О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Белые против красных.

Белогвардейская рать святая
Белым видением тает, тает…
Старого мира—последний сон:
Молодость—Доблесть—Вандея—Дон.
Марина Цветаева,
(русская поэтесса)

В Гражданской войне белые выступали, с одной стороны самой мощной контрреволюционной антибольшевистской силой, с другой стороны они являлись носителями надклассовой, общенациональной идеи государственности, соединявшей в себе традиции, как романовской России, так и России февральской, революционной. Поэтому их контрреволюционность носила половинчатый характер. Они были ярыми противниками большевистского Октября, но в массе своей разделяли идеи и ценности либерально-реформистского Февраля 1917 г., особенно идею созыва Учредительного собрания.

Белые национал-патриоты против красных классовых интернационалистов

Жесткая непримиримость белых по отношению к красным, в отличие от эсеров, меньшевиков и других российских социалистов объяснялась причинами как национально-патриотического, так и классового характера. В глазах белых красные (большевики) являлись антинациональной, космополитической силой, нарушившие все международные обязательства России, в том числе ее союзнические обязательства, раздающие направо налево территории страны (условия Брестского мира), захватившие власть насильственным путем и установившие неслыханный террор по отношению к целым классам и группам населения России.

С точки зрения белых, красные были подобны чуме, заражавшие социальные низы слепой ненавистью и страстью к разрушению ко всему священному для русского патриота: Родине, Религии, Церкви, Традиции. Вот почему с большевистскими комиссарами и всеми активными участниками красных, белые не церемонились. Для них всегда была готова петля или пуля. Это неизбежно усиливало ожесточение сторон в братоубийственной Гражданской войне.

В тоже время «белый террор» по своим масштабам не мог сравниться с «красным террором», в силу отсутствия у белых подобной политической организации как большевистская партия, с ее бескомпромиссной классовой идеологией обосновывающей неизбежность террора. По подсчетам А.Г. Зарубина, В.Г. Зарубина, за все время Гражданской войны белые казнили едва ли не более 10 тысяч человек, что в несколько десятков раз меньше, чем красные.

Офицерство составило не только основной костяк Белого движения, но и выступило его идейным организатором и вдохновителем. Социальный состав русского офицерства был пестрым, но в массе своей офицеры происходили из небогатых, незнатных семей, а многие из них получили офицерские чины на фронтах Мировой войны. Это и определяло демократичность самого бело-офицерского движения.

Конечно, среди офицеров и участников Белого движения было много монархистов, и даже сторонников возвращения к порядкам романовской России. Вот только практически все лидеры Белого движения (Корнилов, Алексеев, Каледин, Колчак, Деникин и др.) разделяли республиканские и «февральские» революционные убеждения и ценности, за исключением деятельности Керенского. Его не терпели за говорливую слабость. При этом все они решительно были настроены против той солдатской анархии и демократического «бардака», царившего в русской армии и в обществе в 1917 г.

По сути неудавшийся корниловский мятеж в августе 1917 г., был идейным зародышем будущего Белого движения, выступавшего за восстановления централизма, правопорядка и территориальной целостности страны. Неслучайно все его главные участники (Корнилов, Деникин, Марков, Романовский, Лукомский и др.), заключенные в Быховскую тюрьму и получившие свободу в ноябре 1917 г., явились главными организаторами Белого движения возникшего на Юге России. Юг страны, удаленный от большевистского Центра стал основным местом сбора всех непримиримых противников большевиков, главной кузницей Белого движения и наконец, главным антибольшевистским белым фронтом. Именно здесь, на Юге, на Дону и Кубани генералы М.В. Алексеев и Л.Г. Корнилов в конце ноября 1917 г. принялись формировать первые добровольческие военные формирования белогвардейцев.

Фактом является то, что в этот период у белых не было ни сил и средств, чтобы противостоять большевикам, пользующихся в то время, безусловно, поддержкой большинства населения. Даже казачество оказалось глухим к призывам бывших царских генералов, сбросить «иго» большевиков и восстановить дооктябрьский правопорядок и целостность страны. Казакам был чужд лозунг белых «о единой и неделимой России». Они мечтали о широкой автономии. Земли у казаков было вдоволь, и пока их большевики не доставали, они уклонялись от призыва вступать в белую армию. Более того, при атамане Петре Краснове Донская армия активно поддерживалась кайзеровской Германией в 1918 г., и выступала в качестве сепаратистской силы, стремящейся вывести область Донского казачества из состава России вообще.

Пребывавшие на Дон «белодобровольцы» вступавшие в ряды малочисленной Добровольческой армии в конце 1917 г., были сплошь из юнкеров и офицеров. Неслучайно генерал Л. Г. Корнилов, встречая прибывших на Дон людей готовых воевать против большевиков, с нескрываемым раздражением восклицал: «Это все офицеры, а где солдаты?» (по Л.С. Семенниковой) А солдаты, происходившие из крестьян и рабочих поддержали Советскую власть.

Социальная политика большевиков («фабрики рабочим», «земля крестьянам», «мир всем трудящимся») на первом этапе выглядела очень привлекательной для подавляющего большинства страны. На практике это означало, что белые изначально были обречены на скорое и быстрое поражение от «красных»- большевиков.

Однако жестко репрессивная социальная и экономическая политика большевиков вызвала невиданный социальный раскол и поляризацию в обществе, что значительно расширило географию и социальный состав участников антибольшевистского движения. Позже в белую армию вливались кто добровольно, а чаще после мобилизаций, представители интеллигенции, мелкой буржуазии, казачества (из-за большевистской политики расказачивания на Дону), крестьяне и даже рабочие (например, ижевские рабочие храбро воевали в армии Колчака).

Наконец, Антанта, разгневанная выходом большевистской России из мировой войны, стала оказывать финансовую и военную помощь русским белым. До осени 1918 г. на стороне белых сражались чехословаки (45 тысяч), а также до 250 тысяч военнослужащих Антанты. Впрочем, последние (интервенты), воевали неохотно, участвовали лишь в локальных боях.Тем не менее, по словам С.В. Карпенко: «Белое движение, опираясь на неустойчивую поддержку средних слоев и половинчатую помощь союзников, своим отчаянным сопротивлением затянуло Гражданскую войну в России на три года». Вливание в белую армию массы боеспособных казаков (особенно после антиказачьей директивы от 24 января 1919 г.) дало возможность белым увидеть реальную возможность победы летом-осенью 1919 года.

Тогда и наступил зенит их боевой славы. Войска Юденича наступали на Петроград. Войска Деникина довольно долго и успешно, победным маршем наступали на Москву, захватив Орел. Но именно здесь в многодневной Орловской битве были перемолоты красными частями ударные силы армии Деникина, после чего началась их беспорядочное отступление. Причин катастрофы деникинского фронта было несколько. Излишнее растянутость фронта: от Киева до Орла и Царицына. Действия в тылу деникинцев махновцев и петлюровцев (на Украине).

Но главное было в другом. Широкие народные массы не поддержали белых, в которых видели представителей бывших эксплуататорских классов- «бар» и «буржуев». Соотношение сил было явно не в пользу белых. Если большинство офицерского состава русской армии сознательно пополнило ряды белой армии, то подавляющее большинство русских, особенно крестьян, либо вовсе сохраняло нейтралитет (часто благожелательный в пользу красных), либо выбрало сторону красных. Как справедливо отмечает итальянский историк Д. Боффа, «белые генералы не нашли сколько-нибудь длительной поддержки ни у одной массовой силы».

Тесная и во многом вынужденная связь белых правительств с интервентами из Антанты, которые откровенно смотрели на Россию как на свою легкую и сказочно богатую добычу (которую уже и откровенно делили), постепенно мешала белым сохранять роль истинных патриотов исторической России. Зато насквозь интернационалисты и непатриоты исторической России- красные, которые воевали с белыми и стоявшими за ними интервентами постепенно превращались в глазах российского обывателя- настоящими защитниками страны от всех чужеземцев и их приспешников.

В распоряжении красных находилось свыше двух третей населения страны, заводы, выпускающие военное снаряжение и боеприпасы, военные склады, важнейшие железнодорожные узлы. Даже в период наибольших успехов в сентябре 1919 г. все 4 белых армии, вместе взятые, реально насчитывали около 300 тысяч человек. Красная армия уже тогда жесткими мобилизационными мерами была доведена до 1,5 млн. А к концу 1920 г., ее численность была доведена до 5 млн человек.В 1920 г. малочисленная армия Врангеля долго продержалась в Крыму, только из-за того, что главные части Красной армии сражались против буржуазно-националистической Польши. Но как только война с Польшей завершилась, Красная армия М. Фрунзе буквально раздавила малочисленную врангелевскую армию в Крыму(186 тысяч красных против 30 тысячи белых).

То, что война с белыми затянулась до конца 1922 г., объясняется удаленность от центра страны, а также японским фактором. А именно, нежеланием Советской России воевать с Японией, под крылом которой находились последние белые правительства на Дальнем Востоке. С уходом японских войск красные войска под командованием В.К. Блюхера, затем И.П. Уборевича освободили в октябре 1922 г. Владивосток- последнее прибежище белого движения. Белые окончательно проиграли красным.

О политической программе белых

Прежде чем объяснить причины поражения белых, следует раскрыть политические цели белых.27 декабря 1917 г. (9 января 1918 г. по новому стилю) командующий Добровольческой армией генерал Лавр Корнилов огласил свою политическую программу, ставшую впоследствии политической квинтэссенцией Белого движения. В частности она предусматривала: «…Уничтожение классовых привилегий, сохранение неприкосновенности личности и жилища, … восстановление в полном объеме свободы слова и печати»; установление правительственной власти, «совершенно независимой от всяких безответственных организаций», до Учредительного собрания и ответственного только перед ним;«сложный аграрный вопрос представляется на разрешение Учредительного собрания»; за рабочими сохраняются все политико-экономические завоевания революции в области нормирования труда, свободы рабочих профсоюзов…»; продолжение войны «в единении с союзниками до заключения скорейшего мира»; воссоздание боеспособной армии - без политики, без вмешательства комитетов и комиссаров, и с твердой дисциплиной; «за отдельными народностями, входящими в состав России, признается право на широкую местную автономию при условии сохранения государственного единства…» (цит. по В.Ж. Цветкову).

Как видно политическая программа белых была очень и очень демократичной, и направлена на то, чтобы привлечь в свой лагерь все слои русского общества. Даже канонический лозунг белых о «единой и неделимой России» не отвергал национальные автономии, а позже даже сменился готовностью к федеративному устройству. Можно сказать, что белые в отличие от красных, выступали за настоящее общенациональное единство всех политических сил и социальных слоев, без подчеркивания какой-либо партийной программы.

Российский патриотизм для белых был корневым и безусловным. «Ни пяди русской земли никому не отдавать, - говорил на заседании Донского Войскового Круга 20 ноября 1919 г. генерал А. И. Деникин, - никаких обязательств перед союзниками и иностранными державами не принимать, ни по экономическим, ни по внутренним нашим делам... Когда станет у власти Всероссийское правительство, то оно не получит от нас ни одного векселя» (цит. по В.П. Слободину). Возможно, поэтому союзники белых из стран Антанты не спешили оказывать им серьезную помощь?

Некоторые русские эмигранты, такие как философ, Иван Ильин в своих работах писал, о колоссальной духовной силе противобольшевистского движения белых, которая проявлялась «не в бытовом пристрастии к родине, а в любви к России как подлинно религиозной святыне». Для него Белая идея- это идея религиозности и одновременно борьбы за «дело Божье на земле». Без этой идеи «честного патриота» и «русского национального всеединства», по убеждению русского философа, «белая» борьба была бы обычной Гражданской войной.

Итак, принципиально надклассовый и общенациональный характер политической программы у белых, для нашего времени выглядит современно. Но для того времени, когда общество было глубоко расколото на враждебные друг другу классы, абсолютно неимущих, и имущих, такая программа была вовсе неактуальна. Чего не скажешь о программе большевиков- выразителей интересов неимущего и трудового большинства.

Почему белые проиграли красным?

Итак, главную ставку белые делали на общегосударственный патриотизм, а не на разделение по классовому, партийному и идеологическому принципу, как у красных. И, тем не менее, они с такой удивительно современной и демократической программой даже по нашим меркам проиграли тем, кто все время подчеркивал разделение российского народа по всем социальным и политическим признакам. Почему? На этот вопрос историки давно нашли немало ответов и объяснений. Выделю, на мой взгляд, главные:

1. Политическая размытость и даже идейная непривлекательность их лозунгов по сравнению с большевистскими, для основных классов и слоев российского общества (крестьян и рабочих). Тогдашнее общество в России просто еще не созрело до надклассовых, общепатриотических и беспартийных программ и идей белых. Вот почему типичный лозунг белых: «За Россию!» не встречал взаимопонимания в традиционно общинном и насквозь расколотом российском обществе.

2. Непредрешение аграрного вопроса и вопроса о форме правления «монархия или республика» до созыва Учредительного собрания, также явилось ахиллесовым пунктом в стратегии и тактики белых. Подавляющее большинство населения страны состояло из крестьян, и их не устраивала позиция белых отложить вопрос о разделе помещичьей земли (которую они уже поделили) до далекого Учредительного собрания. Как известно только правительство Врангеля закрепило за крестьянами в частную собственность все земли (включая помещичьи) которые у них были. Но Врангель, контролирующий в 1920 г. маленький полуостров Крым был уже безнадежно обречен на поражение.

3. Белые армии и правительства располагались на окраинах России, в отличие от выгодной центральной позиции красных, контролировавших до 80% всех промышленных ресурсов и имеющих 2/3 населения страны.

4. У белого движения не было таких ярких политических лидеров подобных Ленину и Троцкому. Генералы Корнилов, Краснов, Деникин, Каледин, Колчак, Юденич, Врангель были храбрыми и искусными полководцами, но абсолютно никудышными политиками и государственными деятелями, способными предложить популярный политический проект для всех граждан страны.

5. Белые правительства Колчака, Деникина, Юденича и др. не смогли найти взаимопонимания с национальными меньшинствами и нерусскими народами России. Даже классово несимпатичные большевики, для национальной буржуазии и интеллигенции окраин с их лозунгом «Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения», оказывались более привлекательными, чем белые с лозунгом «единой и неделимой России».

6. Отсутствие стратегического единства, несогласованность действий между белыми генералами в войне против красных. Фактически все их боевые походы против большевиков не были скоординированы между собой.

7. Белых слабо поддерживали даже те классы и слои населения, которые прямо были заинтересованы в свержении власти большевиков. Мемуары белых полны обличений «состоятельной буржуазии и спекулятивных кругов, жиреющих от доходов и барышей, но не желающих ничем жертвовать и реально помочь армии», хотя та спасала их жизнь, достояние и привилегии» (по Ю.А. Щетинову). А. Деникин вспоминал: «Классовый эгоизм процветал пышно повсюду, не склонный не только к жертвам, но и уступкам. Он одинаково владел и хозяином, и работником, и крестьянином, и помещиком, и пролетарием, и буржуем. Все требовали от власти защиты своих прав и интересов, но очень немногие склонны были оказать реальную помощь. Особенно странной была эта черта в отношениях большинства буржуазии к той власти, которая восстанавливала буржуазный строй и собственность. Материальная помощь армии и правительству со стороны имущих классов выражалась ничтожными в полном смысле цифрами».

8. Половинчатая политика стран Антанты по отношению к белым правительствам. Неуступчивая и великодержавная позиция белых генералов (Колчака, Деникина и др.) по отношению к сепаратистским устремлениям прибалтов, финнов, украинцев прямо противоречила политике Англии, Франции, США, Японии. Эти державы не были заинтересованы в новой и сильной России, контролирующей все пространства бывшей Российской империи. Вот почему они не оказывали широкомасштабной помощи белым, и при этом сразу поддержали вышедшие из состава империи новые национальные государства. Зато неуступчивость белых в вопросе признания новых государств, обернулась на практике распадом страны и поражением их главного лозунга- «единой и неделимой». «Парадокс истории в том, что ведя борьбу с большевиками под лозунгом единой неделимой России и не давая тем самым им расправиться с националистическими движениями на окраинах страны, белые фактически помогли союзникам в их планах расчленения России» (В.П. Слободину).

9. С другой стороны, неразрывная связь белых с иностранными интервентами- историческими врагами России все годы Гражданской войны бросала на них мрачную тень, как минимум непатриотов страны, а максимум даже и врагов России. Что мастерски обыгрывалось большевистской пропагандой.

Итак, белые проиграли, несмотря на весь пафос жертвенности, которые многие из участников Белого движения приносили своими жизнями на патриотический алтарь своей родины-России, которую без остатка любили, в беспощадной Гражданской войне. Все годы Гражданской войны именно белые, соединявшие в себе важнейшие отечественные политические, социальные, религиозно-культурные традиции являлись главной общенациональной альтернативой красно-большевистскому режиму, которому они в итоге проиграли.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-05-17     Просмотров: 9933    

Можно также почитать из рубрики: Советская Россия

Брежневский «закат» СССР в 1976-1982 гг.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Александр
Дата: 2015-05-18

Автор явно идеализирует лагерь белых, особенно белое офицерство. Как писал в свое время один из адептов белой идеи В. Шульгин: приводя в пример высказывание одного из белых офицеров, когда на его вопрос - Откуда у вас этот полушубок граф. Последовал ответ: - От "благодарного населения! " Эта фраза в белой армии стало нарицательной. Она отражала степень морального разложения и распада белого воинства. В народе белую добровольческую армию (Добрармию) прозвали: " Грабьармией. Характеризуя ее В. Шульгин справедливо отмечал: "Белое движение было начато почти святыми, а заканчивалось оно почти бандитами." Когда -то я достаточно глубоко и подробно изучал Белое дело. При этом меня поразил уровень воровства, коррупции, мародерства полного государственного распада и разложения на территории занятой белыми. В белой государственности царили практически всеобъемлющие хаос и анархия. У красных, конечно, все эти явления также имели место, но пресекались, как правило, самыми жестокими методами. Но миф о страдальцах за Родину, белых офицерах, рыцарей без страха и упрека, очень живуч, чему является подтверждением данная статья, но, к сожалению, он не имеет никакого отношения к реальности.

Автор: Иван
Дата: 2015-05-18

Идеализация белого движения началась давно, с начала 90-х годов. Затем пошли фильмы, типа «Колчак» и т.д. Там тоже было слишком все красиво. Однако белых нельзя упрекнуть в одном, в отсутствие патриотизма. Истина как всегда посередине. Автор прав в одном, что «широкие народные массы не поддержали белых, в которых видели представителей бывших эксплуататорских классов- «бар» и «буржуев». Но даже если бы представить что белые победили бы, смогли бы они удержать страну от распада? Сложно ответить на этот вопрос.

Автор: Александр
Дата: 2015-05-19

Поразительно, но великодержавники-белые выступающие за Единую Россию (не к ночи будет помянута), воспринимались населением страны как приспешники интервентов, как силы,состоящие на полном содержании иностранных держав и опирающиеся на политическую и военную помощь: немцев, французов, англичан, японцев. Что, собственно, в значительной мере, так и было. В то время как интернационалисты большевики выступали в гражданской войне с патриотических позиций, защиты Родины и революции и воспринимались населением как борцы с иностранным влиянием в стране и сторонники традиционных российских ценностей.

Автор: Леонид
Дата: 2015-05-19

Я согласен во всем с Александром. За белыми стояли интервенты уже делившими земли России. Их патриотизм был ложный, можно сказать слепой. Это были марионетки у Антанты. Народ их давно раскусил и не пошел за ними. Сейчас модно изображать их белыми и пушистыми. А белый террор? Он ведь не был выдумкой. А рассуждения о том, что красный террор был более жестоким и более массовым, чем белый, это всего лишь позиция автора. Автору явно не по душе красные, это очевидно. Но народ пошел за ними и они народ не обманули. Только при коммунистах и СССР страна стала самой могущественной державой. Вот о чем надо помнить.

Автор: Андрей
Дата: 2015-05-19

Собственно,думаю,настоящие патриоты белого движения понимали,что ихняя победа будет пиррова,как раз потому что придет время Англии,Франции,Японии.

Автор: Евгений
Дата: 2015-05-19

Почитайте Зазубрина "Два мира"http://lib.ru/RUSSLIT/ZAZUBRIN/twoworlds.txt

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-05-19

Как историк я стремлюсь к объективности, но как человек я склонен симпатизировать белым, а не красным. Хотя стремление большевиков к восстановлению исторической социальной справедливости мне также близко и понятно. Но мне симпатичен общенациональный патриотизм белых, а не патриотизм красных разделяющих людей по социальному признаку и их постоянным насилием. Не стоит забывать вину большевиков в развязывании Гражданской войны. Ленин о необходимости перерастания «империалистической войны в гражданскую» говорил еще в 1915 г. Но все слабые стороны белых я постарался учесть (конечно, как мог), включая и их связь с эгоистичной Антантой. По поводу грабежей и коррупции белых я согласен, это было. Белые были военными офицерами, людьми не сведущими в государственном строительстве. Они были хорошими защитниками Отечества, но плохими государственными деятелями и строителями. Вокруг них постоянно терлось так много дельцов, махинаторов, наживающихся на их доверии и дискредитирующих белое движение. Нельзя было от них ожидать, что они смогли бы стать строителями новой России. В их задачу это и не входило. Вот почему они руководствовались идеей Непредрешения (пока не победят красных). Здесь они были честны перед собой. Их задача- свергнуть большевиков, а дальше должны появиться политики общенационального уровня, а народ на Учредительном Собрании должен был решить, что и как?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-05-19

И еще. Мне чужда любая человеконенавистническая идеология, по которой можно судить и убивать человека, будь то нацизм или большевизм. Я считаю, что яд большевизма отравил многих нормальных людей, сделав их его заложниками. То есть фанатиками готовыми убивать не в чем неповинных людей по классовому признаку. Даже если они руководствуются принципами справедливости. Хотя это скорее выглядит как месть. Да, большевизм оказался победоносным в плане модернизации страны, но дух казарменной несвободы привитый всему советскому обществу делал это общество ущербно-счастливым. Классовая борьба в годы Гражданской, а затем и героические 30-е годы, это все одна страшная большевистская сказка, в которой быль перемешалась с небылью. При этом следует разделять коммунизм как мечту-миф о сказочной и счастливой жизни от большевизма, как практики осуществления этой мечты. Идея-мечта не виновата в том, что ее воплощали столь чудовищным образом, как это было в советской России.

Автор: Краснянский
Дата: 2016-02-22

Белые были самыми настоящими убийцами простых рабочих и крестьян, посмевших взбунтоваться против помещиков-господ. Например, Мария Владиславовна Захарченко, урожденная Лысова, окончила Смольный институт и была как говорят- барышней. Но когда в начале лета 1917 года мужики сожгли родительскую усадьбу, Это Машенька организовала отряд из помещичьих сынков и гимназистов, спалила несколько сел и лично расстреливала крестьян, уличенных в грабеже поместья. В Добрармии Машенька расстреливала пленных красноармейцев уже из «Максима», за что господа офицеры прозвали ее «бешеной Марией». Вот почему историк Сергей Кара-Мурза назвал одну из главных причин Гражданской войны «социальный расизм влиятельнейшей части российской элиты».

Автор: Игорь Николаев
Дата: 2016-03-03

Полностью согласен с Краснянским. Нужно ли белых воспринимать как благородных рыцарей? Ни в коем случае. Яркий пример барон Унгерн. Он был монархистом и люто ненавидил большевиков. Он восхищался Чингис-ханом, наверное, поэтому всех своих подопечных нещадно бил. Палками даже был избит генерал-майор Борис Резухин. А вот прапорщика Чернова Роман Федорович и вовсе сжег живьем! Чего говорить о красных и мирном населении? Он был настоящим зверем. Не надо поэтому восхищаться белыми.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2016-04-07

Любопытно отметить, что до капитуляции Германии и окончания 1 мировой войны (ноябрь 1918), белые считали большевиков как типичных нацпредателей и антипатриотов, которые были лишь орудием немцев. По логике, если лишились помощи со строноны кайзеровской Германии, то большевики должны были автоматические пасть. Но они не падали, наоборот, произошла смена патриотических ролей. Теперь уже белые в глазах народного большинства выступали как союзники и пособники интервентов, которые в Россию пришли с определенной задачей: пограбить и ее расчленить. А большевики-красные воюющие с белыми, за которыми стояла иностранная Антанта, отныне уже выступали как патриоты и защитники России от чужеземцев. Такая метаморфоза с ярыми интернационалистами-большевиками и изначальными национальными патриотами-белыми, мастерски обыгрывалась пропагандой большевиков. А по факту именно красным-большевикам удалось восстановить территориальную целостность России, что позже было хорошо использовано в советской историографии. Таким образом, тесная связь белых с интервентами им сильно повредила в глазах обывателей, которые всегда были настроены патриотично.

Автор: Русский Славянин
Дата: 2016-10-16

Так называемая "гражданская война" на деле была войной русской национальной национальной армии-белых с полчищами большевистских оккупантов, причем большей части нерусских.

Автор: Arseniy
Дата: 2017-04-15

Большевички- жиды по большей части, а те кто им не был, то были самыми настоящими врагами России. Сколько они свлочи истребили православных русских. Они сознательно убивали самое святое в русском человеке- его веру. Нет никогда им прощения. Пусть будут они прокляты во веки веков.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх