• Главная >>
  • Геополитика >>
  • Геополитическое соперничество и войны в Центральной Азии между Китаем, джунгарами, казахами и Россией в 1690-е по 1759 г.

Геополитическое соперничество и войны в Центральной Азии между Китаем, джунгарами, казахами и Россией в 1690-е по 1759 г.

Если враг не сдается, его уничтожают.
М. Горький,
(советский писатель).

1759 г. стал трагическим годом уничтожения не только последней кочевой империи Центральной Азии- Джунгарии, но и всего ее народа. До этой даты, на протяжении семидесятилетнего цикла (1690 - 1760 гг.) весь центрально-азиатский регион, включая и граничившую с ним Россию, а также разделенных по кочевым родам казахов, были ареной и участниками ожесточенной борьбы за гегемонию в этом регионе между ойратским ханством и цинской империей Китая. Россия, не будучи главным участником конфликта, в тоже время выступала в качестве третьего ключевого игрока в Великой Степи, после Китая и джунгар.

Суть ойрато-маньчжурского конфликта

В середине XVII века кочевые монголоязычные ойраты (джунгары), в ответ на создание более оседлыми маньчжурскими племенами во главе с Нурхаци мощной державы, смогли объединиться в конфедерацию под руководством хана Эрдэни Батур -хунтайджи. С тех пор ойраты и маньчжуры, превратились в смертельных соперников, в попытке установить свою гегемонию в восточной Центральной Азии. Экспансивные джунгары (этот этноним за ними закрепился) в мировой истории стали последними кочевниками, которые объединив целый ряд монгольских племен в сильное ханство, попытались выйти к богатым земледельческим государствам Востока, с целью их грабежа и установления над ними контроля (по Бартольду В.В.). Вот только в лице еще более экспансивных маньчжуров, джунгары встретили самого серьезного противника.

Отсюда геополитическое противоборство между сторонами в северо-восточной Азии приобрело особо острый и непримиримый характер. Вопрос стоял предельно ясно: кто кого? Но если за маньчжурами стояли безграничные материальные и людские ресурсы завоеванного ими технологичного и урбанизированного Китая, то за джунгарами стояла лишь мобильная их конница, вооруженная луками и стрелами. В Новое время с его огнестрельным оружием, кочевая конница на более отсталом в военном отношении (по сравнению с Западом) Востоке, еще не являлась анахронизмом. Однако пушки и большая численность вооруженных сил у маньчжуро-китайской армии все равно послужили решающим фактором победы империи Цинов в первой ойрато-маньчжурской войне 1690-1697 гг

.

И конечно, тут следует также отметить и роль личностного фактора. Маньчжурский император Сюанье (в новой транскрипции «Канси») был фигурой выдающейся во всех отношениях: как государственный деятель и дипломат. Он, всеми силами, пытаясь предотвратить на своих северных границах появление мощного Монгольского государства, умело проводил политику стравливания одних монгольских ханов (особенно среди халха-монголов) против других, затем постепенно подчиняя их себе.

Эта хитроумная политика Канси дала положительные результаты: не дав тем самым джунгарскому хану Галдан-Башогту объединить всех монголов вокруг себя и составить смертельную угрозу Цинам. Результаты первой войны выглядели для цинской империи блестящими: Вся Халха-Монголия попала под китайский протекторат, а непримиримый его враг- джунгарский Галдан-хан, неоднократно разгромленный цинскими войсками покончил жизнь самоубийством (в 1697 г.).

Уже тогда джунгары пытались привлечь на свою сторону могущественное, и в военно-техническом плане не уступавшее Китаю Русское государство. В 1691 году в Нерчинск, Иркутск, Тобольск и Москву приезжали джунгарские посольства. Однако Россия, крайне слабая на Дальнем Востоке, и к тому же заключившая мирный Нерчинский договор с цинским Китаем в 1689 г., решила сохранить благожелательный для Китая нейтралитет.

Восточная российская политика на казахско-джунгарском направлении и в отношении Китая

В отличие от эгоцентричной (буквально сконцентрированной на самой себе) континентально-колониальной цинской империи Китая, российская империя, начиная с Петра I, выбрав Запад в качестве желанного образца, последовательно европеизировалась и на восточные свои окраины смотрела как на варварские, которые следовало не только интегрировать, но и приобщить к благам русско-европейской цивилизации.

И если полукочевых и более оседлых башкир удавалось постепенно интегрировать (несмотря на постоянные башкирские восстания) в состав единого государства, то в отношении кочевых ойратов- калмыков ситуация была намного сложнее. Родственный джунгарам авторитетный калмыцкий хан Аюка (1690- 1724), несмотря на российское подданство (и исправное получение российского денежного жалованья), пользовался большой автономией. Аюка, по сути, был вполне самостоятельным правителем и имел дипломатические отношения с Крымским ханством, Османской империей, цинским Китаем, джунгарами, Ираном. Безопасность своих южных, практически открытых беспокойной Степи границ, диктовала России идти дальше. Были здесь и экономические интересы быстрорастущей империи. С точки зрения тюрколога Быкова А.Ю. продвижение России в казахские степи в первой половине XVIII века во многом было обусловлено геополитическими устремлениями молодой российской империи пытающейся, установить контроль над торговыми путями, идущими через Центральную Азию в далекую Индию. Индия, была главной восточной мечтой Петра I. Поэтому, центральноазиатские казахские степи и мусульманские среднеазиатские государства рассматривались Петром I как своеобразные ворота в Индию.

Джунгары были для России беспокойными и агрессивными кочевниками, расположенные вдоль ее южносибирских владений, от которых всегда возможны были одни «неприятности». Например, джунгары претендовали на российские земли в верховьях Черного Иртыша и Оби и нередко тревожили русские поселения в этом районе. Но, теснимые в свою очередь Китаем, джунгары не решались на открытое выступление против России.

России в краткосрочной перспективе было выгодно разыгрывать джунгарскую «карту» и использовать в своих интересах длительный ойрато-маньчжурский конфликт. Учитывая свою военную слабость в регионе, по сравнению с Китаем, России было выгодно иметь независимое Ойратское (джунгарское) государства в качестве противовеса Цинской империи (см. Центральная Азия в составе Российской империи). Сильная антиманьчжурская Джунгария, таким образом, удерживала мощный Китай от возможной экспансии в отношении российских территорий Южной Сибири и Дальнего Востока. Но вмешиваться в этот конфликт на какой-либо стороне Россия не желала. А если исходить из российских долгосрочных геополитических и экономических интересов, то они были больше связаны с высокоразвитым цинским Китаем, чем с джунгарами -кочевниками.

В тоже время, условия экономического развития России непрерывно толкали ее на колонизационное наступление на земли джунгаров, богатых различными ресурсами и промыслами. Джунгары в свою очередь, на нее отвечали воинственно. В 1710 г. ими был разорен российский Бикатунский острог, построенный казаками на джунгарских землях. В 1714 г. когда Петр I направил отряд подполковника И.Д. Бухгольца для многолетней миссии: основания ряда крепостей на Иртыше (Омская, Железенская, Ямышевская, Семипалатная, Усть-Каменогорская») и поиска золота, в джунгарские земли.

Джунгарский хунтайджи Цэван -Рабдан сначала направил Ивану Бухгольцу ультиматум (покинуть земли джунгар), а после его невыполнения, 10 февраля 1716 г. напал на Ямашевскую крепость со своим 10-тысячным войском, полностью ее блокировав. Все присылаемые на помощь Бухгольцу отряды и провизия перехватывалась джунгарами. Наконец, им удалось захватить в плен караван из 700 человек с продовольственным обозом и 2000 рублей денег на жалованье, а также 600 купцов из Тобольска, Тары и Томска. Бухгольц вынужден был покинуть и срыть Ямашевскую крепость, потеряв при этом от голода и болезней 2300 человек (по Евсееву Е.). Крупную неудачу Бухгольц смог компенсировать строительством крепости Омск.

Но, российская, пока во многом торгово-промысловая экспансия в джунгарские земли, казахские жузы, Хиву и Бухару совпала с началом еще более широкомасштабной военно-политической экспансии Цинского Китая в центральноазиатские степи и Туркестан. Цинская империя, с середины XVII в. вела наступление на Халха-Монголию, а в XVIII в.-на северо-западные районы Центральной Азии, воюя непрерывно с джунгарами.

Две великие империи (Китай и Россия) почти одновременно начали свои геополитические экспансии в центральноазиатский регион, который пытались завоевать многие великие завоеватели (Чингисхан, Тимур). Но если у России этот регион в XVIII веке не являлся приоритетным (главным было европейское направление) и здесь у нее был явный недостаток в силах и средствах, то у Китая наоборот, внешнеполитический интерес к Центральной Азии и Туркестану определялся ключевыми интересами обеспечения безопасности, и поэтому, это направление выступало в качестве главенствующего. Важно отметить, что у Китая на центральноазиатском направлении в отличие от России вполне хватало военных ресурсов, чтобы захватить, или установить контроль над огромным регионом - «Сердцевинной землей». И главным врагом для Цинов в регионе выступала отнюдь не Россия, а Джунгарское ханство, в свою очередь, проводящая агрессивную и наступательную политику в регионе.

В тоже время все попытки России установить более тесные и взаимовыгодные отношения с Китаем, раз за разом терпели неудачу. По словам историка Попова В.М., Китай придерживался восточной модели дипломатии, основу которой составлял принцип иерархичности. Россия же еще в XVII веке перешла на европейскую модель дипломатии, основанную на равенстве субъектов международных отношений. Вот почему очевидные уступки со стороны России Китаю по Нерчинскому договору (1689), были восприняты цинскими императорами, как проявление слабости русских «варваров». Поэтому и дальнейшие попытки России выстроить равноправные отношения встречали политическое и культурное неприятие со стороны Китая, который традиционно рассматривал Россию как своего вассала. Реванш джунгарских ханов: Цэван-Рабдана и Галдан-Цэрэна

Новый джунгарский хан Цэван-Рабдан (1697-1727) жаждал реванша. Он вновь объединил все четыре ойратских аймака (княжества), восстановив распавшееся было Джунгарское ханство, собирая все силы в единый кулак. Еще в конце XVII в. у джунгар появилось огнестрельное оружие с фитилем и даже пушки. Впоследствии джунгары покупали вооружения и пушки у русских оружейников и отливали их с помощью пленного шведского артиллериста Иоганна Густава Рената (по Златкину И.Я.)..Джунгарская армия, в которой была и пехота с огнестрельным оружием славилась своей выучкой и дисциплиной.

Джунгарскому правителю вновь удалось завоевать Восточный Туркестан. С 1710 г. джунгары стали совершать походы против казахов, с целью расширения своих кочевий. При этом Цэван-Рабдан искал союзников в борьбе с могущественными маньчжурами. Для начала он установил дружеские связи с заволжскими калмыками, находившиеся тогда под протекторатом России. Затем Цеван-Рабдан укреплял свое влияние в значимом для всех буддистов Тибете (все ойраты были буддистами) через родственные узы. Выдав свою дочь за хошоутского правителя Тибета Лхабсан-хана (по Вишняковой И.В.). Тибет во внешнеполитических планах Цеван Рабдана занимал огромное место. Ведь через сакральный центр буддизма Тибет можно было воздействовать на весь монгольский мир. И тот факт, что маньчжуры там укрепились и даже пытались управлять далай-ламами, все это встречало у джунгар открытое неприятие.

Новая война официально началась в 1715 г. (но по другим источникам в 1713 г.). На этот раз она носила более длительный характер, в нее были вовлечены и новые подданные Пекина- халхаские монголы, теперь воевавшие с джунгарами. А также казахи, самостоятельно воевавшие против джунгар. Война носила переменный характер, прерывалась хрупкими перемириями и продолжалась снова. На этот раз многочисленные походы маньчжуров против джунгар не приносили былого успеха. Более того, они нередко заканчивались поражениями. В 1730 г. цинские войска были разбиты ойратами у озера Баркуль, а в 1731 г.- на Алтае. Это вынуждало цинский Китай искать новых союзников в борьбе против джунгар.

Цинские власти активно зондировали волжских ойратов -калмыков, отправляя хану Аюке одно посольство за другим. Цель их состояла в провоцировании калмыков Аюки на войну с родственными им джунгарами из-за спорных Санджибских улусов. Однако из-за твердой позиции России и нежелания калмыков воевать со своими соплеменниками, создать единый антиджунгарский блок Цинам не удалось (по Цюрюмову А.В.). После 1730 г. российские власти, установив более твердый контроль над калмыками, и вовсе не дозволяли Цинам вести переговоры с калмыками. Зато Китаю удалось с помощью своих подчиненных халхаских монголов выбить джунгар из Тибета в 1720 году и закрепиться там. Отныне в Лхасе был размещен монгольский гарнизон. А тибетское правительство и новый далай-лама до 1723 года оказались под контролем цинского Китая.

Поиском союзников были озадачены и джунгары. В самый разгар джунгаро-цинской войны в 1721 г. в Санкт-Петербург прибыло ойратское посольство во главе с Борокурганом. Посол был принят Петром I. На переговорах посланник Цэван-Рабдана «ставил вопрос об оформлении русско-ойратского союза против Цинов». Однако, как отмечает исследователь Ш. Чимитдоржиев: «Предложение об установлении тесных союзнических отношений, видимо, было неправильно понято, так как русское правительство немедленно снарядило посольство к Цэван-Рабдану для подписания договора о принятии джунгарским ханом подданства России». Хотя вполне возможно и другое. Со стороны джунгарского хана это была лишь игра с формальным российским подданством, в надежде получить конкретную военную помощь России.

Вот только, даже с формальным российским подданством джунгарский хан не спешил. К тому же после смерти в Китае сильного правителя Канси в 1722 г., маньчжурам было не до джунгар. Неудивительно что, хунтайджи Цэван-Рабдан занял в переговорах с Россией более жесткую линию. Он вновь поднял проблему принадлежности буферных зон Южной и Западной Сибири. Попутно окрепшие джунгары стали совершать опустошительные походы на казахов в 1723-1727 гг., которые вошли в казахскую коллективную память как «Годы великого бедствия».

При новом джунгарском правителе- воинственном Галдан-Цэрэне (1727-1745) джунгары неоднократно одерживали победы над маньчжуро-китайскими войсками. Но тут джунгар, как говорится «занесло». Вместо того чтобы сосредоточиться на войне с Цинами, они постоянно открывали для себя новые фронты: против кыргызов, казахов, против Бадахшана. Причем, неоднократно опустошенные джунгарами казахи все чаще объединялись против беспощадного противника. И даже одерживали значительные победы над ним. Как это было во время знаменитой Анракайской битвы в декабре 1729 года. Ситуацией сразу воспользовался Китай. В 1733-1734 гг. Цины снова перешли в наступление, но так и не смогли добиться серьезных успехов.

Обе стороны были предельно истощены войной. Начались долгие переговоры, которые завершились лишь в 1739 г., когда на маньчжуро-китайский престол вступил новый цинский император Хунли (Цяньлун). По новому мирному договору границей между противоборствующими странами стали Алтайские горы и озеро Убса-нор. В конце концов, Цины пошли на территориальные уступки, Джунгарскому ханству была возвращена часть ранее потерянных территорий к востоку от Монгольского Алтая (по Бичурину Н.Я.).

Казахи- под джунгарским молотом

Соперничество за территории-пастбища, постоянно сталкивало граничащих друг с другом кочевых джунгар и казахов. Причем казахи, стали жертвой агрессии более экспансивных джунгар еще в XVII веке. Главным отличием казахов от джунгаров было не только в том, что тюрки-казахи были исламизированы, а монголы- джунгары буддоизированны. И те и другие были больше кочевниками и к тому же, и у казахов знать вела свою родословную (часто легендарную) от Чингис-хана.

Здесь главным отличием заключалось в том, что слабо связанные друг с другом казахи в отличие от джунгар не смогли создать централизованную державу под единым скипетром (даже во времена правления общеказахского хана Тауке (1680-1718)). Тем более, когда они и вовсе оказались разделенными на 3 кочевых жуза (Старший, Средний и Младший), между которыми шла междоусобная борьба за власть, за пастбища и скот. А значит самостоятельно казахи не могли противостоять самому опасному противнику в Степи- джунгарам.

Отсюда, у казахов как наиболее слабого геополитического игрока в Центральной Азии, было на выбор три геополитические альтернативы подданства: 1. Китайская модель, означавшая жесткую ассимиляцию по китайскому цивилизационному образцу (впоследствии китайцы это продемонстрировали в отношении ойратов и других монгольских племен) и сохранением азиатской структуры развития. 2. Джунгарская (кочевая), грозившая почти полным уничтожением казахского этноса и его полной ассмимиляцией среди ойратов.

3. Российская, связанная с вливанием в многокультурную и многоконфессиональную евразийскую империю, в которой власть и элита были европеизированы. Зато последний вариант предусматривал наиболее мягкую по средствам и наиболее длительную по времени аккультурацию казахского этноса и с вхождением его на качественно более высокую ступень цивилизационно-культурного развития. Как показал исторический опыт, именно российская модель, несмотря на все тяжелейшие издержки (переход от кочевничества к оседлому хозяйству всегда мучителен), позволила казахам, сохранив этноконфессиональную идентичность, выйти на более высокий уровень цивилизации (по Кляшторному С.Г.).

Отсюда, из всех трех геополитических сил (маньчжуры, русские и джунгары), именно джунгары являлись для казахов наибольшей опасностью. Поскольку даже постоянная угроза со стороны китайцев не препятствовала захватнической политике джунгарских правителей (хунтайджи) против казахов. Еще с конца XVII века на казахские кочевья началась и затем последовала целая череда джунгарских вторжений (1681-1684, 1694, 1711-1712, 1714-1717 гг.). После которых в 1717 г. общеказахский хан Тауке впервые обратился к Петру I с просьбой принять казахов в российское подданство, но без выплаты ясака, без исполнения повинностей и при сохранении власти хана над казахами.

Но смерть Тауке в 1718 г. и последовавший за этим распад более, менее единой казахской орды на 3 части (3 жуза), помешал это сделать. Что сразу же привело к тяжелым последствиям. Самыми страшными для казахских кочевий стали вторжения джунгар во главе с хунтайджи Цеван-Рабданом в в 1723-1727 гг. Впоследствии этот период в истории казахского народа получил название «Актабан шубырынды», что в переводе означает «бегство до побеления пяток» (по Быкову А.Ю.).

В результате этих вторжений, лучшие земли казахов-пастбища Семиречья-стали кочевьями джунгаров. И вплоть до конца 50-х гг. XVIII века казахские жузы: Средний и Старший откупались данью от джунгар, признавая тем самым свое подданство от них. Самым тяжелым было положение Младшего жуза, вытесненного на север и попавшего вдобавок под набеги башкир, каракалпаков, бухарцев, волжских калмыков и яицких казаков, недовольных перекочевкой жуза к Уралу.

Образно о положении казахов до присоединения их к России сказал батыр (военный лидер) Букенбай в беседе с российским дипломатом А. Тевкелевым в 1748 г.: «Когда киргиз-кайсацкая (казахская-В.Б.) орда в подданство Российской империи была не принята, не ото всех ли сторон они…всюду бегая, яко зайцы от борзых собак, разорялись и свой скот, бегаючи, сами бросали, а иногда случается в самой необходимой нужде жен и детей бросая, только уходили…Когда зюнгорские (джунгарские- В.Б.) калмыки нападут, побегут в сторону, а башкирцы нападут, то уходили в другую сторону, а волжские калмыки и яицкие казаки и сибирское войско нападут, то они уже бегать и места себе не находили» (цит. по Бекмахановой Н.Е.). Красноречивое свидетельство.

И хотя казахи порой одерживали громкие победы над джунгарами (в 1728 и 1729 гг.) своими силами сдержать натиск джунгаров не могли, это хорошо понимал султан Младшего жуза Абулхаир, который стал отправлять новые посольства в Россию с просьбой о подданстве. 19 февраля 1731 г. было осуществлено официальное оформление российского подданства казахов Младшего жуза. Чуть позже, состоялись отдельные присяги на верность России султанов и старшин Среднего жуза. Таким образом, 30-40- е гг. XVIII века стали годами, когда родоплеменная верхушка двух жузов (Младшего и Среднего) сделала исторический выбор в пользу России. Однако по многим причинам сам процесс присоединения казахов к России растянулся на целый век.

Дело в том, что не стоит преувеличивать степень влияния России на казахов в этот период. И если Россия рассматривало принятие казахами российского подданства как свидетельство того что эта территория находится под российской короной, то сами казахские лидеры расценивали этот акт как своеобразное покровительство могущественного «белого царя» над вполне самостоятельным казахским народом.

Однако джунгары, установившие перемирие с Китаем совсем игнорировали новую российскую «протекцию» казахских кочевников и в 1741-1742 гг. возобновили свои набеги на казахские жузы. Казахам пришлось очень «туго», они чтобы спастись от джунгарской резни вынуждены были сконцентрироваться вдоль российских военных укреплений. Более того российские власти разрешили впускать казахское население в русские крепости в случае джунгарских нападений. Назревал конфликт и с Джунгарией, из-за казахов.

В 1742 г. в Джунгарию был отправлен полковник Г.Ф. Миллер с целью добиться прекращения военных нападений на «российских подданных»-казахов. Миссия Миллера оказалась успешной. Джунгары были вынуждены освободить из плена авторитетного султана Аблая и ряда влиятельных казахских старшин и заверить российские власти в том, что новых нападений на «российских подданных» не будет. Джунгары вполне отдавали себе отчет в том, к чему может привести война с империей, имеющей на вооружение недоступное им современное вооружение и тактику.

Но главное заключалось в том, что на данный момент, смертельным врагом для джунгар выступал цинский Китай, а не далекая северная держава. И война на два фронта с ними была для джунгар невозможной. В тоже время джунгары не оставили попыток политического давления, на казахские жузы, с целью, принудить их еще, признать джунгарское подданство. И это им удалось. Средний жуз, признал свое подданство от джунгарского хунтайджи (одновременно находясь в российском подданстве) и даже выплачивал ему дань (Бичурин Н.Я.). Это был период, довольно вынужденного и порой даже отчаянного лавирования казахов между тремя могущественными акторами: Китаем, Джунгарией и Россией.

Гибель Джунгарии и установление имперской стабильности в регионе

Постоянно напряженная и все время вспыхивающая огнями и пожарами ожесточенных войн, геополитическая ситуация в Центральной Азии и в Степи неожиданно кардинальным образом изменилась в 50-х годахXVIII в. Причиной стала яростная междоусобная война за власть в Джунгарском ханстве между наследниками умершего харизматичного хунтайджи Галдана Церена. Что и вызвала самораспад некогда грозного государства. В этой междоусобной войне погибла часть родовитой джунгарской знати. Многие из них, в период 1751-1753 гг. стали искать покровительства у соседних государств. Так, некоторые джунгарские нойоны переходили на службу казахского султана Аблая, другие же- к цинскому императору Цяньлуну.

В 1753 г. цинские войска вторгаются в пределы Джунгарии со стороны Алтая и переподчиняют себе местные племена. Междоусобица в стане заклятого врага Китая- на руку Цинам. Император Цаньлун выждав наиболее подходящий момент, решает нанести по джунгарами сокрушительный. Благо, один из претендентов на ханский престол Джунгарии Амурсана сам обратился к Цаньлуну с просьбой прислать войска и помочь ему овладеть отцовским престолом.

Так, Китай в марте 1755 г. по просьбе самих джунгар направляет мощную армию, куда входили и отряды монгольских вассалов в охваченную междоусобной гражданской войной Джунгарию, поддержав одного из претендента на престол- Амурсана. Но свергнув джунгарского хана Дабачи (Давацы), цинский император не помышлял отдать всю Джунгарию под власть Амурсаны. Цинский Китай стремится максимально ослабить и раздробить враждебное государство. Разделив его на 4 части- 4 малых племенных ханства: чоросов, дэрбетов, хойтов и хошотов. Причем во всем подвластных Китаю. Это вызвало во всей Джунгарии антиманьчжурское восстание, которое по иронии судьбы возглавил Амурсана. Тот, кто и привел цинских интервентов на свою родину.

Маньчжуры были безжалостны. Целью новой уже карательной экспедиции, как утверждалось в официальных китайских документах, было «истребление джунгар- варваров». А в 1756 г. приказ императора Цяньлуна командующим цинской армии действовавшей в Джунгарии дополняется убийственной формулировкой: «истребить» ойратов «вообще» (Цит. по Кузнецову В.С.). В Китае давно существовала теоретическая основа к подобным акциям. Так еще в первой половине XVII в. известный китайский философ Ван Фу- чжи (Ван Чуань- шань), писал: «Истребление варваров нельзя считать негуманным, захват варваров нельзя считать несправедливым, обман варваров нельзя считать бесчестным» (цит. по Гуревичу Б.П.).

К добиванию джунгар Цинам удалось подключить казахов Среднего жуза во главе с Аблаем, у которого оказался выбор невелик - примкнуть к более сильному в Степи. Здесь, уже сыграла свою роль другая старая китайская стратагема: «уничтожать варваров руками других варваров».

Результатом новой беспощадной войны против джунгар стал полный разгром маньчжуро-китайскими войсками к 1759 году джунгарского государства и исчезновения его с политической карты. Разгром сопровождался невиданным геноцидом в отношении мирного населения, усугубленной эпидемией оспы. Джунгария потеряла тогда до 90% населения. Оставшиеся в живых спаслись среди казахов и в России. Цины торжествовали абсолютной победой над своим заклятым врагом- Ойратским ханством. Так, прекратила свое существование последняя крупная кочевая империя Центральной Азии, служившая сдерживающим «буфером» в Южной Сибири и на Алтае между двумя великими империями Евразии: Россией и Китаем.

Победоносные походы цинского Китая в Центральной Азии продолжались. В погоне за ойратскими беженцами начались ханьские вторжения на территорию Киргизии, захватывая их скот и имущество, забирая в плен людей. Следом Китай завоевал и мусульманскую Кашгарию в 1759 г. Покоренные территории Джунгарии и Кашгарии получили теперь название «Синьцзян» («Новая граница» или «Новая территория»), где теперь размещались цинские войска и управлялись наместниками из Пекина.

Это был пик могущества цинской державы и начала раскола исторического Туркестана на две части. Восточный Туркестан (земли Джунгарии и Кашгарии) оказались под властью Китая. Западный Туркестан- земли Семиречья, Ферганы, Мавераннахра- остались под контролем трех мусульманских государств- Хивы, Коканда и Бухары (по Кляшторный С.Г., Султанов Т.И.). Разгром джунгаров с одной стороны был на руку казахам. Но теперь казахам противостояла могущественная и агрессивная Цинская империя, чьи войска наводнили степи, подойдя к казахским кочевьям, все уничтожая на своем пути. Разбитый Амурсана нашел свое прибежище у казахов. Воинственный казахский султан Аблай отныне стал поддерживать разбитых джунгар против маньчжуров, намереваясь отобрать обратно захваченные ранее джунгарами казахские земли. Поэтому он отверг ультимативное требование Китая выдать беглеца Амурсану и принять цинское подданство.

Летом 1756 г. на казахские кочевья вторглась цинская армия во главе с генералами Хадахой и Дарданом. Казахи под напором превосходящих сил терпели поражения и откатывались на запад. Осознав бесперспективность борьбы с могущественной державой, Средний и Старший казахские жузы признали, таким образом, подданство маньчжурского Китая. А авторитетный Аблай в 1757 г. лично посетил Пекин со своим сыном и вступил в подданство цинского императора как «ван»- вассальный князь. И хотя новое подданство казахов по отношению к Китаю носило формальный характер, но оно нарушало уже в который раз, российское подданство казахов.

Положение казахских жузов, в 20-30-40-50 е гг. XVIII века, иначе как драматичным не назовешь. Оказавшись между тремя геополитическими силами Центральной Азии: джунгарами, Китаем и Россией, казахская знать, судорожно принимала то одно, то другое подданство всех трех ключевых игроков (Джунгарии, Китая и России) Центральной Азии отчаянно пытаясь выжить. Более того, многие из казахских жузов, фактически находились под двойным подданством: России и Джунгарского ханства (Средний жуз), а впоследствии с конца 50-х годов некоторые казахские жузы, признавая свой протекторат по отношению к России, признали свое подданство и по отношению Китаю (Средний и Старший жузы) (по Кляшторный С.Г., Султанов Т.И.). Впрочем, все казахские протектораты по отношению ко всем трем акторам: России, Джунгарии и Китаю носили во многом формальный и не обязывающей характер. Это было способом приспособиться к быстро меняющейся геополитической ситуации и по возможности сохранить свою самостоятельность и просто выжить.

Россия первоначально в междоусобной войне джунгар поддерживала хана Дабачи, пытаясь сохранить хоть какую-то самостоятельность ханства. Но столкнувшись с полномасштабной агрессией Китая и скоротечным разгромом джунгар, у России не нашлось сдерживающих аргументов против Пекина. Мощь Китая в этот период была настолько убедительной и впечатляющей, что противопоставить ей Россия на своих восточных окраинах ничем не могла. К тому же Российская империя вела в это время в Европе Семилетнюю войну и на границах с казахской степью держала лишь немногочисленные гарнизоны. Лишь под влиянием маньчжурской агрессии и массового бегства, разбитых джунгар к российским границам, Петербург в 50-е годы в срочном порядке стал укреплять Оренбургскую и Иртышскую оборонительные линии. Попутно все джунгарские беженцы принимались и размещались на российской территории.

Любопытна дальнейшая судьба самого Амурсаны. Уйдя от казахов, больной оспой Амурсана в 1757 году оказался среди джунгарских беженцев, ищущих убежища в России. Российские власти приняли его и поселили в окрестностях Тобольска, где он и скончался в сентябре того же года. Зато Китай требовал от России вернуть его живым или мертвым. Даже когда в Пекине узнали о его смерти, цинские власти потребовали уже от русских властей выдачи его трупа, чтобы расчленить на куски…Россия отказала такому необычному требованию. При этом российские власти разрешили цинским представителям лично удостовериться в смерти Амурсаны.

С варварским уничтожением ранее мощного и вечно экспансивного Джунгарского ханства, в регионе наступила стабильность, и воцарился мир. Что способствовало более поступательному развитию всего центральноазиатского региона. Ведь, на протяжении многих столетий, пассионарная монгольская степь непрерывно будоражила земледельческие цивилизации не только центральноазиатского региона, но и всего евразийского континента своими кочевыми набегами и походами, громя десятки государств и угрожая существованию городских цивилизаций.

В явном выигрыше оказался Китай, но также и Россия, которая могла беспрепятственно заниматься хозяйственным освоением Южной Сибири. Казахи и киргизы избавились от бесконечных и опустошительных набегов со стороны джунгар и могли более полноценно развиваться. Зато монголосфера потерпела историческое поражение. Гибель целого ее народа - общечеловеческая трагедия, не имеющая своего оправдания.

Автор: Вячеслав Бакланов     Дата: 2017-09-05     Просмотров: 300    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Cthutq Djhjyjd
Дата: 2017-09-05

Суть: монгол казаху не товарищ. А маньчжуро-китаец монголу враг.

Автор: Tungus
Дата: 2017-09-06

Ойраты были самыми жизнеспособными кочевниками во всей Азии, которых истребили маньчжуры и китайцы при помощи казахов.

Автор: Ренат
Дата: 2017-09-06

Tungus По вашему казахи были выродками и подлыми убийцами ойратов? Вы тогда либо статью эту не читали, либо совсем не знаете про джунгар. Те веками нападали на казахов и убивали их.

Автор: Tungus
Дата: 2017-09-06

Ренату.Вы еще напомните мне старую казахскую легенду, как 600 казахских джигитов остановили 50 тысяч джунгар во время Орбулакской битвы в 1643 г.

Автор: Ренат
Дата: 2017-09-06

Все было. Но ойраты и казахи были братские народы. И те и другие были кочевниками и монголоидами.

Автор: Tungus
Дата: 2017-09-06

Ренату Братские? Поэтому друг друга так яростно убивали?

Автор: Ренат
Дата: 2017-09-06

Как все кочевники воевали за пастбища. Я вам напомню, что казах Абылай подружился с джунгаром Амурсаной еще когда был в плену у джунгар. Потом он стал другом Амурсаны. Абылай понимал, что лучше иметь пусть слабое джунгарское государство, чем никакое. А на место родственных кочевников джунгар иметь беспощадных китайцев.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-09-06

Надо учитывать, что сами Джунгары (ойраты), хотя и были монголами, но не принадлежали к чингизидам и к тем монгольским племенам, которые составили ядро войска Чингис-хана. Таковыми были больше племена относящиеся к халха-монголам, которые жили на востоке Монголии, а ойраты на западе. Между ними все время происходили войны, за то, кто объединит всех монголов. Халхов маньчжуры смогли оторвать от ойратов- при императоре Канси и они стали союзниками в войнах с ойратами-джунгарами. Казахи-тюрки- это больше кипчаки, которых раньше завоевали монголы в 13 веке. Они их чуть разбавили только. Казахи затем приняли ислам, в отличие от монголов буддистов. Это их еще больше разделило, помимо обычной войны за пастбища.

Автор: Дмитрий В.
Дата: 2017-09-06

Вячеславу Бакланову. Спасибо за замечательную статью. Лично для себя узнал много интересных фактов. Вячеслав, два вопроса: почему в одних случаях вы пишите про джунгарского предводителя «хунтайджи», а в других хан? И еще, насколько значим, был для джунгаров Далай лама?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-09-06

Дмитрию В. В целом эти титулы взаимозаменяемы. Хунтайджи это у ойратов означал особый титул принадлежности правителя к чингизиду. Причем первому общеойратскому правителю Эрдэни Батур, выбранному на курултае, (а он не был чингизидом, как и все его потомки), титул хунтайджи пожаловал верховный буддистский владыка Далай лама V в 1637 г. Далай ламы, как буддистские первосвященники с тех пор и утверждали в ханство как восточных ойратов- джунгар, так и западных- наших калмыков. Как и все кочевники ойраты, они же джунгары, больше жили в соответствии с кочевыми нормами обычного права, чем с нормами принятого церковного вероисповедания-тибетского буддизма . Но все равно, ханы Джунгарии нуждались в одобрении Далай лам, посылали им подарки и отправляли на обучение своих сыновей. А российские ойраты- калмыки и вовсе ушли с Волги в 1771 г. в глубь восточной Азии по призыву Далай ламы. В пути они почти все и погибли.

Автор: Дмитрий В.
Дата: 2017-09-06

Вячеславу Бакланову. Спасибо за ответ.

Автор: Женис
Дата: 2017-09-07

Бакланову и всем читателям.Эта теория устарела. Так называемые «монголы» Чингисхана имеют мало общего с современными монголами. На самом деле так называемые монголы и являются предками казахов и всегда жили на их территории. Почитайте историков Владимира Белинского и казахстанского историка Калибека Даниярова. Историк Калибек Данияров написал интересную книгу «История Чингисхана», где он доказывает, что он был из казахского рода кият.

Автор: Женис
Дата: 2017-09-07

Украиский историк Владимир Белинский пишет, что на монетах, отчеканенных в империи Чингисхана, слова написаны на тюркском языке, и на большинстве из них есть надпись «казах».

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-09-07

Женису.Чингисхан- этнический казах! Ну-ну. К сожалению, труды Белинского и Даниярова мне неизвестны. Но сдается мне это очередной исторический миф. Давно уже Чингисхан не дает всем спать. Многие хотят к его славе примазаться. Не удивлюсь, что на Украине докажут что Чингисхан был настоящий хохол.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх