К Столетнему юбилею Октября 1917.

Автор: Вячеслав Бакланов

О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

Литовская Русь и Московское великое княжество при Витовте и Василии I.

Планета Земля для всех едина. Роешь яму геополитическому конкуренту, а получается – себе.
Павел Шарпп,
(российский сочинитель)

В самом конце XIV-начало XV вв. Литовская Русь во главе с выдающимся ее правителем и полководцем Витовтом переходит в стратегическое наступление на пока еще независимые земли Северо-Востока Руси, рассчитывая раз и навсегда объединить все русские земли под своим главенством. Но на этом пути она встречает достойное сопротивление в лице резко усиливавшего Московского великого княжества во главе с Василием I Дмитриевичем.

Москва еще на тот момент не выступала в качестве исключительного радетеля общерусских интересов, как это представляется кому-то с высоты нашего времени. Однако, будучи владельцами самого большого и сильного княжества Северо-Востока Руси и пытаясь доминировать среди этих княжеств, московские великие князья ревниво оберегали своих более слабых соседей (Смоленск, Рязань, Тверь, Новгород и т.д.) от могущественной Литовской Руси, Тевтонского ордена, рассчитывая в недалеком времени прибрать их в свои руки.

Василий I: молодость правителя

Василий I Дмитриевич (1389-1425) вступил на престол, в восемнадцатилетнем возрасте имея за плечами удивительно большой жизненный опыт, когда он повидал много стран и их правителей. Еще в возрасте 13 лет (1383) он был отправлен своим отцом князем Дмитрием Ивановичем в Орду, к хану Тохтамышу, за ярлыком на великое княжение. Там он вынужденно провел более двух лет, находясь в столице Орды Сарае в качестве заложника.

Дальше его жизнь была похожа на приключенческий роман. Из Орды он бежал с немногочисленными спутниками через степи сначала к господарю Молдавского княжества Петру Мушате. Затем из Молдавии, какими-то судьбами он попадает в великое княжество Литовское и Русское, где укрывается у влиятельного там удельного князя Витовта. Считается что там, сдружившись с Витовтом, Василий обещал последнему жениться на его единственной дочери Софье. От Витовта он и вернулся в Москву, повидав много стран, узнав жизнь и быт многих народов, окунувшись в хитросплетения политики многих восточноевропейских держав. Впоследствии это ему пригодилось, когда он стал самостоятельным главой великого княжества Московского, тем более это произошло через год после его возвращения.

Став правителем Москвы Василий I продолжил политику своего отца по расширению границ своего государства. Как только представилась такая возможность он, будучи снова в Орде купил там ярлык на княжество Нижегородское со всеми его землями (1392). По тому же ярлыку Василий приобрел Муром, Городец, Мещеру и Тарусу. В том же 1392 г. Василий заключил военный союз со своим тестем великим князем Литвы и Руси Витовтом, на дочери которого он уже был женат. К тому же между обоими правителями не было ни языкового барьера (поскольку разговаривали на русском языке), да и принятие Витовтом католицизма (до этого он был православным!) в то время носило явно политический, а значит и поверхностный характер. Вот только, этот династический союз не стал заслоном для экспансии литовского князя Витовта на Северо-Восточную Русь. Но зато, он смог удержать оба государства (Литовскую Русь и Москву) от кровопролитной войны.

В 1397 г. началось наступление Москвы на Новгородскую землю. Чуть ранее был взят Торжок, а затем Василий I присоединил Двинскую область, которую через год вынужден был вернуть обратно, но уже в урезанном виде. Псков признал право Василия I рекомендовать на псковское княжение тех князей на кого он укажет. К могущественному московскому князю на службу от рязанского князя перешли козельский, пронский и елецкий князья. А сам рязанский князь после ряда конфликтов с Москвой и вовсе превратился в вассала Москвы, признав себя «молодшим братом» Василия I (по Сахарову А.Н.).

Ордынские дела

При хане Тохтамыше могущество Орды было на высоте, и никто не мог тогда предполагать об изменении роли Москвы в качестве ордынского вассала. К тому же Тохтамыш с честью принимал своего улусника- московского Василия всякий раз одарившего хана большими подарками и данью.

Для русских земель гроза случилось в 1395 году. Тогда новый великий и кровавый «потрясатель» Евразии после Чингис-хана Тимур, в очередной раз, разгромив в битве у Терека ордынское войско Тохтамыша, предал страшному разгрому все города и кочевья Орды. Тохтамыш бежал и укрылся у Витовта в Литовской Руси. А Тимур, посадив в разгромленном Сарае своего ставленника, неожиданно вступил в пределы Рязанского княжества у Ельца, разоряя всю округу. Несмотря на ужас, которое наводило имя «железного» Тимура, 26-летний князь Василий Дмитриевич спешно собрал свое войско и выдвинулся к Коломне, дожидаясь там свирепого «Тимур-аксака». В Коломну из Владимира срочно доставили икону Матери Божьей привезенной туда еще из Киева Андреем Боголюбским и демонстрировали ее русскому воинству.

Там же к русскому воинству пришла неожиданно радостная весть, что страшный Тимур, покоривший столько стран и народов, ушел обратно в степь. В Москве это событие сразу приписали чудотворному влиянию иконы Богоматери. С тех пор икона стала храниться в Москве, став главной ее святыней. Собственно говоря, до сих пор отказ Тимура от похода на Москву является предметом дискуссий и гипотез. Вероятнее всего у Тимура, чье войско было ослаблено ожесточенной войной с Ордой, не было большой нужды вести еще одну кровопролитную войну на Руси. Так или иначе, но нового нашествия на Русь подобное нашествию Батыю в XIII в., не последовало. А то что силы были неравны, а у Тимура была самая лучшая армия в мире того времени, говорить не приходится. Как говорится, спасло чудо.

Зато опустошительный поход Тимура по землям Золотой Орды можно еще назвать и подлинным счастьем для всей Северо-Восточной Руси. Ведь именно неслыханный разгром Тимура Орды, не только подорвал ее экономическую и военную мощь, но и прямо способствовал ее окончательному распаду на отдельные уделы.

Разгромленный Тимуром и лишенный сарайского трона Тохтамыш обратился за помощью к Витовту, обещая сделать его правителем всей Руси и Новгорода. Витовт, решивший подмять под себя всю Русь и Орду, тогда решил помочь «бедному» Тохтамышу занять ханский престол, чтобы через него влиять и на Орду и на Русь. Однако на реке Ворскле (1399) его войско потерпело сокрушительное поражение от ордынского войска, что на некоторое время заставило честолюбивого Витовта забыть об имперских планах. Зато московский правитель Василий Дмитриевич сразу решил воспользоваться удачным моментом и совсем прекратил отвозить дань в Орду. Фактически он не платил и не отвозил ее с 1395 по 1412 год. Но в 1408 году Московское княжество и соседние с ним пришла настоящая беда в виде -«Едигеевой рати». По тяжести это ордынское нашествие даже превосходило разорение Московского княжества Тохтамышем в 1382 г.

Князь Василий по примеру своего отца точно также оставил Москву и уехал в Кострому (якобы собирать войско). Но на этот раз Москва была оставлена на попечение дяди Василия, мужественного и опытного князя Владимира Храброго, соратника Дмитрия Донского по Куликовской битве. В результате Москву Едигей взять так и не смог, ограничившись крупным выкупом в размере 3000 рублей.

Зато все главные города Московского княжества (Переяславль, Ростов, Дмитров, Серпухов, Можайск, Верея, Нижний Новгород, Городец, Клин) и села были разграблены и сожжены дотла. Назад в Орду Едигей уходил с огромной добычей, по свидетельству летописцев каждый ордынский ратник вел с собой по 40 пленных русских (Сахаров А.Н.). Дождавшись окончания междоусобной войны в Орде, князь Василий отправился с данью в Орду к хану Джелал-ад-дину, где ему вновь удалось отстоять право на ярлык и на Нижегородское княжество.

Таким образом, вассальная зависимость Москвы от Орды восстановилась. Однако это уже была не та безусловная власть ордынских ханов как при ханах Узбеке и Джанибеке и даже не та власть как при хане Тохтамыше в последние годы правления его отца- Дмитрия Ивановича. Орда окончательно распадается на две части (1421), затем и на ряд других уделов, в то время как Москва становится еще сильнее и независимее.

А вот со своим тестем Витовтом Василий I в конце жизни помирился. Более того после смерти Василия I в 1425 г., его вдова княгиня Софья попросила своего отца- великого князя Витовта выступить в качестве опекуна для малолетнего сына Василия II, против которого выступал брат умершего московского великого князя звенигородский князь Юрий.

Витовт- политика захвата русских земель

Витовт долго боровшийся, в том числе и с помощью тевтонских рыцарей с великим князем и королем Польши Ягайло, наконец, получил от последнего в 1392 г. полную власть над Литовской Русью. Но его двоюродный брат и король Ягайло, как более старший по титулу, и в соответствии с союзнической Кревской унией от 1385 г. (между Польшей и Литовской Русью), продолжал сохранять над Витовтом верховный сюзеренитет.

Вообще западное (Польша) и северо-западное (Тевтонский орден) направления, для экспансивного Витовта всегда были слабым звеном в его политике, его «головной болью». Но зато на Востоке, на русском направлении для него открывались поистине неограниченные возможности.

По Карамзину Витовт, «государь сильный, мужественный, алчный ко славе и к приобретениям», буквально нацелился подчинить все более слабые русские земли Северо-Востока, включая Полоцк, Смоленск, Псков и даже Новгород по возможности. Здесь ему могла помешать только Москва в лице князя Василия 1, но с последним Витовт будучи породненным через свою дочь, заключил в 1392 году дипломатический союз, который фактически развязывал Литве руки в ее продвижении на Восток.

Уже в самом конце 1392 г. Витовт согнал со смоленского престола князя Юрия Святославича и посадил туда своего ставленника Глеба. В 1395 г. Витовт и вовсе присоединил Смоленск к своему государству. Далее его войска неоднократно вторгаются в Рязанскую землю, Псковскую. В это время ему противостоят более слабый рязанский князь Олег, который в отличие от могущественного Василия I отважно борется против гегемонизма над Русью литовского Витовта.

Всякий раз, когда у Москвы возникали возражения по поводу очередных захватнических действий Витовта на Руси, тесть (Витовт) приглашал своего зятя (Василия) к себе на встречу, и каждый раз убеждал его «в правильности» своих захватов. Так было в 1393 г., так было и в 1397 г., когда чуть ранее до этого Витовт с большим войском вторгся в Рязанское княжество и предал его опустошению. Более мягкий, а, по словам историка Карамзина «осторожный и рассмотрительный» Василий I до поры до времени не решался возражать своему тестю. Зеркальное совпадение событий, только с переменой ролей произойдет спустя ровно сто лет, когда уже московский князь Иван III будет использовать замужество своей дочери с великим князем литовским Александром для давления и шантажа на своего более слабого зятя.

А между тем Витовт действует точно также как и до него Ольгерд, он по хищному стремится взять все, что плохо защищено. Витовт в 1397-1398 гг., воспользовавшись разгромом Орды Тимуром, захватывает земли по нижнему течению Днепра, которые раньше принадлежали Орде. Теперь его обширное государство своими границами выходит на берега Черного моря. Получается держава «от моря до моря» (от Балтийского до Черного). Неслучайно, уже в тот период Витовта именуют Великим, а за его государством окончательно закрепляется следующее название- «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское» (Владислав Швед).

В 1398 г. Витовт воспользовавшись тяжелым положением Тохтамыша укрывшего у него, заключает сразу несколько договоров по разделу еще независимых русских земель. По Салинскому договору с Тевтонским Орденом, Новгород должен был отойти к Литовской Руси, а Псков-Ордену. По договору с Тохтамышем, Витовт обещает тому помочь с получением ханского престола в Сарае, в обмен на признание со стороны Тохтамыша Витовтом главой всей Руси и присоединенного к Литве Новгорода (по Буганову В.И.).

Такой тройной раздел русских территорий был прямо направлен и против Москвы, о чем вскоре узнал и обманутый коварным тестем Василий I. Это приводит к фактическому разрыву ранее «полюбовного» союза между царственными родственниками, у которых отныне политические интересы совсем разошлись. Как сказано в летописи: «А Витовт литовский князь тоа зимы мир разверз со своим зятем с великим князем Васильем и с Новымгородом и с Псковом». Над Псковом и Новгородом сгустились тучи, к тому же Москва не пожелала тогда оказывать им помощь.

В 1399 году Витовт вплотную приступил к плану раздела Руси и установления в ней абсолютной гегемонии. Но сначала нужно было установить контроль над Ордой. Для этого он собрал очень большую силу. В его многонациональном войске были русские, литовцы, поляки, молдаване, немцы из Ливонии, отряды Тохтамыша. С этой многоплеменной армией Витовт выступил против ордынского хана Тимур-Кутлука и его всесильного эмира Едигея, надеясь согнать Тимур-Кутлука с трона Орды и поставить Тохтамыша (Измайлов И.).

Но в ожесточенной битве на реке Ворскле, он потерпел от ордынцев сокрушительное поражение. Ордынцы разгромленное христианское воинство преследовали до самого Киева. В битве погибли многие русские и литовские князья (в их числе два сына Ольгерда): в том числе и герой Куликовской битвы Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский, Стефан I Мушат господарь Молдавского княжества и т.д.

Битву на реке Ворскле можно считать крупнейшей битвой, между христианским Западом и кочевым Востоком в которой Запад полностью проиграл. Точно также как христианский Запад проиграл османам султана Баязида тремя годами ранее крупную битву при Никополе (1396). Военно-техническое превосходство Запада над Востоком наступит только через полтора столетия.

Разгром многочисленной армии Витовта на Ворскле на время остановил его масштабную экспансию на восток Руси. Отпала угроза внешнего вторжения для Пскова и Новгорода. А в 1401 г. рязанский князь Олег с войском вступил в Смоленск и отбил его у Витовта. Это заставило Витовта пойти на заключение нового союза с Польшей (Виленско-Радомская уния). В самом начале 1401 г. Витовт подписывает акт о своей присяге польскому королю Ягайло. По этому договору Ягайло, являющийся верховным правителем Литовской Руси, передавал право пожизненного владения государством Витовту и признавал его титул великого князя литовского и русского. Но после смерти Витовта у которого не было сыновей, все его обширные владения должны были отойти Ягайло или его преемникам. Особо оговаривалось, что в случае смерти Ягайло не успевшего назначить своих наследников, то должны были бы назначены выборы польского короля, в которых бы также участвовали литовские и русские бояре (Поздняков В.).

После подписанного акта Витовт получал в свое распоряжение и польские войска. Вот почему уже в 1403 г. он вновь переходит в наступление на Северо-Восточную Русь и захватывает Вязьму и Смоленск в 1403-1404 гг. Спустя некоторое время войска Витовта вторгаются и в Псковские и Новгородские земли. Оказавшись под ударом агрессора, отчаявшиеся псковичи и новгородцы обращаются за помощью к Москве. На этот раз Василий I понимает, что дальнейшие уступки своему хищному тестю чреваты серьезными будущими угрозами его государству и полной потерей престижа Москвы на Руси.

Вот почему решившись, наконец, Василий Дмитриевич с войском выступает на защиту Пскова и Новгорода. В 1406-1408 гг. Трижды в 1406-1408 гг. тесть Витовт и его московский зять Василий, стояли друг против друга с войском на пограничных рубежах. И что удивительно каждый раз дело так и не доходило до сечи. Необычную для себя осторожность проявлял всегда воинственный Витовт. Возможно, это было связано с памятью о Ворскле. Витовт осознавал примерное равенство в силах между собой и Василием.

В итоге в 1408 г. противники заключают «вечный мир», установивший общую границу двух государств. Мир между Москвой и Вильно возвращал противников к границам статус-кво, что означало на практике конец дальнейшим притязаниям Витовта на псковские и новгородские земли, а значит и всем другим имперским замыслам по отношению к Северо-Восточной Руси. Для Василия I такой мир оказался очень кстати, поскольку в пределы его княжества вторгается с большим войском эмир Едигей. Но и Витовт спешил развязать свои русские дела. Тевтонский орден начал свой самый решительный натиск на Польшу и Литовскую Русь.

Западный вектор политики Витовта

Если на восточных рубежах Витовт в полном смысле слова был захватчиком и проводил имперскую политику, то на западе он сам был вынужден, оборонятся от вековой агрессии Тевтонского ордена. Собственно и для Польши и для Литовской Руси существование Тевтонского ордена было как застрявшая кость в горле. В конце XIV века рыцари Ордена овладели одной из исторических областей этнической Литвы- Жмудью, чье население все время обращалось к Витовту за своим освобождением. Несмотря на крайне сложные в прошлом личные взаимоотношения и Ягайло и Витовт осознавали ценность своего политического союза как возможность раз и навсегда покончить с тевтонской опасностью.

Уже в самом конце 1408 г. оба лидера союзных государств (Польши и Литовской Руси) Ягайло и Витовт заключили между собой военное соглашение, направленное против Тевтонского ордена. Затем Витовт спровоцировал народное восстание в Жемайтии (Жмуди) против крестоносцев и получил контроль над этой территорией. Что расширило прежний титул Витовта, и отныне он именовался: «Великий Князь Литовский, Князь Полоцкий, Князь Смоленский, Князь Жмудский». Польша в лице Ягайло поддержала действия Витовта и это, послужило поводом к войне, к которой обе стороны (Тевтонский орден с одной стороны и Польша и Литовская Русь с другой) давно уже готовились.

Грюнвальдская битва, состоявшаяся 15 июля 1410 г. была с одной стороны, решающей битвой славянских и балтских народов против многовековой агрессии немецких рыцарей Ордена. С другой стороны, звездным часом полководческого таланта Витовта и его союзника польского короля Ягайло. Они, будучи родственниками и обрусевшими людьми, в тоже время принявшими новую католическую веру, пополам разделили эту выдающуюся победу над тевтонцами.

Но, несмотря на весь государственный, полководческий и дипломатический талант Витовта, в его тандеме с Ягайло солировал не он. Но было бы неверным считать, что Ягайло в чем-то превосходил своего двоюродного брата Витовта. Просто за Ягайло плотными рядами стояло многочисленная, и лучше организованная польская знать и духовенство, а за ними тенью нависала огромная фигура католического Рима с папой во главе. Тем не менее обоюдная победа над самым страшным врагом привела к некоторому повышению статуса Великого Княжества Литовского и Русского по отношению к Польше. Но как это было реализовано на практике?

В 1413 г. на состоявшемся Сейме в Городло (Городно) подтверждалась Кревская уния 1385 г. и при этом дополнялось следующими положениями. В этнической Литве где полным ходом проводилось окатоличивание учреждались сеймы, а литовское дворянство уравнивалось правами с польским. Но при этом все права и привилегии предоставлялись только «католикам Римской церкви подвластным» и не как на православных князей и бояр. Православных в Городельском (Городненском) акте именовали как «схизматики и другие поганые». В частности, православным закрывался доступ в состав высшего органа государственного управления Литовско-Русского государства- «раду» (совет) великого князя (Дмитриев М.В.).

Зато принявшие католицизм литовцы же получали и ряд экономических привилегий, по владению собственности. Например, была дана привилегия, владеть землей без ограничения со стороны князей (шляхетское достоинство по польскому образцу). В свою очередь православные, преимущественно русские феодалы и знать подобных привилегий не получали. (Александров Д.Н.). И наконец, по постановлению Городельского Сейма запрещались браки между православными и католиками. Налицо была явная дискриминация православно-русской конфессии.

Навязанная сверху польская католическая традиция не желала примиряться с доминированием в Литовской Руси с русского православного мира, сразу заняв по отношению к нему господскую позицию. Католическая Польша через лидерство в династической унии с Литовской Русью попыталась по-хозяйски приватизировать все огромные материальные и людские ресурсы этого государства «от моря до моря», не приложив при этом никаких усилий по его объединению и строительству. Но сразу ей это не удалось. Процесс поглощения растянулся на полтора века драматической борьбы с разными отступлениями от намеченной цели. Но от этой цели польское духовенство и светская знать никогда не отступали, методично и последовательно шли к ней.

Литовская Русь с последующим процессом латинизации и полонизации господствующего класса превращалась в поле острой борьбы между двумя ведущими культурами: польско-католической и русско-православной. В перспективе это разрушало былое единство многонародного государства и вело его к расколу, а значит, неизбежно ослабляло его в отношении соседа и главного конкурента, к тому же православного Московского государства.

В тоже время как пишет Владислав Швед, вплоть до самой своей смерти в 1430 г. Витовт противился открытой полонизации Литвы, что неизбежно предполагало потерю суверенитета Литовской Руси. Здесь он пытался всячески сохранить политику компромисса и сотрудничества между римско-католической и православной церковью. В какой-то мере это ему удалось. Витовт оставался любим среди всех народов и конфессий Литовской Руси, несмотря на то, что стал католиком. К тому же количество православных храмов в его правление еще значительно превышало количество католических костелов. Впрочем, это нисколько не отменяло раз и навсегда обозначившуюся тенденцию в «Великом княжестве Литовском, Русском и Жемойтском» по замене русско-православной культурной доминанты польско-католической.

Вот только следует отметить, что харизматичный и прагматичный во многих делах Витовт в вопросах веры оказался далеко не дальновидным политиком. Неудивительно, что после смерти Витовта начался открытый военный конфликт православной знати во главе с великим князем Свидригайлом против польско-католического господства.

Заканчивая свой жизненный путь, Витовт находился на вершине своего политического успеха и славы в Центральной и Восточной Европе. Он давно примеривал для себя королевскую корону, которую ему обещал привезти император Священной Римской империи Сигизмунд I. Ожидаемая торжественная коронация осенью 1430 г. с приглашением всех правителей Восточной Европы так и не состоялась по причине смерти самого Витовта.

При Витовте государство Литовская Русь находилось в самом зените своего могущества и влияния в Восточной Европе, своей тенью затеняя другую Русь, находившуюся еще под властью Орды, собираемую Москвой на принципиально иных политических и культурных основах. Другая Восточная Русь (к концу XV в. ставшая Московской Русью) была еще слабее и маловлиятельнее тогда чем Руси Западной- Литовской, однако именно за ней в итоге оказалась победа в деле собирания русских земель. И важнейшую роль в этом сыграл цивилизационно-конфессиональный фактор.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-10-25     Просмотров: 2173    

Можно также почитать из рубрики: Запад и Россия

Литовская Русь: эпоха Ольгерда.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Западное влияние на Россию в XVI-XVII вв.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Рязанский волк
Дата: 2015-10-27

Что-то у автора присутствует некоторое пренебрежение к деятельности ДМИТРИЯ ДОНСКОГО и его сына Василия I. А ведь ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ был одним из самых мужественным и прославленных русских полководцев, разбившим татар в самой жестокой Куликовской битве. Трусом он точно не был. На тот момент, когда вторгся Тохтамыш, у него не было сил чтобы противостоять татарам, и он уехал их собирать. А Василий I не побоялся выйти против самого Тимура, что также говорит о его незаурядной храбрости. Стоит также напомнить автору, что именно СМОЛЕНСКИЕ русские полки сыграли решающую роль в Грюнвальдской битве, а не литовцы-поляки Витовт с Ягайло. Литовские князья Ольгерд и Витовт по сравнению с ДМИТРИЕМ ДОНСКИМ были ниже его по полководческому таланту и по государственному уровню.

Автор: Иван
Дата: 2015-10-27

На счет Дмитрия Донского вопрос спорный. Нашествие Тохтамыша подпортила его полководческую карьеру. Вот если бы он смог порвать с Ордой…? Всегда когда студентам начинаю рассказывать, про сожжение Тохтамышем Москвы, то стараюсь быстро проскочить этот неприятный эпизод после такой блестящей победы на Куликовом поле. В целом я согласен с трактовкой автора по Золотой Орде. В то время это государство намного было сильнее Руси и ВКЛ. Неслучайно на Ворскле разбили блестящего полководца Витовта. Тимур огромную услугу сделал Руси, опустошив Золотую Орду. Но даже после этого ордынские ханы вплоть до 1480 г. заставляли всех русских князей, включая московских платить дань. Витовт был бы абсолютно хорош, если бы отсоединился от Польши. Но не смог. Если вкратце: две Руси-Литовская и Московская воевали за то чтобы создать одну Русь. И в то время результат борьбы был неясен.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-28

Рязанскому волку. Почитайте мои 2 последние статьи внимательно. Я нигде не пишу о трусости князей Дмитрия Ивановича и Василия Дмитриевича. Дмитрий Донской вышел на Куликовскую битву против самозванца-узурпатора Мамая. Причем у Мамая было войско намного меньше того, что выставила Орда против Тимура. Мамай в то время даже половина Орды не контролировал. А против царя-законного хана верный улусник московский князь Дмитрий выйти не посмел. В российской истории Дмитрий Донской канонизированная и во многом мифологическая фигура, реальный князь Дмитрий не был таковым. Про смоленские полки я не хуже вас знаю. Не надо забывать при этом, что Смоленск в то время входил в состав Литовской Руси.Кстати, в Грюнвальдской битве участвовали и татары на стороне антирыцарской коалиции.

Автор: Александр
Дата: 2015-10-28

Удивительно в каких сложных обстоятельствах и перипетиях возникала Россия, ее будущее зависило от самых разных факторов. Что только не происходило в то время. Просто поразительно как могущественные соперники Московского княжества так удачно обескровливали друг друга. Это и позволило Московской Руси подняться и стать общерусским центром, а позже могущественным царством - Империей. Огромная заслуга в этом принадлежит великим московским князьям, которые оказались более решительными, дальновидными и изворотливыми чем их соседи.

Автор: Иван
Дата: 2015-10-28

О королевской короне Витовта существует много предположений о том, куда она подевалась. Считается, что его королевкую корону, которую везли из Германии, перехватили поляки на территории Польши. Другими словами украли ее. Якобы с горя, узнав о пропаже Витовт умер. Поскольку коронация Витовта Польшу не устраивала. Ведь это уравнивало Литву и Польшу. Возможно это легенда.

Автор: Юрий
Дата: 2015-10-28

Ивану. А что бы дала Витовту эта корона? Умер напоследок королем и все. У него были наследники?

Автор: Иван
Дата: 2015-10-28

Юрию.У него была одна дочь-Софья, а она была замужем за Московским князем Василием. После смерти Василия 1 Софья обратилась к своему отцу, чтобы он поддержал ее сына Василия 2. Того самого которого назовут Василием Темным. Его ослепили в борьбе за трон. Витовт вплоть до смерти своей помогал дочери и ее сыну- маленькому Московскому князю. Так что он не был таким уж врагом Москвы. Хотя конечно интересы у двух государств были разные.

Автор: Юрий
Дата: 2015-10-28

Ивану. Большое спасибо. Плуты поляки умыкнули корону у Витовта, как в фильме «Джентльмены удачи».

Автор: Pan Litwin
Дата: 2015-10-31

ВКЛ- это собственно и есть историческое государство современной республики Беларусь. А до ВКЛ первым государством на землях Беларуси было Полоцкое княжество. Как пишет историк А.Е. Тарас, Литва – «беларуская земля», великие князья Литвы «были балтами (или готами) по рождению, христианами по вере, беларусами по языку».

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-31

Pan Litwin. Но ведь Полоцкое княжество входило в состав Древней Руси? Процессы этногенеза на территории ВКЛ действительно трансформировали самосознание проживавших там русских. На мой взгляд, на самосознание белорусов повлияли все политические государственные образования, начиная с периода Киевской Руси. А после ВКЛ, а точнее ВКЛР (Великое Княжество Литовское и Русское), еще больше повлияла полонизированная Речь Посполитая.

Автор: Pan Litwin
Дата: 2015-10-31

Вячеславу Бакланову. Зато на Московское государство повлияла азиатская Орда. А это намного хуже.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-31

Pan Litwin. Орда повлияла политически, но она не трансформировала этнокультурное самосознание жителей Северо-Востока Руси, объединенных Москвой.

Автор: Pan Litwin
Дата: 2015-10-31

Вячеславу Бакланову. Ваши убеждения характерны для большинства российских историков считающих, что только подлинно Москву и Великороссию можно считать подлинно «Русским государством».

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-31

Pan Litwin. Русских государств и стран (не путать государство со страной) было немало в истории: Древняя Русь, Великое Княжество Литовское и Русское, Северо-Восточные княжества, Московская Русь, Российская империя и т.д. Важно при этом их научится классифицировать без обид по политическим и культурно-языковым признакам.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх