• Главная >>
  • Геополитика >>
  • Внешняя политика Турции: от вступления в Лигу Наций до образования франко-британско-турецкого союза 1939 г.

Внешняя политика Турции: от вступления в Лигу Наций до образования франко-британско-турецкого союза 1939 г.

Политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит.
Отто фон Бисмарк,
(канцлер кайзеровской Германии)

После разорительных для страны Первой Мировой войны и национально-освободительной войны против интервентов, Турция остро нуждалась в восстановлении подорванной экономики и ее модернизации, для чего были направлены социально-экономические реформы Ататюрка Кемаля. А вот главными задачами внешней политики руководство турецкой республики ставило выход из дипломатической изоляции (установление дипломатических отношений с Советской Россией не решало многие проблемы Турции) и восстановление утраченных позиций в регионе Средиземноморья и Ближнего Востока.

Это оказалось крайне непросто в силу того, что Турция лишилась больших территорий с населением и не обладала как раньше большим военным потенциалом. Турция в 20-е годы уже перестала иметь ту ресурсную мощь, что обладала Османская империя накануне Первой Мировой войны. Если Османская империя, пусть и была державой второго порядка, то турецкая республика Ататюрка превратилась в третьеразрядное в военном отношении государство. Отсюда его возможности для восстановления утраченных позиций были ограничены. Турецкое руководство в этих условиях сделала ставку на дипломатию, стремясь по возможности войти в многочисленные союзы с ведущими странами Запада и тем самым обезопасить себя. В этих условиях опора на одну лишь советскую Россию как это было в начале 20-х годов, стала себя изживать.

В то время как в Средиземноморье резко усиливались позиции открыто экспансионистской фашистской Италии, ранее отнявшей у турок-османов Триполитанию-Ливию (1911 г.). Турция с большой тревогой наблюдала за созданием сильного итальянского флота и за лозунгами Муссолини по установлению доминирования Италии на Средиземном море (читайте статью «Этапы формирования фашистской империи Муссолини и ее бесславный конец».). Угроза со стороны Италии заставляла турецкое руководство сближаться с Францией и особенно, с еще более могущественной после окончания Первой Мировой войны Великобританией.

Этому способствовали географический и геополитический факторы. Новые французские и британские «колонии-протектораты» Сирия и Ирак граничили с Турцией. А на самом Ближнем Востоке британскому могуществу в то время не было себе равных. Даже Гитлер в своей книге «Майн кампф» называл Британию «величайшей державой на Земле». Это заставляло турок вести лояльную к Британии политику. По мнению Анкары, только британский флот на море смог бы защитить Турцию от враждебных действий итальянского флота. А вот на суше в Европе в то время не было еще державы равной Франции.

Франция в тоже время опасалась возрождения германского милитаризма и пыталась курировать процесс создания под своим патронажем целого ряда коалиций из малых государств Европы. Именно с подачи Франции, Турция была принята в Лигу Наций, даже чуть раньше СССР (1934 г.). А в 1934 году, заключив предварительно двухсторонние соглашения с рядом балканских государств (сентябрь 1933 года — с Грецией, октябрь 1933 года- с Румынией, ноябрь 1933 года- с Югославией), Турция стала членом про-французской «Балканской Антанты».

В то же самое время Турция продолжала дорожить дружественными политическими связями с большевистским СССР, продлив с ним 7 ноября 1935 г. договор о дружбе и сотрудничестве ещё на 10 лет. По этому договору обе страны (Турция и СССР) в случае военного выступления против одной из сторон, одной или нескольких третьих держав обязаны были соблюдать нейтралитет, а также воздерживаться от всякого нападения на другую сторону и не принимать участия ни в каком союзе или соглашении политического характера с одной или несколькими третьими державами, или ином враждебном акте, направленном против другой стороны(Системная история международных отношений. Т.1. События 1918—1945.).

Другими словами каждая из двух стран обязывались не заключать военный союз и дружить с врагами каждой из подписавших этот договор стран, не говоря уже о том, чтобы воевать друг против друга в союзе с их противниками. Большим успехом турецкой дипломатии стало подписание в 1936 году в швейцарском городе Монтре международной конвенции о черноморских проливах. Суть этой конвенции, во-первых сводилось к тому, что ликвидировалась сформированная ранее международная комиссия по проливам и проливы переходили теперь в юрисдикцию Турции. Во-вторых, в проходе через проливы приоритет отдавался черноморским странам, по сравнению с нечерноморскими. В третьих, хотя при этом разрешался свободный проход торговых судов всех стран, но реальные ключи от проливов находились только у Турции, которая в военное время имела право закрывать, или сильно ограничивать проход через проливы, для военных судов всех стран даже оставаясь нейтральной (Системная история международных отношений. Т.1. События 1918—1945.). Это сильно ограничивало любые действия военного флота СССР в случае военных действий.

Зато конвенция в Монтре наиболее удовлетворяла интересы господствующих тогда западных стран -Великобритании и Франции. Для Великобритании, как и до Первой Мировой войны, важно было всеми силами сдерживать геополитическую экспансию советской России на юг Балкан и Средиземноморье. Британия и Франция, теперь еще опасавшиеся распространение «коммунистической заразы» со стороны СССР, продолжали придерживаться старой геополитической стратегии образца XVIII-XIX вв.- не дать овладеть проливам России, а балканским народам и самой Турции не попасть в орбиту российского влияния (Н. Нарочницкая). Черноморский флот СССР оказывался запертым в «черноморской бутылке», как в прочем и раньше, пробка от которой находилась в руках турок.

В условиях резко усиливавшейся угрозы большой войны в Европе и стремительной милитаризации Италии и Германии Турция все больше склоняется к выбору в сторону Великобритании и Франции, заключает с ними в 1937 г. договор о неприкосновенности своих границ. Затем Анкара усиленно берет займы и кредиты у Великобритании. Присоединяется к пробританской Ближневосточной Антанте, в составе Ирана, Ирака и Афганистана (июль 1937 г.). Смерть в ноябре 1938 г. Ататюрка, бессменного турецкого лидера с 1921 г. еще больше освобождает Турцию от тесных политических и торговых отношений с Москвой в пользу Парижа и Лондона.

В тоже время Турция не превращается в заложника одной только англо-французской стороны. Анкара также сближается и с резко усилившейся Германией, причем по товарообороту с Турцией Германия выходит на первое место. Националистические круги кемалистской Турции явно с одобрением смотрят на нацистскую Германию, которая за короткое время смогла восстановить свой военный и промышленный потенциал. Экспансионистская Германия для них стала примером по возрождению великодержавной внешней политики Турции и поэтому взоры турецких националистов вновь обратились на Кавказ, в зону советского геополитического ареала.

Но это была политика неофициальной Турции. Официально Анкара еще в июле 1938 г. на предложение Германии присоединиться к военно-политическому союзу стран оси ответила отказом. Тогдашний министр иностранных дел Турции Рюштю Арас так ответил министру иностранных дел Германии,- «Турция не намерена возрождать Оттоманскую империю» (по Тюленев И.В.). А новый лидер Турции- президент Исмет Иненю слыл еще более осторожным политиком, стремившимся, во чтобы то ни стало сохранить нейтралитет Турции, не дать себя втянуть в большую войну. Иненю осознавал слабости Турции по сравнению с державами 1-го порядка. Слишком свежи были в памяти катастрофические последствия Первой Мировой войны.

В наиболее драматичный для многих европейских народов 1939 год турецкая дипломатия находилась на развилке сложного внешнеполитического выбора сразу между тремя главенствующими силами в Европе: СССР с одной стороны, Великобритании и Франции с другой стороны, нацистской Германии и фашистской Италии с третьей стороны. Становилось ясно, что война между ними будет неизбежной.

Для Турции неизбежным вставал вопрос, на чьей стороне быть? Но турецкое руководство во главе с Исметом Иненю стремилось выбрать иную стратегию- сохранение благожелательного нейтралитета для всех сторон в грядущем конфликте. Этого, оказалось, добиться было не так просто. Как показали последующие события, более слабые страны вовлекались в воронку мировой войны против своей воли, скорее по воле сильнейших империалистических держав.

Германо-итальянский альянс считался для Турции более опасным, особенно из-за стремления Италии господствовать на Средиземном море. Весной 1939 г. Италия оккупировала Албанию и нацелилась на Грецию, в то время как Гитлер окончательно проглотил Чехословакию и нацелился на Польшу. В этих условиях Турция, придерживаясь своей генеральной линии нейтралитета, для своей безопасности стала все больше склоняться к заключению военного союза с Францией и Великобританией. Турция, проводя многовекторную внешнюю политику, заключая договоры о дружбе с одной из трех сторон в намечавшемся глобальном конфликте, всякий раз пыталась сбалансировать все стороны опасного геополитического треугольника.

Турцию также заботило возросшее могущество сталинского СССР, с которым она граничила. Поэтому в июне 1939 г. Турция продлила договор о Дружбе и сотрудничестве с СССР до ноября 1945 г. Одновременно с этим Турция продолжала укреплять союзные отношения с западными демократиями. Пробританская внешнеполитическая линия Турции преобладала над всеми, что объяснялось гигантским британским флотом и многочисленными британскими колониями на Востоке. В мае- июне 1939 г. Турция подписала соответственно с Англией и Францией соглашения о взаимопомощи в случае агрессии в районе Средиземноморья. Этот договор явно был направлен против Италии, но ведь союзником Италии была Германия!

По словам историка И.В. Смольняка Турция активно и безуспешно убеждала Англию подключить к антигерманскому союзу СССР, убеждая их в том, что создание единого фронта против Германии и Италии без участия России не имеет перспективы. Однако ни Франция, ни Великобритания не хотели видеть в качестве своих союзников Москву. Они были убеждены в том, что коммунистическая Россия, с точки зрения классового подхода представляет даже большую угрозу для них. К тому же они рассчитывали направить германскую военную машину на Восток и столкнуть лбами двух своих опасных противников.

Заключенный советско-германский договор 23 августа 1939 г. и последовавшее за ним начало Второй мировой войны, вместе со скоротечным поражением Польши явилось для Турции тревожным сигналом. Турция наглядно убедилась в том, что Великобритания и Франция ничем не помогли Польше, которая была быстро завоевана немцами, хотя ее военный потенциал превосходил турецкий. Большую опасность для Турции представлял возможный военный союз между Германией и Россией, самыми сильными сухопутными державами. Вот почему турецкие дипломаты и прибыли в Москву в сентябре 1939 г. чтобы подписать многосторонний с СССР (с участием Франции и Британии) договор, в котором были прописаны пункты соблюдения границ.

В Москву 24 сентября 1939 г. для ведения переговоров прибыл министр иностранных дел Турции Ш. Сараджоглу, который вначале в Москве провел переговоры с послами Франции и Великобритании. И только 1 октября 1939 г. Сараджоглу приняли Сталин и нарком иностранных дел СССР Молотов. Сараджоглу ознакомил советское руководство с предварительным текстом франко-британско-турецкого пакта о взаимопомощи и предложил Москве присоединиться к этому договору. Советской делегации не понравилось размытость формулировок самого текста договора, где не указывалось, против какого конкретно агрессора направлен сам договор. Присоединиться к антигерманскому союзу СССР не мог, исходя из ранее подписанного договора с немцами от 23 августа 1939 г. О чем Сталин и Молотов во всеуслышание заявили туркам.

А присоединиться к франко-британско-турецкому союзу направленному якобы против абстрактного агрессора, как указывалось в договоре, у советских руководителей не было никакого желания. Вячеслав Молотов дал такой ответ: «Против кого этот советско-турецкий пакт будет направлен? Заключать пакт против Германии мы не можем, против Италии - она является союзницей Германии, против Болгарии - но она ведь не угрожает Турции!» (Беседа И. Сталина и В. Молотова с Ш. Сараджоглу. 1 октября 1939 года. РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, д. 388. Л.20).

СССР отдавал себе отчет в том, что его, таким образом, через посредничество Турции втягивают в авантюру, с целью столкнуть Советский Союз в настоящую войну с Германией, пока франко-британские союзники вели так называемую «странную войну» против немцев на Западном фронте. По сути, Франция и Британия не воевали, всячески подталкивая Гитлера на Восток. Сталин и Молотов разглядели в предложениях Турции, хитроумный план Запада по втягиванию СССР в войну за чужие интересы. После чего предложение турецкого министра иностранных дел советской стороной было отклонено. Впрочем, даже тогда позиция Великобритании была направлена против того, чтобы к этому пакту присоединился СССР. Очевидная близорукость.

Но для Турции важнее всего было другое, чтобы СССР присоединившись к договору, признал неприкосновенность турецких границ. Что Советский Союз сделать отказался. Более того турецкому руководству со стороны Москвы выдвинуты были условия об изменении правового режима пользования черноморскими проливами в пользу СССР. Но эти условия Москвы в свою очередь Анкара отклонила (Халилева Д. Р.). Таким образом, ход московских переговоров для Анкары выявил ряд неприятных «сюрпризов» со стороны все более уверенной Москвы. На деле это означало, что отныне Турция должна бояться своего могучего северного соседа, чья армия росла день ото дня, а чья политика стала носить все более экспансивный характер. Захват Западной Белоруссии и Западной Украины (сентябрь 1939 г.) был тому свидетельством, что отныне Москва не намерена придерживаться строгого соблюдения прежних границ.

Для Великобритании и Франции отказ присоединения к пакту СССР также был расценен как неудача. Это подтолкнуло их заключить в Анкаре 19 октября 1939 г. франко-британско-турецкий договор о взаимопомощи. Турция даже провела мобилизацию своей хотя и довольно многочисленной, но слабо вооруженной армии. Впрочем, Анкара воевать не собиралась. Даже Париж и Лондон, лишенные какой либо наступательной стратегии, не собирались серьезно воевать с Гитлером. Хотя Гитлер по воспоминаниям немецких генералов и фельдмаршалов (В. Кейтеля, В. Варлимонта, Э. Манштейна) все время опасался мощного наступательного удара англо-французов, на свои слишком слабые войска на западном фронте. Но западные державы с одной стороны продолжали уповать на неприступную силу оборонительных линий во Франции («линия Мажино»), с другой безуспешно продолжали пытаться втравить Германию в войну с СССР.

Турция на тот момент стремилась быть «другом» для всех геополитических игроков, но больше склоняясь при этом в сторону Англии и Франции, в тоже время придерживалась выигрышной выжидательной стратегии, поскольку ни одна из основных геополитических сил еще не превосходила другую по базовым военным характеристикам. Это произойдет уже в следующем в 1940 году.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2016-01-20     Просмотров: 803    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Александр
Дата: 2016-01-20

На протяжении всей истории почти всегда Турция была геополитическим противником России. Незначительные по времени исключения лишь подтверждали это правило. Во время Второй Мировой СССР не без основания опасался турецкого вторжения с Юга, но у турок на этот раз хватало ума не влезать в эту бойню. Хотя желание у них было очень большое.Эта ситуация сохраняется и по сей день. Чего-то хорошего ждать от них не приходиться и в дальнейшем.

Автор: Пан Гималайский
Дата: 2016-01-22

Значит, турки боялись всех: итальянцев, англичан с французами, немцев и русских. Но тихо и подло выжидали, у кого оттяпать кусок пожирнее, как всегда они могут.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх