Россия после Петра Великого в 1725-1730: царский двор- кутеж и вертеп…

День и ночь для Екатерины поменялись местами. Меншиков иногда часами ждал ее пробуждения, чтобы заняться государственными делами
А. Гребенюк,
(российский историк)


О живучести наследия Петра.

Смерть Петра I и воцарение сначала бездарной его жены Екатерины I, а затем и вовсе неготового к государственному управлению его внука Петра II, при наличии довольно сильной оппозиции реформам со стороны консервативного дворянства и духовенства, по идее должно были нанести по наспех европеизированной Петром Великим империи непоправимый урон. Возможно, даже начать контрреформы. Но этого не произошло

.

Созданная суровым гением Петра 1 самодержавно-политическая система и разветвленный административный аппарат, в виде таких его органов и структур, как: Правительствующий Сенат, Синод, Генерал-Прокурор, коллегии, губернии с губернаторами и т.д., отличалась довольно слаженной работой всех его звеньев, даже в условиях, когда самого ее творца (Петра I) этой системы не стало, а к верховной власти пришли люди практически лишенные элементарных понятий о системе государственного управления, к тому же безликие и праздные наследники Петра: Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна, Елизавета I, Петр III. Но главное, что они все оказались наделенные властью во многом благодаря самому творцу этого государства - Петру I, в отношении к которому все они выступали в качестве политических наследников.

Откровенно слабые, порой явно неумные, но наделенные безграничной властью императоры и императрицы эпохи «дворцовых переворотов» (1725- 1762), будучи всего лишь игрушками в руках различных политических сил, внесли неизбежную сумятицу, разлад в сложившуюся абсолютистско-чиновничью политическую систему, снизив эффективность ее работы, но, тем не менее они не смогли ее подорвать совсем. Наскоро сколоченный Петром, но надежный российский государственный корабль, даже оказавшись в руках бездарных капитанов и штурманов, не пошел ко дну. Все это лишь говорит о живучести политико-административной системы созданной Петром Великим.

«Веселое правление» государыни Екатерины I и «временщика» А. Меншикова.

28 января 1725 г. после мучительной болезни скончался первый и великий император, империи грозной в военном отношении, но в экономическом плане пребывающей в состоянии почти разорения. Колоссальные военные расходы двадцатилетней Северной войны, форсированное строительство промышленных заводов, каналов, самой столицы Петербурга, череда неурожайных лет легло неподъемным грузом на плечи трудового населения страны. Фактически средств на содержание армии, флота, всего разветвленного государственного аппарата не было. Нарастание тяжелой подушной подати с податного населения, приводили к тому, что отчаявшиеся люди, спасаясь от государственных поборов, наказаний от недоимок и голодной смерти, массово бежали «за рубеж польский и в башкиры» (по А. Гребенюк, О. Еремеева). Тяжелое наследство оставил Петр своим преемникам. Но еще более тяжким для судеб страны оказался мало урегулированный Петром I вопрос о престолонаследии.

Оказавшись без мужских наследников (старший сын Алексей умер во время следствия, а младший сын скончался во время болезни) по своей линии, Петр издал указ (1722 г.) по которому трон передавался в зависимости от воли действующего императора. Вот только самому назвать своего наследника у внезапно умершего Петра не получилось. Этот вопрос был решен самими соратниками Петра, впервые использовавшие силу гвардии.

На российском престоле Екатерина I оказалась не только благодаря тому, что была царственной супругой Петра I, но и во многом благодаря гвардейским полкам и лично Меншикову обратившимся к ним за помощью. Это вызвало неудовольствие у старинной родовитой аристократии Долгоруких, Голицыных, Репнина и др., которые рассматривали в качестве законного претендента внука Петра- малолетнего Петра II по линии первой жены Петра, а не иноземку низкого происхождения Екатерину Алексеевну, за которой вставал во весь рост такой же «выскочка» светлейший князь А. Меншиков. Но гвардия решила по- своему

.

Екатерина, придя к власти, хотела нравиться всем и слыть гуманной царицей, но в тоже время быть примерной продолжательницей своего гениального мужа. Вот почему, она выпустила на свободу всех опальных сановников, заключенных и посаженных в правлении Петра, причем в основном тех, кто «пострадал» за должностные преступления (взятки, кражи госимущества, мошенничества). Милосердие императрицы распространилось и на крестьян. Им частично прощались недоимки, и немного была уменьшена подушная подать. Зато по настоящему баловала Екатерина столичных гвардейцев- деньгами, вином, угощениями.

Царствование Екатерины I было очень недолгим- свыше два с половиной года. Запомнилось оно одним беспрерывным весельем, когда всевозможные пиры, балы, маскарады, различные празднества с бесконечными попойками до утра сопровождали все короткое правление императрицы. Причем сама Екатерина, забросив все государственные дела, неистово предавалась неразборчивым любовным утехам вместе с обильными возлияниями алкоголя.

Французский посол Кампредон писал в своих донесениях: «Царица продолжает с некоторым излишеством предаваться удовольствиям до такой степени, что это отзывается на ее здоровье». Такое положение дел было выгодно одному человеку- Меншикову, который пользуясь полным доверием «матушки императрицы» фактически правил за нее. Веселая императрица всю внешнюю и внутреннюю политику передоверила Верховному Тайному совету, руководимого все тем же Меншиковым. Это стало по факту первым ограничением абсолютной монархии, но не подтвержденной никаким законом.

Грубость светлейшего по отношению не только к родовитой знати, но и другим членам Верховного Тайного совета быстро восстанавливала против него всех. Но хуже того, Меншикова отличала неуемная жадность к казенным деньгам. Он буквально не мог остановиться, разворовывая казну, которая и так испытала на себе невиданные расходы «веселой» императрицы, любившей по-царски гулять до утра. Российский государственный корабль оказался во власти полупьяной и веселой команды.

Уже в июле 1725 г. саксонско-польский посланник Лефорт писал в сердцах: «Невозможно описать поведение этого двора: со дня на день не будучи в состоянии позаботиться о нуждах государства, все страдают, ничего не делают, каждый унывает и никто не хочет приняться за какое-либо дело, боясь последствий». Празднества и кутежи царицы, как и воровство Меншикова дорого обходились казне. Если в 1725 г. государственный доход доходил до 10 млн рублей, то в 1726 г. только до 8 млн. (по Марии Евгеньевой). Зато фельдмаршал Меншиков ни в чем себе не отказывал. «Обеды его, - писал о Меньшикове дореволюционный историк Д.М. Бантыш-Каменский, - в торжественные дни состояли из двухсот кушаньев, подаваемых на золотом сервизе, которые приготавливались лучшими французскими поварами…» В тоже время правительственный курс Екатерины I, осуществляемый членами Верховного Тайного совета во главе с Меншиковым был призван стать продолжением реформ ее харизматичного мужа.

«Мы желаем все дела, зачатые трудами императора, с Божий помощью завершить»- так говорилось в одном из первых указов императрицы, Однако на практике все оказалось сложнее, хотя бы в силу отсутствия у «верховников» и самого Меншикова масштабного государственного таланта сравнимого с Петром Великим. К тому же окунувшись в государственные проблемы (особенно остро стояла проблема сбора податей для колоссальных военных расходов), многие из них стали понимать, что следует как-то смягчить налоговую политику государства. Даже корыстный временщик-правитель Меншиков понимал, что выжимать все недоимки из разоренного крестьянства бесперспективно и их стали сокращать. Для уменьшения государственных расходов Меншиков предложил сократить уплату крестьянами подушной подати, затраты на содержание административного аппарата, отменив выплату жалованья мелким чиновникам коллегий. Все это лишь увеличило коррупцию госслужащих. Но эти мелочи никого не беспокоили. А между тем, недовольство среди разных сословий как снежный ком росло. Недовольны были и дворяне, обремененные тяжелыми условиями государственной службы. Они буквально засыпали Петербург своими жалобами, выпрашивая различные отпуска для ведения своего хозяйства.

А между тем заболела и опасно слегла сама императрица, чей организм не выдержал такой бешеной встряски. Сразу встал вопрос о наследнике престола. Под общим давлением Екатерина I составила так называемый тестамент, в котором все наследники были разбиты на 3 иерархические группы. а) Петр Алексеевич и будущие потомки его, б) Анна Петровна (старшая дочь Екатерины I) и будущие потомки ее, в) Елизавета Петровна (следующая дочь Екатерины) и ее будущие потомки.

Уже умирая императрица назначила своим преемником Петра Алексеевича, но главное, она дала согласие на его брак с дочерью Меншикова- Марией Александровной. Более того, указывалось, что одиннадцатилетний Петр Алексеевич становится полновластным государем лишь в 16 лет, а до этого срока он попадал под опеку своего будущего тестя Меншикова. Меншиков и тут не упустил свою, казалось бы, исчезавшую (со смертью Екатерины I) власть над огромной страной.

Царская охота Петра II.

Сразу после смерти императрицы и воцарением малолетнего Алексея Петровича Меншиков буквально стал торопить помолвку своей 16-летней дочери с 11-летним императором. Он, чтобы держать мальчика-императора под полным своим контролем даже поселил его в свой дворец. Меншикову было присвоен высший военный чин- генералиссимуса, и он по хозяйски вновь приступил к обязанностям настоящего правителя страны, намереваясь им быть до конца жизни.

Но фортуна дама переменчивая. На свою беду Меншиков назначил в воспитатели к юному императору своего сослуживца, видного государственного деятеля А.И. Остермана, из обрусевших немцев. Последний хотя и слыл талантливым педагогом, но стал втайне настраивать своего царственного воспитанника против Меншикова. А тут еще у царя появился любимец- Иван Долгорукий, молодой 19-летний повеса, который ста оказывать на юного императора огромное влияние, причем далеко не нравственного содержания

.

На месяц захворавший Меншиков упустил из под своего влияния юного царя, который уже терпеть не мог грубость и бестактность своего нареченного тестя. Между ними произошло целый ряд столкновений. Во время одного из которых государь бросил оторопевшему временщику: «Я тебе покажу, кто из нас двоих император»! Попытка зарвавшегося Меншикова присвоить 9 тысяч червонцев, подаренных купцами Петру, переполнила чашу терпения юного императора. Вскоре посаженного сначала под домашний арест Меншикова месте с семьей сослали в Сибирь, в Березов.

Падение «полудержавного исполина»- Меншикова закончилось полной конфискацией его имущества (свыше 90 тысяч крепостных, 6 городов и др.), а в его петербургских дворцах изъяли еще около 5 млн. наличными, огромное число драгоценностей, конфисковано около 9 млн. руб. в английском и голландском банках. По словам Феофана Прокоповича, «этот колосс из пигмея, оставленный счастьем, которое довело его до опьянения, упал с великим шумом» (по Л.В. Милову). Зато, будучи в северном березовском остроге Меншиков, ранее самый гордый петровский вельможа сохранил все величие человеческого духа, смиренно прожил и умер как христианин.

Малолетний Петр II, не по годам развитый, но упрямый и капризный оказался еще более далек от государственных дел, чем Екатерина I. Верховный Тайный совет сосредоточил вновь всю власть стране, а в него вошли воспитатель царевича Остерман, двое князей Долгоруких и Голицыны. Но власть Верховного Совета во многом оказалась фиктивной, дела отныне решали резко возвысившиеся Долгорукие. Фаворитом Петра II стал Иван Долгорукий, проводивший с юным царем в совместных попойках, кутежах и охоте. Именно они активно сватали юного царя за свою родственницу Екатерину Алексеевну Долгорукую (хотели женить 13-летнего царя на 17-летней девице!), хотя самому Петру нравилась совсем другая женщина- его тетка- красивая и жизнерадостная Елизавета. В январе 1728 г. Петр II со своим двором покинул Петербург и переселился в Москву, где состоялась его коронация. Москва полюбилась царю, в Петербург он больше не вернется. Здесь продолжилось тоже самое.

Царь безумно полюбил псовую охоту. У него были сотни дорогих собак, с которыми Петр иногда даже спал…Пьяные пирушки, охота по нескольку месяцев. Историки подсчитали, что за 1728-1729 гг. царь провел на охоте 8 месяцев. (по А.Н. Сахарову) Всеобщему веселию казалось, не было конца. Иностранные дипломаты писали, что ни в одном европейском государстве нет такой роскоши, как было при московском дворе Петра II. Писали они и о чудовищном воровстве и казнокрадстве. Петр II объявил о прекращении строительства кораблей на Балтике, заявив при этом, что он не намерен «гулять по Балтийскому морю, как дедушка», т.е. Петр I. Не только флот был в запустении.

Массовые и нерегулярные невыплаты жалования офицерам вели их оттоку из вооруженных сил. В армии падала дисциплина и среди солдат и среди офицеров. Во время сильного пожара в Москве в апреле 1729 г, гвардейские солдаты, присланные для тушения огня, принялись грабить дома, а офицеры им попустительствовали. Только с прибытием в город самого императора Петра II погромы прекратились, но из виновных так никто и не был наказан, ведь за них заступился сам фаворит царя- Иван Долгорукий, майор гвардии.

Государство вновь оказалось без элементарного хозяйского присмотра, находясь в руках новых временщиков из старой московской знати, которым откровенно не нравилась пореформенная петербургская Россия. Но эти люди лишь паразитировали на своих высоких должностях, не думая о последствиях. Одно лишь было положительно, у такого правительства хватило трезвости не вмешиваться в международные конфликты. Лишь внезапная смерть (от черной оспы) Петра II 18 января 1730 г., в возрасте 15 лет положила конец во многом безрассудному его правлению. Смерть императора пресекла род Романовых по мужской линии. Выбор был уже за женщинами. Кого на царство: по женской линии Петра и его дочерей Анны и Елизаветы, или по женской линии старшего брата Петра- царя Ивана? Этот судьбоносный для страны вопрос уже привычно решался олигархическим Верховным Тайным советом.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2017-01-28     Просмотров: 753    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Москвич
Дата: 2017-01-30

Справедливости ради кутежи активно шли и при Петре Великом.

Автор: Харламов
Дата: 2017-02-04

Петр пил безбожно, но и дело знал. Не то что Эльцын- мразь.

Автор: Андрей
Дата: 2017-02-05

Харламов, о застояльях эпохи ЕБН красиво расписал его охранник А.В. Коржаков)

Автор: Сергей Сергеевич
Дата: 2017-02-05

Меншиков был выдающимся во всем, в том числе и в воровстве.

Автор: Сергей Сергеевич
Дата: 2017-02-06

Москвичу и Харламову.Я бы так сказал:Петр сам дал пример разгульной жизни, спал с кем хотел, ну а пил мы знаем по-русски. А его жена Екатерина Алексеевна ему при жизни изменила. Он велел отрубить любовнику голову, а на нее наложил опалу.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх