О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Имперская стратегия США накануне Второй мировой войны.

Тирании требуется большое пространство для своего существования; но для Свободы требуется и будет требоваться в дальнейшем гораздо больше жизненного пространства, нежели для Тирании.
Генри Льюис,
(американский геополитик)

В 30-е гг. британская капиталистическая гегемония была на закате и на ее наследство стали претендовать 2 державы- европейская Германия и заокеанская Америка. Каждая из этих держав выбрали абсолютно разные стратегии: агрессивно-силовую (Германия) и либерально-экономическую экспансию (США). В Америке, где огромную роль в проведении внешней политики играл крупный капитал, традиционно не принято было в открытую драться с «крутыми парнями». Считалось намного дешевле их «покупать и перекупать», а также сталкивать противников между собой. Доллар для финансовых магнатов с Уолл-Стрита считался лучшим оружием, чем кольт. Хотя конечно лучше иметь в обоих карманах и доллар и кольт.

У США в отличие от Германии уже тогда хватало материальных ресурсов, чтобы сменить на капиталистическом капитанском мостике Великобританию. Ее (Америки) послевоенный рост на фоне все более слабеющей Европы был потрясающим. С 1913 по 1929 год доля США в мировом промышленном производстве выросла более чем в два раза, достигла 43% , а ее национальное богатство увеличилось на 40 % (Галин В.).

Тем не менее, американский империализм не спешил занять место Великобритании в качестве лидера капиталистической мир-экономики. Дело в том, что США «…все еще не имели ни военной, ни политической инфраструктуры, которая позволила бы им выступать в качестве глобальной империи…» (Кагарлицкий Б.). Впрочем, и британский лев не собирался никому без боя сдавать свои позиции. Военные ресурсы Великобритании и ее колоний были тогда огромны.

Вот почему почти вплоть до конца 30-х гг. Америка следовала своим испытанным курсом политики «изоляционизма». Эта двадцатилетняя политика оказалась в итоге очень успешной и давала возможность для США нарастить будущую материальную и институциональную инфраструктуру для глобальной стратегической экспансии. Кроме того, сознательная стратегия изоляционизма обеспечивала США долговременную «свободу рук» в мировой политике. (Печатнов В.О., Маныкин А.С.).

В отличие от Лондона, для которого сохранение статус-кво перед Второй мировой войной являлось генеральной задачей, для Вашингтона, наоборот, его экономическое могущество и амбиции ее финансовых монополий диктовали ему стремление к изменению сложившегося миропорядка. Особенностью американской имперской парадигмы было то, что она принципиально не признавала любых границ: национальных, территориальных, культурных. Притязания Америки заключались в том, чтобы быть единственным носителем идеи универсальной свободы и равенства, претендовать на всемирно-историческую исключительность в качестве арбитра в решении вопросов по распределению мировых ресурсов для более «справедливого» распределения. (Шишков В.В.)

Неудивительно, что Америка не считала существующими колониальные империи европейцев справедливыми и фактически покушалась на них. Но не с целью их военного захвата, а с целью установления над ними своего экономического господства. Американцы умело завуалировали свои имперские притязания в морально-этические рассуждения о политическом суверенитете колониальных народов, точно рассчитав, что время старого колониализма безнадежно уходит. В будущей войне американцы планировали ослабить всех стратегических соперников, причем как Великобританию, так и Германию. Но желательно не своими руками. Смотрите мою статью Имперская стратегия США накануне Второй мировой войны.

И все-таки к самому началу Второй мировой войны президент США Ф. Рузвельт, был уже готов сменить прежнюю политику Вашингтона невмешательства в европейские дела. На это были свои основания. Рузвельт вообще был во всем новатором, включая и внешнюю политику. Он, например, первым, из американских президентов который восстановил дипломатические отношения с СССР в ноябре 1933 г. Рузвельт после прихода к власти Гитлера прозорливо видел в СССР потенциального «поединщика» который бы смог остановить европейских агрессоров (Германию и Италию).

С самого начала своего президентства он поменял ранее силовую политику в отношении стран Латинской Америки на политику «доброго соседства». На VII панамериканской конференции в Монтевидео в декабре 1933 государственный секретарь Хэлл США заявил: «При правительстве Рузвельта ни одно государство не должно опасаться интервенции со стороны Соединённых Штатов». Действительно американская пехота была выведена с острова Гаити, но при этом американцы сохранили свою военную базу на Кубе (Гуантанамо) и свой стратегический контроль над Панамским каналом.

Такая смена курса в отношении своих слабых соседей объяснялось сильной дискредитацией образа США в глазах латиноамериканцев после многолетней политики «грубой силы» в отношении их. И чтобы еще более упрочить свои позиции и окончательно вытолкнуть отсюда своего главного конкурента-Великобританию США сделала ставку на «мягкую силу». И это им во многом удалось. Рузвельт, оценивая итоги своей внешней политики на латиноамериканском направлении говорил: «Мы вернули к себе благожелательное расположение многих стран и у нас появились друзья».

Впрочем, вопрос дружить или не дружить у латиноамериканцев тогда не стоял вовсе. Лучше было «дружить», чем «не дружить» с могущественной Америкой. Другого выбора просто не было. Поскольку все другие могущественные страны были удалены от американского континента, и на их помощь не приходилось рассчитывать.

Китай для США давно представлял собой безграничный рынок возможностей. Американские инвестиции в китайскую экономику к концу 20-х гг. вышли на третье место, уступая главным своим конкурентам- Англии и Японии. Но слабый и раздираемый гражданской войной Китай был лакомой добычей для более агрессивных соседей, таких как Японии, которая ставила своей главной стратегической целью завоевание Китая. А в 1932 г. милитаристская Япония сделала к этому первый шаг- оккупировала северо-восточную провинцию Китая Манчжурию. Япония в Китае и на Дальнем Востоке стала выступать как главный геополитический противник США. Это вынуждало США искать против Японии союзника в виде Китая.

Еще в 1928 г. США признало правительство Чан Кайши и стало оказывать ему дипломатическую и финансовую поддержку. С тех пор вплоть до 1949 г., Чан Кайши «оставался главным проводником американских интересов в этой части земного шара» (Печатнов В.О., Маныкин А.С.). В этом отношении политика США сближалась с политикой СССР в отношении Китая. Сталин, несмотря на коммунистические воззрения, также поддерживал Чан Кайши, вооружая его против Японии, а не своего коммунистического собрата Мао-Цзэдуна.

Компромиссное умиротворение и «приручение» агрессивных стран (Японии, Италии, Германии) при дипломатической риторики осуждающей их политику, вплоть до начала Второй мировой войны было определяющим в линии внешнеполитического поведения США. К такой политике вынуждал традиционный американский курс на сохранение нейтралитета и изоляционистские установки, господствующие в американском Конгрессе и в нации. Но в конце 30-х годов для дальновидных американских политиков стало ясно, что прежний изоляционстский курс себя изжил и что он даже опасен американским интересам.

Начало пересмотру американской внешней политики положила масштабная агрессия Японии против Китая (в 1937 г.). В самой Европе приходили к власти фашистские режимы, и расширялась агрессивная политика Италии и Германии. Традиционный баланс сил в Европе и в мире стал смещаться в пользу стран Оси (Японии, Италии и Германии). Это явно противоречило стратегическим планам США на ближайшую перспективу. Отныне именно страны-агрессоры, выступали главной угрозой для США во всем мире, а не старые колониальные державы (Англия и Франция).

Резко усиливавшиеся нацистская Германия на западе, и милитаристская Япония на востоке, для американского истеблишмента и общественности были не просто «плохими парнями», но и самыми опасными соперниками в борьбе за мировую гегемонию. И главным противником была именно Германия, а не более слабая Япония, чей ВВП в 10 раз уступал американской. По мнению Уильяма Фредерика Энгдаля во Второй мировой войне США и Германия сражались друг с другом за британское наследие.

А как выглядел Советский Союз в глазах Америки в то время? СССР для Америки представлялся не только идеологически, но и классово и цивилизационно чуждым государством. В политическом лексиконе Америки конца 1930-х гг. появились специфические выражения: «красный фашизм» к сталинскому режиму и «коричневый большевизм» по отношению к нацизму. Тех и других в либерально-капиталистической Америке откровенно боялись. Тем не менее, из «двух зол» по социологическим опросам в 1937 г. американцы выбирали нацизм Германии, считая, что при нем лучше жить, нежели в Советской России (Рукавишников В. О.).

Антикоммунистические страхи толкали американский истеблишмент на политику умиротворения Гитлера с целью направить его против первого коммунистического государства в мире покушающегося на капиталистический миропорядок. По мнению немецкого историка В. Линка США «давно рассматривали Германию в качестве ядра своей европейской политики и как важнейший бастион против большевистской России».

Как и англичане с французами американцы глубоко просчитались в своих взглядах на Гитлера. Тот оказался далеко не «клиническим психопатом», каким казался на первый взгляд. Несмотря на то, что симпатии США были на стороне Англии и Франции, Америка воевать совсем не собиралась ни на чьей стороне, будучи при этом вначале убежденной, что войны между Гитлером и Великобританией и Францией не будет.

В Америке многие считали, что Гитлер, следуя своему откровенному экспансионистскому плану, написанному в его «Майн Кампф», нападет сначала на СССР. Что же касается Лондона и Парижа, то эти страны либо присоединятся к германской агрессии против Москвы, либо займут против СССР недружественную позицию, когда Гитлер нападет на Москву. Например, бывший американский президент Г. Гувер откровенно утверждал в конце октября 1938 г.: «Я убежден, что ни Германия, ни другие фашистские страны не хотят воевать против западных демократий, при условии, что последние не будут препятствовать продвижению фашизма на Восток».

По мнению американского исследователя Уильяма Энгдаля, в начале 1939 г. на Западе широко распространилось убеждение, что поход держав оси против Советского Союза начнется не позднее весны этого года. Поэтому администрация Рузвельта нисколько не встревожилась когда весной 1939 г. Германия окончательно захватил всю Чехословакию, ведь это лишь приближало Гитлера к нападению на СССР. Но даже нападение немцев на Польшу и начало «странной войны» с Гитлером на Западном фронте убеждало Вашингтон, что все события развиваются по стратегическому плану Гитлера. В конце концов, англичане и французы, по мнению американцев, смогут дать отпор Германии на западе.

В тоже время в Вашингтоне понимали, что Германия их враг на долгосрочную перспективу, вот почему они поддерживали англо-французский блок, но при этом воевать не собирались. Для этого и существовали армии Британии и Франции. Разгорающаяся с сентября 1939 г. общеевропейская война в Вашингтоне рассматривалась как некое повторение Первой мировой войны, в которую будут втянуты Советская Россия, страны фашистского блока и Англия с Францией. Это общеевропейская война должна привести к взаимному истощению всех крупных игроков в мире- потенциальных противников США с ее курсом на будущую мировую гегемонию в мире.

Немецкий историк Б. Мартин, указывает что «долгосрочная цель Рузвельта состояла в том, чтобы через конфликт в Старом Свете, путем поддержки политически ему близких и экономически открытых систем западноевропейских демократий, поднять США ведущей мировой державы». А среди важнейших долгосрочных предпосылок американской концепции мирного устройства по мнению того же историка были «ослабление Великобритании и взаимное «растерзание» национал-социализма и коммунизма».

Кто занимался разработкой стратегических геополитических проектов в США? В отличие от европейских стран в Америке этим занимались общественные и коммерческие организации. Основанная еще в 1921 г. частная американская организация Совет по международным отношениям становится ведущим мозговым центром США, где разрабатывались стратегия и тактика американской внешней политики.

Именно здесь задолго еще до вступления в войну США, ведущие американские аналитики (Спикмен, Боумен и др.), так спрогнозировали возможные результаты этой войны. «...восстановления Британской империи в том виде, в котором она существовала ранее, уже никогда не произойдёт... США, возможно, придется занять её место ... США должны развивать внутреннее видение в отношении общего мирового порядка после этой войны, [порядка] который позволит нам навязать наши собственные правила, внося вклад... в Пакс Американа» (по У. Ф. Энгдалю). Довольно точное предвидение результатов мировой войны.

В самом начале 1941 г. за много месяцев до вступления в войну США Генри Льюс, владелец журналов «Тайм» и «Лайф», тесно связанный с политической элитой, написал программную статью с характерным заголовком «Американский век». В ней он открыто призывал США занять главное место под солнцем, стать ведущей доминирующей силой в мире. Фактически под прикрытием либерально-демократических установок, типа борьба против «мировой Тирании» за установление «Свободы» во главе с США, там обосновалась идея неизбежного наступления новой американской империи, империи нового образца, империи воплощенной Свободы и Справедливости.

И все-таки не все пошло как по маслу. Стремительное поражение в Европе англо-французского блока вызвало настоящий шок в американских правительственных кругах. США стали активно помогать Англии (в том числе и оружием), пытаясь восстановить нарушенный стратегический баланс в Европе. Все надежды были на Москву, вернее на Гитлера, который теперь точно должен был напасть на Россию. И Гитлер не обманул надежды американского руководства, начав в июне 1941 г. самую грандиозную в истории войн военную кампанию против России.

И сразу классово-идеологические страхи в отношении Москвы постепенно стали перекрываться геополитическими соображениями. Ведь именно Третий Рейх, а не коммунистическая Москва стремилась тогда к мировому господству и гегемонии в капиталистическом мире. Это хорошо понимал Франклин Рузвельт. Но для этого надо было убедить Конгресс и всю американскую нацию покончить с изоляционистской политикой и занять более активную роль в борьбе с агрессорами.

К тому же американцы вовсе не были уверены, что русские смогут выстоять. Поражения советской Красной армии летом-осенью 1941 г. убеждали Рузвельта что «отсидеться» за океанами уже не получится. Каждый месяц войны, казалось, работал на стороне держав оси. Но как вступить в войну на стороне антигитлеровской коалиции, если вся Америка против войны? Для этого хорошим поводом было бы нападение одной из стран оси на американскую военную базу, где-нибудь? Вот здесь Рузвельту и помогли японцы уже давно готовившие нападение на американскую военно-морскую базу в Перл-Харборе.

Сегодня всплывает множество фактов и свидетельств того, что американский президент Рузвельт знал о готовящемся японском ударе по Перл-Харбору, но сознательно ничего не предпринял, чтобы ему помешать, рассчитывая, что это нападение вызовет огромный общественный резонанс в американском обществе. По мнение американского исследователя Уильяма Энгдаля, рассекреченные документы Конгресса доказывают, что Рузвельт вплоть до деталей был осведомлен о планах японской бомбардировки Перл-Харбора.

Так или иначе, вступление в войну США на стороне антигитлеровской Германии, безусловно, приблизило победу этих стран в самой кровопролитной войне в истории человечества. С точки зрения американских национальных интересов вступление в войну США было полностью оправданным, поскольку финал этой войны отвечал стратегическим целям и интересам США- стать флагманом капиталистического мира.

Ведь все ключевые соперники США внутри капиталистического мира: Германия, Япония, Италия, Великобритания, Франция были либо повержены, либо крайне ослаблены. И главное все в результате оказались под американским протекторатом. О таких результатах той войны можно было только мечтать в судьбоносном для Америки 1941 году.

Единственным неожиданным препятствием по результатам этой войны по установлению абсолютного мирового доминирования США в мире стали СССР. Такое точно не укладывалось в планы американских проектировщиков на ту войну. Но как говорят всему свой черед. Глобальная битва с коммунистической Россией за мировое господство у США была предначертана уже в победоносном 1945. Она и произошла, впрочем, это уже другая история.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-06-26     Просмотров: 4294    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Иван
Дата: 2015-06-28

Америка 30-х годов прошлого века сильно отличалась от современной Америки. В то время большинство американских руководителей искренне верили в мирное существование наций. Они за это презрительно относились к европейцам, что те не могут без войн обойтись. Сами воевали лишь исключительно с индейцами и латиносами. И то воевали ради того чтобы их оцивилизовать. По ходу и деньги конечно заработать. Бизнес есть бизнес. Рузвельт был первым из президентов, кто сломал стереотипы США в проведении изоляционистской политики. Он выступает как империалист, хотя по убеждениям был демократ.

Автор: Александр
Дата: 2015-06-28

Поразительно, но война Германии и США началась после объявления Гитлером войны штатам в декабре 1941 г. С точки зрения, геополитики это, конечно, со стороны Германии было самоубийственным актом и показывало всю степень авантюризма нацистского руководства. В своей речи в Рейхстаге по случаю объявления войны Соединённым Штатам Америки от 11 декабря 1941 Гитлер обвинил во враждебной политике "рассово неполноценное окружение" презедента Рузвельта, которое якобы заставило его проводить ее и заявил, что "в этом его поддерживали окружавшие его евреи. С ветхозаветной мстительностью они расценили Соединённые Штаты, как инструмент, с помощью которого они смогут подготовить второй Пурим против европейских наций, среди которых всё рос и рос антисемитизм. Вот так евреи, во всей их сатанинской сути, собрались вокруг этого человека и он положился на них". Не смотря на свой обычный бред, всё же, Гитлеру хватило ума и здравого смысла отвергнуть планы по посылке германских войск на американский континент, непосредственно на американскую территорию. На это предложение он ответил, что с таким же успехом немецкие войска могут высадиться на Луне. Действительно, не всё так просто было во взаимоотношениях Британии и США, даже в XX веке. Соперничество было налицо. Мешала и историческая память о постоянных конфликтах между двумя этими странами. Особенно если учесть, что в прошлом столетье во время последней Американо-Британской войны английские войска полностью разрушили и спалили столицу США город Вашингтон, что уже давно и собирались сделать. Погром был знатный и британцы повеселились от души и такие вещи в истории не забываются. Но общая угроза сблизила старых противников, хотя каждый при этом держал фигу в кармане и стремился всячески обойти конкурента. По итогам войны США подчинили себе все западные страны и превратили их в своих сателлитов, коими они и остаются и сейчас. Естественно, особых конфликтов между ними больше не возникало, поскольку все они прочно попали под американскую гегемонию выйти из под которой не могут и по сей день.

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-29

Рузвельт был единственным западным политиком, которого Сталин уважал и доверял ему, в отличие от Черчилля.

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-29

Почему американцы боялись больше большевиков, а не Гитлера? Вполне ясно. Гитлер бы к ним недобрался. А вот коммунисты бы могли, через местных коммунистов устроить что-то вроде 1917 года.

Автор: Леонид
Дата: 2015-06-30

Англо-саксы (США и Великобритания) использовали стратегию "разделяй и властвуй". Гитлер был их Проект. Американский капитал его спонсировал с целью натравливания его против России. Цель-убить сразу двух зайцев-Россию и Германию. Об этом много пишет и говорит историк Фурсов и другие. Советую почитать.

Автор: Леонид
Дата: 2015-07-02

Никто иной как президент США Франклин Рузвельт, сказал знаменитую фразу: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын». Так американский президент-демократ поддержал диктатуру Самосы в Никарагуа.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-08-19

Планы американских стратегов были многоходовые. Они мечтали с помощью Гитлера нанести смертельный удар по Британской империи, своему стародавнему сопернику за гегемонию в капиталистической мир-экономике. А затем, направив своего нового врага Гитлера на Восток, в Россию повязать его длительной войной на полное истощение Германии. То есть с помощью русских уничтожить мощь Германии. Россия при этом также должна быть истощена. Тем самым чужими руками устранить все сильные державы для установления своей мировой гегемонии.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-08-19

Интересно, что планы СССР и США совпали в одном в разрушении Британской империи и устранении германской гегемонии в Европе.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх