К Столетнему юбилею Октября 1917.

Автор: Вячеслав Бакланов

О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов
  • Главная >>
  • Традиции и Модерн >>
  • Иранские «кульбиты» модернизации: от «белой (шахской) революции» к «исламской революции 1979 года» в XX веке.

Иранские «кульбиты» модернизации: от «белой (шахской) революции» к «исламской революции 1979 года» в XX веке.

Уровень благосостояния колеблется вместе с качелями реформ
Гарри Симанович,
(израильский автор)


О внутренней политической борьбе и внешнем вмешательстве.

Второй этап модернизации государства и общества Ирана в XX веке, начался и проходил в правлении второго шаха династии Пехлеви - Мохаммеда Реза Пехлеви (1941-1979). Вторая мировая война с иностранной оккупацией и широким сепаратистским движением, оказала огромное влияние на пробуждение общественных сил и движений в стране, в то время как сам Иран по-прежнему оставался очень отсталым, с множеством противоречий, привнесенных реформами Реза-шаха, так и оставшимися от предыдущих эпох.

Западные державы-США и Великобритания успешно вытолкав из Ирана Советский Союз, нацелились на дележ огромного иранского «нефтяного пирога». Отсюда послевоенное вмешательство западных держав во внутреннюю жизнь Ирана стало неоколониальным продолжением старой колониальной политики в отношении этой страны, идущей с начала XIX века. Ярко это проявилось уже в начальный период правления Мохаммеда Пехлеви, когда происходила острая политическая борьба между сторонниками демократизации страны и национализации иранской нефтяной промышленности (премьер-министр Мосаддык- 1951-1953 гг.) и сторонниками авторитарной шахской власти опирающейся на западные страны. Борьба эта была столь острой и драматичной, что молодому шаху даже пришлось бежать из страны в Италию, оказавшись там фактически без средств к существованию.

Но тут в дело вмешались США, которые до этого немало постарались, чтобы убрать из страны своего главного конкурента в борьбе за иранскую нефть- Великобританию, а теперь блестяще провели спецоперацию ЦРУ под кодовым названием «Аякс» по устранению от власти популярного премьер-министра Мосаддыка в 1953 году. Открытое вмешательство во внутренние дела Ирана спецслужб США помогло вернуть шаху утраченную ранее власть в стране, а Америке получить доступ к разработке иранских нефтяных месторождений. Плюсом для Ирана было то, что новый «хозяин» в иранской нефтяной сфере Международный нефтяной консорциум обязывался по договору с Ираном в 1954 г. отчислять в пользу этой страны 50% прибыли.

«Белая революция» шаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

Надо сказать, что шах Моххамед Реза был по своей натуре убежденным реформатором и получил отличное европейское образование, так как с 12 лет воспитывался и обучался в Швейцарии. Неслучайно американский посол в 1950 г. пришел к пророческой мысли, что шах «слишком европеизирован для восточной страны»(Цит. по Ергин Дэниел). Впоследствии именно эта несвоевременная «европеизированность» шаха Мохаммеда Реза обернется для него драматичным отстранением от власти в ходе антишахской исламской революции.

В 1963 году шах начал широкую программу экономических и социальных реформ, получившую название «Белая революция шаха и народа». Само название - «белая революция» должна была по мысли самого шаха символизировать коренные преобразования иранского общества исключительно мирным (белым) путем. По сути это была капиталистическая модернизация азиатской вотчинно-государственной системы и традиционного иранского общества по западно-капиталистическим стандартам, но проводимая недемократическим, жестко авторитарным режимом шаха.

Подобная политика, но с большей осторожностью к существующим традициям проводилось в те же годы королем Саудовской Аравии Фейсалом. Что впрочем, доказывает, что авторитарные монархи в отстающих от Запада странах чаще, чем само общество (не готовое к подобным реформам) могут выступать коренными преобразователями своих обществ. Вот как король Сиама Прачатинок, сын короля Чулалоногкорна, сказал об отце-реформаторе: «он был революционером, но в отличие от других его революция была произведена с трона» (Цит. по Мельниченко Б.Н.). Подобное высказывание целиком можно отнести и к деятельности иранского шаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

Первоначально реформы шаха состояли из шести пунктов, но в ходе их реализации к ним были добавлены еще тринадцать. В программу реформ входило предоставление бесплатного образование, здравоохранения, строительство за счет государства культурных и спортивных учреждений. Вся программа реформ была поддержана большинством населения, для чего шахом был проведен всенародный референдум. Хотя при этом среди недовольных было немало представителей духовенства, племенной знати, частных владельцев. Чтобы противодействовать им шах действовал очень жестко и фактически установил единоличную власть, резко ограничил права парламента и действия политических партий и общественных движений. Впоследствии такая узурпация власти шахом послужила главным обвинением со стороны широкой оппозиции, возникшей в ходе масштабных преобразований.

Основной реформой была аграрная реформа. В ходе нее шахское правительство, на вырученные деньги от продажи нефти, выкупало земельные участки у богатых землевладельцев и продавало их крестьянам в рассрочку по цене существенно ниже рыночной стоимости. Уже к 1970 г. землю получили более 1 миллиона крестьянских семей, что составляло в то время около половины всех иранских крестьян. Государство также национализировало частные леса и пастбища. Крупные землевладельцы и духовенство буквально «в штыки» встретили аграрную реформу шаха. Но особенную ярость иранского духовенства вызвали правительственные реформы в области образования и некоторая эмансипация женщин. Доходило дело до вооруженных выступлений против реформ, которые при этом всячески подавлялись армией шаха.

В то же время так называемая «Иранская Белая революция» привела в середине 70-х гг., к неплохим результатам: благодаря финансовой помощи Запада была построена современная нефтяная промышленность; сформирована система социального страхования; значительно расширены права женщин; создана государственная сеть бесплатного светского образования и т.д. Страна развивалась динамично. Среднегодовой темп прироста валового внутреннего продукта за 1960/61-1966/67 гг. составил 6,7%, а за 1967/68-1976/77 гг. – 10,8%. (См. Мамедова Н. М.). Армия благодаря широким финансовым вливаниям стала самой оснащенной на мусульманском Востоке. Частично модернизированный Иран выгодно выделялся на фоне более патриархальных и экономически более отсталых арабских стран.

Однако все эти преобразования проводились на основе жесткой авторитарной системы и абсолютной политической власти шаха, «декорированной» элементами западного парламентаризма (Яковлев А.Я.). При этом всем гражданам страны было велено принадлежать только к правящей партии, а прочие партии и общественные организации запрещались. В идеологической сфере вновь возобладал монархический национализм, апеллировавший к славе древних персидских династий. Был даже утвержден новый календарь (ненадолго), так разозливший шиитское духовенство, по которому летоисчисление стало вестись не с года переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину (621г.), а с основания Киром Великим Персидской империи (Кудряшова И.В.). Впрочем, новый календарь просуществовал недолго и под давлением жестко критиковавших все нововведения шаха шиитского духовенства он был отменен. Более консервативное большинство иранского общества не поспевало за реформаторским пылом своего шаха.

Как можно охарактеризовать итоги «белой революции»? Была ли это полноценная капиталистическая модернизация, или это было особой разновидностью восточного капитализма? Мнение современного иранского исследователя Ш.Заршенаса следующее: в стране была создана «полумодернистская» экономика, которая при этом «…являлась полукапиталистической системой, зависимой, непроизводительной, опирающейся на доходы от нефти». Собственно говоря, такая модель целиком отвечает модели элитарного капитализма периферийного типа, наиболее болезненно отражающегося на положении широких народных масс.

Неудивительно, что резкая ломка традиционных ценностей и попытка их замены чуждыми западными светскими и материальными ценностями порождала яростный протест в среде шиитского духовенства, с которым шах вступил в конфронтацию, лишив его представителей части доходов (секуляризировал их земли, вакуфы). К тому же проводимая модернизация вызвала огромное социальное расслоение и недовольство в стране, а авторитарный режим расправлялся с любыми проявлениями оппозиции, предоставив огромные полномочия шахской охранке (САВАК), всюду ограничивал права и свободы людей, не считаясь с нормами иранской конституции.

Как пишет А.Яковлев об иранских событиях в конце 70-х гг., - «особенную остроту приобрели противоречия между прозападным и авторитарным режимом шаха, с одной стороны, и традиционным, исламским обществом, возглавляемым духовенством, а также патриотически настроенной интеллигенцией, с другой стороны. Эти силы не отрицали необходимость перемен, но утверждали, что преобразования следует основывать на исламских и национальных ценностях, а не на заимствованной западной идеологии с ее игорными домами и увеселительными заведениями; эти силы осуждали беззаконие и произвол власти, ее аморальность и коррупцию, крепнущий дух наживы и рост социального неравенства».

В итоге возникшие массовые антишахское и антизападное движение слились в единое мощное национальное движение и смели в ходе так называемой «исламской революции» политический режим шаха, поддерживаемый Америкой. И все-таки следует сказать, что главной ошибкой шаха Моххамеда Реза Пехлеви явился вовсе не «реакционный монархический курс» как обычно пишут его недалекие критики. Нет, главной ошибкой шаха-реформатора как раз было в том, что он слишком увлекся нововведениями в традиционной и консервативной стране, и слишком рьяно боролся со средневековой отсталостью, не опираясь при этом на иранские традиции и не считаясь с народным недовольством. В этом состоит неусвоенный урок для многих реформаторов, которых как иранского шаха реформируемое общество не приняло, затем изгнало и впоследствии прокляло.

Внешнеполитический феномен исламской революции в Иране.

Следует отметить, что Иран наряду с Турцией, Израилем, Саудовской Аравией и садатовским Египтом в конце 70-х гг. являлся одним из важных столпов американского влияния на мусульманском Востоке, противостоящих советскому влиянию. К тому же богатство Ирана (нефть, газ), а также его стратегическое геополитическое положение (зона Персидского залива) делало его особенно ценным союзником США.

Так, в конце 70-х гг. Вашингтон выдвинул «доктрину Картера», которая гласила: «Любая попытка какой-либо силы извне добиться контроля над районом Персидского залива будет расценена как наступление на жизненно важные интересы США, и она буде отражена любыми средствами» (Яковлев А.И.). Однако ни наличие американского военного присутствия в Персидском заливе, ни ежегодная финансовая помощь США шахскому режиму не помешали свержению проамериканского шахского режима и победе иранской исламской революции в 1979 г.

К этому времени произошли важные события в мире, связанные с мировым энергетическим кризисом 1973 г., а именно резкий взлет (в несколько раз) цен на арабскую нефть. Это произошло после того, как арабские страны – экспортеры нефти, – недовольные контролем западных корпораций за ценовой политикой на нефтяные продукты в ускоренном порядке провели их национализацию за выкуп (Ансари Х.).

Таким образом, они взяли рынок нефти под свой контроль и изменили в свою пользу ценовую политику. В результате появилась целая группа стран, таких как Иран, Ирак, Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Катар, ОАЭ, Оман, которые стали обладателями богатейшей природной ренты, приносящей огромные прибыли в бюджет, которую они могли свободно направлять на развитие национального хозяйства.

Это сразу же изменило роль и место Ближнего Востока в мировой политике и экономике с места вначале довольно незначительного и маргинального до места стратегического и влияющего на судьбы мировой экономики и политики. А это резко повысило в глазах Запада, и прежде всего США, роль и значимость региона, исходя из их стратегических интересов. Поэтому «потеря» Ирана с его огромными запасами нефти и газа переживалось очень болезненно американской элитой. Казалось бы, для СССР со свержением проамериканского режима в Иране открывались новые возможности для продвижения своих интересов в регионе. Но «потеря Ирана» для американцев отнюдь не означала его «приобретения» Советским Союзом.

Победивший в Иране исламский фундаментализм отнюдь не стал союзником Кремля на исламском Востоке. Шиитское духовенство, пришедшее к власти после революции 1979 г., коренным образом реформировало внешнеполитический курс шахского Ирана. На формирование иранской внешней политики в первые годы исламского правления значительное влияние оказали мировоззренческие установки имама Р.Хомейни – харизматического лидера, возглавившего революционное движение. В 1979 г. Р.Хомейни пожизненно избирается Верховным Лидером (Рахбаром) ИРИ. Тогда же он становится главным идеологом внешнеполитического курса. По мнению имама Р.Хомейни, существовавшая на тот период система международных отношений являлась несправедливой, а мир разделенным на две части: «благоденствующих» (мостакберин) и «обездоленных и угнетенных» (мостазафин). К первой категории он относил западные страны во главе с США, а также СССР и страны социалистического лагеря, а ко второй – «страны третьего мира, угнетаемые мировым империализмом»( цит. по Ансари Х.).

Ориентируясь на эту установку, Р.Хомейни заложил в основу внешней политики Ирана два основополагающих принципа: «экспорт исламской революции» и «Ни Запад, ни Восток – только ислам!». Оба лозунга означали, по сути, провозглашение иранским руководством наступательного, агрессивного курса антизападничества и антисоветизма. И если США в Иране называли «великим сатаной», то СССР иранским духовенством был назван «вторым великим сатаной». Отсюда враждебность новых властей к Советскому Союзу (особенно после вторжения советских войск в Афганистан) была не меньшей. В своей внешней политике Иран ориентировался на борьбу с США, в том числе в идеологической сфере (центральный лозунг: «Смерть Америке»); распространение идей исламской революции на другие страны; борьбу совместно с народами мусульманских стран (Ливан, Палестина, Сирия) против правящего режима в Израиле; необходимость сплочения всех мусульман мира с целью борьбы со сверхдержавами (США и СССР) (Васильев А.).

Во внешней политике Иран добивался установления нового более справедливого миропорядка. Что лежало в основе его? Во-первых, Иран считал необходимым сломать двухполюсный миропорядок с двумя ключевыми державами СССР и США, во-вторых, мечтал вывести в качестве нового полюса мир развивающихся стран, и в первую очередь мусульманские страны. Ислам иранское духовенство во главе с Хомейни видело в качестве третьей силы, способной свергнуть власть империалистических держав, как Америки, так и коммунистической России, чтобы установить справедливый миропорядок.

Принцип «экспорта исламской революции» был выдвинут Р.Хомейни в 1979г. Он полагал, что Иран, где был, успешно свергнут прозападный шахский режим и ликвидирована зависимость от США, должен стать моделью для остального мира в его борьбе за достижение независимости от обеих сверхдержав. Таким образом, исламская революция в Иране была угрозой для обоих противоборствующих полюсов. Например, одновременно с захватом американских заложников в Тегеране последовали нападения иранцев на советские суда в Персидском заливе (Васильев А.).

Волна исламского фундаментализма, как эхо прокатившаяся по мусульманскому миру под влиянием иранской революции, оказалась крайне неожиданной для обоих противников, США и СССР. Антизападные идеи исламской революции оказались глубоко чуждыми атеистической коммунистической идее и создавали прямую идеологическую угрозу господству марксизма, в первую очередь, в мусульманских республиках СССР. Дальнейший экспорт идей иранской революции был чреват самыми непредсказуемыми последствиями и для Запада и для прокоммунистических режимов Востока.

Отношения между Ираном и СССР еще больше испортила советская интервенция в Афганистан в декабре 1979 года. Ввод советских войск нанес большой удар по образу СССР в глазах мусульманской общественности Востока как борца с колониализмом и империализмом. Прежний образ державы, которая выступает за укрепление политической и экономической независимости стран Востока, был разрушен и сменился не без участия западной пропаганды образом «коммунистического агрессора», империи, которая рвется к «теплым морям», чтобы поставить Персидский залив под свой контроль (Белокреницкий В.Я.).

Иран, как и большинство исламских стран резко осудили советское вторжение в мусульманскую страну. Советский Союз оказался в сложной международно-политической ситуации, почти в изоляции, вынужденный вести войну регионального масштаба с мусульманским «интернационалом», финансируемых на деньги Запада, арабских стран-экспортеров нефти, Китая, обучаемых американскими инструкторами. Только из арабских стран были направлены в Афганистан и вооружены до 30?тыс. моджахедов (Родригес А.М., Леонов С.В., Пономарев М.В.). Были добровольцы- борцы за веру и из Ирана, но их было немного из-за вскоре начавшейся войны с соседним Ираком.

Более опасным для СССР оказалось само идейное влияние исламской революции в Иране на советские мусульманские республики Средней Азии, в которых резко усилился мусульманский национализм и религиозная ксенофобия. Это, в частности, выразилось в повсеместном интересе среди местных жителей к исламской религиозной литературе, распространении антивоенных листовок и распространении ваххабитского учения среди молодежи среднеазиатских республик.

Но вскоре и само внешнеполитическое положение Ирана оказалось довольно шатким. Дело в том, что шиитский Иран был религиозно чужд большинству суннитских исламских государств, к тому же возможный экспорт иранской исламской революции угрожал большинству режимов Ближнего и Среднего Востока, поэтому они враждебно встретили внешнеполитические планы иранского руководства. Наконец, вспыхнувшая в сентябре 1980г. кровопролитная ирано-иракская война на долгие годы вывела Иран из активной внешней политики в регионе. Последнее, между прочим, впервые отвечало интересам и США и СССР, которым взаимно угрожала иранская исламская революция. Наверное, этим объясняется тот факт, что и США и СССР в войне между Ираком и Ираном, и финансово и военными поставками поддерживали иракский режим Саддама Хусейна, несмотря на его нелояльность обеим сверхдержавам (Примаков Е.М.).

Многолетняя война с 1980 по 1988 гг. серьезно ослабила экономику Ирана и в целом снизило привлекательный пропагандистский эффект исламской иранской революции в мусульманском мире. Прямой выигрыш от этого получили США и арабские суннитские монархии Аравийского полуострова.

Политические и социально-экономические преобразования в Иране после революции 1979 года.

Произошедшая антишахская и антизападная, или как указывается в официальных источниках «антиимпериалистическая революция» привела к созданию в 1979?г. Исламской Республики Иран, в Конституции которой верховная власть стала принадлежать шиитскому духовенству, а гражданскую политическую власть осуществляют президент, меджлис (парламент) и премьер. По словам исследователя Н.?Мамедовой, в Иране установилась уникальная политическая система, в которой оказались совмещенными «…шиитские представления о власти, которая в отсутствие сокрытого имама наиболее адекватно реализована в верховенстве главного факиха, избираемого наиболее признанными религиозными деятелями, и современные представления о власти, фактически европейские, реализуемые в форме республиканских органов власти».

В соответствии с официальной концепцией «исламской модели развития», которая иранским руководством рассматривалась как альтернатива западному капиталистическому и советскому социалистическому пути развития, Иран выбрал «третий промусульманский путь» политической и социально-экономической модернизации. В основе этого самобытного пути лежит неприязненное отношение правящей элиты к двум основным моделям модернизации как чуждым традиционным ценностям иранского общества.

В то же время в Иране, не произошел откат к средневековым нормам жизни, как считают некоторые исследователи (Яковлев А.И.), хотя, безусловно, многие завоевания «белой революции» были утеряны (например, большее представительство женщин в политической и социально-экономической жизни страны по сравнению с нынешним периодом). В то же время никакой тотальной исламизации и возвращения к дореформенным порядкам (до времен шахских реформ) также не произошло. В стране продолжал существовать господствующий государственный сектор, одновременно, с частной промышленностью и более или менее свободным рынком. При этом в Конституции фундаменталистского Ирана указывается, что, несмотря на то, что частная собственность является священной и неприкосновенной, она должна быть нажита честным путем и не приобретаться за счет ущемления собственности других граждан и не быть результатом спекуляций (Дружиловский С.Б.).

В этом видится явная попытка властей законодательно ограничить частную собственность и поддержать кооперативный и государственный сектор, которые стали командными в иранской экономике после 1979 г. Неслучайно в первые годы исламского правления власти даже пошли на частичную конфискацию частной и иностранной собственности. По словам экономиста С. Кудаева, «в первое десятилетие после революции была создана жестко централизованная политическая и экономическая система, которая обеспечила иранское духовенство основными рычагами власти, усилила экономический потенциал духовенства путем создания исламских фондов и дала возможность выстоять стране в период ирано-иракской войны».

Однако затем политика построения такой «исламской экономики» с ее огосударствлением основных фондов, банковской беспроцентной системой выявила целый ряд структурных недостатков. Оказалось, что большая доля в промышленности государственного сектора и бюрократии не приводит экономику страны к инновационному технологическому прогрессу по примеру стран Японии и Южной Кореи. Уже спустя одно десятилетие жестко централизованная экономика сразу же выявила свою неэффективность. Валовый национальный доход на душу населения в 1989/90г. был ниже уровня 1976/77г. в 2,6 раза (Мамедова Н.М.).

И только в 90-е гг. иранское руководство чтобы вывести экономику страны из коллапса, усугубленную тяжелой войной с Ираком решилось на ее частичную либерализацию. Но в ограниченных высшим духовенством рамках рыночных реформ (частичной приватизации госсобственности, поддержкой мелкого и среднего предпринимательства) иранскую экономику сопровождал лишь незначительный рост, который не шел в сравнение с более эффективным ростом в 70-е годы. Зато не произошло и обвального падения уровня жизни по примеру антисоциальных российских рыночных реформ 90-х гг.

Каким стало отношение населения к новой власти? Оно оказалось более благоприятным, чем во времена шаха. И это несмотря на то, что новый режим еще более жестко, чем во времена шаха расправлялся со своими оппонентами – политической оппозицией, многих (по разным оценкам многие десятки тысяч), из которых просто насмерть замучили в тюремных застенках. Объяснение этому обстоятельству в том, что в отличие от более радикального реформатора с явным вестернизаторским уклоном шаха Моххамеда Реза лидеры исламской революции 1979 г. более бережнее отнеслись к веками существующей в стране исламским традициям, истории, морали и даже одежде.

И вот еще главное. Большие запасы углеводородного сырья, в первую очередь нефти и газа, позволили правительству проводить в целом эгалитаристскую социальную политику, основываясь на традиционных исламских ценностях, в интересах большинства граждан (бесплатное образование и медицина), что, безусловно, привело к поддержке населением правящего режима. Поэтому население в основном и тогда и сейчас поддерживает внешнеполитический курс страны в противостоянии Америке и Израилю.

Однако, искусственное стремление властей ограничить заимствование населением, и в первую очередь молодежью, чуждых культурных и технологических новаций, опора исключительно на самобытность все меньше встречает понимание в обществе. Как показывает современная практика, закрытость страны (в том числе из-за действия санкций Запада), наряду с ограничением частного предпринимательства и командной ролью в управлении страной чиновничества и духовенства, не приводит страну к научно-технологическому прогрессу и замедляет темпы развития экономики. Принципиально, нерыночный иранский командно-административный капитализм, подавляя в первую очередь развитие малого и среднего бизнеса (в том числе из-за высокого уровня коррупции), не дает полноценно развиваться рыночной экономике и фактически паразитирует и на развитии государственного и частного производства

.

Сухой остаток реформ.

Итоги иранской модернизации за последние полвека XX столетия противоречивы. Иран, несмотря на всю уникальность своего пути, так и не смог подобно Японии, Сингапуру, Тайваню, Гонконгу, оседлать «коня прогресса», выйти в азиатские лидеры и избавиться пусть от модифицированной, но неэффективной в наше время вотчинно-государственной системы. Что же тогда удалось? Удалось постепенно адаптировать население страны к Современности и покончить с патриархально-средневековой основой жизни первой половины XX века. Но процесс адаптации проходил болезненно. Ускоренная вестернизаторская модернизация страны при шахе привела к социокультурному расколу нации на модернизированное меньшинство и почвенное большинство населения, что неизбежно привело к социальному взрыву и даже некоторому откату от результатов предыдущей модернизации.

Но исламская революция 1979 г. вовсе не означала возвращение к архаичной Традиции. Просто бег изменений заметно снизился, и темпы их замедлились. После 1979 г. через систему институциональной религиозно-бюрократической структуры власти во всем следовавшей исламским предписаниям удалось амортизировать ускоренный Модерн и во многом «обуздать» шокирующие общества его инновации. Этому способствовала удивительная для своего времени теократическо-республиканская форма правления в Иране, представляющая собой своеобразный сплав Традиции и Модерна, установленная в 1979 г. и действующая и по сей день.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2016-03-16     Просмотров: 2533    

Можно также почитать из рубрики: Традиции и Модерн

Автор: Cthutq Djhjyjd
Дата: 2016-03-17

Возможно, Иран потерял внутреннюю свободу, после революции 1979 г. К тому же по нему больно ударили санкции США и Запада. Зато Иран приобрел более независимую внешнюю политику, чем была при шахе.

Автор: Александр
Дата: 2016-03-17

Врядли пример Ирана представлял собой такую уж притягательную альтернативу для советских мусульманских республик. Иранская модель общества и государства была слишком специфической, даже для других мусульманских стран. Как правильно заметил автор, Иран это шиитская теократия со всеми особенностями этого вероучения, а большинство других мусульманских государств, в том числе и республик бывшего СССР придерживались суннитского направления в исламе. Кроме того Иран это наследник Персидской и других древнейших Империй, страна с очень своебразной историей и культурой. Это подтверждает и нынешнее государственное устройство Ирана. Не одна постсоветская республика не взяла его за образец, в них сохранились светские режимы автократического толка. То есть иранский пример мало подходит для других мусульманских стран, это очень своеобразная страна с собственным путем общественного и государственного развития. Россия кстати обладает такой же спецификой только в европейской-христианской цивилизации: православие, история и культура значительно отличающаяся от других европейских стран.

Автор: Cthutq Djhjyjd
Дата: 2016-03-17

Да, Иран сильно всех соседей напугал своей революцией, особенно США и Израиль. Зато мы сегодня с Ираном сблизились, особенно в Сирии. Хотя недавно отношения были не очень. Александру: вы что думает, у нас с Ираном всерьез и надолго?

Автор: Павел
Дата: 2016-03-18

Это русские евразийцы все время говорят о союзе между Ираном и Россией. Союз временный, поскольку страны принадлежат к разным цивилизациям. Проповедник иранского суфизма Гейдар Джемаль тоже все время говорит о союзе России с Ираном, Китаем. Все это не наши проекты-антирусские.

Автор: Александр
Дата: 2016-03-20

На мой взгляд ничего антирусского в дружеских отношениях России с Ираном и Китаем нет. Эти отношения являются взаимовыгодными как с политической так и с экономической точки зрения. А как видно на примере с Сирией еще и с военной, где русские и иранцы стали фактически братьями по оружию. Что касается более тесного союза с Ираном, то складывается такое впечатление, что российское руководство в силу разных причин пока не готово к такому союзу и намеренно дистанцируется от Ирана, что зря, эта страна обладает огромным потенциалом и является одной из ключевых в современном раскладе геополитических сил. Стратегический союз с ней укрепил бы позиции в мире и самой России и был бы выгоден во всех сферах.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх