О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

Национал-шовинизм как провокатор Первой мировой войны.

Монгол китайцу хохол.
Виктор Коваль,
(отечественный юморист)

Провоцирующим фактором, повлиявшим на столкновение ведущих мировых держав в Первой мировой войне, помимо империалистических противоречий и гонки вооружений следует считать национал-шовинизм, который глубоко пустил корни практически во всех воюющих в той войне державах.

Во всех крупных империалистических государствах начала XX века национальные СМИ, публицистика, литература буквально упражнялись друг с другом в создании образа массового врага из «вероломных галлов», «кровожадных тевтонов», «диких азиатских славян» и т.д. Шовинистически настроенные историки, публицисты, писатели и военные призывали свои народы и правительства «обрушить» справедливое оружие «возмездия» на заклятых «Врагов», в лице русских, французов, англичан, или наоборот, немцев, австрийцев, турок.

Гипертрофированный и тщеславный национализм, помноженный на обыкновенный империализм, на страницах шовинистических публикаций в ведущих странах Европы, России, Османской Турции открыто призывал к авантюристическим захватам колоний, территорий, рынков сбыта товаров.

Особой воинственностью отличались немцы. В Германии еще в 80-90 е гг. XIX в. возникли политизированные движения, общественные союзы и организации, выступавшие за откровенно грабительскую политику по отношению к более слабым странам и народам Европы. Выдвигались идеи создания так называемой «Великой Германии», за счет присоединения к Берлину ряда центрально-европейских территорий.

Например, автор книги «Великогермания и Центральная Европа в 1950 г.» вышедшей под псевдонимом «Пангерманец» в 1895 г.- убежденно прогнозировал своим читателям, что Германия к 1950 г. должна объединить в своих границах всех этнических немцев проживавших в разных странах Европы, включая и Россию. По мысли автора сильная Германская империя должна интегрировать в свой состав российскую Прибалтику (где проживали немцы), а также страны родственные германскому происхождению-Голландию, Швейцарию, фламандскую часть Бельгии, Люксембург, Данию и Норвегию (по А.А. Галкину).

Популярной в Германии была и заморская экспансионистская тематика. Близкий к пангерманцам идеолог германской колониальной политики П. Рорбах писал в начале XX века: «Чтобы превратить африканские колонии в «сплошной массив», необходимо присоединить к нам Бельгийское Конго, Анголу и территории Центральной Африки. Этому должно предшествовать завоевание Египта. Германии следует также утвердиться в Малой Азии-в Месопотамии и Сирии, укрепить свои позиции в Восточной Азии и стать архитектором перестройки всей внешней и внутренней структуры Китая».

Резолюция пангерманской организации в Галле, принятая в 1912 г., гласила: «Мы не можем переносить больше положения, при котором весь мир становится владением англичан, французов, русских и японцев. Мы не можем также верить, что только мы одни должны довольствоваться той скромной долей, которую уделила нам судьба 40 лет назад. Времена изменились и мы не остались теми же, и только приобретением собственных колоний мы можем обеспечить себя в будущем» (по. А.Н. Бадак И.Е. Войнич Н.М. Волчек).

Пангерманисты исходили из культурного превосходства германской нации и требовали захвата английских, французских, бельгийских и португальских колоний, отторжения от России Прибалтики, Польши, Украины, Кавказа. Пангерманский союз призывал к борьбе против Великобритании, к созданию сильного океанского военно-морского флота, готового бросить вызов «королеве морей».

При этом в Германии империалистические идеологи и публицисты пугали обывателей и панславизмом и франко-британским Западом. В Германии многие были убеждены, что немцы страдают от отсутствия «жизненного пространства», так как задавлены с востока славянами, а с запада галлами и британцами.

Особенно часто в Германии пугали Россией и русскими. Причем страх перед ними перемешивался с презрением к ним из-за чувства превосходства немцев над русскими-азиатами. «Русские - это кровожадная и дикая нация»; «Если русских варваров не остановить, то европейская цивилизация погибнет». Примерно под такими заголовками выходили многие газеты в Германии и Австро-Венгрии в канун Первой мировой войны. Самыми распространенными в Германии карикатурами были фигура зверски подобного русского казака с огромной саблей на коне.

Генерал Брусилов вспоминал, какое зрелище он наблюдал с женой в немецком курортном городе Кисингене при встрече нового 1914 г., когда сооруженный на площади макет русского Московского кремля и храма Василия Блаженного сожгли под восторженный рев немецкой публики. «Мы были поражены, и молчали в недоумении. Но немецкая толпа аплодировала, кричала, вопила от восторга, и неистовству ее не было пределов, когда музыка сразу при падении последней стены над пеплом наших дворцов и церквей, под грохот фейерверка, загремела немецкий национальный гимн. «Так вот в чем дело! Вот чего им хочется!» – воскликнула моя жена. Впечатление было сильное. «Но чья возьмет?» – подумалось мне».

Впрочем, доставалось и англичанам. На стенах домов достопочтенных немецких бюргеров висели плакаты: «Англия- это враг», «Предательский Альбион», «Британская опасность», «Англия намеревалась напасть на нас в 1911 году» (по А.И. Уткину).

В Австро-Венгрии также ненавидели русских и южных славян. А разгоряченные австрийские офицеры уверенно заявляли: «Балканы мы должны приобресть. Нет другого средства для того, чтобы остаться великой державой» (по Т.М. Исламов). В Петербурге с интересом читали выкранные российской контрразведкой рассуждения аккредитированного в Бухаресте австрийского посла Ридля, по поводу России. России, по его мнению, «не имела права оставаться в Европе. Она должна быть загнана в Азию или, по меньшей мере, отодвинута за пределы Москвы. Россия должна быть отрезана от Балтийского и Черного морей и, уменьшенная в размерах, предоставлена собственной экономической судьбе» (по А.И. Уткину). Помимо территории балканских государств, австрийские геополитики призывали присоединить к Вене российские польские губернии (Подолию и Волынь).

В Османской империи, особенно после прихода к власти националистически настроенных младотурок в 1908 г. в официальной печати широко стали распространяться идеи, с требованиями наказать «богопротивную империю гяуров» и отнять у России все Закавказье и даже Крым. Желание вернуть потерянные земли (особенно после проигранных войн в 1878 и 1912 гг.) постоянно будоражило умы шовинистично настроенных турок и взывало их к мести.

Особую популярность в Блистательной Порте получили идеи пантюркизма. Осознавая свою военную слабость, турецкие пантюркисты предлагали использовать исламский и тюркский факторы для дестабилизации России, путем восстания там мусульманских народов. Наиболее захватывающими являлись пантюркистские идеи, по объединению в колоссальное тюркоязычное супергосударство российских казанских и крымских татар, башкир, северокавказских горцев и среднеазиатских тюрок под главенством турецкого султана.

В противоположном лагере Антанты тоже не дремали. Западная сторона утверждала, что именно западная культура противостоит немецкому (тевтонскому) варварству и милитаризму. Однако и во Франции, буквально все общество было заражено милитаристским духом реванша за понесенное от немцев тяжелое военное поражение в 1870 г.

Радикальные консерваторы, либералы, социалисты, буквально все призывали французский народ сплотиться вокруг армии и устроить «кровавую баню» злобным немцам, чтобы не только вернуть потерянные Эльзас и Лотарингию, но и отнять у Германии промышленный Рур, а также ее заморские колонии. Советский историк Е. Тарле справедливо отмечал, что Германия и Франция как наперегонки помогали друг другу в деле военной агитации и национальной травли. Так происходила милитаризация наций, удобная для развязывания войны.

Но при этом французские национал-шовинисты подчеркивали сугубо оборонительный и прогрессивный характер Антанты в борьбе с агрессивным прусско-германским империализмом. Особенно воинственна была настроена правомонархическая организация Аксьон франсез («французское действие»). Надо сказать, что по части массовых шовинистических настроений Франция явно лидировала из держав Антанты. Здесь на идеологическом фронте работали и деятели культуры, искусства, науки.

В Великобритании национал-шовинизм принимал больше форму расового колониализма, в виде так называемого джингоизма. Германскую угрозу морского и колониального могущества Великобритании общественное мнение воспринимало серьезно и требовало от властей постоянного увеличения финансирования военно-морского флота.

Национал-шовинизм расцвел пышным цветом и в России. России на страницах журналов и газет все чаще встречались утверждения, что Россия должна возглавить Общеславянский союз, захватить Черноморские проливы. Одной из центральных тем русских геополитических дискуссий на страницах журналов и газет был по-прежнему Константинополь (Стамбул). Ожидание, что Константинополь (Стамбул) должен скоро стать «нашим», звучало рефреном. Хотя со времен Н. Данилевского и его знаменитой книги «Россия и Европа» прошло без малого 60 лет, но его идеи о превращении Константинополя в столицу Всеславянского федеративного союза под главенством России буквально витали в воздухе.

Особенно горячо их поддерживали консервативно настроенные православные монархисты. С их точки зрения взятие русскими войсками Константинополя с Проливами должно возродить заново идею Москва-Третий Рим. Константинополь тогда должен стать и новым центром восточного православно-славянского царства и новой столицей России во всем противоположной западническому Петербургу (по В. Кантору).

Даже российские либералы (кадетов во главе с Милюковым) на повестку дня ставили задачу овладеть проливами Босфор и Дарданеллы вместе с Константинополем. С их точки русских промышленников, крупных помещиков Проливы были нужны России в качестве надежной обороны ее южных границ, а также для выхода России на средиземноморские и ближневосточные рынки. Антиавстрийские и особенно антигерманские настроения в России стали очень сильны после марокканского кризиса 1911 г. между Францией и Германией и во время так называемых Балканских войн (1912-1913 гг.).

Российская печать в ответ на антирусскую направленность в германской печати проводила антигерманскую ура-патриотическую линию. Между двумя странами в то время развернулась настоящая «газетная война», в которой каждая из сторон демонизировали образ своего врага, воспитывая своих читателей в духе ненависти к нему. Особого накала эта кампания достигла в связи с германской миссией Лимана фон Сандерса в Стамбул в 1913 г.

Повсеместно в печати раздавались призывы сбросить «германское иго» в самой России. Под ним понималось и большая доля немецкоязычных подданных в верхних эшелонах власти и бизнеса и огромная доля немецкого капитала в экономике страны. Последнее не лишено было оснований. Поскольку, например, доля Германии в импорте России составляла почти половину его.

Слово «война» 1913 и 1914 гг. в России произносилась столь часто и легко на всех патриотических манифестациях, мелькало на страницах газет, что указывало на перелом в настроениях части русского общества. Можно сказать, что именно тогда была пройдена черта, за которой угроза мировой войны уже не казалась катастрофой (Е.В. Латышева Е.В. Назимова). В Италии созданная в 1910 г. так называемая «Итальянская национальная ассоциация» призывала итальянцев к широкой экспансионистской политике, путем присоединения к Италии ряда сопредельных территорий Австро-Венгрии и превращения Адриатического моря в «наше море»- mare nostro. (Данн Отто).

Воинственная патриотическая горячка и агрессивная националистическая пропаганда захватила и маленькие балканские страны (Сербию, Болгарию, Румынию, Грецию) которые дважды в 1912 и 1913 гг. воевали с Турцией и друг с другом ради территориальных приращений. Политические элиты этих государств (особенно в Болгарии и Сербии) использовали националистические устремления своих народов, активно готовясь к войнам с соседями за «свои территории».

На всей территории, например Сербии, велась антиавстрийская пропаганда, куда были вовлечены различные патриотические общества, кружки, группы. Газета наиболее воинственной сербской организации «Единение или смерть» («Черная рука») писала в 1912 г. «Война между Сербией и Австро-Венгрией неизбежна. Если Сербия желает жить по чести, она может сделать это через войну… Эта война должна принести настоящую свободу сербам, южным славянам, балканским народам» (по И. И. Ростунов). Идеологическая подготовка к войне с усиленной антисербской и отчасти антирусской пропагандой проводилась в Болгарии, где правила германская династия Кобургов.

Таким образом, духовная атмосфера в обществах великих держав накануне мировой бойни насквозь была отравлена и пропитана взаимным духом агрессии и ненависти к «вражеским» народам и странам. В итоге национал-шовинизм агрессивно «зарядил» нации на войну и психологически подготовил их к ее началу. Сама война не заставила себя долго ждать.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-03-13     Просмотров: 1707    

Можно также почитать из рубрики: Национальный Вопрос

Автор: Александр
Дата: 2015-03-14

Первая мировая война стала первым масштабным проявлением общего кризиса европейской цивилизации и того европоцентричного мирового порядка который сложился на рубеже XX-XX. Ничего подобного до этого мировая история еще не знала. По сути дела мировые войны - это тот тупик в который завела мир западная модель развития, основанная на западных же ценностях и виденье мира, в рамках которого вполне допускалось бессмысленное уничтожение десятков миллионов с помощью новейших технологических средств, поставленное, что называется на поток. Соответственно, к человеку возникло отношение как к некому расходному материалу посредством которого существующая элита может решать любые политические и экономические задачи.

Автор: Эдуард
Дата: 2015-03-14

Александр, Западный мир переболел национализмом в 1 и 2 мировых войнах. А мы нет. Такое ощущение, что на нашем дворе не 2015, а 1914 г.Тот же национал-шовинизм начала прошлого века.

Автор: Александр
Дата: 2015-03-14

Эдуарду. Основная проблема русского народа сейчас, это то, что этот народ был произвольно разделен между разнообразными фейковыми псевдогосударствами (типа нынешней Украины) которых в истории никогда не существовало и которых создали искусственно. Как только он вновь воссоединиться, то никакой проблемы русского национализма больше существовать не будет. После решения этого коренного вопроса современной российской истории будет дружить со всеми и никаких противоречий не будет.

Автор: Юрий
Дата: 2015-03-14

Удивительно, что сербы, столь малый народ мечтал о какой-то там великой империи. Всегда считал что сербы, это правильные пацаны, всю жизнь боровшиеся за независимость от турок, затем австрийцев, немцев. Они все время оборонялись. Неужели они всерьез мыслили создать державу равную какой-либо серьезной европейской державе? Сербов все время было немного.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-03-14

Юрию. Да, Сербия в той войне защищала свою независимость также как и Бельгия, в отличие от других стран. И сербские потери в той войне были самыми большими в процентном отношении от числа населения. Общие потери-свыше 1 млн человек, или 25% ее населения. Но сербская верхушка военных и буржуазии мечтали создать великое сербско-славянское государство с центром в Белграде. В состав него предполагалось включить хорватов, боснийцев которые тогда находились в составе Австро-Венгрии. Националисты и радикалы из Сербии поддерживали организацию «Черная рука», которая и подготовила покушение на Франца Фердинанда. С этого и началась война. Но убийство наследника престола австрийцы использовали, чтобы напасть на Сербию, даже не собрав доказательств вины сербов за убийство. Они давно ее хотели захватить. Хотя сам убийца Гаврила Принцип (боснийский серб) был не сербским, а австро-венгерским подданным.

Автор: Юрий
Дата: 2015-03-15

Вячеславу.Спасибо за обстоятельный комментарий. Стоило ли впрягаться за них тогда? Хотя у нас перед Францией были обязательства. Война была неотвратимой, хотя мы всегда играем в крутых парней.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-03-15

Юрию. Николай не хотел той войны, но не смог бы отказаться от выполнения союзнических обязательств. Для него это означало бы потерять лицо. Германия в открытую подталкивала австрийцев к провоцированию войны с Сербией. Те предъявили им такой наглый ультиматум, что возмутило всех. Становилось ясным, что главное для Вены было начать агрессию против сербов. Но австрийцы все же надеялись, что Россия не встрянет в войну за сербов, рискуя нарваться на ответный удар от Германии и Австро-Венгрии. Но, как известно, просчитались. Дальше сработала цепная реакция. Так вначале война между Сербией и Австро-Венгрией переросла в общеевропейскую.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх