О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов
  • Главная >>
  • Геополитика >>
  • Французская внешняя политика «статус-кво» и ее провал накануне Второй мировой войны.

Французская внешняя политика «статус-кво» и ее провал накануне Второй мировой войны.

Кто нечаянно впал в заблуждение — в некоторой степени жертва. Но кто сознательно ввёл его в заблуждение — тот уже преступник
Арина Забавина,
(отечественный писатель).

Несмотря на триумфальную победу и ведущее положение в Европе после Первой мировой войны, к 30-м гг. XX века Франция выглядели уже не столь внушительно как на Версальской конференции. Экономическая стагнация и огромный внешний долг тяжелыми гирями давили население бывшей державы, гордой победительницы Германии, напоминая ей о тяжести имперского бремени. В 30-е годы Франция, во многом утратила свою былую гегемонию в Европе, которую она имела в 20-е годы.

Франция, занимая второе место по колониальным владениям после Великобритании, так и не смогла оправиться от невиданных ранее материальных и людских потерь в Первой мировой войне и стремилась, во чтобы то, ни стало сохранить статус-кво в Европе и господствующее положение в своих колониях.

В то же Франция продолжала оставаться великой державой и патронировала целый ряд малых государств Восточной Европы (особенно Чехословакию, Румынию и Югославию). Но ее имперская звезда уже закатилась, а у французского правящего класса наступил паралич воли, не позволяющей этой стране играть ведущую роль в мировой политике. Поэтому Франция в европейских делах все больше стала плестись в хвосте британской внешней политики.

Вначале Франция, в отличие от Великобритании откровенно боялась возрождения германского военного потенциала и пыталась договориться с СССР о создании в Европе коллективной безопасности. Ярым сторонником франко-советского сближения для противодействия германскому реваншизму был французский министр иностранных дел Луи Барту. Именно его выбрали в качестве главной цели для политического теракта германские спецслужбы. Санкционированное самим Гитлером убийство Барту и югославского короля Александра I в Марселе в октябре 1934 г. похоронило надежды на новый франко-советский военный союз, который бы мог остановить Гитлера. Новым министром иностранных дел стал Пьер Лаваль, которого позднее прозвали «могильщиком Франции», за то, что в годы немецкой оккупации активно сотрудничал с немцами. (А. Егоров).

Все-таки в 1935 г. между Францией и СССР был подписан пакт о взаимопомощи. Однако этот пакт не был подкреплен делами. К сожалению, попытка возродить давний франко-русский союз аналогичный союзу Антанты перед Первой мировой войной наталкивалась на нежелание самих французских политических кругов, которые следуя в фарватере британской политики «умиротворения Германии», ничего не сделали, чтобы остановить германский реваншизм.

Франция, фактически безропотно согласилась с окончанием демилитаризации Рейнской области в 1936 г., и полным переходом ее в состав Германии и это несмотря на ее подавляющее превосходство над Германией. Переводчик Гитлера П. Шмидт вспоминает о событиях марта 1936 г., как говорил «его фюрер»: «Сорок восемь часов после вступления войск в Рейнланд были временем самого большого напряжения для моих нервов во всей моей жизни. Если бы французы двинулись в Рейнскую область, мы должны были бы отступить, поджав хвост, поскольку военные ресурсы, имевшиеся в нашем распоряжении, были абсолютно недостаточны даже для слабого сопротивления» (по А.И. Уткину). И это было действительно так.

Гитлеровская Германия в то время располагала лишь 2 мобилизованными дивизиями! Но первая военная акция Гитлера при прямом попустительстве Франции и Великобритании имела крайне негативные последствия для всего мира. Так как она подталкивала агрессора к другим оккупациям, а в конечном итоге к развязыванию Второй мировой войны.

Как справедливо заметил российский историк Анатолий Уткин: «Вся Европа, и особенно СССР, Польша, Чехословакия, Румыния и Югославия, увидели, что Франция не готова дать отпор нарушителю Версальского договора. Если 100 дивизий Франции не осмелились противостоять 3 батальонам в Рейнланде, на какую помощь могли рассчитывать союзники?»

Ослабление внешнеполитических позиций Франции во многом объяснялось затяжным внутриполитическим кризисом в стране. Кризис этот в свою очередь был вызван длительным экономическим падением и безработицей. Во Франции многие открыто симпатизировали Гитлеру, и было много французских фашистских организаций и движений стремящихся прийти к власти. Во французской печати открыто велась прогитлеровская пропаганда, прославляющая III Рейх, фактически была сформирована «пятая колонна» которая затем облегчила завоевание Франции Гитлером. С другой стороны образовался французский левый фронт во главе с Французской коммунистической партией, ненавидящий фашизм.

В самой Франции многие правые буржуазные партии между фашизмом и коммунизмом готовы были выбрать фашизм. Коммунистический СССР был для них врагом номер №1, а не нацистская Германия, жаждавшая реванша и уже нацелившая на полный пересмотр Версальского мира.

Видеть большего врага в СССР, а не в лице Германии стало продолжением ложной стратегии имперской Франции, мечтающей лишь об обороне и сохранении своего исчезающего влияния в Европе. Вот почему ее политические круги «согласились» с аннексией Австрии Гитлером в 1938 г. А мюнхенский договор в 1938 г. о расчленении Чехословакии, союзницы Франции стал апофеозом капитулянтской политики Франции.

Примечательно, что Франция могла занять на конференции решающую позицию, поскольку она имела соглашения о ненападении и с Чехословакией, и с СССР. Но премьер-министр Франции Эдуард Даладье, будучи к тому же политиком нерешительным занял позицию, вслед за британским премьер-министра Невиллем Чемберленом, то есть согласился с требованием Гитлера о разделе Чехословакии.

На Нюрнбергском суде фельдмаршал Кейтель свидетельствовал о слабости Германии в то время. На вопрос чехословацкого представителя: «Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 г., если западные державы поддержали Прагу?» он ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения».

Причины такой «странной» политики Франции, как впрочем, и Великобритании, заключались в том, что ее политические круги гораздо больше боялись советского коммунизма («красной чумы»), чем германского нацизма и мечтали направить военную мощь Германии против сталинского Советского Союза. Именно поэтому Франция наряду с Великобританией, в ответ на нападение Гитлера на Польшу 1 сентября 1939 г., начала так называемую «странную войну» с Германией.

Фактически никакой войны и не было. Англо-французские армии, имевшие огромное превосходство в военных силах над Германией (86 французским и 4 английским дивизиям на западном фронте противостояли 23 немецкие дивизии), они сделали ровным счетом ничего, чтобы помочь своей «союзнице» Польше оккупированной превосходящими силами вермахта.

На Нюрнбергском процессе тот же Кейтель и начальник штаба германской армии генерал Йодль признали, что Германия не потерпела краха в 1939 г. только потому, что англо-французские войска на западе не предприняли против очень слабого германского заслона никаких действий. (Л.И. Ольштынский)

Даже во время «странной войны» с Германией, Франция вместе с Великобританией не пошли на подписание военного союза СССР. Более того после начала советско-финской войны эти страны всерьез рассматривали возможность подвергнуть массированной бомбежки советские нефтяные месторождения, с целью обезоружить СССР перед нацистской Германией и подтолкнуть Гитлера напасть на ослабленную Москву. Сам факт поражения Финляндии, для правительства Даладье, которое готовилось воевать за нее против СССР, был настолько невыносим, что оно было вынуждено уйти в отставку в марте 1940 г. Советский «красный империализм» для правящих кругов Франции по- прежнему считался более опасным, чем германский «коричневый империализм».

Слепота такой страусиной и капитулянтской политики Франции, дорого обошлась стране и очень скоро привела ее к полному краху. В мае-июне 1940 г. Франция в очень короткий срок была разбита немецкими войсками и оккупирована. Не разбирая множество причин военного поражения французских войск можно отметить одну ключевую причину- низкий моральный дух ее армии. Вот слова Черчилля: «Очевидцы рассказывали о толпах пленных французов, которые шагали рядом с немцами, причем многие из них все еще несли свои винтовки, которые время от времени собирали и уничтожали под танками».

Но само поражение страны, как и начавшаяся оккупация Франции немцами, для французского правящего класса оказались не столь страшными, как возможные последствия начала социальной революции в стране и прихода к власти коммунистов. Как вспоминал позднее генерал де Голль, «по мнению Петена, следовало кончать войну, заключать перемирие и в случае необходимости расправиться с Коммуной, как в свое время в подобных же обстоятельствах расправился с ней Тьер».

Французские пацифисты, «пораженцы» и предатели своей страны национал-фашисты, в итоге очень облегчили Гитлеру завоевание некогда одной из самых великих держав Запада. Прогитлеровский режим Петена в г. Виши стал позорным пятном во всей французской истории. А многие из профашистских французов, затем верой и правдой служили Гитлеру, сражаясь с англо-американцами в Африке и русскими на Восточном фронте. Генерал де Голль, оценивая причины разгрома страны Германией в 1940 г., впоследствии справедливо писал: «В конечном счете, развал государства лежал в основе национальной катастрофы. В блеске молний режим предстал во всей своей ужасающей немощи...». Очень точный анализ будущего великого государственного деятеля Франции, сумевшего возродить дух величия своей страны.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-06-17     Просмотров: 4029    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-18

В 1934 г. после убийства Л. Барту, по одной из версий организованной абвером (операция "Тевтонский меч"), практически застопорилась политика Франции по вопросу о коллективной безопасности в Европе. Вячеслав, вы ничего не говорите о Народном фронте во Франции в 1936 г., который впервые объединил силы коммунистов, социалистов и радикал-социалистов. Народный фронт, с одной стороны, не позволил прийти к власти фашистам, с другой, вызвал обеспокоенность финансовых олигархов. В конечном итоге, именно они, учинив бегство капиталов за границу, вызвали падение правительства Л. Блюма и агонию Поля Рейно весной 1940 г.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-06-18

Андрею-все правильно по поводу Народного фронта. Но у меня статья о французской внешней политике.

Автор: Леонид
Дата: 2015-06-19

Немцы хорошо надрали хвост красноштанинникам в 1940. Без помощи англичан и американцев французы никогда бы не освободились. А после ни за что навязали себя в качестве державы победительницы.

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-20

Леонид,французы никогда не освободились бы не без помощи англичан и американцев,а без помощи Советского Союза. Кстати,определенную роль в статусе страны-победительницы для Франции сыграл так же СССР: Рузвельт не воспринимал де Голля и видел четверку победителей: СССР,США, Великобритания,Китай.

Автор: Александр
Дата: 2015-06-20

Кейтель был очень удивлен, когда безоговорочную капитуляцию нацистской Германии принимал и представитель Франции, пораженный, он снял монокль и спросил: - Господа, а кому мы еще проиграли войну? Зато, как утверждают наши либералы, никто трупами немецкие окопы не забрасывал, столицу Париж - объявили открытым городом, сложили лапки и сдали все нацистам.

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-20

Александр, у каждой страны был свой героический период. У Франции он был в конце XVIII-XIX вв., вспомните как легко Наполеон бил прусскую армию. А, например, раздираемый гражданской войной Китай, так ли уж справедливо вошел в число стран-победительниц в 1945 г.?

Автор: Александр
Дата: 2015-06-20

Андрею, напомню вам, что в отличие от Франции, Китай никаких капитуляций агрессору, вроде подписанной французами капитуляции в Компьенском лесу, (кстати в вагончике легендарного маршала Франции Фоша, что стало настоящим национальным позором этой страны и передало её под немецкую оккупацию) не подписывал. Такое китайским руководителям не приходило даже в голову.И регулярные войска официального правительства Китая - Гоминьдана Чай Кан Ши, и вооружённые силы коммунистов - Мао Цзе Дуна при поддержке СССР и союзников продолжали всю войну сражаться с японцами объединившись на заключительном этапе борьбы. При этом сопротивление захватчикам было поистине героическим.Не смотря на огромные жертвы, особенно среди мирного населения, Китай сражался до конца и этим очень сильно помог союзникам на Тихом океане, да и СССР тоже, поскольку в Китае, действовала огромная в численном отношении группировка японских вооруженных сил, которые бы в другой ситуации бы направлена против американцев или русских. Поэтому, нахождение Китая за столом держав победительниц по итогам войны в Азии было более чем оправдано и обоснованно. Французов же нужно было гнать от туда пинками. Вячеслав прав, заигрались они с нацистами в поддавки, все надеялись на то, что Гитлер на СССР нападёт. Правда, у Сталина, были свои виды на Францию в послевоенном устройстве Европы, потому и включили её в состав держав-победительниц.

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-20

Александр,у Сталина были свои виды на Францию,поэтому она вошла в число государств-победительниц,у Рузвельта-на Китай,поэтому вошел в число стран-победительниц и он. Я же приведу в пример героическую борьбу народов Югославии в 1941-1945 гг.,и могу сказать,что эта страна заслуживала стать по праву страной-победительницей. Во Франции не все так однозначно было, были антифашисткие силы,были,подкармливаемые Абецом профашисткие. Другое дело,что Франция к 1940 г. уверенно выпала из числа великих держав,несмотря на свои колонии. Ненадолго ее вернул в ряды мировых держав Ш.де Голль.

Автор: Александр
Дата: 2015-06-20

Андрею. В отношении Китая, никаких сомнений в его праве именоваться державой-победительницей ни у кого никогда не возникало, по всем тем объективным причинам, о которых я писал выше, и никто этого права и не думал оспаривать. В то время как насчет: Франции, Югославии, Польши, Люксембурга, Андорры и т.д. сомнения были не только у немецкого фельдмаршала Кейтеля.

Автор: Александр
Дата: 2015-06-20

Кроме того, Рузвельт умер еще до окончания военных действий в Азии и, следовательно, никак не мог способствовать включению Китая в число держав победивших во Второй Мировой войне. Поскольку, сам ее исход в то время, был еще окончательно не ясен. Поэтому вам, дорогой Андрей, я посоветовал бы читать школьный учебник по истории того времени, для того, чтобы не делать столь элементарных фактических ошибок.

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-22

Уважаемый Александр, в день смерти Рузвельта 12 апреля исход войны был настолько ясен, что союзники вели переговоры с германскими военноначальниками о сепаратном мире. А включение Китая в число стран-победительниц было осуществлено именно при поддержке Рузвельта: см. хотя бы встречу Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши, состоявшуюся в конце ноября 1943 г. в Каире.

Автор: Александр
Дата: 2015-06-22

Андрею. Позвольте, в ноябре 1943-м г. исход Второй Мировой войны был ещё совершенно не ясен даже в Европе, а стран - победительниц без победы как известно не бывает. Что касается войны в Азии и на Тихом океане, то здесь её исход был ещё более не предсказуем не только в ноябре 1943, но и в апреле 1945 г. Для этого США и нужно было добиться вступления СССР в войну с Японией, что и было сделано, уже после смерти Рузвельта на Подстдамской конференции. Каким же образом Рузвельт мог лоббировать кандидатуру Китая, да еще и в 1943 г.? И потом, это не были выборы, странами-победительницами становились по факту их военного участия в войне и совместной победы над агрессором. Что касается самого определения страны победительницы, то в строгом смысле этого понятия, под это определение подходили только те страны, существующие официальные правительства которых отказались пойти на капитуляцию или на союз с гитлеровской Германией или Японией и продолжили борьбу с агрессорами до конца, на своей национальной территории. В данном случае совершенно не соответствовали необходимым критериям даже те страны в которых, было развитое повстанческое движение против нацистской оккупации, в том числе Франция или Югославия. Их официальные правительства капитулировали и сдали свои государства нацистам. Напомню вам, что повстанческое движение также существовало во многих других оккупированных немцами европейских странах, в том числе и тех, которые были официальными союзниками нацистов, например, в Италии или в Словакии. Исходя из всего этого, названные вами Франция и Югославия и многие другие страны,никак не могли считаться державами-победительницами, но в случае с Францией, союзниками было сделано исключение, учитывая её бывшее славное прошлое и новые геополитические расклады, остальным государствам, поверженным немцами повезло значительно меньше. Китай же, в таком допущении совершенно не нуждался, поскольку его правительство капитуляции не подписывало, на союз с агрессорами не шло, и он в полной мере, по затраченным в войне усилиям, завоевал право быть державой-победительницей непосредственно в борьбе с агрессором, и в отношении него никаких разногласий у союзников не возникало.

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-22

Профессиональная полемика. Андрей, а что думал Сталин в отношении Франции в двух словах?

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-25

Александр, уже после Сталинграда стало ясно, кто победит в войне. Именно после Сталинграда нацисты перешли к лозунгам "тотальной войны". Еще в Квебеке Рузвельт заявил Черчиллю, что Китай ему нужен как буфер между Россией и Америкой. В Тегеране Рузвельт продолжал лоббировать позиции Китая. Центральная власть в Китае была крайне слаба и ясно, что без поддержки США он никогда не стал бы страной - победительницей. Самостоятельно бороться с Японией он не мог. Югославия - это самый яркий пример Сопротивления в Европе в годы Второй мировой войны.

Автор: Адрей
Дата: 2015-06-25

Юрий, Сталин считал, что сильная Франция будет уравновешивать англосаксонские позиции в Европе и возможное послевоенное возвышение Германии.

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-25

Андрею-Спасибо за ответ.

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-25

Андрею и Александру. С большим интересом наблюдаю за вашей полемикой. У вас у обоих доводы и аргументы сильные. Мне кажется, вопрос решается в процентном исчислении. Сколько партизаны Югославии уничтожили немцев? А сколько китайцы уничтожили или оттянули на себя японцев?

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-25

Юрий,с ходу не могу ответить вам,но Сопротивление в Югославии было самым крупным в Европе. Конечно, не считая СССР.7

Автор: Юрий
Дата: 2015-06-25

Андрею.Нет, я понимаю. Я приблизительно спрашиваю. Вообще мало что знаю о войне в этих странах.

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-26

Юрий, в апреле 1941 г. Югославия потерпела молниеносное поражение от германских войск, вслед за этим ее территория бюла поделена между Германией, Венгрией, Италией, а также было создано "независимое государство Хорватия" А. Павелича. Почти сразу после капитуляции вспыхнуло партизанское движение, представленная несколькими разными выделенными по идеологическому признаку группами. В частности, в Сербии действовали Югославская армия на родине, подчинявшаяся эмигрансткому правительству в Лондоне и отряды коммунистов во главе с Тито. Посмотрите, например, http://weltkrieg.ru/component/content/article/34-battles/70-2010-03-11-08-13-00.html

Автор: Андрей
Дата: 2015-06-29

В Китае по сути дела Вторая мировая началась задолго до 1 сентября 1939 г. Конфликт с Японией начался с 1937 г.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2018-01-13

Сегодня многие уже забыли, как после немецкой оккупации Франции и создания прогитлеровского правительства Виши десятки тысяч французов добровольно служили и воевали в частях вермахта, сражавшегося как против СССР на Восточном фронте, так и против англичан в Африке. Французский легион был даже отмечен, когда сражался против нас в Берлине в 1945, при штурме рейхстага.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх