Политическая история Литовской Руси в правление Ягайло 1377-1392 гг.

Дело не в дорогах, которые мы выбираем, а в том, что внутри нас заставляет выбирать эту дорогу.
О. Генри,
(американский писатель)


Московский союзнический «проект» Ягайло и его крах.

Парадоксально, но именно великому князю Ягайло русскому по крови на ?, предстояло совершить тот исторический выбор в 1385 г. в пользу католицизма и польской короны коренным образом повлиявший на последующие судьбы Литовской Руси. К такому принятию решения повлияло крайне сложная политическая обстановка вызванная борьбой за власть между всеми членами правящей династии Гедиминовичей, с одной стороны, агрессией Тевтонского ордена с другой, и с провалом альтернативного выбора в пользу православия и Москвы.

Ягайло по завещанию своего отца Ольгерда был объявлен его преемником в обход его старшего сына Андрея от первой жены, что сразу вызвало конфликт между сводными братьями. Воспользовавшись междоусобицей из состава Литовской Руси стали выходить спешно завоеванные русские территории: Подолье (1377), Северщина (1379). Ослабление государства сразу отразилось, на падение его международного авторитета.

Одержать победу над своими братьями Ягайло помог его дядя-авторитетный Кейстут, с которым Ягайло стал в паре управлять огромным государством, став при этом главным -великим князем. Вот только делить власть с кем-то Ягайло не хотел вовсе. Поэтому, стремясь к большей самостоятельности от Кейстута, Ягайло единолично заключил в 1379 г. перемирие с немецким Орденом, тем самым отказываясь помогать своему дяде, воевать с крестоносцами. Одновременно Ягайло попытался продолжить политику своего отца на московском направлении, заключив военный союз с узурпатором Орды темником Мамаем в 1380 г. против московского князя Дмитрия. Зато его родные братья Андрей полоцкий и Дмитрий брянский перешли на сторону Дмитрия и приехали в Москву на службу.

В случае общей победы над Дмитрием, Ягайло и примкнувший к ним рязанский князь Олег предполагали поделить земли московского княжества между собой, управляя ими на правах вассалов Орды (Георгий Вернадский). В тоже время Ягайло на поле решающей битвы между Дмитрием и Мамаем не очень-то и спешил, заняв выжидательную позицию. К тому же в его войске русские ратники не горели желанием сражаться со своими соплеменниками на стороне ордынцев. Разгром Мамая сначала Дмитрием, а затем и Тохтамышем коренным образом нарушил первоначальные планы Ягайло.

Что произошло? В общерусском масштабе усилилась Москва, но одновременно еще более усилилась и Орда, которую отныне всю объединил чингизид Тохтамыш, добившись окончательного разгрома Мамая. Определенно Куликовская битва имела последствия не столько ослабления, сколько усиления Орды, впервые объединенной законным ханом после 30 лет непрерывных смут. В то время имеющиеся силы и ресурсы Орды объективно выводили ее в самый первый ряд евроазиатских держав, что хорошо понимал и Ягайло. Вот почему он в 1381 г. отправил к Тохтамышу гонцов с просьбой утвердить его ярлыком на право владения русскими землями в пределах Литовской Руси. Показательный случай. Сразу же была забыта наступательная стратегия Ольгерда в отношении Орды.

Осознавая опасную мощь чуждой Орды с одной стороны, постоянный натиск крестоносцев с другой, влияние Кейстута в Литве с третьей стороны, все это вместе взятое для Ягайло, заставило его совсем по-другому оценить для себя усиление Москвы и князя Дмитрия. Отныне союз с Москвой через династический брак с московским Дмитрием виделся Ягайло как надежный противовес против всех своих врагов.

Москва на предложение литовских сватов выдать замуж дочь Дмитрия за князя Ягайло ответила в сугубо политическом ключе. От Ягайло потребовали определиться, с кем он, и предложили принять православие: «А ему, Великому князю Ягайлу… креститься в православную веру и крестиянство свое объявить во все люди» (цит. по Я. Алексейчику). Политический союз с Москвой и возможное принятие князем Ягайло православия для всего литовско-русского государства объективно могло коренным образом повлиять на судьбы Восточной Европы. Во всяком случае, только такой союз мог бы уравновесить мощь хищной Орды с ханом Тохтамышом нацеленным на захват новых земель и территорий.

Но тут перешли в наступление крестоносцы на мужественного Кейстута, захватив и разграбив ряд литовских крепостей. Кейстут отбивался от них один лишенный помощи своего племянника. Вскоре Кейстут узнал о сепаратном мире Ягайло с крестоносцами, что, безусловно, разозлило его и заставило ополчиться уже против Ягайло. Взяв Вильну, он там пленил и неблагодарного Ягайло (1381). Великодушный Кейстут не стал сильно наказывать своего неблагодарного племянника и дал ему в удел Витебск. А между тем положение самого Кейстута осложнилось восстанием против него новгород-северского князя Корибута.

Ягайло успешно интриговал против своего дяди и вновь обратился к крестоносцам. Новое нападение немецких рыцарей отвлекло внимание Кейстута. Когда тот выехал из Вильны, Ягайло захватил эту древнюю столицу литовской династии вместе со своим братом-союзником Скиргайлой. Затем Ягайло заманил к себе в ставку якобы на переговоры Кейстута и его сына Витовта. Там в ставке Ягайло Кейстут и Витовт были схвачены и помещены в Кревский замок. Но если молодому Витовту удалось оттуда бежать, то Кейстут в замке был вероломно задушен 15 августа 1382 года.

Так Ягайло добился того чтобы оказаться один на вершине власти в огромном государстве. Ничего необычного, такова была практика политической борьбы за власть в эпоху Средневековья, как на Западе, так и на Востоке, и на Руси. Как обычно бывает, в междоусобной борьбе побеждает не тот, кто благороден, силен и поступает честно, а кто более изворотлив, не брезгует никакими средствами для достижения своей поставленной цели.

Управившись «с делами» в своем «большом доме» Ягайло вновь сосредоточился на заключении брачного «союза» с московским князем Дмитрием. Но и тут все вдруг коренным образом изменилось. Хан Тохтамыш начал поход против своего улусника Дмитрия Ивановича Донского (1382), который намеренно оттягивал признание своей покорности и выплаты дани хану. Всегда смелый московский князь Дмитрий даже не пытался бороться с законным ханом (сказалась вековая традиция подчинения Орде), фактически убежав от него, оставив Москву москвичам во главе с митрополитом Киприаном. После недолгой осады столица княжества была взята хитростью, затем последовал настоящий погром и сожжение Москвы, а затем разорение и всего московского княжества. Это в свою очередь вынудило князя Дмитрия безоговорочно признать над собой власть хана.

Вновь восстановив свою власть над ранее непокорным и опасным московским вассалом, Тохтамыш отправляет уже в 1383 г. своих послов к Ягайло и требует от него уплаты дани с подвластных Литве земель Руси. Ягайло вынужден дать свое согласие. (Шабульдо Ф. М.). Могущественной и единодержавной Орде перечить было опасно.

Кревская уния как исторический поворот в судьбах Литовской Руси.

Для Ягайло резкое ослабление Москвы, вчерашнего победителя Мамая стало сигналом не спешить с союзом с Дмитрием московским. При этом Ягайло не отказался совсем от сватовства на дочери князя Дмитрия, но уже стал подыскивать альтернативу Москве. Взор его обратился к католической Польше, также страдающей от немецкой агрессии. К тому же женитьба на польской королевне давало возможность для Ягайло получить королевскую корону. И в Польшу было отправлено посольство для сватовства Ягайло на польской принцессе Ядвиге. Однако вплоть до конца 1384 г. Ягайло не отказывался и от московского брачного варианта. Здесь он действовал как изощренный политик, каким он и являлся, стараясь поймать самую «жирную рыбу».

Вот только спокойствия в государстве для Ягайло уже не предвидится. Ранее друживший с Ягайло, двоюродный брат Витовт, едва спасший свою жизнь, открывает против своего «отцеубийцы» войну. Причем он обращается за помощью к открытым врагам Литовской Руси крестоносцам. Крестоносцы вторгаются на территорию Литовской Руси, помогая Витовту. Положение Ягайло было очень серьезным. Поскольку победить Витовта с крестоносцами Ягайло никак не удается, то он предлагает Витовту мир в обмен на отказ от союза с крестоносцами. Витовту было предложено в качестве отступного в удел Гродно и Тракай. Витовт принимает предложение Ягайло, сразу же отходит от союза с Орденом. В тоже время Витовт как дальновидный политик вполне давал себе отчет, в угрозе со стороны Ордена для всей страны.

Вчерашние враги теперь оказываются союзниками против агрессии крестоносцев. Опять новый поворот. Чтобы закончить тяжелую войну с крестоносцами Ягайло им обещает принять католицизм в своем государстве в течении 4 ближайших лет. Те клюют на «приманку» свернув военные действия, к тому же на них оказывает давление папский Рим, который шлет крестоносцам проклятия за то, что они воюют с народом пожелавшим встать на «истинный путь» католической веры (Александров Д. Н.). Именно в таких непростых условиях Ягайло склоняется к окончательному решению в пользу брачного союза с польской короной. Угроза со стороны Тевтонского ордена в то время оказалась столь сильна, что для Ягайло большие человеческие и материальные ресурсы Польши представляются достаточными, чтобы совместно с Польшей остановить немецкую агрессию.

Сначала последовала так называемая Кревская уния (август 1385 г.) -соглашение между Польшей и Литовско-Русским государством о династическом союзе между ними. Уже на ней Ягайло в обмен на польскую корону пообещал сам перейти в католицизм и обратить к нему всех своих «братьев, бояр, народ». Затем торжественное бракосочетание великого князя литовского Ягайло с 12-летней королевой Ядвигой проходило в польской столице Кракове 12 февраля 1386 г., рядом присутствовал его брат и соперник Витовт, а также и другие родные братья Ягайло. В тот же день Ягайло и Витовт принимают крещение по католическому обряду, а через 4 дня состоялась коронация польской короной Ягайло. Отныне он становился и литовским великим князем и польским королем под именем Владислава II Ягелло.

Нелегко обживаясь на своей новой родине, ограниченный к тому же польским королевским советом, Ягайло приступает к выполнению условий Кревской унии в главном конфессиональном вопросе. С этого времени начинается насильственное окатоличевание балтийского населения ранее языческой Литвы, причем этим процессом совместно руководят и Ягайло и Витовт. В феврале 1387 г. Ягайло издает подробный манифест, в котором был целый ряд пунктов по ограничению прав православных. В них предусматривалось запрет на равноправные браки между католиками и православными. Возможны были лишь браки при условии перехода православного жениха или невесты в католицизм. Допускались все формы принуждения православных супругов в греко-католическую веру, вплоть до телесного наказания (Лев Гунин).

В то же время Литовская Русь, сохраняя при этом свою автономию, управляется родным братом Ягайло Скиргайло, которому Ягайло передал великокняжеский престол. Однако при этом вся литовско-русская знать, обязана была принимать присягу на верность польскому королю Ягайло и королеве Ядвиге. Такая вот получилась многоступенчатая феодальная федерация имперского типа, с явной зависимостью Литвы и Руси от Польши.

Польша и стоящий за ней католический Рим сразу оценили для себя выгоды Кревской унии. С тех пор и по сей день в польской историографии имя Ягайло описывается с самой положительной стороны, а королева Ядвига (которую духовенство и знать фактически заставила против ее воли выйти замуж за Ягайло) и вовсе канонизирована римским папой Павлом II (кстати, этническим поляком). И это понятно, Польша получала для себя редкую возможность без неизбежных тяжелых жертв и насилия, а исключительно мирным путем получить огромные территории с большим населением, что в перспективе ее делало самой великой державой в Восточной Европе.

Другое дело Литва и Западная Русь. С этого времени Литовская Русь окончательно лишалась перспективы объединения всех русских земель под своей эгидой. Угроза католицизма явилась отрезвляющим душем для той русской знати, кто еще связывал свое будущее с Литвой. Это в свою очередь облегчало усилия Москвы по объединению вокруг себя всех русских православных земель на Севере-Востоке. В явном проигрыше оказалась и литовская знать, со временем окатоличенная и ополяченная она была отодвинута поляками со своего ведущего положения в Литовской Руси. Доминирование польской культуры и государственности со временем свели в могилу традицию исторического правопреемства литовско-русского государства от государственности Киевской Руси.

Следует отметить, что подписание Кревской унии и ее условия сразу же вызвали широкое недовольство не только у русских подданных, но и самих литовцев. Единственным плюсом от унии для Литвы и Руси оказалась увеличение обороноспособности государства извне, в первую очередь от немецкой агрессии. Впрочем, в случае с реализацией унии с Москвой Литовская Русь получила бы аналогичную помощь и даже большую.

Вскоре честолюбивому Витовту, оттесненному на второй план родным братом Ягайло Скиргайло, стало некомфортно иметь, так мало власти и земельных владений в таком большом государстве. А между тем польская знать все больше напирала и потребовала выплату ежегодной дани со стороны Литовской Руси Польше. Витовт решил использовать недовольство литовско-русской знати унией для реализации собственных амбиций. Василии Дмитриевиче, за которого он отдал в 1390 году свою дочь Софью. Вновь заручившись военной поддержкой Тевтонского ордена, он начал новый тур междоусобной войны против Ягайло (1390 г.). Заодно он пытался заручиться поддержкой могущественного московского великого князя Василия I, выдав за него свою дочь Софью.

Новая двухлетняя гражданская война, сопровождавшаяся вторжениями крестоносцев, сильно разорила Литовскую Русь. Бессмысленная кровопролитная война, в которой так и не обозначился явный победитель, убедила, наконец, Ягайло пойти на компромисс с Витовтом. Этот компромисс был явно продиктован давлением со стороны польской знати и духовенства, не желавшей терять Литву и Русь.

В 1392 г. между Ягайло и Витовтом было подписано так называемое Островское соглашение. По этому договору Ягайло, оставляя за собой только польскую корону, отрекся от великокняжеской власти в Литовской Руси в пользу Витовта. Вопрос с Скиргайло был решен также компромиссно, впрочем, его судьба Ягайло и Витовта не особенно волновала. Того «сослали» управлять Киевом.

С этого времени началось раздельное правление двух двоюродных братьев, двух государств, но при этом связанных договорными узами Кревской унии. Ягайло, который все более идентифицировал себя с возглавляемым им польским королевством, все же рассчитывал, что сама Кревская уния навечно прикрепит литовско-русскую государственность к более развитой католической Польше. Это и произошло впоследствии, хотя оказалось растянутым по времени.

И главное, несмотря на все сложные отношения между Ягайло и Витовтом и порой даже конфликты между ними, все последующее время сохранялись союзнические отношения, направленные против Тевтонского ордена. Залогом такого союза и стала их совместная блестящая победа над Тевтонским орденом под Грюнвальдом в 1410 г.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-10-17     Просмотров: 1332    

Можно также почитать из рубрики: Запад и Россия

Литовская Русь: эпоха Ольгерда.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Западное влияние на Россию в XVI-XVII вв.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Иван
Дата: 2015-10-17

Удачно выбранная картинка к статье: рыцарь символизирующий Литву стоит на коленях перед дамой символизирующая Польшу. Та его посвящает во что-то. Как в случае с принятием Литовской Русью католицизма. Именно так и выстроились политические отношения между Польшей и ВКЛ. В брачном союзе между Польшей и Литвой, Литва заняла женскую позицию, хотя ее правитель Ягайло был мужчиной. Парадокс.

Автор: Юрий
Дата: 2015-10-18

А я бы больше обратил внимание на цитату перед статьей из О. Генри-«Дело не в дорогах, которые мы выбираем, а в том, что внутри нас заставляет выбирать эту дорогу». Выбор любой дороги всегда предопределен нутром самого человека. Значит Ягайло и не мог выбрать союз с Москвой и православие. Да и имя у него было какое-то не внушающее доверие-«ЯГАЙЛО». Что-то от ЯГИ. А с прибавлением ЙЛО, получается ХАЙЛО, или ХУ...ЛО. Короче ЯГА- ХУ…ЛО!

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-18

Ивану и Юрию. Иногда подобранные мной цитаты и картинки удачны к написанным статьям. А цитата из О. Генри одна из моих любимых.В истории нет железной логии предопределенности, но в тех условиях выбор Ягайло в пользу Польши оказался более обусловленным.

Автор: НикоДимов
Дата: 2015-10-19

Для поляков Ягайло получается герой, для русских предатель. А кто он для литовцев?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-10-19

НикоДимову.Объективно говоря, Литва теряла на перспективу свою государственную самостоятельность, из-за поглощения ее католической Польшей. С другой стороны все нынешнее литовское самосознание (а оно католицистское) ведет свой отсчет от той Кревской унии. И все-таки в литовской историографии Ягайло героем не считается, таковым является Витовт.

Автор: Александр
Дата: 2015-10-20

Ягайло предал интересы своих православных подданных, которых в его государстве было подавляющее большинство, ради того чтобы стать польским королем. Поэтому, очень справедливо то, что все бывшие русские земли в составе Литвы, населенные православными Россия впоследствии вернула себе.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх