Брежневский «закат» СССР в 1976-1982 гг.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Правление первого Романова- Михаила Федоровича (1613-1645)

Сам Михаил Федорович был человек умный, мягкий, но бесхарактерный…
Платонов С.Ф.
(русский дореволюционный историк)

Всенародно избранный (всеми сословиями) Земским Собором 21 февраля 1613 года в Москве, 16- летний Михаил Федорович Романов стал основоположником новой царской династии Романовых, правившей Россией до 1917 г. Его правление в целом можно назвать удачным, так как оно не только вывело страну из катастрофического общественно-политического кризиса Смутного времени, но и смогло наладить политическую и хозяйственную жизнь для дальнейшего поступательного развития русской цивилизации.

Личность Михаила Федоровича

Про шестнадцатилетнего Михаила говорили, что он был «благоверен (т.е. доверчив) зело кроток же и милостив». Характер прямо скажем не для самодержавной России. Помазанник на царский престол Михаил Федорович «был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, — писал дореволюционный историк Николай Костомаров, — не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать».

Будучи человеком очень мягким, нерешительным и крайне послушным сыном Михаил длительное время находился под сильным влиянием своих ближайших родственников- властной матери инокини Марфы и ее родственного окружения, позже (с 1619 г.) под опекой умного, жесткого и властного отца Федора Никитича (Филарета).

Воспитанный в традициях строгого православного благочестия Михаил был глубоко воцерковленным и верующим человеком, стремившимся все свои поступки и дела соотносить с евангельскими заветами. Свой царский венец и свою власть он воспринимал как высокое служение Богу и строго следовал этому служению. И хотя он слыл в личных вопросах человеком нерешительным (даже не смог настоять на женитьбе на понравившейся ему первой царской невесте Марьи Салтыковой), но что касается вопросов самодержавной чести и достоинства, как и в других государственных вопросах, то тут Михаил был тверд и неуступчив. Покой и порядок в стране после многолетней разрухи Смутного времени для первого Романова были наивысшими ценностями, ради сохранения которых он мог поступать крайне жестко с их противниками.

Женился Михаил Федорович довольно поздно по тому времени, в 29 лет. Первую ему супругу Марию Владимировну Долгорукову навязала его властолюбивая старица-мать. Однако первая жена умерла уже через 3 месяца в январе 1625 г. Во второй брак (после традиционных тогда «смотрин» царских невест) царь Михаил вступил самостоятельно и по любви 29 января 1626 г. Его второй избранницей стала дочь незнатного дворянина Евдокия Лукьяновна Стрешнева, от которой и родился царский наследник и преемник Михаила- царевич Алексей. Сам Михаил Федорович не отличался хорошим здоровьем, он был близорук, у царя постоянно болели ноги.

Боярская Дума и Земский собор- как ограничители самодержавной власти

По времени продолжительное царствование – Михаила Федоровича (1613–1645 гг.) - 32 года было далеко не лично самодержавным. Повествуя о воцарении первого Романова подъячий Посольского приказа Г. Катошихин, указывал, что якобы при избрании Михаила на престол его заставили поцеловать крест на том, чтобы он никого из их вельможных и боярских родов не казнил ни за какое преступление, а только мог ссылать в заточение». Тот же Катошихин описывая правление Михаила Романова, подчеркивает, что царь Михаил не мог ничего делать «без боярского совета».

Сразу после выборов на Земском соборе, вокруг Михаила сразу же сплотилась сильная группа сторонников- видных князей, бояр, дьяков, дворян. Преимущественно это были люди близкие к семейству Романовых, включая и родственников. Многие из них не прославились на поле брани, освобождая от поляков Москву, зато устремились захапать себе земель, власти и почестей. А вот настоящих героев- спасителей Отечества, таких как князь Дмитрий Пожарский они быстро задвинули на вторые роли.

Особую роль при юном царе стали играть князья Федор Иванович Мстиславский, Дмитрий Мамстрюкович Черкасский, дядя царя Иван Никитич Романов, двоюродные братья бояре Салтыковы. Эти люди и составили своего рода правительство при царе. Впрочем, правление первого Романова было ограничено не только Боярской думой, но также и всесословным Земским собором. В первые годы правления Михаила Федоровича почти беспрерывно действовали Земские соборы, по существу они превратились в орган распорядительной власти, в котором очень большую роль играли представители дворянства и посадских людей. В 1614, 1616, 1617, 1618, 1632 гг. и позднее Земские соборы определяли размеры дополнительных сборов с населения, решали вопрос о принципиальной возможности таких сборов.

Соборы 1614-1618 гг. принимали решения о «пятинах» (сборе пятой части доходов) на содержание служилых людей. После этого по стране разъезжались «пятинщики» - чиновники, собиравшие подать, используя текст соборного «приговора» (решения) в качестве документа. Земские соборы до 1619 г. созывали часто, чуть ли не ежегодно. И тогда они по-своему выражали волю «всей земли». Соборные депутаты получали от своих избирателей «полные и крепкие достаточные приказы», т.е. наказы, представляли интересы своих сословий, своего «мира».

То, что Михаил Федорович, родоначальник новой династии, был связан с боярами неким письменным договором об ограничении его власти, а также то, что он не мог править без согласия Земских соборов, и повлияло на то, что он титуловался «самодержцем» от случая к случаю, по особо торжественным событиям. Окончательно самодержавие укрепилось в титулатуре Романовых лишь при сыне Михаила Федоровича Алексее Михайловиче.

Борьба с бунтовщиками и интервентами

Власть первого Романова была очень шаткой, в условиях неконтролируемости центром целого ряда территорий страны. Правительство первого Романова усиленно занялось восстановлением государственного суверенитета на всей территории России и очищения ее от иноземных оккупантов, разбойничьих ватаг казаков и самозванцев. Для восстановления оскудевшей казны правительство ввело ряд новых налогов. Стали часто практиковаться займы у богатых купцов, особенно Строгановых.

С успешного тихвинского народного восстания в мае 1613 г. начинается борьба за освобождение Северо-Западной Руси и Великого Новгорода от шведов. Орудовавший в районе Астрахани казачий атаман Иван Заруцкий летом 1614 г., вместе с Мариной Мнишек и сыном- «воренком» были схвачены. А уже осенью того же года Заруцкого и пятилетнего «воренка» казнили в Москве, а жену первых двух самозванцев- Марину отправят в темницу, где она и умрет.

Правительство боролось с многочисленными разбойничьими шайками казаков, беглых крестьян и холопов. В 1612-1618 гг. только крупных казацких выступлений прошло около десятка. Достаточно крупный 5-тысячный казачий отряд под командованием атамана Баловня в 1615 году неожиданно подступил к Москве, но был отражён воеводой Лыковым. Все мятежные казаки затем были перебиты или пленены, а сам Баловень казнен.

В 1615 году отражать пришлось сначала грабительский рейд польского пана Лисовского- опустошившего целый ряд уездов, а также шведов. Король Швеции Густав Адольф и его фельдмаршалы Яков Делагарди и Эверт Горн в июле 1615 года, собрав наемную армию из немцев, англичан, шотландцев, французов и шведов, начали осаду Пскова. Псковичи в 1615 году умело отразили три приступа и орудийным огнем нанесли большой урон неприятелю, убив фельдмаршала Горна. Уже в октябре 1615 года Густав Адольф снял осаду, отведя поредевшие войска в Новгород и Нарву.

Война со Швецией завершилась подписанием в 1617 году Столбовского мирного договора, по условиям которого Россия теряла выход к Балтийскому морю (все побережье Финского залива), но города Новгород, Порхов, Старая Русса, Ладога и Гдов были ей возвращены. За Новгород Москва выплатила Швеции 20000 рублей. А Густав Адольф хвастливо тогда заявил, что навсегда отнял у России Балтийское море.

Заключительным эпизодом Смутного времени стал поход на Москву польского королевича Владислава в 1617-1618 гг. В апреле 1617 года двадцатидвухлетний Владислав выступил из Варшавы с польско-литовской армией, с целью установить контроль над московско-русским царством и самому сесть на его престол. Положение Москвы и молодого Михаила усугубилось вторжением в пределы России 20-тысячного запорожского войска во главе с гетманом Сагайдачным и переходом на сторону поляков ряда российских воевод.

Правительство Михаила Федоровича выставило против неприятеля три армии (Дмитрия Черкасского, Бориса Лыкова и Дмитрия Пожарского), общей численностью 16500 человек. Но попытка удержать поляков у г. Можайска успеха не имела. В итоге русская армия оставила Можайск и отступила к Москве. В то время как запорожские казаки, углубившись в российские пределы:- взяли штурмом г. Ливны, Елец, Лебедянь, Данков, Ряжск, Скопин, Шацк и наконец, подошли к самой Москве. 22 сентября 1618 г. польско-литовская армия, подойдя к Москве, разместилась на месте бывшего Тушинского лагеря, а атаман Сагайдачный с казаками разместился у Донского монастыря. Началась осада Москвы и главной линией обороны стал Белый город. В ночь с 10 на 11 октября 1618 года поляки и запорожцы начали штурм российской столицы.

Но штурмующие сразу натолкнулись на хорошо подготовленное и упорное сопротивление российских войск. Все польские атаки Москвы успешно отбивались с большими потерями для наступающих. В результате провал штурма Москвы фактически означал неудачу всего похода. Теперь у Владислава оставалась лишь возможность путём переговоров добиться уступок со стороны русского правительства.

Внутренняя ситуация оставалась очень тяжелой для России. Польская армия располагалась в непосредственной близости от столицы — польско-литовская у Троице-Сергиевого монастыря, а запорожская — у Калуги. В таких условиях подписанное в деревне Деулино (близ Троице-Сергиева монастыря) 14 декабря 1618 г. перемирие было достигнуто ценой больших территориальных уступок России.

К Речи Посполитой переходили Смоленские и Северские земли с городами Смоленск, Рославль, Белая, Почеп, Стародуб, Невель, Себеж, Новгород-Северский, Чернигов, Серпейск, Трубчевск и ряд небольших крепостей. При этом королевич Владислав сохранял право писать в титуле «царь московский», что означало сохранение претензий на русский трон. Но главная цель была достигнута: перемирие в Деулино стало настоящим завершением Смутного времени и возвращения России к нормальному развитию.

Политический тандем: Михаил-Филарет

В начале июня 1619 года после подписанного перемирия с Речью Посполитой произошел обмен пленных: уцелевших знатных поляков - на митрополита Филарета (в миру Фёдора Никитича Романова), отца царя Михаила Фёдоровича. После чего русские иерархи сразу избрали Филарета Патриархом Московским и всея Руси. С этого времени вплоть до 1633 г. (до самой смерти патриарха Филарета) началось совместное соправление царя-сына и патриарха-отца. Причем все указы исходили и от царя, и от патриарха, поскольку патриарх получил право именоваться «великим государем», наряду с царем.

Более того умный и энергичный Филарет самолично принимал иностранных послов и руководил политикой страны. В тандеме Михаил-Филарет наиболее активной и первенствующей стороной был патриарх-отец, а не послушный отцовской воле сын Михаил Федорович. Лишь имя царя Михаила во всех указах всегда стояло впереди. С установлением двоевластия (в 1619) роль Земских соборов, как и самих соборных депутатов, изменилась и перестала быть определяющей для государства. Постепенно Земские соборы становились послушными орудиями самодержавной власти царя и патриарха.

Переживший Смуту и польский плен Филарет проводил политику клерикализации страны, укрепления в ней религиозно-культурного традиционализма и недоверия ко всем западным веяниям. Долгие годы иностранного насилия и грабежей во время Смуты усилили в русском обществе градус ксенофобии к иностранцам. По пуритански жесткий Филарет строго следил за духовно-нравственным обликом подданных своего сына. Даже бояр и священнослужителей жестко наказывали за развратную жизнь, за религиозное вольнодумство и любовь ко всему западному, «латинскому». Преследовалось пьянство, кулачные бои, скоморошество и другие не богоугодные «забавы».

Особый размах приобрело борьба с пьянством, которое широко распространилось в Смутное время. Пьяниц наказывали кнутом, денежным штрафом и даже сажали в «бражную тюрьму». Курение и вовсе было запрещено. За него полагалась смерть. По инициативе Филарета был осуществлен учет земельного фонда в стране. Проведены «дозоры» - описания запустевших селений, земель; вводилась «живущая четверть» («дворцовая четверть») как единица податного налогообложения. Для восстановления оскудевшей казны правительство ввело ряд новых налогов. Стали часто практиковаться займы у богатых купцов, особенно Строгановых. Вновь были восстановлены приказы с работающими там дьяками и подьячими. Для управления разросшимся патриаршим домом и хозяйством сформированы патриаршие приказы (судный, церковных дел, казенный, дворцовый).

Продолжалась политика закрепощения крестьян и поиска беглых. Принимались меры по упорядочению судопроизводства, уменьшению произвола властей, на местах и в центре. По всей стране устроена система воеводского управления. Обычно воевода назначался в города и уезды на срок 1-3 года. За свою службу он получал поместья и денежные оклады. Но это впрочем, не останавливало их коррупцию. В конце жизни Филарет выступил инициатором русско-польской (Смоленской) войны 1632-1634 гг. Скончался Филарет в самый разгар осады Смоленска 1 октября 1633 г.

Единоличное правление Михаила Федоровича

Только после смерти отца Михаил стал править единолично, хотя еще и далеко не самодержавно, как впоследствии его сын Алексей. Жизнь первого Романова была полностью подчинена традиционному укладу. Вставал царь очень рано- в 4 часа утра. Сразу после умывания и одевания при помощи «детей боярских» ему вносили икону дневного святого, приходил духовник с крестом. После молитвы, царя кропили святой водой, затем он шел с царицей к заутрене и больше часу проводил в церкви.

После завтрака шел к обедне. После обедни царь, и царица обедали из несколько десятков блюд. А после обеда их ждал обязательный дневной сон на 2-3 час. Потом вечерня и опять молитва. Еженедельно царь с царицей ездили на богомолье в монастырь. Так тянулась внешне тягомотная, клерикально-бездеятельная царская жизнь, которая иногда разнообразилась разными потехами: кулачными боями поединщиков, да медвежьими боями, шутами и скоморохами (но только не при Филарете).

Правительство Михаила Федоровича всячески пыталось укрепить международный статус страны и расширить международные связи, в том числе торговые. Воспользовавшись слабостью России после Смуты англичане, голландцы и другие западноевропейцы всячески пытались добиться от царя исключительных льгот и уступок в торговле. Сначала англичане, голландцы, затем французы и даже голштинцы наперебой уговаривали царя добиться права беспошлинной торговли и свободного проезда через русские владения для торговли в Персии. Но все эти домогательства о свободном и беспошлинном проезде в Персию через русские территории успеха не имели.

Только англичанам было разрешено торговать в России беспошлинно. Голландцам удалось выхлопотать от правительства Михаила Федоровича право свободного и беспошлинного торга только на 3 года, с 1614 г. В 1634 г. голштинское посольство, приехавшее в Москву выторговало от царя Михаила Федоровича право беспошлинного провоза своих товаров в Персию с уплатой в российскую казну 600000 ефимков (Костомаров.Н.).

В то же самое время, когда вектор России (после Смутного времени) явно обозначился на большую политическую и культурную изоляцию от Европы, в саму Россию, особенно в ее столицу, буквально потянулись иностранцы. В правление Михаила Федоровича в Москве уже действовала на постоянной основе иноземная слобода, в которой проживало около 2000 человек.

Главными торговыми партнерами из европейцев выступали англичане и голландцы, торговавшие с Москвой через северный порт Архангельск. Российское правительство умело играло на извечном англо-голландском соперничестве за богатый российский рынок, выбивая и от тех и других льготы для себя. Причем голландские купцы смогли обогнать англичан по обороту торговли с Россией. Из России голландцы и англичане вывозили меха, икру, пеньку, лен, смолу, сало мыло, корабельные мачты, зерно. Ввозили в Россию большое количество серебра, необходимого московскому государству, чтобы чеканить собственную монету. А также предметы роскоши, сукно, оружие, металлические изделия, вино.

Москва, пытаясь выйти из страшных потрясений Смуты и хозяйственной разрухи, резко усилила торговую деятельность с иностранными европейскими государствами. «Все постановления этой страны,- писал иностранный путешественник, направлены на коммерцию и торги…». А в торговле участвовали не только купцы, но и царский двор, и даже крупные монастыри. Причем казна-государство, часто в ущерб своим купцам, стремясь получить максимум прибыли с ходовых экспортных товаров при продаже их за границей, устанавливало на них свою монополию. В 1635 г. была установлена государственная монополия на торговлю льном, затем селитрой. Расширение казенной торговли, государственный монополизм и свобода торговли для иностранных купцов и предпринимателей била по интересам русского купечества.

Но тогда российское правительство еще не думало об установлении протекционистских мер для иностранных товаров и капиталов. Это произойдет чуть позже, при Алексее Михайловиче. Слабая в финансовом и научно-технологическом областях Россия Михаила Федоровича крайне нуждалась в западных технологиях и иностранных капиталах. Неудивительно, что правительство стремилось все больше открывать для Европы Россию, причем в то самое время, когда одновременно с этим в стране после Смуты и хозяйничанья интервентов к иностранцам усиливается неприязнь.

По сути, все промышленное производство в России при Михаиле Федоровиче, а затем и Алексее Михайловиче создавалось руками европейцев, причем по инициативе самого правительства. Возникало взаимовыгодное настоящее торгово-промышленное партнерство иностранных предпринимателей и российского правительства. Большая часть иностранных предприятий появившихся в России в правлении Михаила Романова было ориентировано на военные нужды.

По жалованной грамоте Михаила Федоровича голландский предприниматель Виниус в 1632 г. основывает на реке Тулице большой железоделательный завод, пообещав изготовлять пушки, ядра ружейные стволы. Вслед за ним появляются и другие заводы в районе Тулы и Каширы, три из которых построил все тот же Виниус. Тульские и каширские заводы лили и ковали пушки, ядра, гранаты, мушкетные стволы, бердыши и прочее оружие, заказываемое казной. Однако в то время продукция тульских заводов не отличалась большим качеством, поэтому царское правительство оружие предпочитало покупать за границей.

Любопытно, что столкнувшись с дефицитом рабочей силы, промышленники и мануфактуристы обратились к правительству с просьбой «приписать» к заводам крестьян. Царское правительство охотно откликнулось на просьбы иностранных предпринимателей (Марселиса и Аккемана), и повелело приписать 2 дворцовые волости к тульским и каширским заводам. Вот так по пожеланию иностранных капиталистов русское правительство впервые встало на путь использования подневольного- крепостного труда в промышленности (Струмилин С. Г.).

Вскоре за иностранцами и казной даже бояре устремились к созданию собственных мануфактур, особенно в правление Алексея Михайловича. А вот русским купцам правительство не спешило доверять промышленное производство. Заря российского капитализма начиналась на тесной связи государства с иностранным капиталом, но никак не с русским частным капиталом. Впрочем, ни первые мануфактуры, ни крепостной труд, не давали России преодолеть отставание в технологиях от Запада, которое в те годы стало все больше проявляться.

Укреплению военной мощи после в целом неудачных войн эпохи Смутного времени стало первоочередным в правительстве Михаила Федоровича. Именно при нем начинается формирование полков нового строя (первые солдатские, рейтарские и драгунские полки), а за образец была взята передовая шведская армия.

Международное положение России оставалось сложным. Потеряны земли в европейской части страны, выход к Балтийскому морю. Все попытки иностранных государств втянуть Россию в совершенно ненужную и кровопролитную Тридцатилетнюю войну успеха не имели. Зато Москва крайне болезненно воспринимала свои прошлые поражения от поляков и жаждала реванша. Особое недовольство царя Михаила вызывал тот факт, что сын короля Сигизмунда III Речи Посполитой Владислав считал себя «русским царём», а московскую Россию - провинцией Речи Посполитой.

В 1632 г. сложилась благоприятная обстановка для войны с Польшей. В апреле умер Сигизмунд III и наступил период «бескоролевья». Швеция обещала России поддержку. В октябре 1632 г. русская армия во главе с воеводой Шеиным взяла Дорогобуж и в декабре осадила Смоленск. Однако обещавший поддержку Москве шведский король Густав-Адольф умер, и Швеция не захотела воевать с Варшавой за польский престол. В самой Речи Посполитой королем избрали королевича Владислава.

В сентябре 1633 года Владислав подошел к Смоленску и перерезал пути снабжения русского войска. Находясь в тяжелом окруженном положении значительная часть наемников- иностранцев изменила и перешла к полякам. А командование русской армии разъедали местнические распри: многие воеводы были более родовитые, чем медлительный военачальник Шеин. А часть дворян, и вовсе покинуло армию, уйдя на защиту своих сел и деревень от набегов крымских татар

.

В итоге русская армия Шеина фактически капитулировала, отдав полякам всю артиллерию и все запасы, за право выхода из окружения 8 тысяч солдат с воеводой Шеиным. За этот поступок Шеин был в Москве судим, и казнен. Не имея в тот момент сил для продолжения войны, русское правительство предложило начать переговоры о мире. Но и сам Владислав оказался в тяжелом положении: вспыхнула народная война, преградившая ему дорогу к Москве, под г. Белым была разбита польская гвардия, Османская Турция напала на Польшу, и кончалось перемирие со шведами.

Поэтому он согласился, и в 1634 г. был заключен Поляновский мирный договор, по которому русская артиллерия осталась у поляков, но Россия получала Серпейск, и Владислав за 20 тыс. рублей золотом отказывался от титула «царь Московский» или «царь Русский», т.е. от притязания на русский престол. Правда, и Михаил Федорович обязался исключить из своего титула слова «князь Смоленский и Черниговский» и не подписываться «государь всея Руси». Результаты войны показали крайне низкую боеспособность армии и стали причиной снижения престижа России в Европе.

Южная граница государства всегда была предметом беспокойства. Поэтому для защиты от опустошительных набегов ногайцев и крымцев правительство Михаила Федоровича в 1636 г. в Курской, Воронежской и Тамбовской губерниях стало строить новую защитную «черту» лесных засек, городов-крепостей (например, Козлов, Тамбов, Верхний и Нижний Ломов- Белгородская черта), которые также стали заселяться служилыми людьми и крестьянами. Война со степняками не прекращалась ни на один год.

Зато донские казаки отличились. В 1637 г. они совместно с отрядом запорожцев после длительной осады овладели первоклассной турецкой крепостью Азовом, несмотря на неоднократные попытки турок вернуть утраченную крепость. Огромная турецкая армия в 200 тысяч человек 5 лет не могла выбить их оттуда и, потеряв в 24 приступах свыше 2 десятков тысяч человек, с позором отступила. Но казаки своими силами не могли дальше оборонять крепость и обратились за помощью к Москве.

Собранный в 1642 г. по этому поводу Земский собор высказался против принятия Азова «под руку» царя. Сил воевать с могущественной Османской империей у России тогда не было, и казаки, получив от царя богатое жалованье, оставили Азов. Все попытки западных стран (включая балканских славян) втянуть Россию в войну против Турции, не получились. Территориальные потери Смутного времени и неудачи в войне с Речью Посполитой оказались с лихвой компенсированы на востоке страны. В правление Михаила Россия стремительно стала «прирастать» Сибирью.

Причем российская экспансия в Сибири приняло характер не столько военно-государственного, сколько вольно-народного освоения, обжития и присоединения. Туда устремилось много русских людей, спасавшихся от крепостничества и государственного тягла. А поселенцев освобождали на первое время от всех налогов и повинностей. Поэтому там очень быстро возникали новые города и остроги: Якутск, Олекминск, Верхоянск, Нижнеколымск, последний почти у самой Камчатки…

И вскоре дорогие сибирские меха (особенно соболь) стали кормить тысячи русских промышленников и составили теперь одно из главных богатств царской казны. В итоге при Михаиле Федоровиче - в Сибири территориальные приращения составили 6,5 млн. кв. км, а страна, таким образом, выросла до - 12,3 млн. кв. км. Сам Михаил Федорович скончался 13 июля (23 по новому стилю) 1645 г. Умер он в 49 лет, как считается от брюшной водянки. 32 года находился на троне.

Рассматривая итоги правления Михаила Федоровича, можно увидеть, что они исключительно позитивны. Страна была поднята из руин Смуты. Россия резко расширила территорию (за счет колоссальных пространств Сибири), укрепила финансы, восстановлено территориальное управление, стабилизировала внутриполитическую ситуацию и не ввязалась европейские междоусобные войны. Россия в этот период была умиротворена и сосредотачивалась…

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2016-09-25     Просмотров: 3421    

Можно также почитать из рубрики: Московская Русь - Россия

О посадской (городской) России XVII в.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Александр
Дата: 2016-09-26

Современный исторический период, несмотря на всю разницу эпох и геополитических ситуаций, очень напоминает то время, после Великой смуты и правления Михаила Романова. Его итогом должно стать восстановление исторической России и ее новая общественно- политическая модернизация сравнимая с Петровской.

Автор: Родион Школьников
Дата: 2016-09-26

Александр, извините, ничего не понял. Можно по-русски. Какая модернизация, какая историческая Россия? Вы о чем? Я не вижу никакой преемственности между Россией Михаила Романова и Петра. А какая связь между нынещней Россией и средневекой Россией Михаила Романова, исключая границ, разумеется.

Автор: Александр
Дата: 2016-09-29

Школьникову. Сложно объяснить что-либо человеку который не видит никаких связей между Россией Михаила Романова, Петра I и нынешней Россией. Возможно, для вас это уже не Россия, а Новый Израиль.

Автор: Сергей
Дата: 2016-10-01

Запорожские казаки-настоящие укры. Все бы им пограбить, причем не важно кого-русских или поляков. Теперь понятно, почему Екатерина 2 ликвидировал Запорожскую Сечь.

Автор: Кiрiлл
Дата: 2016-10-01

Потомки доблестного гетмана Сагайдачного помнят славные дела запорожцев, помнят, как они громили азиатскую Русню и наводили ужас на московскую орду, которая стремилась завоевать более слабых соседей, но когда получала отпор от достойного противника бежала до самой Москвы и дальше, вглубь азиатского материка, откуда приходили стаи диких и вероломных варваров, от Аттилы до Чингис-хана и далее до царей Романовых.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2016-10-01

Думаю, что специально выставлять запорожцев как лютых врагов московской России было бы неверным. Ведь именно запорожское войско (они же «черкасы») во главе с Богданом Хмельницким присоединилось к России, а не какая-то там Левобережная Украина-Малороссия, как у нас иногда неправильно пишут. Другими словами к России присоединилась территория, контролируемая малороссийскими казаками-запорожцами. А уж представлять Россию в качестве наследницы державы Золотой Орды, да еще ставить на одну цивилизационно-культурную доску великороссов и монголов-ордынцев, как это делает уважаемый Кирилл, есть не что иное, как эмоционально негативная политизированная натяжка, характерная для идеологов современной Украины.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх