2011 г.

Бурю общественных эмоций (по большей части негативных) вызвала реформа образования в 2010 г. и введения обязательного для выпускников экзамена в виде ЕГЭ. Ведущие вузы страны получали статус «исследовательских центров» и переводились на приоритетное бюджетное финансирование, в отличие от большинства других, которых стали сокращать всеми доступными административными мерами. В вузах вводилась двухуровневая система образования - бакалавриат и магистратура (Болонская система). А финансирование всех образовательных учреждений было поставлено в зависимость от набранного количества учащихся. В итоге, более «облегченное и даже примитивное» среднее образование с экзаменом ЕГЭ, бакалавриат (4 года обучения), воспринятое в обществе как «незаконченное высшее образование», резкое сокращение вузов – все это вместе взятое привело к явному упрощению системы среднего и высшего образования в стране.

По сути, эти реформы еще больше подчеркнули имущественную поляризацию в обществе. Отныне у тех, у кого были деньги, смогли получать качественное образование в России в закрытых, элитарных и дорогих школах и вузах (типа ВШЭ), а также на Западе. А для неимущего большинства граждан было предложено более примитивное ЕГЭизированное образование и обучение в вузах в системе бакалавриата. Вероятно для того, чтобы превратить их в бездумных потребителей массовой культуры и сделать их более послушными и управляемыми.

Последней по хронологии выполнения явилась реформа в области здравоохранения. По аналогии с образованием происходило укрупнение учреждений и сокращения медицинского персонала, а также увеличение доли платных медицинских услуг. Такая «оптимизация» системы здравоохранения неизбежно преследовала одну простую цель- сократить государственные расходы на медобслуживания населения и частично переложить их на кошельки самих граждан. Зато был и явный актив медведевской политики - в социальной сфере. Здесь главным достижением стал рост и стабилизация численности населения страны. В 2008-2011 годах Россия достигла одного из наивысших показателей всех десятилетий постсоветской России. Семей, рождающих второго ребенка, увеличилось на 45%, третьего – на 62%. А само население России в 2011 году превысило 143 млн. человек.

Имитационная сущность «тандемократии»

Вероятно самым обсуждаемым вопросом в стране и за рубежом при президенте Д. Медведеве были его отношения с Владимиром Путиным- человеком фактически «сделавшим» Медведева президентом РФ. Уникальность ситуация в России была в том, что бывший президент В. Путин, признанный в СМИ «национальным лидером» и обладающим огромным авторитетом, остался во власти, но заняв при этом второй, после президентского поста, премьер- министерский пост. В российской политической науке такой необычный для современной России режим верховной власти даже получил название «властного тандема»- «двоевластия», «дуумвирата».

Это было совсем нетипично для России, где веками стабильность страны покоилась на моноцентризме и моносубъектности власти. Речь идет о пресловутой «Русской Системе», как специфической форме российского социального порядка, предполагающего неделимость власти и ее максимальный контроль над всеми сторонами жизни (Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И.). Но был ли властный тандем Медведев-Путин, делим и децентрализован? Все исследователи этой необычной политической конструкции свидетельствуют - что нет. Власть по- прежнему была сверхцентрализована и даже усилила свой контроль над регионами.

По мнению политолога Андрея Окары эксклюзивное соправление Медведева и Путина покоится на технологии «двух ключей» в принятии стратегических решений, основанной на факторах взаимной лояльности. По его мнению, речь может идти о модели «взаимодополнения двух верховных правителей, предусматривающей разделение сфер компетенции, когда один соправитель ответственен за «мягкую власть» (soft power) – за механизм целеполагания и стратегию развития страны, за гуманитарную и идеологическую сферы, за «жесткой власти» (hard power)- силовые ведомства, общее руководство исполнительной ветвью власти, экономический и социальный блоки».

И все-таки необычная особенность такого тандема как раз состояла в том, что, занимая самый важный пост в государстве (президента), Д. Медведев, исходя из наличия у него по Конституции огромных властных ресурсов, на практике значительно уступал своему условно «подчиненному» – председателю правительства В. Путину. Именно это и дало обильную «пищу» для различных кривотолков о «свадебном президентстве» Д. Медведева которому его «старший товарищ»- Владимир Путин поручил пребывать в президентском кресле ровно до того момента, когда сам Путин смог бы, не нарушая действующей Конституции, беспрепятственно баллотироваться на очередной срок.

Получалось, что роль президента Медведева во властном тандеме заключалось лишь, в его способности хорошо и качественно выполнять, роль «местоблюстителя» для другого политика, да еще и подчиняясь ему во всем. Собственно многие исследователи и журналисты считали, что главной четырехлетней «новацией» в президентский срок Д. Медведева явилось то, что Правительство России фактически превратилось во второй и самый главный политический центр (благодаря нахождению там В. Путина) принятий государственных решений. Нельзя не отметить правдоподобность таких утверждений. И тем не менее, Д. Медведев все годы тандема вовсе не выглядел «потешным» президентом, а в медийном пространстве он лишь немного уступал своему «патрону» – В. Путину. К тому же у Медведева был и «свой» электорат.

Все годы президентского срока Д. Медведеву благоволила часть «продвинутой» молодежи, интеллигенции и вообще немногочисленный «средний класс», т.е. все то активное население России, которое явно устало и было раздражено от «стагнирующей стабильности» и ожидало решительных демократических преобразований. Поначалу президент Д. Медведев, казалось бы, отвечал пожеланиям своего «электората». Он все годы тандема активно «пиарил» в СМИ модернизационные реформы экономики (благодаря президенту слова «модернизация» и «инновация» прочно вошли в современный язык, но, к сожалению, не вошли в жизнь), партийно-государственной системы, реформу МВД, проект иннограда Сколково, борьбу с коррупцией и т.д.

Но на деле решительных перемен ни в экономике, ни в политике не произошло. Поскольку все годы так называемого периода тандема происходили лишь своего рода имитация и «забалтывание» реформ, а не решение насущных проблем страны. По словам Леонтия Бызова, - «Медведев просто предложил тренды, которые существовали и до него, не предложив каких-либо новых идей. Все принятые им меры носили скорее косметический или символический характер и не принесли пока серьезных результатов». Понятно, что в таком случае, не могло быть массовой общественной поддержки таким «реформам».

Жестоко был обманут и «средний класс» и наиболее образованная часть населения, которая долгое время положительно реагировала на медведевские «начинания». С точки зрения Павла Святенкова реальная роль Медведева сводилась лишь к успокоению нарождающегося среднего класса с его политическими требованиями. «Люди требуют свобод, отказа от авторитаризма, борьбы с коррупцией. Медведев должен был имитировать все это, скрывая отсутствие изменений с помощью риторики. Надо сказать, что на первых порах ему это удавалось. Но затем «караул устал», его раскусили и поняли, что ни на какие реальные реформы президент Медведев не пойдет. Отношение к нему сменилось на скептическое».

В тоже время было бы несправедливо оценивать правление Медведева как сознательную политику обмана «активных граждан» и всех тех, кто связывал с ним решительные перемены. При нем произошло формирование нового общественного климата. Существенно изменился общий общественный и политический фон: прежняя эпоха «безмолвной» для масс консервативной стабильности неизбежно уходила в прошлое. Лимит ее прочности к зиме 2012 г. оказался полностью исчерпанным. И это осознали, наконец, власти, правда, только после масштабных протестных волнений зимой 2011–2012 гг.

«Болотная»: или гнев разбуженных горожан

Поразительно, но еще в нулевые годы все исследователи проводившие замеры общественно-политической активности в один голос утверждали, что российское общество «спит»- это общество «равнодушных», которым «все равно», поскольку они уверены, что власть их не слышит (Семенов В.). Диагноз российскому обществу, со стороны директора Аналитического центра Юрия Левады Льва Гудкова таков: полная атомизированность, не просто отсутствие солидарности, а вера в ее невозможность и соответственно неверие в эффективность, и ненаказуемость коллективного действия.

Стали уже обыденными и часто повторяющимися высказываниями политиков и общественных деятелей России о том, что в стране не только отсутствует гражданское общество, но и нет массового запроса на смену политической и социально-экономической модели. Неудивительно, что российское общество в условиях максимальной «отчужденности» от власти весьма апатично отнеслось к объявленной Президентом Д. Медведевым масштабной модернизации в стране, предполагая во многом ее не общественный, а властный интерес.

«Пофигистское» отношение населения к общественно-политическим процессам в стране и тому, «что делает власть», подтверждается и следующими данными. Так, по данным опроса Левада-Центра (июнь 2010 г.), большая часть россиян (62 %) не заинтересована в участии в политической жизни страны и даже своего города и только 26 % более или менее готовы к такому участию. Чем вызвано такое отношение к политике? Ответ на этот вопрос очень прост: подавляющая часть россиян (84 %) уверена, что их усилия не способны влиять на политическую жизнь в России. А что действия в информационном поле? По данным опроса в июле 2010 г., также проведенного Левада-Центром, только 29 % опрошенных полагали, что критика власти приносит те или иные существенные результаты, в то время как 56 % были уверены в обратном.

Такое состояние общественного сознания препятствовало до поры до времени (до декабря 2011 г.) появлению массовых протестных настроений и антиправительственных выступлений, что делало существующий политический режим внешне устойчивым. Но это происходит в условиях не столько одобрения, сколько полного безразличия ко всем политическим процессам. Причина этого – полное неверие населения в способность власти что-либо изменить к лучшему. Отсюда, недовольные режимом, из числа, так называемого среднего класса, чаще всего «голосовали ногами» - уезжая за границу.

Или еще чаще занимались словесным фрондерством в паутине Интернета, социальной сети, ЖЖ, твиттере и др. Интернет- пространство стало новым местом где формировалась новая критически «заряженная» масса людей с неприятием несправедливости, лицемерия и лжи российской политической системы. Именно в этой среде стали появляться и такие «несистемные» политические фигуры, как Алексей Навальный и другие лидеры «несистемной оппозиции».

Но, как известно, количество рано или поздно переходит в качество. Непрерывная аккумуляция протестных настроений в активном обществе неизбежно должна была прорваться, и она прорвалась в виде масштабных политических акций в крупных российских городах в декабре 2011 г. Поводом к ним стали прошедшие парламентские выборы 4 декабря, когда российские власти по привычной схеме использовали так называемый «административный ресурс». То, что «сходило с рук» в прошлые годы, совсем не получилось в 2011 г. В чем причина?

Еще летом и осенью 2011 г. все социологические службы показывали падение доверия населения к властям и все более снижающийся рейтинг партии «при власти» – «Единой России». В этих условиях члены тандема решили раскрыть главную политическую тайну с 2008 г. и на съезде «Единой России» объявили о своей новой рокировке: В. Путин в марте 2011 г. идет в президенты, Д. Медведев в премьер-министры. Собственно, ничего экстраординарного не произошло, это было ожидаемое событие. Дмитрий Медведев продемонстрировал свою несостоятельность как реформатора, постепенно в глазах общества, особенно его интеллектуально-интеллигентского электората превратился в красиво говорящего болтуна, за спиной которого все время проглядывала тень главного политического игрока - Владимира Путина.

Но страна осенью 2011 г. уже отличалась от страны 2007 г., когда В. Путин объявил о своем преемнике. Разбуженный непрерывной медведевской риторикой («свобода лучше, чем несвобода» и т.д.) улей состоятельных и образованных горожан, принадлежащих к среднему классу, возмущенно обсуждал эту новость, которая, по мнению его представителей, к демократии имела самое отдаленное отношение. Но главной причиной для активного возмущения и даже социального взрыва явились парламентские выборы, с их многочисленными нарушениями и фальсификациями, что в итоге делало победу на них «Единой России» весьма сомнительной. Но не только. Некоторые исследователи связывают причины протестной активности не только с выборами. С их точки зрения, протестная активность вокруг выборов была во многом формой выражения несогласия с несправедливой социально-экономической политикой власти в целом (Р.С. Осин).

Годами накапливавшееся недовольство властями за социальную несправедливость, казнокрадство, произвол чиновников и правоохранительных органов и, главное, ложь и лицемерие властей (на фоне разглагольствований Д. Медведева о законности и свободе) вырвалось наружу. Десятки тысяч вышедших на улицы возмущенных горожан с политическими требованиями и лозунгами (роспуск Думы, перевыборы, политические и конституционные реформы) в Москве (24 декабря в Москве участвовало до 100000 человек), Петербурге и других городах в декабре 2011 года; митинги «несистемной» оппозиции во главе с политически «неангажированными», но авторитетными ее лидерами, такими как Навальный, Удальцов, Чирикова, Парфенов, Акунин, Романова и др., стали главными политическими событиями современной России и президентского правления Дмитрия Медведева.

Россия, по сути, вступила в новую фазу политического и социально-экономического развития. Ее проявлением стал кризис модели бюрократическо-олигархического капитализма. А новым витком жизни российского общества явилось зарождение гражданского общества, с его самосознанием и гражданской активностью.

Власти впервые в постсоветской истории отреагировали на массовые выступления «рассерженных горожан» пакетом мер, предложенных уходящим Президентом страны Д. Медведевым. В объявленной Д. Медведевым в конце декабря 2011 г. политической реформе говорилось о возвращении прямых выборов губернаторов, партийной реформе, создании в будущем «открытого правительства» (с привлечением представителей общественности) и т.д.

А основной «фаворит» президентской кампании (избранный новым президентом России 4 марта 2012 г.) Владимир Путин в январе-феврале 2012 г. написал целый ряд программных статей, в которых четко прослеживается линия на продолжение демократических реформ. Однако сделано это было именно под давлением протестных демонстраций, а не по твердому решению властей либерализовать режим, поскольку сама постановка вопроса о либерализации политического режима представляется правящему классу угрожающей существованию их власти.

Между тем, оппозиция вплоть до мартовских президентских выборов продолжала проводить свои политические акции, одновременно пробудив демонстрационную активность и в стане «охранителей». В феврале и начале марта 2012 г. страна в крупных городах увидела жесткое уличное противоборство между сторонниками сохранения «стабильности» («охранителями») и сторонниками либеральных перемен в государстве и обществе.Власть перешла в контрнаступление. Столицам противопоставили провинцию. А против митингующих «за честную власть» бросили собранную по разнарядке на Поклонной горе (в Москве) большую массу людей с производства, учащихся и госслужащих. Причем сами лидеры массовых «охранительных» акций (Кургинян, Леонтьев, Проханов и др.) призывали своих «сторонников» (собранных преимущественно «добровольно-принудительно») защитить и «отстоять страну» от надвигающей на нее «оранжевой чумы» – революции.

Политические страсти в канун президентских выборов «разбудили» столичные и другие городские общества. Как весьма точно указывают авторы коллективной статьи в журнале «Русский репортер» (за 15–22 марта 2012 г.). Григорий Тарасевич, Светлана Скарлош, Евгения Офицерова: «Но на самом деле эти протесты уже изменили страну. Психологические рамки раздвинулись, исчез страх перед коллективностью, перед публичным выражением несогласия. Тысячи студентов, маркетологов, историков, писателей и бизнесменов почувствовали ни много ни мало ответственность за свою страну. Виртуальные социальные сети превратились в реальные сообщества живых людей…»

И хотя рост оппозиционной активности с весны по осень 2012 г. постоянно сходил на нет, и стал, затем достоянием незначительного числа участников, основные перемены в настроениях активных граждан уже произошли. И эти настроения Кремль почувствовал, пытаясь набрать себе голосов в развязанной с осени 2012 г. антикоррупционной кампании в высших эшелонах власти.

Протестные акции как «против Путина», так и «за Путина» разбудили страну, пребывающую в новом «застое». В наиболее активной части общества (части предпринимателей, интеллигенции и молодежи) явственно возник запрос на индивидуальные политические и экономические свободы, человеческое достоинство и гражданские права. И это часть российского общества выразила готовность бороться за свои права и за уменьшение чиновничьего произвола, не только проявляя «уличную» активность, но и вовлекаясь и в более «мирное» русло: общества самозащиты обманутых вкладчиков жилья, общества «синих ведерок» (движения против «мигалок»), акции в защиту Химкинского леса, волонтерскую деятельность, муниципалитеты.

Кремль, где носители верховной власти, очевидно, менялись, воспринял в целом это протестное оппозиционное движение (в рамках действующей Конституции) своих граждан, не иначе как «происки врагов России» и счел их как «антигосударственными». Началась умелая информационная кампания по дискредитации лидеров «несистемной оппозиции» (С. Удальцова, И. Яшина, М. Касьянова, Б. Немцова и А. Навального), к тому же оказавшиеся «засвеченными» в приемной посольства США, что для большинства россиян было достаточно, чтобы их считать «предателями».

Отсюда неудивительно, что «это большинство» проголосовало за В. Путина, выбрав тем самым консервативный политический курс и обещания нового президента восстановить законность наряду с социальной справедливостью. Либерально мыслящие «рассерженные горожане» потерпели поражение, в стране, где доля зажиточных граждан - среднего класса по разным оценкам не превышала 20-25 % населения. К тому же выгодная ценовая конъюнктура на нефть (свыше 100 долл. за баррель нефти), позволяла власти пока справляться со всеми принятыми в предвыборный год социальными обязательствами.

Но, сам по себе, небывалый за последние годы общественный конфликт, несмотря на очевидное поражение, либерально-демократической оппозиции Кремлю со всей очевидностью продемонстрировал власти, что страна явно засиделась в циничной «неолиберально-бюрократической стабильности». Власть это услышала.

Заключение

По меткому замечанию отечественного философа Андрея Ашкерова- «Логика путинско-медвевского тандема была логикой соединения сущего с должным (Путин выступал на стороне сущего, а Медведев- на стороне должного). Теперь определимся с российским «сущим». Сущее это существующий характер периферийно-сырьевого российского капитализма, сохраняющей в себе неофеодальную сословно-статусную иерархию в обществе, во главе с «конституционным самодержцем» (президентом) и узким правящим бюрократическо-коммерческим классом.

При таком «сущем» в постсоветское время была создана лишь имитационная «под цивилизованный Запад» модель государства, в котором демократия, рынок, свобода слова, разделение властей и т.д., оказались лишь представлены в красивой символической упаковке – Конституции РФ, но никак не в жизни страны.

Очевидно, что для Медведева, как впрочем, и для Путина «должное» обязано быть другим. Нечто вроде цивилизованного и социализированного капитализма, как в странах Северной Европы. На это собственно и были направлены системные реформы в экономике, социально-политической сфере Дмитрия Медведева, безусловно, в прямой договоренности с Путиным. Но почему они имели столь скромный результат? А могло ли быть иначе, в рамках узкоклановой российской бюрократической политической модели, на которую Медведев даже не смел покушаться? Конечно нет. Ведь и сам Медведев, плоть от плоти сложившегося и явно недемократического правящего класса был бесконечно далек, чтобы стать «революционером на троне». К тому же у него был очень узок коридор возможностей, в рамках властного тандема.

Сущность политики Медведева - это осторожный либерализм в рамках существующей моноцентричной бюрократическо-буржуазной системы, опирающейся не на инициативных граждан, а на послушных «подданных», чья лояльность покупается неуклонно растущими материальными доходами от продажи нефте-газовых ресурсов. Другого и быть не могло. Но вот история демонстрирует нам, что без массовой общественной поддержки реформы не могут быть успешны, и обречены на провал или, в лучшем случае на половинчатость. Что собственно и произошло с главными реформами Медведева, призванными превратить Россию в высокотехнологическое государство.

Тем не менее, несмотря на очевидную политическую слабость Дмитрия Медведева, который все годы своего четырехлетнего президентского срока пребывал в тени политически более мощного «соправителя»- Владимира Путина, его нельзя назвать исключительно «потешным президентом», ничего не сделавшим, а лишь бестолково проболтавшим весь свой властный срок. Как показано выше некоторые проведенные реформы (военная, реформа МВД, образовательная, партийно-политическая и т.д.), имели больший результат, хотя все равно носили незаконченный характер.

Зато массированная либеральная риторика президента Медведева (вероятно искренне верившего в возможность перемен) разбудила либеральный средний класс, да притом так, что власть его и испугалась. Нежелание Медведева идти на следующий президентский срок и уступка высокого поста Путину, только подтвердили негативные слухи об изначальной тайной договоренности между ними. Это еще больше дискредитировало Медведева в глазах его электората. Надежды на Медведева потухли, вместе с разгоном демонстрантов «Болотной». Но не все так печально. «Протесты подвели черту под имитационной либерализацией. Власти были вынуждены делать реальные уступки, пусть и сопровождая их миллионом оговорок» (Святенков П.). Президентское время Д. Медведева изменило страну. Россия 2012 г., сильно отличалась от России 2007 г., когда шел во власть Д. Медведев.

Возник устойчивый массовый запрос (пусть и меньшинства общества) на культуру равноправного партнерства власти и общества, при достижении большей социальной справедливости. Значительно вырос и запрос на модернизацию. Причем не очередную ее словесную форму со стороны первых лиц государства, а как процесс кардинального обновления, осовременивания и очеловечивания всех сторон политической, общественной, экономической жизни в России. Решением этого запроса стала заниматься уже команда «нового- старого» Президента РФ - Владимира Путина, в его традиционной манере «ручного» управления.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2018-02-26     Просмотров: 1378    

Можно также почитать из рубрики: Новорусская Россия

Автор: Леон
Дата: 2018-02-26

Сказано точно- "при всей шумной риторике о инновационной экономике, правительство России все годы президентства Медведева на деле продолжало развивать экономику «трубы», а именно строить все новые и новые нефте-газовые трубопроводы в Европу («Северный и Южный поток»), в Китай, Японию (ВСТО – Восточная Сибирь – Тихий океан), тем самым еще больше подсаживая страну на сырьевую иглу". Собственно с этой "иглы" мы так и не слезли до сих пор, несмотря на всю якобы политику импортозамещения-ха-ха.

Автор: Леон
Дата: 2018-02-27

А Медведев был хорошим балаболом. Все время болтал о свободе, о борьбе с коррупцией, о инновациях. Но так и ничего нее сделал. Собственно в этом и была его задача, по договоренности с Путеным. Короче это была настоящая разводка для лохов.

Автор: Колян
Дата: 2018-02-27

Вон димона. Путен наш перзидент!

Автор: Кастилец
Дата: 2018-02-28

Коляну. ха-ха- отлично написано. В. Бакланову: спасибо, за полный анализ 4 лет пЕрзиденства Медведева. Мне думается, что нам давно пора обратиться к китайскому опыту. Там ведь ни капитализм и не социализм. Зато как растут! Тем более что отношения с Китаем сегодня налажены. Да и сами они много взяли у нас. Те же пятилетки.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-03-01

Кастилец. Я с вами соглашусь в принципе. Но надо иметь в виду, что китайская конвергентная модель все равно развивается в логике капиталистической мир-системы. Но ее успех говорит о необходимости ее плодотворного изучения и возможности заимствования Россией ее ряда базовых элементов. Разумеется с учетом своих исторических традиций- особенно советского опыта. В Китае в отличии от России решения принимаются коллективно, в рамках партийной элиты КПК. И они носят системный, целенаправленный и последовательный характер, в отличие от наших имитационных кампаний.

Автор: Кастилец
Дата: 2018-03-01

Вячеславу Бакланову: А как вам сегодняшнее послание Путина? Впечатлились?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-03-01

Кастилец: Военная тема доклада действительно впечатляет: «Сармат», «Кинжал». Есть чем теперь пугать заокеанских супостатов. В остальном скажу так. И раньше послушаешь нашего державного царя, то на душе радостно становится, подъем какой-то. Ну все типа жизнь удалась… Но проходит время и все что-то выглядит уныло, серобуднично и мало что меняется. Особенно в сфере науки, новых технологий, бедности населения. Хотя не стоит совсем отрицать, изменения есть. И они налицо. Но все равно, их видно крайне мало. А может у меня со зрением проблемы?...

Автор: Кастилец
Дата: 2018-03-01

Вячеславу Бакланову: Ха-ха. Если смотреть телевизор, то да. Мы впереди планеты всей))) Но все равно, по сравнению с 90-ми годами изменения большие. Как вы думаете, Путин поменяет Медведева во главе правительства?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-03-01

Кастилец:Дак кто же этого знает. Это гадание на кофейной гуще. Сколько уже было прогнозов на эту тему. Путин ведь нас об этом не спросит. Кремлю наплевать, что народ думает о его «правительстве». Неважно, что это правительство, мягко говоря, неэффективно. Важно, что сам Медведев и ряд лиц с ним - «Свои» для Путина. А потом, даже если допустить это, что-то принципиально измениться, в случае другого главы? Не думаю.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-03-01

Не может быть принципиальных изменений для всей страны в рамках существующей узкоклановой либерально-рыночной модели развития, больше предназначенного на обогащение околовластных элит, клик. Единственное надо спасибо Америке сказать за санкции против нас. США- вот кто больше всего помогает нам браться за подъем отечественного производства, а не правительство Медведева. С офшорами также. Сколько впустую болтали у нас, пока они санкционный список за списком «наших» «Патриотов» стали опубликовывать. Чем больше ихних санкций, тем лучше для нас. Как по Ницше: все, что не убивает нас, делает нас сильнее.

Автор: Кастилец
Дата: 2018-03-01

Я понял вас. Думаю что мы еще увидим обновленного Путина)))

Автор: Борис
Дата: 2018-04-08

кроме вреда.ничего не сделал этот преступный-тандем,оставшись до сих пор безнаказанным!

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх