О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

Опасный турецкий нейтралитет в 1940-1942 гг., и политика великих держав.

Нейтральность: быть на стороне победителей
Пьет Хайн,
(датский ученый)


СССР и Турция в 1940 году: кто кому угрожал больше?

Если для более слабой Турции сохранение нейтралитета в грядущей глобальной войне представлялось чуть ли не единственной стратегией своего выживания, то стратегия намного более мощного СССР была совершено иная. Советский Союз вел свою «игру» таким образом, чтобы вступить в мировой конфликт на самой последней его стадии, когда все ведущие геополитические игроки изнуренные многолетней войной станут легкой добычей непобедимой Красной Армии. Но при этом СССР стремился отодвинуть на запад свою границу, присоединяя западные области Украины и Белоруссии, финскую Карелию и Бессарабию.

Но главное, что следует осознать, в самое ближайшее время (в 1940-1941 гг.) СССР с Германией воевать не планировал, осознавая свою слабость по отношению к Германии с ее многочисленными союзниками. Многолетняя историческая дискуссия о превентивном ударе со стороны СССР по Германии, начатой книгой известного политэмигранта В. А. Суворова (Резуна), так и не выявила сколько-нибудь достоверных фактов, о планах сталинского руководства по упреждающему вторжению в Германию в 1941 году.

Насколько серьезными были экспансионистскими планы Москвы в отношении Турции? Об них можно судить по визиту Вячеслава Молотова в германскую столицу в ноябре 1940 г. и во время его переговоров с Гитлером и Риббентропом. Во время тайных советско-германских переговоров о разделе сфер влияния, СССР четко обозначил свои интересы в зоне черноморско-кавказского бассейна. Это: заключить договор о взаимопомощи с Болгарией, получить там военно-морскую базу, создать режим наибольшего благоприятствования для СССР в Черноморских проливах, признать интересы СССР в районе южнее Баку-Батуми (по А.С. Орлову).

Как известно эти переговоры не увенчались подписанием каких-либо письменных договоренностей между двумя державами, лидеры которых откровенно не доверяли друг другу. Но сам факт заявки СССР на черноморско-турецкие проливы показателен. Но даже в этом случае следует речь вести не о безудержном экспансионизме Москвы, а о стремлении ее руководства обезопасить свои границы на самых дальних рубежах своей страны. Сталин не был авантюристичным политиком и после разгрома Франции и ряда других стран Европы Гитлером, он трезво оценивал свои силы и силы Германии оккупировавшей и контролировавшей практически всю Европу.

Следует также учесть, что Москва практически одинаково не доверяла как Гитлеру, а в тот момент даже больше Англии и Франции. И это не было выдуманным страхом. По всем дипломатическим каналам и своим разведданным, советское руководство было в курсе планов Лондона и Парижа по нанесению военного удара против СССР. Страны Антанты уже в конце 1939 г. разрабатывали военную операцию по нанесению серии бомбардировок по советским нефтепромыслам на Кавказе и даже ввода на советский Кавказ многочисленной группировки англо-французских войск с целью его отторжения от СССР.

Секретные документы Генерального штаба Франции, захваченные немцами при взятии Парижа в июне 1940 года и специально изданные МИДом Германии, свидетельствовали, что Англия и Франция, готовясь к войне с СССР в 1939-1940 годах, планировали вторжение на Кавказ и оккупацию Бакинского нефтепромышленного района. Важное место в военных планах против Советского Союза Лондон и Париж отводил Анкаре.

Так посол Турции в Швейцарии в годы войны Я. Караосманоглу писал в своих донесениях в Анкару: «Французский посол при каждой встрече со мной говорил: «Ваша армия насчитывает 25-30 дивизий. Наша армия на Ближнем Востоке достигает 500 тысяч. Прибавьте к этому грозную силу флотов союзников. Захватив в течение 5-10 дней нефтяной район России (имелся в виду Баку), мы оставим без горючего моторизированные части Красной Армии» (цит. А. Мальцеву А.).

Поразительно, но даже с окончанием советско-финской войны, из-за чего СССР был изгнан из Лиги наций, англо-французы не оставили своих планов военного удара по СССР. Так в докладе французского генерала Гамелена «О ведении войны» от 16 марта 1940 года отмечалось, что французские силы могут рассчитывать на действия турецких войск на Южном Кавказе, а Великобритания могла бы взять на себя инициативы в использовании территории Ирана для сухопутных операций на юге СССР (по Мальцеву А.). Этим планам не суждено было реализоваться только потому, что нацистская Германия перешла в наступление на Западном фронте, успешно оккупировав одну страну за другой, пока очередь не дошла и до самой Франции. Разгром Франции в июне 1940 г. заставил отказаться от всех попыток Запада нанести удар по Советскому Союзу.

Возникает вопрос, а какова была роль самой Турции в планах англо-французов по военным акциям против Москвы? Архивные документы не дают убедительных оснований уличить турецкую сторону в открытых намерениях агрессии против советской России в то время. Однако фактом является то, что турки были вовлечены англичанами и французами в обсуждение планов военных ударов против СССР.

В тоже время турки всячески уклонялись от конкретных обязательств своим западным партнерам, не желая рисковать. Но это вовсе не означает, что Турция не желала военного нападения Франции и Англии против СССР. Их этот вариант полностью устраивал, в силу традиционной геополитической устремленности Турции на Кавказ. Их пугала все возрастающая военная мощь СССР и советский экспансионизм в Европе.

Франко-британские бомбардировки Баку и советских городов на Кавказе могли бы ослабить военную силу Советов на границе с Турцией. Сама же Турция, как отмечалось в докладе французского посла Р. Массильи премьеру Даладье, «приняла бы, не без удовольствия, участие в межсоюзнической атаке на Баку через территорию Ирана». Так думали за турок французы, но далеко не так думали сами турки. В идеале, турки мечтали остаться в стороне от войны с Москвой, сохраняя до известного предела свой нейтралитет.

Прогерманский вектор политики Турции.

Вторжение немецких войск во Францию и объявление войны Франции и Британии со стороны Италии стало главным испытанием заключенного ранее франко-британско-турецкого договора о взаимопомощи. Британско-французские союзники потребовали от турецкого правительства выполнения своих обязательств. Однако, турецкое правительство, формально сославшись на протокол № 2 к договору от 19 октября 1939 года, отказалось выполнить требования союзников и объявило Турцию «невоюющей страной». (Системная история международных отношений. 1918—1991. Том I. События 1918—1945.).

Да, Турция тогда поступила явно эгоистически и не выполнила своих обязательств летом 1940 г., и не помогла ничем Франции потерпевшей катастрофу. Остается только предположить, что и Англия с Францией, в случае возможной агрессии Германии на Турцию, также не поспешили бы ей оказать реальную помощь, как когда-то не помогли они Польше оккупированной Гитлером. Циничный расчет, желание остаться в стороне, нарушение союзных обязательств в начале Второй Мировой войны стали обычным явлением для всех стран антигитлеровской коалиции. Такая недальновидная эгоистическая политика только облегчала захваты многих стран Германией, увеличивала ее мощь и нарушала тем самым баланс сил

.

Впрочем, избранный нейтралитет Турцией помог ей тогда избежать гибельной для себя войны с германским блоком. Но теперь, когда позиции блока западноевропейских держав стали резко ослаблены, Анкаре приходится быть все более податливой к германским интересам, чтобы не навлечь на себя опасную мощь германо-итальянского блока, отныне доминирующего в Европе. Уже летом 1940 года было подписано новое соглашение о турецко-германском экономическом сотрудничестве. При этом турки полностью не сбрасывали со счетов британский фактор, осознавая для себя критически важную роль британского флота господствующего в Средиземноморье.

Сближение с Германией было продиктовано, во-первых, логикой выживания самой Турции. Турецкие лидеры отдавали себе отчет в том, что Турция могла бы стать потенциальной жертвой, как со стороны СССР, так и со стороны Германии. Но опасность со стороны коммунистической России все-таки была дипломатически разрешимой на тот момент, чего не скажешь по поводу внешнеполитической стратегии держав оси- Германии, Италии, Японии. Последние державы в то время явственно демонстрировали всему миру, что любой международный договор воспринимают как не более чем простой клочок бумаги. Для них вновь, как и в далеком Средневековье, ценой договора являлась грубая сила и пролитая кровь

.

Зато по примеру агрессивной Германии в самой Турции реваншизм и национал-шовинизм все больше пускал корни. В самой Турции активизировались националистические силы, ставящие целью создания великой турецкой державы и даже «Великого Турана» на основе пантюркистских идей. Уже в 1940г. советская разведка докладывала, что в «случае предполагаемого возникновения военных действий между Германией и СССР турки намерены выступить против Советского Союза с целью отторжения Кавказа и образования на его территории Второй Кавказской Федерации» (И.В.Зайцев, С.В.Орешкова).

Германия готовясь к войне с Москвой, всячески поддерживали рост турецкого реваншизма и национализма направленный против кавказских территорий СССР. «Немцы вели качественную работу, - считает доктор исторических наук из Анкары Ахмет Бюрей. - С одной стороны, они обещали Турции «европейский путь» развития, включение в её состав Азербайджана. А с другой - в деревнях распускался слух: Гитлер отмечен Аллахом, он родился с «зелёным поясом вокруг поясницы» и… тайно перешёл в ислам, приняв имя Гейдар».

Вот только весной 1941 г. турецкому руководству стало ясно, что если кого-то следует больше всего опасаться, то это отнюдь не коммунистической России, а Германии. Немцы оккупировали Югославию и Грецию, наводнили своими войсками союзные им Румынию и Болгарию и таким образом напрямую вышли к границам Турции. В связи с полным переходом Балканского полуострова под германский контроль, англичане настойчиво требовали от турок размещения на ее территории британской авиации. Что, по словам нового британского премьера Черчилля, спасло бы Турцию от воздушных атак со стороны германского люфтваффе. На турецкую армию способную сдержать мощь германской военной машины англичане особо не рассчитывали.

Хотя, по словам Черчилля у турок в 1941 г. было до 50 дивизий, но кроме «храброй турецкой пехоты», турецкая армия представляла собой плачевное зрелище. По словам Черчилля (февраль 1941 г.): «Но у турок совершенно не было тех современных видов оружия, которые с мая 1940 года приобрели решающее значение. Их авиация была плачевно слабой и примитивной. У них не было ни танков, ни бронемашин, и они не имели ни заводов для их производства и ремонта, ни обученного персонала для их обслуживания. У них не было зенитной и противотанковой артиллерии. Их служба связи находилась в зачаточном состоянии. Радар был им совершенно неизвестен. К тому же по своим боевым качествам они не были способны освоить все эти современные изобретения». (Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. Т. 3-4.)

.

Исчерпывающая характеристика турецких вооруженных сил накануне великих сражений! Такое состояние вооруженных сил Турции во многом объясняет избранную турецким руководством политику нейтралитета во время той «великой войны». Суть стратегии внешней политики Турции можно выразить словами: «не до жиру быть бы живу!». Оказавшись рядом с мощными экспансионистскими державами, чьи потенциалы значительно превосходили турецкий, Турция стремилась, чтобы то, ни стало проводить многовекторную политику, с целью любым способом избежать быть съеденной более сильными державами: Германией и СССР.

А политика Германии становилась все более непредсказуемой и крайне опасной для всех близко расположенных с ней стран, которых немцы еще не полностью подчинили себе. По словам немецкого генерала Вальтера Варлимонта в июне 1941 г. в германской ставке появился проект директивы №32, в котором говорилось, что целью будет «атаковать британские позиции в Средиземноморье и Западной Азии в двух направлениях: из Ливии через Египет и из Болгарии через Турцию, а если потребуется, из Закавказья через Иран». Дальше следовал поход в Афганистан и Индию-конечной целью. («В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала 1939-1945»).

Этот масштабный экспансионистский проект Гитлера, таким образом, предполагал оккупацию или «дружеский» проход немецких войск через территорию Турции. То, что турки не могли противостоять германской военной машине, было ясно. Значит, чтобы избегнуть оккупации и полного лишения своего суверенитета, Анкаре бы пришлось смириться с германским протекторатом, по примеру Румынии и Болгарии. Впрочем, весь этот амбициозный стратегический план, зависел от «удачной кампании» в России. Вернее от полного разгрома СССР вермахтом. А немцы рассчитывали это сделать в сроки указанные в плане «Барбаросса».

Анкара явно ощущала скрытую германскую угрозу себе. Чтобы обезопасить себя, Турция вынуждена была отойти от пробританской ориентации и перейти к более прогерманской, буквально накануне нападения Гитлера на СССР. 18 июня 1941 года между Германией и Турцией был заключен договор о дружбе и ненападении с Германией, подписанный министром иностранных дел Турции Сараджоглу и немецким послом в Анкаре фон Папеном.

Но, настоящим подарком для Турции стало известие о нападении Германии на СССР. По словам британского посла в Турции сэра Нетубулла Хьюгессена от 23 июня 1941 г., турецкий министр Сараджоглу «радовался известию о начале войны как ребенок» (по Смольняку Ю.В.). Официально Турция объявила о своем нейтралитете относительно как Германии, так и Советского Союза. Уже 26 июня 1941 года Турция выступила со специальной нотой

.

Для Турции война между Германией и СССР, странами наиболее опасными для нее, было настоящим облегчением. Однако все зависело теперь от исхода войны между ними. Впрочем, немцы даже в июле-августе 1941 г. рассматривали для себя возможность военного удара по Турции и Ближнему Востоку.

На опережение немцев в зоне Ближнего Востока неожиданно сыграли англичане. В июне-июле 1941 г. началась военная кампания английских войск по захвату Сирии, которая находилась под контролем капитулянтского Вишисткого правительства Франции, сотрудничавшего с немцами. В Сирии даже находились немецкие бомбардировщики. Уже 12 июля 1941 г. французские войска в Сирии капитулировали, и Сирия перешла под оккупацию англо-французских союзников.

Одновременно с этим англичане подавили прогерманский мятеж в Ираке и тем самым сорвали выполнение восточного плана Гитлера по установление германского контроля над Ближним и Средним Востоком. Начиная с осени 1941 г. Великобритания и СССР пытались убедить Турцию вступить в войну против Германии.

А тем временем в Турции, при попустительстве официальных властей, все больше активизировались националистические группировки типа «Бозкурт», «Чинаралтыу»), выступающие за откровенно захватническую политику, под лозунгами идей пантюркизма и создания «Великого Турана», в состав которого бы вошли территории не только Кавказа, но и Крыма, Поволжья и Средней Азии.

Подобные организации открыто призывали свое правительство к войне с СССР. В различных печатных СМИ публиковались даже новые географические карты, новой и огромной (за счет советских территорий)- «Великой Турции» (Шаяхметов Н., Малородов Б.). Турецкие националисты и даже многие члены правительства симпатизировали немецких успехам на русском фронте, мечтая, что с помощью немцев можно будет оторвать от СССР те территории, на которые давно зарились турки.

Вот что сообщал 5 августа 1941 года в Берлин немецкий посол в Турции Франц фон Папен: «Ввиду успехов немцев в России турецкие правительственные круги все больше начинают заниматься судьбой своих соотечественников, находящихся по ту сторону турецко-русской границы, и особенно судьбой азербайджанских тюрков. В этих кругах, по-видимому, склонны возвратиться к событиям 1918 года и хотят присоединить к себе эту область, особенно ценнейшие бакинские месторождения нефти» (Галиакбарова Н. М.)

Германия делала все, что вовлечь Турцию в войну с СССР. По приглашению главнокомандования вермахта, осенью 1941 года на Восточном фронте побывала целая военная делегация Турции во главе с начальником военной академии генералом Али Фаудом Эрденом (Шаяхметов Н., Малородов Б.). Уже летом 1941 г. на советско-турецкой границе начались провокации, и даже вооруженные конфликты. Немалую роль в этом сыграли германские спецслужбы, рассчитывая втянуть Турцию в войну против СССР.

Турция даже провела частичную мобилизацию в провинциях, граничащих с территорией Советского Союза, направив туда дополнительные дивизии. Советское руководство не раз выражало свое беспокойство поведением Турции, а Сталин летом-осенью 1941 года неоднократно объявлял, что не уверен в сохранении турецкого нейтралитета (см. Горьков Ю.). Однако Турция не спешила воевать с СССР, который показывал удивительную живучесть, даже несмотря на все страшные поражения первых месяцев войны. Англичане также усилили свою активность, они вместе с советскими войсками оккупировали Иран в августе-сентября 1941 г., что произвело сильное впечатление на турецкие правящие круги. Ведь на востоке и юге страны, все граничившие с Турцией территории теперь контролировались англо-советскими войсками. В этих условиях, турецкое правительство, даже несмотря на все призывы своих горячих голов (особенно в среде военных), продолжало сохранять нейтралитет.

Турецкий «соблазн» 1942 года.

С 1941 г. Турция превратилась в поле ожесточенной борьбы спецслужб ключевых держав воюющих между собой. Особую активность проявляли рыцари «плаща и кинжала» из Германии, СССР и Великобритания. Похищали друг у друга секретные документы, устраивали взрывы и убивали неугодных дипломатов и разведчиков. По словам турецкого историка М. Келарима: «Спецслужбы вели себя так же, как и в соседнем Иране, - полиция часто находила на дне пролива Босфор мертвецов без документов с европейской внешностью».

А, 24 февраля 1942 года, в самом центре Анкары, советский агент (болгарин по национальности) попытался убить немецкого посла в Турции Франца фон Папена. Однако покушение было неудачным, при взрыве бомбы сам Папен, отделался лишь легкой контузией.

Неудачное покушение на Папена (хотя есть версия, что это была провокация самих немцев) испортила отношения между Турцией и СССР. Более того, турки арестовали в Анкаре резидента советской разведки Георгия Мордвинова. Когда летом 1942 г., началось стремительное германское наступление на Кавказ и к берегам Волги, в Турции была проведена срочная мобилизация. Турция вдвое, увеличила свой воинский контингент на советско-турецкой границе, доведя его численность до 26 хорошо укомплектованных дивизий (Шаяхметов Н., Малородов Б.).

По другим данным турецкая группировка на границе в это время насчитывала около 50 дивизий. (Безугольный А.Ю.). А вот численность советских войск на границе с Турцией тогда не превышала 200 тысяч (9 армий), причём большая часть представляла собой стрелковые дивизии из новобранцев (Там же). В решающий момент войны, когда судьба Советского Союза решалась на берегах Волги у Сталинграда, Турция практически была готова вступить в войну на стороне Германии (Волков Ф.Д.).

Позже, задним числом, турецкое руководство в лице ее президента и премьера И. Иненю, объясняла такой рост сосредоточения турецких войск на границе с СССР летом 1942 г., как стремлением Турции предотвратить высадку немецких десантов, с целью нанести удар в тыл советского Кавказского фронта. Вполне возможно был и такой вариант, что Турция также опасалась возможности оккупации всего Кавказа немцами. В сущности любой из двух тигров (немецкого и русского), находящихся вблизи турецкого волка, ему бы одинаково угрожал. Однако в Турции тогда явно были сильнее антироссийские настроения, питаемые объективными геополитическими противоречиями, к тому же окрашенными пантюркистскими идеями, реализации которых, опять же мешал СССР.

Это подтверждается и письмом германского посла в Турции-фон Папена. Когда он 27 августа, посетив турецкого премьер-министра Шюкрю Сараджоглу, после чего написал в Берлин следующее: «Я спросил его о его точке зрения по русскому вопросу. Премьер-министр ответил, что он хочет дать мне на это ответ и как турок и как премьер-министр. Как турок он страстно желает уничтожения России. Уничтожение России является подвигом фюрера, равный которому может быть совершен раз в столетие; оно является также извечной мечтой турецкого народа…

Русская проблема может быть решена Германией только если будет убита по меньшей мере половина всех живущих в России русских, если впредь будут раз и навсегда изъяты из-под русского влияния русифицированные области, населенные национальными меньшинствами, и если эти области будут поставлены на собственные ноги, привлечены к добровольному сотрудничеству с державами оси и воспитаны как враги славянства. Что касается уничтожения значительной части русского человеческого потенциала, то союзники [Германия и ее страны-сателлиты] идут по самому верному пути» (цит. по Мальцев В.). Комментарии излишни.

СССР не строил иллюзий по поводу возможного нарушения Турцией нейтралитета в пользу Германии. Ведь в действительности турки его постоянно нарушали: они поставляли стратегическое сырье в Германию, пропускали военные суда Германии и Италии в Черное море, а турецкие военные неоднократно посещали оккупированные немцами советские территории, изучая театр возможных военных действий.

Советская сторона тоже не дремала. В восточные районы Турции, где проживали курды, забрасывались советские диверсанты, разведчики, которые должны были в случае войны межу СССР и Турцией поднять антитурецкое восстание курдов. Хорошо «работала» и советская контрразведка по дезинформации будущего противника. По словам британского историка С. Керлинга: «В Генштаб Турции месяц за месяцем подкидывали фантастические сведения. Например, что СССР перебросил с Дальнего Востока на Кавказ 50 дивизий, и в случае чего русские за два дня будут в Анкаре. В реальности такой переброски не было. В сто раз (!) было преувеличено число советских агентов на юго-востоке Турции, готовых поднять курдов на восстание».

Возможно такие «сведения» действовали на турок отрезвляюще. Но решающим фактором по дальнейшему сохранению нейтралитета Турции во время войны между Германией и Россией был не этот фактор. Главным фактором, повлиявшим на Анкару не вступать в войну против СССР, стало сначала застопорение германской военной машины в Сталинграде, а затем и оглушительный разгром немецких войск там. Сталинградский разгром немцев, как и освобождение Кавказа от нацистских войск, раз и навсегда покончило со всеми колебаниями Турции по возможному вступлению в войну против СССР, с целью оторвать от него закавказские и кавказские территории.

После Сталинграда Турция уже больше не колебалась с политикой своего нейтралитета, даже несмотря на то, что ее с 1943 г. стали активно агитировать (особенно англичане) выступить на стороне уже антигитлеровской коалиции. Турецкое руководство умело отказывалось, заявляя, что страна не готова к проведению военных операций и все просила дать ей кредиты и необходимые вооружения. На что Великобритания была, вынуждена согласится. Однако получив от Лондона обещанное, Анкара по прежнему не спешила объявлять войну Германии, при этом исправно снабжая Германию стратегическим сырьем (медь, хром и т.д.) для ее военной промышленности. Лишь в августе 1944 г., под мощным давлением Великобритании и СССР она прекратила поставки в Германию и разорвала с Берлином дипломатические отношения.

Только на заключительном этапе войны, 23 февраля 1945 г., Турция официально объявила войну Германии, но при этом, не послав на фронт ни одного солдата, ни сделав, ни одного выстрела. Турция тогда для себя твердо уяснила, что эта мировая война «не ее война», поскольку она не даст ей никаких новых дивидендов.

Турция с трудом, но смогла удержаться от соблазна выступить в годы войны на стороне Германии, чтобы реализовать свои вековечные имперские мечты в отношении России. Этому способствовали следующие факторы: личная мудрость и взвешенность турецкого президента Исмета Иненю; сильное равнодействующее давление на Анкару сразу трех игроков- Германии, Великобритании и СССР; недостаточная боеготовность турецких вооруженных сил для войны с сильнейшей армией предполагаемого противника; победа Красной армии на Кавказе и под Сталинградом осенью-зимой 1942 года.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2016-03-25     Просмотров: 1779    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Александр
Дата: 2016-03-26

Хорошая статья очень взвешенная, объективная и исторически выверенная. Автор очень хорошо показал обстановку,в которой действовали европейские державы в период Второй Мировой войны. Конечно, турки как и все остальные имели свои виды на участие в военных действиях. И в большей степени склонялись к войне против Советской России, но не решились на эту авантюру ввиду объективной своей слабости и неясности перспектив в ней стран Оси. Здесь в ходу были старые, традиционные претензии турок на Кавказ и территории проживания тюркских народов, а также по-прежнему использовалась идея Великого Турана - пантюрскистского объединения всех тюркских народов. Но нельзя не признать, что воздержавшись от вступления в войну, Турция этим по существу спасла себя. В противном случае, как уже бывало не раз,ее итог, скорее всего, был бы плачевен. Турецкое государство в нынешнем виде после этого могло не существовать вовсе. Таким образом, Турции уцелела, но по-прежнему сохраняла свои геополитические устремления. В отношении России они не менялись на протяжении столетий, не стоит ожидать их смены и в современный период. Кстати, в отношении Резуна, которого автор почему-то неоднократно в своих статьях величает почетным именем политэмигранта, можно отметить, что он в момент своего бегства был действующим сотрудником ГРУ и по сути является обычным предателем, а не такаким не политэмигрантом. Все таки,между двумя этими понятиями, как говорят в Одессе,две большие разницы.

Автор: Эльмир Г.
Дата: 2016-03-27

Российские историки всячески стремятся унизить Турцию. Приписывая ей всякие небылицы. Якобы Турция только и думала как бы напасть на Россию. Это настоящее вранье. Турецкий Президент Исмет Иненю не хотел войны, и он не напал на Россию. Мощь Турция в статье была недооценена. Зачем то приводятся свидетельства Черчилля о состоянии турецкой армии? Черчилль известный болтун и империалист. Он всегда был врагом Ислама)))

Автор: Махмуд Меджидов
Дата: 2016-03-27

Автор все четко пишет, Турция не раз нападал на Кавказ и сейчас тоже они не прочь использовать любую возможность.

Автор: Александр
Дата: 2016-03-27

Эльмир, никто и думал в чем-то унизить Турцию. Турецкие солдаты всегда были храбрыми и мужественными в боях. Но перед Второй Мировой войны техническое оснащение турецкой армии оставляло желать лучшего. А как известно воевать без достаточного количества танков, артиллерии, авиации и т.д. очень затруднительно. То, что Турция и Россия геополитические соперники на протяжении столетий тоже отрицать нет смысла так было и так будет в ближайшей исторической перспективе. Что касается общей слабости Турции в то время, то такие периоды бывают в истории каждого государства. Ничего постыдного здесь нет. Возьмите Россию в 1990-х гг. никто и не подумает обижаться если вы, например, напишите что она была слаба в этот период. Это, так сказать, было объективное положение дел. Также есть объективные свидетельства и материалы о готовности Турции принять участие вместе с державами Оси в войне против СССР и напасть в частности на Кавказ. Советское руководство отдавало в этом отчет и поэтому держало на границах, как и в случае с Японией крупные воинские силы. Но автор статьи, правильно пишет, что после Сталинграда желание принять в военных действиях у турецкого руководства поубавилось и оно стало постепенно дистанцироваться от гитлеровской Германии. По сути для Турции это оказалось единственно верным и спасительным для нее шагом.

Автор: Эльмир Г.
Дата: 2016-03-27

Махмуду Меджидову. Это Турция все время нападала на Кавказ? О чем вы говорите. Россия пришла на Кавказ, чтобы разделить единоверцев. И она этого добилась. Кавказ был завоеван и оккупирован неверными русского «белого царя», который на практике таковым для мусульман не был)))

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2016-03-27

Эльмиру Г. Верно, что Россия пришла на Кавказ как завоеватель. Но верно то, что Россия потом все годы платила народам Северного Кавказа своей щедростью в виде культуры, технологий, просвещения. Став частью могущественной России Кавказ поднялся за короткое время в своей культуре и жизни, включился в обшероссийское цивилизационное пространство и стал ее составной частью. В составе России все народы Кавказа сохранили и приумножили свое культурное наследие. Их никто не заставлял отказываться от своей этнической культуры, как это делает Турция в отношении курдов. Кстати, единоверцев-мусульман. В Турции всем другим национальным меньшинствам запрещено считать себя другими, а насильно заставляют считать себя «турками». В Турции нет уважения ко всем национальным культурам и этносам. Всех насильственно отуречивают. Такого не может быть в России и северокавказские народы это ценят. Я вас уверяю Эльмир, случись тогда (в 1941-1942 гг.) война между СССР и Турцией, или позже, уже в наше время, между Россией и Турцией, то народы Северного Кавказа геройски бы воевали за Россию, как они это хорошо умеют. Кавказ это Россия и никаким туркам он не светит.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх