Олигархическая Россия: от президентских выборов 1996 года до дефолта 1998 года.

Превращение России из мировой сверхдержавы в нищую страну — одно из самых любопытных событий в истории человечества. Это крушение произошло в мирное время всего за несколько лет
Пол Хлебников,
(американский журналист)

Россия в 1996 году напоминала собой наспех перестроенную страну переходного типа, совмещающую в себе- быстро разрушающее советское цивилизационное наследство и стремительно строящуюся новую либерально-рыночную систему. После бурных родовых мук «шоковой терапии» правительства Гайдара капитализм в стране развивался менее шоково, более мягко и под опекой государства, поскольку во главе правительства стоял крупный хозяйственник и управленец Виктор Черномырдин, забавлявший страну своими каламбурами. Афористичные каламбуры Черномырдина, наиболее известным его принято считать фразу- «хотели как лучше, а получилось как всегда», порой точно отражали существующую действительность в тогдашней России.

Фактическая деиндустриализация страны, нищета и застойная бедность большинства населения, разгул криминала, затяжная и кровавая бойня в Чечне с похоронками российских военнослужащих- все это вместе взятое создавало стойкий негативный фон, правления первого президента России Бориса Ельцина.

Президентские выборы 1996 года

Именно на таком фоне состоялись президентские выборы 1996 года. От исхода президентских выборов с участием двух ключевых претендентов на его пост (Зюганова и Ельцина), зависело, по какому пути пойдет страна. Пост президента и сама полнота президентской власти по Конституции 1993 г. делал этот пост судьбоносным, в силу глубокой авторитарной и персоналистской традиции у населения.

Позиции Ельцина, на которого делали ставку те, кто хотел продолжить курс капиталистических реформ были к тому времени очень слабыми. Население явно озлобилось на проводимый Ельциным социально-экономический курс, справедливо считая проводимые реформы антинародными. Положение усугубляла и тяжелая война в Чечне, где не было победы (особенно после террористических вылазок боевиков в Буденновске и в Кизляре), а также коррупционные скандалы в окружении действующего президента. Все это привело к тому, что рейтинг Ельцина по опросам социологических служб, не поднимался свыше 4-5% у населения. Команда Ельцина, вместе с приглашенными политтехнологами, стремилась всячески «накачать» низкий рейтинг Бориса Ельцина.

Ведущие проправительственные СМИ и еженедельники, принадлежавшие крупным коммерческим структурам, запугивали российское население публикациями, в которых стране предвещали голод и расстрелы в случае прихода к власти Зюганова и коммунистов. Готовясь к выборам, Ельцин пообещал социальные льготы малоимущим, предложил план урегулирования войны в Чечне, обнародовал программу поддержки малого бизнеса.

Широкомасштабная предвыборная агитация кандидата Ельцина проходила под лозунгом «Голосуй или проиграешь». Капитаны российского бизнеса (Березовский, Ходарковский, Гусинский, Потанин и т.д.) предоставили предвыборному штабу Ельцина необходимые деньги под залог покупки крупнейшей государственной собственности по бросовым ценам, через так называемые «залоговые аукционы». Сам Ельцин, несмотря на плохое здоровье, под присмотром медиков энергично вёл сверхактивную предвыборную кампанию. Ездил много по стране, участвовал в многочисленных массовых общественных мероприятиях, всячески демонстрировал свою физическую активность. Это возымело свое действие.

В первом туре, Ельцин лишь ненамного обошел своего главного соперника Зюганова, если верить официальным данным. Однако был назначен второй тур- последний. Положение усугубилось тем, что Ельцин перенес сердечный инфаркт и ему сделали серьезную операцию на сердце. В окружении Ельцина среди силовиков (включая и личную охрану президента во главе с Коржаковым) созрел даже недемократичный «силовой» план, включающий в себя отмену второго тура или его длительное откладывание.

Впрочем, этого не понадобилось. Удалось «перекупить» третьего кандидата по количеству отданных голосов на выборах- генерала А. Лебедя. Ему был предложен пост секретаря Совета государственной безопасности России, в обмен на то, что отданные за него голоса (14,52%) переходили к Ельцину. Это сразу же изменило ситуацию.

По результатам второго тура выборов действующий Президент России Ельцин получил уже 53,82 % голосов россиян, значительно опередив Зюганова, который получил 40,31 % голосов. Победа Ельцина на выборах (с учетом голосов за Лебедя), означало, что население России даже после тяжелейших рыночных реформ не хотело возвращаться в коммунистическое прошлое.

Вот только резко пошатнувшееся здоровье президента, наряду с известной «русской болезнью» стало серьезным препятствием на пути оздоровления экономики и социальной сферы. При болезненном президенте развернулась борьба за власть, в которой активное участие приняли так называемые олигархи и их бизнес-структуры. ходе которой продолжение рыночных преобразований.

О роли Ельцина

Как известно для Бориса Ельцина кумиром был западник и реформатор Петр I. Внешне Ельцин подходил под образ Петра, в силу своей властной природной мощи, грубоватости и резкости, а также отсутствием всякой сентиментальности. В тоже время первый президент демократической (а фактически президент «самодержавно-олигархической республики») проигрывал Петру Великому в том, что явно пренебрегал национальными интересами в пользу якобы «общечеловеческих» интересов.

Так если Петр I увеличил державную мощь страны, ввел Россию в разряд великих держав, то Ельцин наоборот. При нем была фактически проиграна первая чеченская война, а мировой статус России упал столь низко, что ее немощь в глазах западной общественности вызывала лишь брезгливую жалость и сочувствие. В России царям часто прощали тяжелое экономическое положение, но только не провальную внешнюю политику. Ельцин умудрился провалиться во всех сферах, включая и ее. Этим и было вероятно вызвано его удивительное новогоднее покаяние перед россиянами 31 декабря 1999 года.

Чеченский капкан

Сразу после вступления во второй раз в свою должность Ельцин полностью заменил весь силовой блок министров (М. Барсукова, П. Грачева, А. Коржакова) подтолкнувших его когда-то к непродуманному решению ввести войска в мятежную Чечню в декабре 1994 года. За полтора года тяжелых боев было убито несколько тысяч российских военных, но еще больше погибло мирного населения Чечни, включая как самих чеченцев, так и русских. Федеральная российская армия контролировала город Грозный, который удалось взять после нескольких неудачных штурмов. 21 апреля 1996 г. ракетой был убит мятежный президент Чечни Дудаев, наведенной на сигнал его сотового телефона.

Накануне президентских выборов с новым президентом Чечни З. Яндарбиевым был подписано соглашение о прекращении огня. 28 мая в своей предвыборной поездке в Чечню Ельцин скоропалительно заявил российским военным: «Война закончилась, вы победили, победа за вами, вы победили мятежный дудаевский режим».

На время выборов действовало короткое перемирие, после чего военные действия вспыхнули с новой силой. Полной неожиданностью для федералов стал штурм Грозного утром 6 августа 1996 г. многочисленной чеченской группировкой. И хотя превосходство в силе было на стороне федеральных войск, их ситуация с каждым днем ухудшалась. Любопытно, что штурм Грозного по времени совпал с торжественной церемонией вступления в должность Президента РФ Бориса Ельцина. В Кремле по этому случаю был грандиозный банкет, началось веселье и шумный пир, в то время как в городе Грозном умирали забытые высоким начальством российские солдаты. Впрочем, в первой чеченской компании подобные вещи стали уже обыденностью.

Грозный тогда удалось отстоять, а федералы вновь перешли в наступление на позиции боевиков, уже в горной Чечне. А сопротивление чеченцев становилось все более яростным. Война зашла в тупик. Многие воинские части российской армии просто отказывались вступать в бой. Моральное состояние армии было очень низким. Воевать никому не хотелось. В самой России общественное мнение все громче высказывалось в пользу скорейшего заключения мира. Российские газеты и журналы в открытую осуждали свое правительство за продолжение войны. Еще более усилилось международное давление на Ельцина и Кремль за продолжение военных действий в Чечне. В этих условиях власть пошла на переговоры с сепаратистами (Владимир Воронов). 31 августа 1996 г. в дагестанском городе Хасавюрт генерал Александр Лебедь и Аслан Масхадов подписали официальное соглашение о выводе российских войск из Чечни.

Если граждане России это перемирие встретили с долгожданной надеждой, то в военной среде это перемирие было названо как предательство. Так или иначе, но перемирие нисколько не устраняло опасность для России со стороны «свободной» Ичкерии- Чечни. По мнению Д.С. Полянского, подписание Хасавюртовских соглашений стало началом интенсивного распространения религиозного экстремизма, основной очаг которого находился в Чечне.

Дело в том, что после подписания перемирия статус Чечни так и не был определен, хотя формально она считалась в составе РФ. На деле там была создана криминально-феодальная государственность с элементами рабовладельческих отношений. Соперничающие между собой чеченские тейповые (родовые) и чисто бандитские вооруженные до зубов кланы (во главе с полевыми командирами- Шамилем Басаевым, Салманом Радуевым, Русланом Гелаевым и т.д.) не подчинялись чеченскому президенту Масхадову. Они по-прежнему совершали разбойничьи вылазки на территорию России, похищали людей и требовали за них выкуп.

На территории Чечни тогда открыто действовали учебные центры по подготовке террористов, а лидеры Чечни вынашивали планы захвата всего Кавказа и создания исламского теократического государства «Великая Ичкерия». Первым шагом на пути к такому государству должно было стать вторжение в Дагестан и «освобождение» его от «власти гяуров». Все это неизбежно привело к новой чеченской войне в 1999 году.

Олигархи и государство.

Открыто бандитствующие и карикатурно высмеиваемые в СМИ «новые русские» (с их малиновыми пиджаками, массивными золотыми крестами и повадками уголовных урок) недолго были хозяевами новой капиталистической России. В середине 90-х годов в России, все командные высоты в рыночной экономике захватили крупнейшие монополисты российского бизнеса, так называемые олигархи, установившие тесные политические и экономические связи с властвующей командой первого российского президента Бориса Ельцина.

Представители этой группы буквально замелькали на политической арене России в 90-е?гг., на телевидении, на фото ведущих газет и журналов в качестве руководителей лидеров партий и общественных движений и даже членов правительства. Так создавался круг первых отечественных миллиардеров, что в условиях обнищания массы населения и длительных задержек маленьких зарплат у бюджетников и пенсий у пенсионеров вызывало озлобление. Появление олигархов объяснялось и сложившейся сырьевой структурой российской экономики.

Отсюда в самой экономике России главенствующую роль захватили сырьевые и транспортные («естественные») монополии, которые стали навязывать свои запредельные цены всем российским отраслям хозяйства, что делало российские товары непомерно дорогими и неконкурентноспособными. Именно сырьевые монополии и сосредоточили у себя большую часть экономических ресурсов страны. В этой топливной экономике собирались более перспективные квалификационные кадры, шло хоть какое-то обновление производства по сравнению с масштабной архаизацией всех других отраслей экономики.

Это привело к тому, что от монополий в первую очередь стало зависеть пополнение государственной казны и выплата пенсий и зарплат пенсионерам и бюджетникам. Более того, в условиях тотальной слабости центральной власти монополии фактически сформировали внутри страны собственные империи с публичными и теневыми лидерами, разведывательными, правоохранительными и судебными органами (с большой примесью криминала), со своей региональной и внешней политикой, с собственными, независящими от официальных, зарубежными связями и?т.д. Олигархи пытались всячески подмять под себя государство. При этом каждый из влиятельных олигархических кланов вел свою игру по устранению влияния на правительство других таких же кланов. Их противоречия вызвали войну компроматов на телевидении и других средствах информации.

Во второй президентский срок Ельцина государственная политика фактически превращалась в противоборство монополий, промышленных и политических групп, кланов, которые в борьбе друг с другом использовали государственные структуры и в первую очередь правоохранительные органы, спецслужбы?– так называемых «силовиков». Некоторые олигархи (например, Б.?Березовский, «семья» Б.?Ельцина) стали явно претендовать на формирование политического и экономического курса страны, исходя уже из своих личных или узкоклановых интересов.

Образовавшиеся бизнес-группы стали широко использовать различные формы давления на государство, прежде всего лоббизм, в своих интересах и на основе односторонних обязательств власти перед ними (Длин Н.А.). В СМИ заговорили о «семерке» (или «семибанкирщине») - группе наиболее приближенных к власти крупных финансовых структур. Как правило, в этой связи упоминались имена Б. Березовского (ЛогоВАЗ, Объединенный банк, Сибнефть), В. Гусинского (Группа «Мост»), В. Потанина (ОНЭКСИМ- банк), М. Ходорковского (МЕНАТЕП), А. Смоленского (СБС-АГРО), М. Фридмана и П. Авена (Альфа-групп). Именно эту «великолепную семерку» все чаще стали отождествлять с «олигархией» (Зудин А.).

Можно также сказать, что сосредоточившие у себя экономические ресурсы страны государственно-частные монополии так называемых олигархов стали главным препятствием на пути формирования рыночной среды в России, подавляя и поглощая мелкий и средний бизнес. В результате «демократических реформ» все национальное богатство России присвоили себе всего около 3–5?% ее населения. Частично от проводившихся реформ выиграли также около 15?% жителей, занявшихся мелким бизнесом (Длин Н.А.). Как полагает доктор экономики, профессор Гарвардского университета Янош Корнаи, в России произошло развитие «абсурдной, извращённой и крайне несправедливой формы олигархического капитализма».

Это время было временем наивысшего ослабления государством своей главной функции общественного служения для всех граждан страны. Крупный капитал, подчиняя себе государство, стремился всячески обеспечить себе разнообразные привилегии в бизнесе. И надо сказать это ему во многом удалось. Причем этот контроль над государством обеспечивался и через эффективно выстроенную систему финансового контроля олигархов над основными СМИ, которых лишь весьма условно можно было считать «демократическими».

Любопытно, что в этом ничего не было необычного и «некапиталистического». Ведь в отличие от развитого Запада, где «дикий капитализм» был давно укрощен государством и поставлен в цивилизованные рамки общего закона, в России утвердился капитализм ранний и «дикий», да еще и узкоолигархический. Для такого капитализма, при слабости и зависимости от него государства и отсутствия обуздывающих его норм права и морали, всегда свойственно стремление к максимальному освобождению от служения обществу.

Суть такого капитализма, можно свести к максиме- «чем меньше государство тем лучше!». А еще лучше чтобы его вовсе не было. Такова природа капитала вообще. Частнособственнический капитализм всегда стремится сбросить с себя ярмо государства. Или еще лучше, создать такое государство, которое должно было проводить политику в интересах небольшой группы общества-капиталистов. Собственно такое государство в России и было построено.

От экономического оживления к дефолту 1998 года

В 1997 году в стране наступило долгожданное экономическое оживление. В правительство Черномырдина приходят молодые реформаторы, два вице-премьера Немцов и Чубайс. Вновь приходит мода на властный популизм, когда Борис Немцов объявляет, что российские чиновники должны ездить не на иномарках, а на отечественных «Волгах». Впрочем, этому призыву никто не последовал и о нем благополучно все забыли.

Но важно отметить другое. К середине 1997 г. в российской экономике наметился небольшой рост. Была снижена инфляция, проведена деноминация рубля, чуть выросли реальные доходы населения. На протяжении 90-х гг. развивался не контролируемый государством процесс фактической купли-продажи земли. В моду входили персональные компьютеры, мобильная связь (особенно в Москве). В бюджете выросли доходы от приватизации, и началось погашение задолженностей по зарплате бюджетников и пенсий. Опросы общественного мнения в это время показали, что 27% населения выступают за продолжение реформ, а категорическими противниками этих реформ были лишь 3% населения (Шестаков В.А.).

Несмотря на популярность коммунистической партии (КПРФ) беспощадно критиковавшей «антинародный» режим, страна все больше привыкала к рыночной экономики, многопартийной жизни и свободе СМИ. Кроме КПРФ, самими популярными общественно-политическими организациями считались ЛДПР (во главе со скандальным и харизматичным Жириновским), проправительственный и прокапиталистический «Наш дом- Россия» (во главе с премьером В. Черномырдиным), «Яблоко» (выступавшим за частную собственность, рыночную экономику и всевозможную демократию). Был еще и утративший свою былую популярность «Демократический выбор» Е. Гайдара, и еще десятки других партий.

Все эти партии между собой вели острые политические дискуссии в СМИ, каждая из них обещала стране скорое процветание в случае прихода к власти. Впрочем, народ уже в это не особенно верил, успев разочароваться во власти вообще. На самом деле Россия все больше интегрировалась в капиталистический мир на правах третье-мировой и сырьевой державы, проживающей советское индустриальное наследие. Россия прочно заняла периферийную нишу в мировой капиталистической системе. Была поставщиком дешевого энергосырья (в первую очередь, металла, нефти, газа), «лишних» капиталов и одновременно, сама являлась огромным рынком сбыта товаров западных ТНК.

Все эти годы наблюдалась глубокая научно-производственная деградация страны. Никто не был заинтересован в структурном обновлении производства, а заработанные капиталы на эксплуатации дешевой рабочей силы в России российские капиталисты и олигархи массово уводили из страны, инвестируя на Запад, обедняя свою страну. Оценивая отток капиталов за границу, А. Колганов писал: «Этот отток многократно превышает все иностранные инвестиции и займы, полученные Россией за период реформ. В 90-х годах этот отток оценивался специалистами в 1,0-2,0 млрд долларов ежемесячно, а суммарный нелегальный вывоз капитала за рубеж различные эксперты оценивают в 150-250 млрд долларов».

Тяжелейший удар переживала академическая и отраслевая наука. Резко сократилось бюджетное финансирование НИОКР. А число научных исследователей сократилось в несколько раз. Причем произошла утрата целых научных школ. По словам экономиста А.Е. Варшавского, доктора т. н. О. С. Сироткина, в 1990- 1997 годах научный потенциал страны сократился на 35- 40 %. А денежная оценка потерь научного потенциала в течение переходного периода (до 1997 года), по их расчётам, составляла, как минимум, 60- 70 млрд долларов.

Не стимулировал подъем отечественного производства и завышенный курс рубля. Что убивало отечественную продукцию, не могущую конкурировать с дешевым импортом. А вот для господствующих в экономике сырьевиков, высокий рубль был совсем не важен. Поскольку они ориентировались на мировые цены на нефть (Кагарлицкий Б.Ю.).

Россия быстро скатилась на мировую обочину по своему экономическому потенциалу, уступив место даже таким странам, как Бразилия и Индонезия по объему ВВП. Производство зерна и поголовья крупного рогатого скота сократилось в 2 раза. Положение в стране усугублял и огромный внешний долг, давно переваливший за отметку в 100 млрд долларов. Зато в стране вольготно себя чувствовала организованная и уличная преступность. 1997 г. в России официально зарегистрировано 9000 групп организованной преступности, которые держат под контролем около 40000 коммерческих организаций (НГ. Декабрь 1997).

Чтобы подстегнуть экономический рост, Борис Ельцин принимает неожиданное для всех кадровое решение. 23 марта 1998 года, он отправляет правительство во главе с опытным Черномырдиным в отставку и ставит во главе нового-молодого рыночника и либерала Сергея Кириенко. К этому времени в страну как снежная буря неотвратимо надвигался финансовый кризис.

Продолжалась гибельная для экономики политика завышенного курса рубля, с ее неизбежной масштабной интервенцией импортных товаров и изделий, вывозом капиталов за рубеж. Для покрытия дефицита правительство стало выпускать Государственные казначейские обязательства (ГКО) и во всевозрастающих количествах производить заимствования на внутреннем рынке. Государственный долг стал угрозой безопасности страны. Разразившийся мировой финансовый кризис в октябре 1997 привел к падению цен на нефть. Кризис вызвал рекордный отток капиталов из России. Еженедельно из страны уходило до 650 миллионов долларов, что при 15 млрд долларов золотовалютных резервов было просто недопустимым (Шестаков В.А.).

По мнению авторов фундаментального и многостраничного труда «Россия в многообразии цивилизаций», причинами дефолта стали неудачные манипуляции с государственными финансовыми облигациями (ГКО) и облигациями федерального займа (ОФЗ), выпускающимися для покрытия бюджетного дефицита. Другими причинами стали «мировой финансовый кризис, начавшийся в Юго-Восточной Азии в 1997?г., и низкая мировая цена на нефть, составившая к декабрю 1998?г. всего 9,7 доллара за баррель». Кульминацией кризиса стали решения правительства и Центробанка 17 августа 1998 г. об отказе от обслуживания ГКО с прекращением торговли ими; о 90-дневном моратории на обслуживание внешних долгов частными российскими банками и компаниями. Так РФ временно признала свою неплатежеспособность.

Затем начался и масштабный обвал рубля, его девальвация в 2,5 раза. В параличе оказалась вся банковская система. Банки лопались один за другим. Вклады населения в банках были заморожены, взаиморасчеты на какое-то время перестали осуществляться. Россия утратила доверие со стороны иностранных инвесторов и кредиторов. Кризис со всей очевидностью продемонстрировал властям, что продолжение подобных безответственных «экспериментов» за счет народа может привести уже к всеобщему антиправительственному движению. За финансовым кризисом неизбежно следовал кризис социально-политический. Доля населения с доходами ниже черты бедности вновь достигла 40?%. В стране возникла общественная паника. На левом политическом спектре вновь усилились призывы к отказу от рыночной экономики в пользу командно-мобилизационной.

В этих условиях Борис Ельцин вынужден был сменить во главе правительства неудачливого 35-летнего либерала С.Кириенко («киндер-сюрприз») и назначить государственника Е.Примакова. В команде Е.Примакова оказались опытные советские управленцы (наиболее ярким из них был коммунист и видный хозяйственник- Юрий Маслюков) и ряд бизнесменов. Главное что оба политика (Примаков и Маслюков) были решительными противниками провалившегося неолиберального курса. В стране стало для многих очевидно, что ранее уверенный в себе и своих потенциях либерально-олигархический капитализм чуть ли не привел страну к катастрофе.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-11-21     Просмотров: 1387    

Можно также почитать из рубрики: Новорусская Россия

Автор: Просто Мария
Дата: 2015-11-21

Вот так как Ельцин лихо отплясывал с девицами на картинке, так вся Россия тряслась в угаре пьянства, разврата, культа денег и всеобщего беззакония. А кто-то просил милостыню. Видно то время нам Богом было предначертано в качестве испытания. Кто-то прошел это испытание, а кто-то сломался.

Автор: Иван
Дата: 2015-11-23

Автор видно решил подробно проанализировать лихие 90- е. Тоже верно. Нынешняя Россия вся вышла оттуда. Где-то читал, что Ельцин не стремился на второй срок, но его «уговорили» те силы, которые как раз боялись прихода власти Зюганова и коммунистов. Им было, за что опасаться- собственность страны была у них в руках)) Ельцин явно второй срок завалил. Россия при нем больше походила на латиноамериканскую державу, но Ельцин вел себя так, как будто Россия была под стать Америке. Рассчитывал на ядерное оружие. Без него Запад не посчитался бы с Ельциным. А так ему подыгрывали как боссу. По дефолту 1998 г. не следует винить исключительно Кириенко. Чего справедливо автор не делает. Виной всему неолиберальный курс на сворачивание производства, которому страна следовала все 90- годы. И только после дефолта 98 года, стали постепенно отказываться. И еще. Неудачные реформы это тоже опыт и очень полезный для страны. Хотя нельзя все, что было в 90-е назвать неудачей.

Автор: Иван
Дата: 2015-11-23

Ельцин в отличие от Путина не смог централизовать российское государство. В этом он был не похож на Петра 1, которому он стремился подражать. А проводить такие масштабные реформы в условиях слабости центральной власти всегда чревато большими сбоями.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-11-23

Верно Иван. Такие реформы, возможно, осуществлять не в условиях олигархо-демократии 90-х годов, а в условиях авторитаризма, причем жесткого типа. Опыт всех стран (Латинской Америки, Азии), где проводились рыночные преобразования, свидетельствует в пользу этого утверждения. Ярким примером является режим Пиночета в Чили. Власть должна быть максимально укреплена и тверда в решимости довести до конца реформы. И еще очень важный момент, власть должна обладать большим кредитом доверия на проведение реформ. А этого в то время в России не наблюдалось.

Автор: Александр
Дата: 2015-11-24

"Превращение России из мировой сверхдержавы в нищую страну — одно из самых любопытных событий в истории человечества". Им было любопытно, а мы во всем этом бардаке жили, а многие и не дожили. Можно сказать, сами на себе эксперимент поставили придурки. Впрочем, про Пеночета это уж тоже совсем какой-то крайний вариант. Даже странно, про него читать у Вячеслава, он всё же вроде как социалистом себя объявил. :)) Что бы сказали его единомышленники? Что-то даже меня дрожь взяла. Даже китайский метод как- то помягче.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-11-24

Александр, я нисколько не одобряю, а даже осуждаю методы Пиночета. Я рассуждал теоретически и приводил примеры успешной капиталистической модернизации. Нигде, подчеркиваю, успех такой модернизации не был обеспечен максимальной централизации власти. Китайский вариант, кстати, был заплачен гибелью 1500 тысячи задавленных китайских студентов на площади Тяньаньмынь. Нам не обязательно было идти на такие крайние меры. Достаточно укрепить было центральную власть, подавив олигархов. Чего было сделано только при Путине. Нужна была жесткость, но без жестокости.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх