О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Почему Китаю не удалось повторить модернизационный успех Японии в конце XIX века? (часть первая)

Хорошее правительство - не то, которое хочет сделать людей счастливыми, а то, которое знает, как этого добиться.
Томас Маколей,
(британский историк)

В отличие от Японии правящая в Китае в XIX веке императорская династия Цин была чужеземной и закрепляла власть военизированного маньчжурского меньшинства над подавляющим, к тому же высококультурным большинством этнических китайцев.

Общественное сознание, ослабевшей Цинской империи было сильно травмировано фактами позорно проигранных войн с «заморскими варварами» (англичанами и французами) в так называемой первой опиумной, 1839-1842 гг. и второй опиумной войны, 1856-1860 гг.

Подписанные с западными державами неравноправные договора, очень быстро превращали Поднебесную в типичную полуколонию.

С таким положением вещей, высокомерное сознание маньчжуро-китайской элиты просто не могло смириться. Пресловутая вековая установка на культурное превосходство Китая над всеми варварами, оказалась подавлена грубой военной силой и техническим превосходством Запада. Маньчжуро-китайская элита, ослепленная блеском величия прошлой истории имперского Китая, с трудом осознавала, что привычный мир уходит из-под ног и что необходимо что-то менять, чтобы удержать свою власть.

Помимо внешнего фактора, «работающего» на осознание необходимости преобразований, в Китае все более и более проявлял «себя» и внутренний фактор. Господство чужеземной маньчжурской династии проигрывающей войны с варварами, воспринималось патриотичными китайцами как абсолютное зло, легитимность династии в стране была поставлена под большой вопрос, маньчжурскую власть уже не могла спасти конфуцианская этика и традиция. В стране, то там, то здесь стали возникать антиправительственные подпольные кружки и общества.

Наконец весь Китай буквально потрясен до основания мощным антиправительственным, крестьянским восстанием тайпинов во главе с Хун Сюцюанем в 50-60-е гг. XIX века. Национальное движение тайпинов выступавших против власти чужеземцев-маньчжур, и создавших в ходе этого восстания уравнительное государство «Тайпин тянго» - «Небесное государство всеобщего равенства и благоденствия» со всей очевидностью продемонстрировало слабость Цинов. При этом на национальное движение тайпинов, выступавших против власти чужеземцев-маньчжур, большое влияние оказали христианские идеи равенства и справедливости, занесенные западными христианскими миссионерами. Эти идеи пали на удобренную почву исконного стремления китайских «низов» восстановить утраченную гармонию и справедливость в Поднебесной.

Однако только европейские интервенты (Англия и Франция), до этого успешно захватившие Пекин (1860) и разграбившие китайскую столицу, смогли подавить это восстание, угрожавшее самому существованию династии Цин в Китае. Окончание последней в истории Китая кровавой (по некоторым данным погибло до 20 млн. человек) крестьянской войны, подтолкнуло, наконец правящие круги страны к началу робких преобразований.

Заявленная Пекином «политика самоусиления», проводимая в Китае в 60-90-е гг. должна была продемонстрировать всему миру что Китай способен самоусилиться за счет старых испытанных в веках традиций китайской цивилизации, лишь заимствуя некоторые европейские достижения (в военной промышленности), опять же для того чтобы успешно противостоять Западу. Ни о какой глубокой модернизации китайского государства-общества речи не шло. Более того власти стремились всячески подчеркивать изначальное превосходство цивилизации Китая над варварской культурой Запада.

Для того чтобы объяснить своему населению временное превосходство варваров над Китаем было дано следующее объяснение. Якобы все западные изобретения основываются на китайских идеях, заимствованные европейцами. Поэтому нет ничего постыдного для китайцев, взять отдельные изобретения европейцев, вроде паровых судов и огнестрельного оружия на вооружение. Это было сформулировано следующим образом: «китайское учение – основное, западное – прикладное» (Яковлев А.И.). Так, китайцы всеми силами пытались спасти в своих глазах образ самой совершенной и наилучшей цивилизации мира, как они привыкли считать веками.

Официально были провозглашены 6 главных составляющих в проведении политики «самоусиления»: подготовка солдат, строительство судов, производство машин, изыскание средств на содержание вооруженных сил, привлечение к управлению способных людей и решимость к долгосрочному проведению указанных выше мероприятий. Вот собственно и все. Эта линия проводилась фактически в неизменном виде вплоть до 1895 г. В разные периоды на протяжении всего времени «политики усиления» ее идеологами выступали высшие сановники Китая Ли Хун-чжан, Цзэн Го-Фань, Цзо-Цзун-тан. При этом на последнем отрезке всего периода реформ значительную роль в реформировании страны сыграл выдающийся политический мыслитель Кан Ю-вэй.

Кан Ю-вэй считал, что Китаю надо повторить модернизационный опыт России по заимствованию европейских технологий. Причем ключевую роль в проведении китайской модернизации Кан Ю-вэй, приводя пример Петра I, отдавал императорской власти. «Из всех стран мира, писал Кан Ю-вэй, только Россия имеет режим управления, сходный с китайским (выделено автором – В.Б.); там власть государя стоит на высоте и правление строгое… Поэтому Китай при осуществлении преобразований, прежде всего, должен подражать России, где Петр показал пример применения власти государя для проведения реформ».

За весь этот период политики самоусиления (а она продолжалась до 1895 г.), кроме военно-технического перевооружения, Китай отправлял на учебу в США молодых юношей. В стране открывался ряд высших и средних учебных заведений по западным образовательным стандартам. Много больше в стране ширился и захватывал все новые позиции в экономике западный капитал, который строил заводы, железные дороги, банки.

Постепенно возникали и предприятия и компании, принадлежащие китайскому частному бизнесу. Однако их было очень мало, больше всего принадлежало государству. В отличие от Японии здесь не сложилось прочного и взаимовыгодного симбиоза между государством и частным бизнесом. Наоборот, господствующая веками бюрократическая верхушка Китая, стремилась ввести в подконтрольное состояние, развитие частной промышленности и торговли и всячески подавляло инициативу своих граждан.

Автор: Бакланов В.И.     Дата: 2013-12-29     Просмотров: 1779    

Можно также почитать из рубрики: Традиции и Модерн

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Автор: Сергей
Дата: 2014-09-10

Англичане за китайские товары расплачивались золотом и серебром. Китайцы у них ничего не покупали. Тогда они стали завозить им из Индии опий и все китайцы подсели на опиум и стали его покупать. После того как китайское правительство запретило ввоз опия в страну, то англичане и начали войну, с целью заставить китайцев снова покупать у них опий. В итоге, англичане победили.

Автор: Григорий
Дата: 2015-01-31

Русский подданный, американец ирландского происхождения Петр Добель (Питер Дюбель), посетивший Китай по торгово-дипломатическим делам в 1818 году, оставил первое в России того времени и очень показательное описание армии Китая: «Ничего не может быть презреннее устройства китайской военной силы… Оружие китайской пехоты есть: длинные пики, ружья с фитилями, короткие сабли...Крайнее невежество китайцев в военном деле, глупое их презрение ко всем нововведениям по сей части, все сие делает многочисленную их армию совершенно нестрашною для искусного и воинственного неприятеля, и только в тягость народу. Я уверен, что всякая европейская держава, если б только решилась вести войну с китайцами, могла бы весьма легко покорить страну сию; и я надеюсь еще дожить до сей эпохи…» Добель (Дюбель) очень точно оценил состояние вооруженных сил Китая. Все подтвердилось когда начались опиумные войны с Англией и Францией.Александр Волынец в статье "Замах на империю" rusplt.ru/society/zamah-na-imperiyu-15122.html, хорошо описал опиумную наркоторговлю, которую вели англичане. Только в одном 1837 году англичане ввезли в Китай 2535 тонн опия, выручив за него 592 тонны серебра. А ведь кроме англичан в наркоторговле подвизались и американцы, перепродававшие в Китай более дешевый и менее «качественный» турецкий опиум, и прочие европейские торговцы. Всего же в 1837 году в обмен на опиум из Китая утекло свыше 1200 тонн серебра. Вымывание из страны серебряной монеты перекосило всю экономическую и финансовую систему Китая, вызвав катастрофическое удорожание серебряной монеты и как следствие — резкий рост налогового бремени и снижение уровня жизни основной массы крестьянского населения, в быту пользовавшегося мелкой медной монетой, но платившего подати серебром.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-31

Наркотическая эпидемия стала настоящим бичом китайского общества. На опий подсели сначала маньчжуро-китайская элита, включая принцев императорского двора, чиновники, военные, горожане и даже зажиточные крестьяне. Все стали заядлыми наркоманами. Так продолжалось вплоть до прихода к власти Мао-Цзе-Дуна. Китайской компартии удалось отучить китайских граждан от наркотиков, причем действовали коммунисты самыми жесткими средствами, вплоть до казней.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх