О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов
  • Главная >>
  • Геополитика >>
  • О неизбежности войны и германских страхах перед Россией накануне мировой бойни 1914 г.

О неизбежности войны и германских страхах перед Россией накануне мировой бойни 1914 г.

Нападение - лучшая защита.
Уильям Фредерик Хелси,
(американский адмирал)

Взрывоопасные международные отношения в начале XX века, были продиктованы сложившимся неустойчивым балансом капиталистических и полукапиталистических империй и имперских государств (Великобритании, Франции, России, Германии, Австро-Венгрии, Японии, Италии, США).

Эти державы десятилетиями готовили и всячески наращивали военные бюджеты, усовершенствовали свои вооруженные силы, в борьбе за чужие колониальные территории, рынки сбыта, «зоны влияния». Сама по себе гонка вооружений перед самой войной и рост военных бюджетов были беспрецедентными.

В общем росте военных расходов лидировала Германия. Если в 1879 г. ее ассигнования на вооружение составляли 428 млн. марок, то к 1899 г. — достигли 926 млн. марок, a в 1913 г. на эти цели было отпущено более 2 млрд. марок, т. е. половина всего государственного бюджета. Военные расходы Австро-Венгрии в начале XX в. (с 1900 по 1913 г.) выросли более чем на 70% и достигли в 1913 г. 583 млн. крон. Во Франции расходы на военные нужды к 1914 г. достигли огромной суммы — 1,5 млрд. франков, что составляло 38% всех бюджетных расходов страны.

Быстро вооружалась и Россия, где после проигранной войны с Японией были приняты новые программы перевооружения армии и флота, которые предполагалось завершить к концу 1917 года! За время с 1907 по 1913 г. общий бюджет военного и морского министерств России увеличился в 1,67 раза.

Общие темпы роста военных расходов также говорят сами за себя. Австро-Венгрия за период с 1908 по 1913 г. по сравнению с периодом 1883-1908 гг. увеличила военные расходы в 13 раз, Италия — почти в 16 раз, Франция — в 4,2 раза, Россия — в 3,7 раза, Англия — в 1,3 раза и Германия — в 1,6 раза (по И. Ростунов).

Но все познается в сравнении. Если считать в долларах, то военный бюджет Германии достиг в 1914 г. 442 млн долларов против 324 млн у России и 197 млн у Франции (по А. Уткину). Неудивительно, что Германия создала лучшую и самую вооруженную и обученную армию накануне войны.

Горы оружия накапливались не для их последующего уничтожения, а по назначению. К военным разработкам привлекались лучшие умы, которые совершенствовали оружие массового уничтожения. Европа в то время напоминала милитаризированный лагерь. Но при этом все подавалось как в целях «самообороны» от неизбежного нападения противника.

Провоцирующим фактором, влияющим на агрессивное внешнеполитическое поведение ключевых международных игроков, был национал-шовинизм, который глубоко пустил корни практически во всех мировых державах. Во всех будущих воюющих странах велась открытая пропаганда ненависти к «назначенному» противнику: России, Франции, Великобритании и наоборот Германии, Австро-Венгрии, Турции и т.д. В идеологической пропаганде ненависти были задействованы: культура, искусство, кинематограф, писатели, журналисты. Все они подготавливали своих граждан к неизбежной войне, для полной победы над «Врагом», который при этом всячески демонизировался.

Так что к большой войне готовились все стороны, поэтому нельзя считать Первую мировую войну неожиданной. Наоборот давно ожидаемой и причем всеми. Эта война могла возникнуть даже раньше. Например, в 1908 г. во время «Боснийского кризиса», или в 1911 г. во время «Марокканского кризиса». Убийство в Сараево наследника австрийского престола 28 июня 1914 г. Франца-Фердинанда было лишь одним из удачных поводов в череде других. И даже если бы его не было, то возник бы другой, и война все равно началась бы.

Если взглянуть исходя из знания исторических документов на две противостоящие друг другу коалиции, еще с конца XIX века: 1. (Германия, Австро-Венгрия, Италия) 2. (Великобритания, Франция, Россия); то легко можно установить, что первая коалиция возглавляемая Германией являлась более агрессивной и наступательной, в отличие от Антанты, как, более оборонительной коалицией.

По выражению Раймона Арона «Немецкие и австрийские государственные деятели первыми приняли фатальные решения-в 1914 году партия войны, была сильнее в Берлине и Вене, чем в Париже или Лондоне». «Именно германское стремление к гегемонии в Европе привело к антагонизму великих держав и их военному конфликту. Две из них- Франция и Россия-сомкнули свои силы для того, чтобы выстоять против Германии, претендующей на континентальное доминирование, а третья жертва германского роста-Британия-воспротивилась потере лидерства на морях» (по А. Уткин).

Но это вовсе не означает, что страны Антанты имеют моральное право считать себя жертвой агрессии, со стороны Берлина и Вены. И Лондон, и Париж и Петербург имели в той войне экспансионистские имперские планы. Только одни страны выступали в жестко наступательной стратегии (или превентивной, как утверждали в Берлине), другие (особенно Петербург) считали, что еще полностью не готовы к войне, в том числе и по моральным соображениям.

Но, своя защитная «правда» была и у «наступательной» коалиции. Как указывал еще советский историк А. С. Ерусалимский, даже «правящие круги Германии утверждали, что они исходят из высших соображений: «разорвать гибельное кольцо «окружения Германии», предотвратить угрозу нападения со стороны России и ее союзницы - Франции, а главное выполнить свой долг «нибелунговой верности» по отношению к союзнице - Австро-Венгрии, которой «славянская опасность» угрожала в первую очередь».

Особенно пугала Германию и Австро-Венгрию быстрорастущая Россия. Именно Россия и ее пугающе возрастающая мощь, по мнению многих германских политических и общественных деятелей, могла в самом недалеком будущем положить конец честолюбивым планам Германии утвердить свою политическую и экономическую гегемонию в Центральной Европе.

П. Лиман так выразил эту мысль: «Население России растет с потрясающей скоростью. Через два или три десятилетия царь будет править более чем 200 миллионами подданных…Россия уже сейчас пытается сократить импорт наших индустриальных товаров и наших сельскохозяйственных продуктов; она старается постепенно создать своего рода китайскую стену на пути нашего экспорта, она стремится перегородить дорогу Германии и ее рабочим».

Немецкая «Фоссише цайтунг» за 1 апреля 1914 г. указывала, что «…Россия, о которой говорили, что ее народ сокрушен, становится с каждым днем богаче и все более независимой по отношению к странам-соседям». В Германии постоянно подчеркивали, что Россия как славяно-азиатская держава, абсолютно чуждая европейским ценностям и потому очень опасна. Особенно в силу ее большего роста рождаемости, чем в Германии и ее союзников. Себя же немцы видели в качестве главного оплота европейской цивилизации против русских славян-варваров. «Остановите русских варваров!», плакатно выглядели заголовки многих немецких и австрийских газет того времени.

«Берлинер тагеблатт» за 1 марта 1914 г. задалась риторическим вопросом: на чьей стороне время, на стороне «цивилизованной Европы, с представленной в данном случае Германией и Австро-Венгрией, или на стороне России?» Ситуацию в газете рисовали мрачную: «Быстро растущее население Российской империи на фоне падения рождаемости на Западе, экономическая консолидация русских, строительство железных дорог и фортификаций, неистощимый поток денег из Франции, продолжающаяся дезинтеграция габсбургской монархии-все это серьезные факторы» (по А. Уткин).

Немцы прекрасно были осведомлены о завершении к концу 1917 г. «Великой программы» перевооружения российской армии и флота, что сделало бы Россию практически непобедимой. Об это тревожно писала германская проправительственная «Кельнише цайтунг» (от 2 марта 1914 г.): «Политическая оценка Россией своей военной мощи будет иной через три или четыре года. Восстановление ее финансов, увеличение кредита со стороны Франции, которая всегда готова предоставить деньги на антинемецкие военные цели, поставили Россию на путь, конца которого она достигнет осенью 1917 года». Уже к лету 1914 г. против 96 германских дивизий Россия выставляла 114 своих, правда хуже обученных и вооруженных. Однако ведь делу время. Немцы любили вспоминать известное выражение своего великого канцлера Бисмарка о том, что «русские долго запрягают, но быстро ездят».

Сонмище страхов перед могуществом России (воображаемым или реальным) и антирусских фобий буквально поселились в головах германских политиков и военных. Эти страхи породили однозначный и непреложный вывод у германских политических стратегов. Если не начать войну первыми и не напасть на Россию сегодня, сейчас, то завтра уже будет поздно. Невероятно усилившийся русский медведь буквально раздавит тогда германского волка.

Подобные страхи укрепили решимость германского руководства что войну «со страшной Россией» надо начать как можно раньше, даже путем откровенных провокаций. Объяснение простое, не нападем на них мы первые, не будет нам победы, нападут позже они на нас и тогда нам крышка. Отсюда нападение - лучшее средство защиты. Вот почему глава германского генштаба Хельмут Мольтке (младший) в мае 1914 г. определенно заявил министру иностранных дел Готлибу фон Ягову: «Мы должны вести превентивную войну, чтобы разбить противника, пока у нас есть шансы на успех».

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-03-19     Просмотров: 1792    

Можно также почитать из рубрики: Геополитика

Автор: Юрий
Дата: 2015-03-22

Получается война начатая Германией и Австро-венгрией была превентивной и оборонительной. А как же извечный Дранг нах Остен? Немцы и в 19141 году всему миру объясняли ,что напали на СССР с целью защитить Европу от Советов.

Автор: Александр
Дата: 2015-03-24

Россию опасалась не только Германия, но и вообще вся Европа и даже ее временные союзники по Первой мировой войне. Европе не нужна была ни какая Россия, ни царская, ни коммунистическая, ни демократическая и чем нам хуже, тем лучше европейцам. Русская угроза это вечный жупел, которым европейская элита стращает свои народы. Борьба с "варварской" Россией удел всех европейских агрессоров. Правда, россияне не согласны с тем, что им место на кладбище или на свалке истории. Рано нас туда отправляют наши западные друзья. Мы еще пошумим и простудимся на их похоронах.

Автор: Андрей
Дата: 2015-03-25

В этой связи достаточно вспомнить пресловутое "завещание" Петра I, вборошенное в европейское сознание в 1812 и 1941 гг.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх