К Столетнему юбилею Октября 1917.

Автор: Вячеслав Бакланов

О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

Европа в 1689-1763 гг.: эпоха коалиционных войн и дипломатии.

Если бы наши солдаты понимали, из-за чего мы воюем, нельзя было бы вести ни одной войны
Фридрих II Великий
(король Пруссии),

Европейский мир на рубеже XVII - XVIII вв., успешно пережил создание централизованных монархических государств, с развитой бюрократической системой, налогообложением, военной промышленностью и хорошо вооруженными армиями. Степень милитаризации государств была очень высокой, как и геополитические аппетиты и личные амбиции коронованных особ, воплощавших собой государства того времени, что и приводило к беспрестанной череде военных конфликтов.

О причинах и мотивах войн

Все европейские государства того времени привычно решали свои геополитические, религиозно-этнические, династические и конечно личные конфликты монархов того времени, с помощью войн и оружия. Военные конфликты на территории Европы в XVI, XVII, XVIII вв., были столь частыми и непрерывными, что для людей того времени это казалось естественным состоянием любой страны и государства. По словам английского историка Роджера Осборна, «в эпоху, которую можно примерно ограничить 1500-1800 годами, большинство людей смотрели на войну как на необходимую и чуть ли не благотворную часть жизни».

И еще: «Как бы это нас ни шокировало, многие полагали, что мир является нежелательным состоянием для любой страны. Мир делал общество слабым и праздным, лишал его «стойкости духа»; война, напротив, делала его активным, неустанным и сплоченным, выявляла в мужчинах лучшие качества». Этакий прямо гимн войне. Несмотря на все ее страдания, массовые убийства и калечения людей.

При этом причины столь частых войн в Европе, носили более разнообразный характер, чем принято думать в наше время. Здесь были и соображения престижа монархических династий (о чем свидетельствовали названия войн- войны за Испанское, Польское, Австрийское наследство) и славы королей, и все более проявившейся в XVIII веке - своеобразный прагматизм «национального», а по факту государственного интереса, на который влияли совокупность интересов элит той или иной страны (по А.В. Торкунову).

Но кроме стремления к захватам территорий, заморских колоний, как источников эксплуатации европейских метрополий, движущими мотивами войн нередко выступала мотивация карьерного роста европейского дворянства (чинов, званий, поместий), которое тогда было исключительно представлено офицерским корпусом армий, а также коммерческие интересы буржуазии и купечества. А вот религиозный фактор, который играл видную роль в XVI – первой половине XVII вв. (войны между католическими и протестантскими странами), уже отошел даже не второй, а на третий планы. Эпоха войн, начавшаяся в 1689 г. и закончившаяся в 1763 г., резко отличалась от предыдущих интенсивностью и «тотальностью» в современном смысле: экономики главных государств-соперников в значительной степени работали на нужды армии (по А. Б. Давидсону). В этих войнах позицию держав все больше определял их материально-военный потенциал, который складывался из общей численности населения, мобилизованной и хорошо вооруженной армии и флота.

Французский гегемонизм и Рисвикский мир

Европейский мир к 1689 г., когда началась затяжная коалиционная война, состоял из разнокалиберных государств, с разной силой и мощью (от карликовых германских княжеств до империй), среди которых первое место, безусловно, занимала абсолютистская Франция, во главе которой стоял самый блестящий король Европы - Людовик XIV. Именно этот воинственный и амбициозный король, имевший под ружьем самую многочисленную армию (свыше 200 тысяч) на европейском континенте, являлся главным зачинщиком основных войн во второй половине XVII века.

Именно могущественная Франция, стремясь к гегемонии в Европе, каждый раз нарушала сложившееся равновесие после Вестфальского мира 1648 г., что часто приводило к созданию коалиций, направленных против Версаля, против «короля Солнце». Экспансия Людовика XIV против территорий слабых германских земель, испанских Нидерландов, Голландии, под всякого рода династическими предлогами длительное время приносила свои плоды. Франция, после ряда военных кампаний, добилась многочисленных побед на суше, захватила часть Фландрии, Страсбург, Франш-Конте, а ее король был на вершине славы. И новую войну спровоцировал Людовик XIV, нацелившись захватить Пфальцское курфюршество в Германии.

Многочисленные успехи Франции и ее неуемные аппетиты стали причиной создания против нее в 1686 г., оборонительного союза- Аугсбургской лиги, инициатором которой стали давний противник Франции- статхаудер Голландии- Вильгельм III Оранский и император Священной Римской империи- Габсбург Леопольд I. К их антифранцузскому союзу в 1689 г. присоединилась Англия (которая с 1689 г. находилась с Голландией в личной унии с Вильгельмом Оранским), что объединило тем самым силы два раннебуржуазных протестантских государства в борьбе против французской гегемонии в Европе.

В сентябре 1688 года началась война Франции против Австрии, Голландии, Англии (с 1689), к последним примкнули также Испания, Савойя, ряд южногерманских государств во главе с Баварией. Австрия на тот момент была связана войной с Османской империей. Все они образовали антифранцузский Великий Альянс. Война растянулась на целых девять лет (другое название войны- война за Пфальцское наследство) и истощила силы всех воюющих сторон. Поразительно, но, несмотря на столь многочисленных противников перед собой (которые действовали не согласованно), французы одержали в войне немало побед на суше и на море (особенно успешно на море действовали французские корсары) и свели войну к ничейному результату.

В сентябре 1697 г. был подписан мирный Рисвикский договор Франции с Англией, Испанией и Голландией. Несмотря на то, что Франция сохранила большую часть своих завоеваний, в том числе Франш-Конте, все же этот договор был скорее поражением французского Версаля, чем его победой. Так как дальнейшая экспансия Парижа была впервые остановлена. Людовик XIV также признал законность прав Вильгельма Оранского на английский престол. С подписанием Рисвикского договора было установлено равновесие сил в Европе. Но не был решен вопрос об «испанском наследстве» и о колониальном преобладании в мире Англии или Франции.

Война за Испанское наследство и ее итоги

С подписанием англо-голландской унии, с воцарением на английском престоле Вильгельма Оранского, ушло в прошлое первоначально яростное англо-голландское торгово-колониальное соперничество, вылившееся в три войны. Все британские исследователи практически дают Вильгельму Оранскому высокую оценку. «Новый король, писал философ Бертран Рассел, будучи голландцем по рождению, принес с собой торговую и теологическую мудрость, которой отличалась его страна. Был создан Английский Банк, национальный долг был передан в надежные руки, невозможны стали больше отказы от уплаты долгов по капризу монарха. Акт о веротерпимости, несмотря на то, что он оставлял католиков и нонконформистов объектом всевозможных несправедливых действий, положил конец их прямому преследованию. Внешняя политика стала антифранцузской и с короткими перерывами оставалась такой вплоть до победы над Наполеоном».

Действительно, воцарение Вильгельма Оранского на английском престоле означало формирование своеобразного англо-голландского бизнес- альянса, больше выгодного Англии. Поскольку британская буржуазия и парламент, отныне получили доступ к неиссякаемым средствам богатейших в мире голландских банков- которые могли почти бессчетно тратиться на масштабные имперские колониальные захваты Лондона (по Н. Фергюсону). Важно также отметить, что война Аугсбургской лиги была первым крупным столкновением стратегических английских и французских интересов, за преобладание на морях и колониях и будущее доминирование в мире.

Уже тогда, на море и в далеких колониях, англичане и французы вели между собой непримиримую борьбу. И хотя в этой войне победа (только на море) досталась англичанам и голландцам, становилось ясным, что отныне англо-французское соперничество выходит на первый план и становится катализатором и других соперничеств в Европе.

После заключения Рисвикского мира (1697) великие державы начали сложные дипломатические переговоры в ожидании скорой кончины тяжело больного и бездетного испанского короля Карла II. Наследников мужского пола у него не было, но поскольку законы Испании допускали наследование короны по женской линии, наибольшие права на трон имели внук Людовика XIV герцог Филипп Анжуйский и австрийский эрцгерцог Карл. Чтобы избежать новой войны и мирным путем урегулировать проблему, Людовик XIV предложил другим державам заранее договориться о разделе Испанского наследства.

Политика Людовика XIV относительно Испании была достаточно простой: овладеть Испанией не только потому, что сама метрополия огромное богатство, но и потому, что с захватом Мадрида приобретаются колоссальные в несколько раз больше самой Европы территории, которыми Испания владела со времен Колумба. По мысли Людовика, Франция должна была стать наследницей о богатейшей империи- испанской. На испанский престол Людовик XIV стремился посадить своего внука Филиппа, который был бы, по его мысли, французским наместником, управляющим Испанией и ее колониями (по Колобову О.А.).

В марте 1700 г. Франция подписала соответствующее соглашение с Англией и Нидерландами. Однако Карл II, не желая, чтобы Испания подверглась после его смерти разделу, перед самой кончиной (1 ноября 1700) завещал корону Филиппу Анжуйскому. После нескольких дней напряженного обсуждения этой ситуации со своими министрами Людовик XIV заявил, что его внук принимает наследство и становится испанским королем Филиппом V, сохраняя права и на французскую корону. Казалось что мечты Людовика XIV - о создании трансконтинентальной суперимперии как никогда близки к осуществлению. Но этого не могли допустить другие европейские державы. В первую очередь, Англия и Австрия. Ведущие державы Европы стали готовиться к войне.

Военный конфликт под названием война за Испанское наследство, по своим масштабам напоминал Тридцатилетнюю войну. В этой войне, которая была завершающим этапом многолетнего противостояния Франции, против целого ряда европейских держав, среди которых особое место занимали австрийские Габсбурги. По словам историка Ярослава Шимова, речь шла не только о династическом столкновении Габсбургов и Бурбонов, но и об ответе на главный вопрос тогдашней геополитик: удастся ли Франции стать державой- гегемоном, к чему вот уже 40 лет стремился «король-солнце», или же равновесие на континенте будет восстановлено?».

На тот момент Франция по своим демографическим параметрам резко выделялась из когорты великих держав. Так по подсчетам Р. Осборна: «В 1700 году, когда население Англии и Уэльса составляло 5,6 миллиона человек, Нидерландов - 1,9 миллиона, а Испании- 7,5 миллиона, во Франции проживали 21,4 миллиона человек». Таким образом демографическое превосходство Франции над своими противниками, вело ее к неизбежному доминированию в экономической деятельности и конечно же- в военной.

В 1701 г. австрийская армия под командованием одного из лучших полководцев того времени принца Евгения Савойского вторглась без объявления войны в Северную Италию, угрожая испанским владениям на Апеннинах. 7 сентября 1701 г. Австрия, Англия и Голландия подписали договор о союзе, а 15 мая 1702 г. официально объявили войну Франции и Испании. На стороне Франции сначала выступили Савойя и Португалия, но затем обе покинули коалицию и некоторое время спустя перешли на сторону противника.

Военные действия шли на Пиренейском полуострове, на севере Италии, юго-западе Германии и в южных- испанских Нидерландах. А еще на море и в Северной Америке. Испания фактически раскололась надвое и там началась гражданская война между сторонниками Филиппа V (находившегося в Мадриде) и сторонниками австрийского эрцгерцога Карла- провозглашенного в Барселоне испанским королем под именем Карла III.

В этой войне ярко «зажглись» полководческие звезды - командующих армиями союзников- австрийского Евгения Савойского и англичанина Джона Черчилля (герцога Мальборо) - действовавших слаженно, в двуедином тандеме. Их победы над французами: при Бленхайме (1704), при Мальплаке (1709), переломили ход войны в пользу союзников. Франция была истощена войной. На нее посыпались и другие бедствия: сильные морозы уничтожили посевы озимых и привели к голоду. А тут еще холера и мор. Людовик XIV предложил противнику целый ряд уступок, в обмен на подписание мира. Но союзники, уверенные в полной победе потребовали от французского короля- послать свою армию в Испанию и силой свергнуть с испанского престола своего внука- Филиппа V. На такое унижение- дед- французский король пойти отказался и война продолжилась.

А среди союзников тем временем наступил разлад. Англичане, захватившие Гибралтар, уже не желали воевать за интересы австрийских Габсбургов, а герцог Мальборо был отстранен от командования. Да и потери среди союзных войск были огромны. В одной только битве при Мальплаке союзники потеряли почти 30 тысяч убитыми и раненными – в два раза больше чем французы. Военная удача теперь перешла к ним - начались победы французской армии. Мир стал нужен всем. 11 апреля 1713 г. представители Людовика XIV заключили Утрехтский мир со всеми противниками, кроме Австрии. Война с Австрией продолжалась еще год и завершилась подписанием Раштадтского мира (март 1714 г.).

По мирным договорам Франция отдала ряд крепостей во Фландрии и на правом берегу Рейна, а также ряд своих североамериканских колоний — Ньюфаундленд, Акадию и земли вокруг Гудзонова залива. Англия приобрела Гибралтар и Менорку, превратив их в ключевые форпосты на Средиземном море. И наконец, крайне выгодным достижением для Лондона стало право на получение асьенто- монополии на тридцатилетний ввоз чернокожих рабов в испанские владения в Америки. Зато Филипп V сохранил испанскую корону, хотя и был вынужден отказаться от прав на французский престол. Австрийские Габсбурги отказались от прав на испанскую корону, получив в качестве компенсации Нидерланды, Неаполь, Сардинию и Тоскану.

Таким образом, Людовику XIV в целом удалось добиться своего: Бурбоны воцарились на испанском троне, а Франция, несмотря на крайне неудачный ход войны, сумела избежать серьезных территориальных потерь. Однако она была настолько ослаблена, что отныне ни о каком ее доминирующем положении в Европе не могло идти и речи. А Париж, так и не смог достичь главной своей цели в этой войне - объединить две империи (французскую и испанскую) в одних руках.

Зато результаты войны были стратегическим успехом Лондона в мировой капиталистической системе. Англия утвердила в ней свою гегемонию. Вот только, по словам Б. Кагарлицкого, эта гегемония еще не стала прочной и общепризнанной. Поскольку Франция не смирилась со своим поражением на море и в колониях и продолжала бросать вызов Англии и в дальнейшем.

Еще во время кровопролитной войны между европейскими тяжеловесами за Испанское наследство, на европейском западе, на восточной периферии Европы возникла другая коалиционная война- Северная война (1700-1721). В ней далеко тогда неевропейская Россия, в союзе с Данией, Речью Посполитой и Саксонией воевала со Швецией. И несмотря на благоприятный первоначальный ее этап для шведского короля Карла XII (разгром Речи Посполитой, Саксонии, Дании), в дальнейшем для шведов ситуация сложилась катастрофическая. Полтавский разгром (1709) лучшей шведской армии Карла XII Петром I - возвестил появление новой европейской державы- России. Это сразу же вернуло в антишведскую коалицию Данию, Саксонию и Речь Посполитую. К 1716 г. Швеция потеряла все свои владения в Прибалтике, в Финляндии и на южном побережье Балтийского моря.

В 1721 г. был подписан Ништадтский мир, по которому новообразованная Российская империя получала Ингерманландию, Лифляндию и Эстляндию. «Окно в Европу» Петром Великим было успешно «прорублено». Россия стала великой державой, сбросив с этого пьедестала Швецию.

Европейский баланс сил и фактор России в 20-30-е годы XVIII веке.

После крупнейших войн за Испанское наследство и Северной войны, в Европе сложилось новое соотношение сил. Главным принципом в европейской политике стало строгое соблюдение принципа баланса сил. Определились новые очаги противоречий и приоритетные интересы. По мнению отечественных историков, три основных конфликта фактически определяли усилия политиков и дипломатов. 1 Борьба Англии и Франции за морскую и колониальную гегемонию. 2. Борьба Австрии и Пруссии за преобладание в Центральной Европе. 3. Борьба России за окончательное утверждение на Балтике и выход к Черному морю. При этом в сложившейся новой системе государств ведущую роль играли 5 великих держав: Франция, Великобритания, Россия, Австрия и Пруссия (с 40-х гг.) (по Протопопову А.С. Козьменко В.М., Елмановой Н.С.).

Попутно сохранялись еще и другие конфликты: франко-австрийское соперничество в Южных Нидерландах; борьба Австрии и Османской империи за Балканы; англо-испанский конфликт из-за колониальных владений в Западном полушарии. Но эти конфликты не являлись определяющими. С точки зрения исследователя Алекса Вульфа, после 1714 г. новая концепция «баланса сил» обеспечила ситуацию, когда ни одно из государств не могло преобладать в Европе, как это было с Испанией в XVI в. и Францией в XVII в. Пример: когда Филипп V, король Испании из династии Бурбонов, захватил Сардинию у Австрии и Сицилию у Савойи в 1717-1718 гг., то против Мадрида, сразу сформировался Альянс, состоящий из Англии, Австрии, Франции и Нидерландов, что заставило Испанию в итоге отказаться от этих приобретений в 1720 г.

Первостепенное значение для укрепления статуса России в качестве мировой державы имело заключение в 1726 г. союзного договора с Австрией. Именно с этого момента Россия оказывается интегрированной в систему международных отношений и от присоединения ее к той или иной европейской коалиции зависит расстановка сил на мировой арене (по Колобову О.А). Россия став имперской державой, развернула широкую геополитическую активность в отношении Польши (Речи Посполитой) и турецкой империи османов. Союз с Австрией укреплял активность России. Россия и Австрия становятся союзниками и в войне за Польское наследство (1733-1735) и в войне с Османской империей (1735-1739). Но наибольшее влияние Россия на европейскую геополитику оказала во время Семилетней войны 1756–1763 гг., когда, русские войска стояли в центре Европы и даже брали Берлин.

Для сдерживания российской экспансии французская дипломатия неизменно натравливала Турцию и Швецию против Петербурга. Это антироссийская политика Версаля, с целью сдержать напор «русских варваров» на Европу получила наименование политика «восточного барьера». Вот только османо-русская война (1735-1739) и шведско-русская война (1741-1743), оказались для этих стран неудачными. В тоже время Россию до Семилетней войны, в Европе еще не воспринимали за могущественную державу первого порядка. Причиной этого являлись внутренние неурядицы в стране, в связи с бестолковой эпохой «дворцовых переворотов» в самой России.

В Речи Посполитой, где король традиционно избирался, попытка правящего короля и саксонского курфюстра Августа II закрепить польский престол за своим сыном, была встречена в штыки польскими магнатами Потоцкими и Чарторыйскими. Они хотели видеть на польском престоле управляемую фигуру, в лице Станислава Лещинского, ранее бывшего на польском престоле марионеткой шведского короля Карла XII. Россия и Австрия поддержали фигуру Фридриха Августа Саксонского, после смерти его отца- короля Август II в феврале 1733 г. В противовес Августу Саксонскому, польские аристократы, опираясь на поддержку Франции, предложили кандидатуру Станислава Лещинского и провозгласили его королем. Дело в том, что Станислав Лещинский был зятем французского короля Людовика XV.

Иметь на своих границах недружественное государство, управляемое французской марионеткой, не входило в планы Петербурга. И Россия послала на помощь Фридриху Августу корпус. Под контролем русских войск в Речи Посполитой был избран новый король под именем Августа III. Станислав Лещинский бежал в Данциг, под защиту французского гарнизона. Франция объявила войну Австрии, заручившись поддержкой Испании и Сардинии. Против России Версаль намеревался подтолкнуть к войне Швецию и Турцию. Однако эти страны в силу внутренних причин не смогли выступить против России.

Небольшой вооруженный французский контингент, действовавший в защиту Станислава Лещинского, успеха не имел. Французский гарнизон в Гданьске капитулировал перед русским главнокомандующим генерал-фельдмаршалом Минихом, но Станислав Лещинский смог бежать. Зато действия французских войск на Рейне и в Италии против австрийцев были намного успешнее. В октябре 1735 г. в Вене был подписан прелиминарный мирный договор, окончательно утвержденный в 1738 г.

Франция признавала королем Августа III, Станислав Лещинский формально объявлялся польским королем (без власти в Польше) и получал в качестве компенсации Лотарингию, которая после его смерти отходила к Франции. Франция укрепила свои позиции по результатам этой войны, чего не скажешь об Австрийской империи. Австрия уступала Франции ряд территорий в Италии и Германии, отказывалась от Королевства обеих Сицилии (полученного по Утрехтскому миру) в пользу сына испанского короля, ставшего королем Неаполя и Сицилии под именем Карла VII. В выигрыше была Россия, которая усилила свое влияние на Речь Посполитую и укрепила свои позиции в Европе.

Война за Австрийское наследство

Началу нового военного конфликта послужила смерть императора Габсбургов Карла VI в октябре 1740 г. Согласно так называемой Прагматической санкции (закону о престолонаследии), Австрийскую империю наследовала его дочь Мария Терезия, признанная большинством европейских монархов. Однако после смерти Карла, прусский король Фридрих II, отказался признавать Прагматическую санкцию, и под надуманным предлогом оккупировал принадлежавшую Габсбургам Силезию. Этот и послужило к началу новой европейской войне: 1740-1748 гг.

Великобритания, несмотря на свою непримиримую позицию по отношению к Франции долго не ввязывалась в новый военный конфликт на европейском континенте, к тому же она вела войну морскую и колониальную с Испанией (1739-1743). Англичане сделали для себя главный вывод после дорогостоящей для них войны за Испанское наследство: лучше выплачивать субсидии тем европейским странам, которые воевали против их противников, чем содержать свою крупную армию и воевать в Европе. Они предпочитали сосредотачивать главные усилия на захвате колоний и расширению морской торговли. Для этого нужно было иметь крупный военный флот, но не большую армию. В любом случае строительство флота Великобритании обходилось намного дешевле, чем содержание крупной армии. Стратегия Лондона была наиболее оптимальной, а в итоге и выигрышной.

Другое дело абсолютистская Франция, которая пыталась одновременно наращивать свой военный флот и морскую торговлю для соперничества с Англией и в тоже время иметь большую армию для того, чтобы занять господствующие позиции на европейском театре военных действий. В этом заключался стратегический просчет Франции в правлении Людовика XV (1715-1774). Праздный и далеко не просвещенный король втягивал свою страну в разорительные и не всегда необходимые войны в Европе (их нередко во Франции называли «войнами роскоши»), а в итоге проиграл Англии колониальное и морское соперничество (по Протопопову А.С. Козьменко В.М., Елмановой Н.С.).

И все-таки главным провокатором новой войны была не Франция, а сверхмилитаризрованная Пруссия с ее агрессивным королем. Целью политики молодого и просвещенного короля Фридриха II было превращение Пруссии из маленького по численности и по территории государства- в великую державу. Выглядело это невероятно. Слишком маленьким и к тому же разбросанным по северной Европе (из частей Восточной Померании, Бранденбурга и Восточной Пруссии) было государство под властью династии Гогенцоллернов. Но отнюдь не было невыполнимо. Его отец - Фридрих I (1713-1740) оставил сыну Фридриху II (1740-1786) отлично вымуштрованную 80-тысячную армию. Для сравнения: Франция, в то время в 10 раз превосходившая Пруссию по численности населения, держала под ружьем 150 тысяч солдат (по Я. Шимову).

Захват Силезии ускорил образование антипрусской коалиции. В нее по разным обстоятельствам и в разное время входили Австрия, Англия, Нидерланды, Россия, Саксония и Сардиния. Напротив, Франция и Испания заключили союз с Пруссией и поддержали баварского курфюстра Карла-Альбрехта в стремлении к получению имперской короны Священной Римской империи германской нации. Таким образом, Силезская война переросла в европейскую войну за австрийское наследство (1740- 1748).

Австрия не могла рассчитывать на своего союзника Россию, которая увязла сначала в очередных дворцовых переворотах, а затем в войне со Швецией (1741-1743), что спровоцировала недружественная Вене и Петербургу французская дипломатия. Баварцы вместе при помощи французов вторглись в Австрию, и заняли Прагу. Возникла прямая угроза Вене. В тоже время, молодая императрица Мария Терезия проявила незаурядные качества государственного деятеля, смогла мобилизовать все силы на борьбу со своими противниками. Ей удалось, через тайные переговоры с прусским королем вывести его на время из войны, в обмен на отказ Австрии от части Силезии в пользу Пруссии.

Беспринципность Фридриха II предавшего своих союзников, спасла положение Вены. Австрийские войска перешли в контрнаступление, вторглись в Баварию и заняли Мюнхен. Фридрих II вновь начал войну с Австрией, но затем вновь вышел из войны, заключив в декабре 1745 г. сепаратный Дрезденский мир с Веной, по которому вся Силезия отошла к Пруссии. Очередное предательство Фридриха II закрепила за ним дурную славу в Европе.

В это время в войну с Францией вступила Англия, послав своих солдат на европейский континент. Но на этот раз у англичан не было полководцев подобных герцогу Мальборо. В апреле 1745 г. французский маршал Мориц Саксонский наголову разбил англичан при Фонтенуа. Затем он же в 1746 г. занял Брюссель и нанес поражение австрийской армии. В следующем 1747 г. Морицу Саксонскому удалось победить англичан у Маастрихта. Вот только на море пальма первенства была за англичанами. А в Канаде они захватили у французов форт Луисбург. Австрийцам больше везло на других фронтах войны. Они выбили французов из Италии и даже вторглись в Прованс. Для этой войны вообще были характерны резкие изменения, как на фронтах, так и в дипломатии.

Ситуация стала меняться в пользу Австрии. На ее сторону перешла Саксония, а российская императрица Елизавета Петровна заключила с Марией Терезией союзный договор, направила на помощь австрийцам русский корпус. Все стороны были истощены войной. И мирный договор был заключен 18 октября 1748 г. представителями воюющих стран в Аахене.

Мария Терезия добилась общего признания Прагматической санкции, заплатив за это частью собственных владений- Силезией. С чем она не могла смирится. Фридрих II удержал завоеванную Силезию, увеличив число своих подданных в 1,5 раза. По итогам этой войны Пруссия вошла в состав великих держав. Испания и Сардиния получали территории в Италии. Зато Франция, затратившая на эту войну массу сил и средств, не получила в итоге ничего. Париж отказывался от всех своих завоеваний этой войны, в Нидерландах, в Индии и лишь вернула себе Лумсбург. Оказалось, что французы все эти годы «воевали для прусского короля». Вот почему во Франции тогда появилась даже поговорка «глуп, как мир» (по С.П. Карпову).

Семилетняя война 1756-1763 - как Первая мировая…

Аахенский мир оказался временной передышкой, поскольку не разрешал коренных противоречий между всеми державами. Колониальное соперничество Франции и Великобритании после этого мира даже еще больше усилилось. Фактически война между Францией и Англией не прекращалась в Индии и в Северной Америке, где ожесточенно воевали французские и английские поселенцы, а также натравливаемые друг на друга индейские племена. Причем одни выбирали сторону Франции, другие были за англичан. Непрекращающиеся стычки и боестолкновения в Северной Америке уже в 1755 г. привели эти противоборствующие державы к военным действиям там, что в итоге привело к войне между ними в 1756 г.

И Англия, и Франция искали себе союзников для войны. В январе 1756 г. англичане заключили Вестминстерскую конвенцию - союзный договор с Пруссией. Союзников, но уже против резко усилившейся Пруссии, с целью вернуть себе обратно Силезию подыскивала Австрия. Задачу создания новой антипрусской коалиции успешно решил руководитель внешней политики Австрии граф Йозеф фон Кауниц. Он убедил императрицу Марию Терезию преодолеть закоренелую вражду с Парижем и заключить с ним оборонительный договор, направленный против Берлина. В результате его усилий Австрия, Франция и Россия составили Тройственный союз (1 мая 1756), направленный против Пруссии. Получив субсидии от Франции, Швеция вместе с Саксонией также выразили готовность поддержать Тройственный союз.

Прусский король Фридрих II, создав к этому времени лучшую армию в Европе к войне был готов. Более того, узнав о направленном против него союзе, не стал ждать нападение врагов и первым начал превентивную войну. Он без объявления войны напал на Саксонию, быстро разбил ее армию, вскоре всю ее оккупировал. Так началась вторая крупнейшая война эпохи, имевшая более глобальный характер, даже чем война 1700-1713 гг.- Семилетняя война. Война развернулась на морях и океанах между французами и англичанами, захватив их колонии: в Средиземном море, Атлантике, Вест-Индии, Северной Америке, на Африканском побережье, территории Индии… По словам Р. Осборна, «в Семилетней войне более 850 тысяч военных и 30 тысяч гражданского населения погибли в этом противостоянии, которое погрузило Европу в пучину насилия, эпидемий и ненависти ко всему чужому».

В Европе, Фридриху II удалось одержать ряд побед над австрийской и французской армиями (при Росбахе, Лейтене), но вскоре в дело вступили Швеция и Россия. Русские войска, оккупировав Восточную Пруссию, вступили в открытое сражение с армией Фридриха II при Цорндорфе в августе 1758 г. Все атаки прусской армии вплоть до самого вечера были отбиты русскими войсками. Потери с обеих сторон были огромны, но победитель не был выявлен. Зато именно после этого сражения знаменитый Фридрих II воскликнул о русских солдатах: «Это железные люди! Их можно перебить, но разбить невозможно!». Успешней складывалась для пруссаков война с французами, которых они за год побили трижды: при Рейнберге, при Крефельде и при Мере. Но при этом потери прусской армии оказались слишком большими. В целом кампания 1758 г. не принесла решающего успеха ни одной из сторон, хотя чаша весов все более склонялась на сторону антипрусской коалиции.

Намного успешнее действовали англичане на морях и колониях. В 1757 г. англичане овладели Бенгалией, сделав тем самым главный шаг к овладению всей Индией. В 1758 г. англичане выбили французов из Сенегала, взяли в Северной Америке Луисбург и не раз атаковали с моря побережье самой Франции. В 1759 г. английский флот разгромил французскую эскадру при Кибероне, предназначавшуюся для высадки десанта в Шотландии. В том же году англичане захватили почти все французские колонии в Вест-Индии, а в Северной Америке одержали победу над французами в битве близ Квебека. В следующем 1760 г. - они захватывают у Франции всю Канаду и разбивают войска графа де Лалли в Индии. В январе 1762 г. все французские колонии в Индии перешли под контроль англичан. Вступление в войну против Англии Испании (обе страны подписали династический «Семейный пакт») не спасло Францию. Зато привело к поражениям Испании в Вест-Индии и на Филиппинах.

Но если для англичан 1759 г. стал переломным в глобальной схватке над своим главным противником- Францией, то для Фридриха II 1759 год сложился крайне неудачно, в силу нехватки материальных и людских ресурсов. 12 августа 1759 г. его армия в ожесточенной битве при Кунерсдорфе была наголову разбита превосходящей русско-австрийской армией. После своего разгрома король, находившийся на грани самоубийства писал в Берлин: «Трижды я собирал солдат, пока не понял, что могу попасть в плен, и вынужден был покинуть поле битвы. Мой мундир в дырах от пуль. Подо мной пали две лошади. Мое несчастье в том, что я еще Жив…От армии в 48 тысяч человек не осталось и трех тысяч. Вокруг все бегут, я больше не господин своего народа…Я не выдержу этого жестокого испытания…»

Однако добить Фридриха II у союзников не получилось, главным образом из-за несогласованности их действий. Фридрих II смог набрать новых новобранцев и продолжил войну. В 1760 г. ему удалось нанести ряд поражений австрийцам, но опять же за счет больших потерь. Пруссия была предельно истощена войной, а союзники в октябре 1760 г. даже на несколько дней захватили Берлин. Военные действия в 1761 г. уже носят вялотекущий характер. Взятие мощной прусской крепости Кольберг русскими войсками генерал Румянцева было единственно крупным событием кампании 1761 г. в Европе. Но очевидно было одно: Пруссия войну проигрывала по всем статьям. Русские и австрийцы захватили значительные территории Пруссии. Кроме того, после отставки британского правительства Уильяма Питта- старшего, поддерживавшего прусского короля, Лондон перестал выплачивать Пруссии субсидии (по Ивонину Ю.Е). Вдруг, фортуна неожиданно повернулась лицом к прусскому королю. Произошло то, что впоследствии сам Фридрих II назвал «Бранденбургским чудом».

В декабре 1761 г. скоропостижно скончалась российская императрица Елизавета Петровна. На российский престол вступил ее дальний немецкий родственник Петр III, горячий поклонник Фридриха II и прусской военной системы. Новый император немедленно подписал с Фридрихом II мир, вывел русские войска из всех завоеванных прусских территорий и тем самым ослабил силы союзников войне с Пруссией. Таким образом, Петр III спас Фридриха II от неминуемого поражения. Россия больше не вернулась в коалицию воюющих стран, даже когда в июне 1762 г. Петр III был свергнут с престола своей женой- Екатериной.

Фридрих II не упустил свой шанс и стал действовать решительнее, пытаясь переломить ход войны в свою пользу. К тому же Швеция также вслед за Россией вышла из войны. Фридрих вытеснил австрийцев из Силезии и Саксонии, а его генералы одержали на западе победу над французами. Пруссия всем продемонстрировала удивительную живучесть и силу. По словам историка Ю. Ненахова, благодаря полководческому искусству прусского короля и великолепной организации армии, «в 1756- 1762 годах весьма небольшая армия Фридриха, обладавшая крайне ограниченными ресурсами, воевала и побеждала воинства противников, многократно превосходившие ее по численности».

Осенью 1761 г. военные действия в Европе прекратились, начались переговоры о мире. В то время англичане, высадив десанты, захватили у испанцев Кубу и Манилу на Филиппинах. Общим результатом войны стала победа англо-прусского блока. Итоги войны подвели в 1763 г. два мирных договора. По Губертусбургскому миру- между Австрий и Саксонией- Фридрих II окончательно закрепил за собой Силезию. По парижскому миру - между Великобританией, Францией и Испанией - Париж уступал Лондону: Канаду, Восточную Луизиану, Сенегал, ряд островов в Вест-Индии и ряд территорий на Индостане. Испания отдавала Великобритании Флориду, но получала от Франции (за то, что вступила в войну на ее стороне) взамен Западную Луизиану.

Ценой самых больших людских и материальных потерь в этой войне, Пруссия укрепила и даже усилила свое влияние в пятерке великих европейских держав: Англии, Франции, России, Австрии и Пруссии. Одновременно усилила свое влияние в Европе и Россия. Она убедительно продемонстрировав в этой войне свою мощь и ресурсы, но не получила при этом ничего. Австрия не смогла вернуть Силезию. Для Франции эта война была подлинным бедствием. Она сокрушенная на море, лишилась обширных колониальных территорий в Северной Америке и Индии. Ее международный престиж сильно пострадал. Зато для Англии эта война стала самой успешной и результативной из всех ранее войн. Именно результаты Семилетней войны вывели Британию в мировые лидеры. Правда, Франция еще не раз это будет оспаривать.

Эпоха коалиционных войн за период с 1689 по 1763 год отличалась высоким уровнем не только военных действий и неизбежных военных потерь, но и дипломатических маневров, разного рода внешнеполитических «кульбитов» (перехода стран из одной коалиции в другую). За этот период из разряда держав первого уровня окончательно выпали Испания, Голландия (с рядом оговорок), Швеция, зато поднялись до великодержавного уровня Россия и Пруссия. Установила свою морскую и колониальную гегемонию в мире Великобритания. Франция из страны, претендующей на единственную гегемонию в Европе, после 1713 г. вынуждена была делить свой великодержавный статус с Россией, Англией, Пруссией и Австрией. Таким образом, установился более менее прочный баланс сил вплоть до начала наполеоновских войн.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2017-12-06     Просмотров: 124    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Олег
Дата: 2017-12-07

Людовик 14, Карл 12 и Петр 1- все они пыталсиь сделать свои страны великими. Но только у Петра это получилось.

Автор: Константин
Дата: 2017-12-07

А что как-то обидно мало и вскользь автор о России написал?

Автор: George
Дата: 2017-12-08

Да, получается, тогда англичане всех надули. Можно позавидовать, с каким стратегическим умом, упорством и цинизмом англо-саксы выстраивали мир под себя.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх