Брежневский «закат» СССР в 1976-1982 гг.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Столичная дворянская гвардия в элитно-клановой борьбе в эпоху «дворцовых переворотов» (1725-1762)

Гвардейская казарма и царский дворец оказывались тесно связанными друг с другом
Михаил Бойцов,
(российский историк)

Все время «дворцовых переворотов» (1725-1762) от имени практически недееспособных российских цариц и царей правили страной по большей части сверхвлиятельные временщики из узкого круга высшей знати, фавориты монархов, опирающиеся на штыки дворянской столичной гвардии. Борьба между ними определяла наследование престола тем или иным лицом, которого равнодействующая противоборствующих сил буквально вытаскивала из политической безвестности точно намеченного козырного туза из колоды карт.

Эта была эпоха крайней политической нестабильности, где различные дворцовые группировки кланов, «партий», клик - всего того что называется «придворной камарильей», пытались максимально реализовать свои узкосословные интересы, через слабых, но наделенных неограниченной властью монархов, которых они же и поставили на трон. Огромную роль в тайных и явных заговорщических планах по свержению или возведению на трон очередного кандидата от дворцовой «партии» играла гвардия.

По мнению многих историков именно Петр создал политическую силу- гвардию в виде привилегированной части регулярной армии, которая на протяжении всего XVIII века явилась ключевым вершителем судеб монархов и претендентов на российский престол. При этом, гвардия оставалась наследницей всех политических и военных традиций заложенных первым императором- их кумиром. Отсюда гвардия стала еще и непосредственным «контролером» за действиями последующих императоров, на их соответствие к наследию Петра Великого.

Любопытно, что гвардейские полки набирались из представителей разных сословий, включая и крестьян, хотя все же первенствовали там дворяне. Но это не мешало всем гвардейцам ощущать себя единым армейским коллективом, крепко спаянным между собой узами служебной дружбы. Более того, гвардейские полки в условиях личной политической слабости российских монархов после Петра (при Петре I- Cеменовский и Преображенский, позже Измайловский полк) стали своеобразным органом неформального управления, стоящими очень близко к монарху.

Не кто иной, как сам Петр Великий, заложил традицию, по которой следовали все монархи, включая и женщин, иметь действительные гвардейские звания. Это как никогда сближало личность монарха с гвардией. «Между гвардией и личностью монарха устанавливались особые отношения. Гвардейская казарма и царский дворец были тесно связаны друг с другом. А верхушка гвардии была обязательным и постоянным участником всей придворной жизни. Ее офицеры были в курсе всех дворцовых сплетен и интриг» (цит. по Михаилу Бойцову). Представители царского дома Романовых часто выступали крестными (например, Елизавета Петровна) при рождении детей гвардейцев, ходили к ним на дни рождения, дарили им щедрые подарки. В гвардейцах все видели важнейшую политическую силу.

И это было так, гвардия могла сместить любого монарха и возвести на престол нового, могла отправить в небытие правительство и очередного фаворита и временщика. Впервые гвардейцы воспользовались своим особым силовым статусом в январе 1725 г., возведя на престол супругу Петра Великого- Екатерину I. Тогда грохот барабанов, возвестив о демонстрации обоих гвардейских полков в пользу императрицы, хотя на ее место родовая аристократия хотела бы видеть потомков от первого брака Петра I. Характерно, что фельдмаршал Н. Репнин на это произнес: «Кто осмелился привести их сюда без моего ведома? Разве я не фельдмаршал?» В ответ ему подполковник Семеновского полка Иван Бутурлин громко и дерзко заявил: Я велел прийти им сюда, по воле императрицы, которой всякий подданный должен повиноваться, не исключая и тебя!» За это демарш гвардейцы получили щедрые денежные раздачи от самой государыни.

Ситуация повторилась в 1730 г., когда гвардейцы открыто поддержали дворянских представителей требовавших неограниченного самодержавия для императрицы Анны Иоанновны, которую члены Верховного Тайного совета хотели ограничить кондициями. Анна Иоанновна чтобы заручиться поддержкой гвардейцев, сразу объявила себя полковником Преображенского полка и капитаном кавалергардской роты. Тогда гвардейские офицеры заявили «верховникам», что «переломают кости» всем, кто будет посягать на самодержавную власть императрицы (по Н.И. Костомарову). Благодаря такой сильной поддержки гвардии Анна Иоанновна разорвала связывающие ее по рукам и ногам кондиции и стала править неограниченно. Иногда, гвардия объективно выступала в качестве мощного тарана для борьбы условно называемой «русской партии» против засилья иноземцев и временщиков из них. Не случайно всесильный иноземец Бирон в правлении Анны Иоанновны (1730-1740), самих русских гвардейцев называл «янычарами» и пытался их всячески нейтрализовать, хотя бы путем изменения этнического и социального состава.

По его предложению Анна Иоанновна, с целью укрепления своего положения создала третий лейб-гвардейский Измайловский полк. Причем кадровый состав в этот полк было поручено набирать доверенному Бирону графу Карлу-Густаву Левенвольде, полковнику воссозданного полка, «из лифляндцев, эстляндцев и курляндцев и прочих наций иноземцев и из русских». Но ни этот, ни другие гвардейские полки не уберегли самого Бирона от ареста. Именно его- ненавистного всему двору и России гвардейцы грубо арестовали во время «малого» дворцового переворота в 1740 г.

А затем через год гвардейцы участвовали еще в одном перевороте, на этот раз против всего иноземного Брауншвейгского семейства, во главе с регентшей Анной Леопольдовной и ее царственным сыном Иоанном VI. Тогда, в ночь на 25 ноября 1741 г. гвардейцев вела дочь Петра I, цесаревна Елизавета Петровна, переодетая в мужское платье. Гренадеры на ее призыв следовать за ней откликнулись: «Матушка, мы готовы, мы их всех убьем». В своем кумире гвардейцы видели законную наследницу Петра и освобождение от иностранных временщиков.

За этот дворцовый «подвиг» многие гвардейцы недворянского происхождения были возведены в дворянское достоинство и получили имения с крестьянами. Сама же новоиспеченная императрицы Елизавета чтобы укрепить свое положение среди гвардейцев приняла звание полковника всех гвардейских полков. А гренадерскую роту преображенцев, способствовавшую ее вступлению на престол императрица отделила от полка и сформировала из них особую роту наименовав ее лейб- компанией. Гвардия, таким образом, стала подлинным фаворитом императоров. И она не прощала уже явно небрежение к интересам страны и своим собственным интересам со стороны венценосных обитателей петербургских дворцов.

И дело вовсе не было в национальности самого императора, как это случилось с Петром III, который став императором России, так и не смог ее полюбить, оставаясь всего лишь голштинцем по самосознанию. Хуже того он стал личным врагом гвардейцев, когда решил их послать на войну с Данией. Вот почему гвардия его свергла с престола и поставила на российский трон этническую немку Екатерину Алексеевну (Екатерину II), которая поклялась быть «более русской, чем сами русские».

Организованность и сплоченность вооруженных гвардейцев всегда находившихся рядом с императорскими покоями было велико, что выгодно отличало гвардию от любых других политических сил. К тому же гвардию всегда отличал общесословный патриотизм. Ведь в гвардии помимо дворян служили представители и других сословий. Но все равно дворяне там доминировали. Вот почему, по словам советского историка Я. Зутиса, «русская гвардия была политическим авангардом господствующего класса (дворянства- автор В. Б. ), при этом отстаивающего интересы всей страны».

Собственно дворянство тогда будучи единственно служилым сословием (при отсутствии буржуазии как класса), при всем их сословном эгоизме представляло собой ведущую социально-политическую силу служения не только своим монархам, но и самой России, так как это понимал сам Петр.

Объединение сословного (дворянского) и общенационального интереса в космополитичной и европеизированной империи, где радикальными преобразованиями Петра I были сломаны по существу древние русские политические традиции, а все другие сословия были государством лишены своего голоса, стало главным фактором определившим развитие страны не только на последующий XVIII век, но даже и на большую часть XIX века.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2017-01-15     Просмотров: 588    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Андрей
Дата: 2017-01-16

Вячеслав, почему в итоге значение гвардии сходит на нет? Вообще, почему убийство Павла I стало последним дворцовым переворотом? Система стабилизировалась?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-01-16

Да, Андрей, именно так. 1. Абсолютизм, заимствованный из Европы и лишенный отечественный противовесов при отсутствии сильных правителей вырождался в чуть ли не деспотическое самовластие. Но дворянство в виде ударной силы гвардейцев попыталось обуздать такой абсолютизм. И у них это получилось. Дворяне в течении 18 века получили от царей все о чем они даже не могли мечтать. 2. Павел 1 убитый в 1801 г., смог все же отменить гибельный для империи указ Петра 1 о престолонаследии. С тех пор передача престола обрело свою монархическую законность- по мужской линии династии Романовых. Абсолютизм институализировался и приобрел законченные формы.

Автор: Сергей Сергеевич
Дата: 2017-01-16

И все же декабристы в 1825 г. еще раз попытались совершить дворцовый переворот. Тоже были дворянами.

Автор: Андрей
Дата: 2017-01-21

Сергей Сергеевич, ну так и в 1916-1917 гг. дворянство готовило переворот, вспомните действия Юсупова и к по убийству Распутина и т.д.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-01-22

Что принципиально важно отметить, что декабристский мятеж 1825 г. противостоял самодержавию и феодально-крепостнической системе. Он неизбежно имел буржуазный характер, несмотря на его дворянский социальный характер. В то время как все дворцовые перевороты 18 века не противоречили дворянскому самодержавию.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-04-15

Важно отметить, что со времен дворцовых переворотов, в среде русского дворянства постепенно возникает раздвоение службы- императору и России. Декабристы уже четко осознают, что они служат исключительно России, а не династии Романовых.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх