К Столетнему юбилею Октября 1917.

Автор: Вячеслав Бакланов

О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

Возможные пути строительства российской нации в РФ.

Нация — произведение человеческого искусства и времени.
Бенджамин Дизраэли,
(британский политик).

Сегодня проблемы, связанные с формированием единой нации в России вызывают ожесточенные споры, как в среде политиков, академической науки, и широкой общественности. Не берусь охватить всю проблему, озвучу те предложения, по данному вопросу которые возникли в научной среде.

Здесь также ведется острая и порой непримиримая борьба между сторонниками формирования единой нации на основе государственного, или гражданского национализма (В. Малахов, В. Тишков и т.д.), сторонниками различных вариантов этнокультурного национализма (С. Сергеев, В. Соловей и др.) и сторонниками национально-цивилизацинной общности (В. Пантин, А. Фурсов и др.).

По мнению первых, все попытки построить единую нацию на основе отказа от понятия «российская культура» в пользу понятия «русская культура» неприемлемы. По словам Владимира Малахова, слово «русский» «окончательно и бесповоротно этнизировано». «Нерусские (в частности, жители Северного Кавказа) уже никогда не согласятся назваться русскими – сколь бы их ни убеждали в сверхэтническом значении, которое это прилагательное имело до 1917 г».

Представители этой либеральной точки зрения выступают в пользу формирования исключительно «российской» поликультурной и гражданской нации. Собственно говоря, эта точка зрения поддерживается российскими властями, закрепившими еще в 1993 г. в предисловии к Конституции РФ термин «многонациональный российский народ».

По словам Валерия Тишкова, единственная приемлемая формула для нашей страны: Россия – это нация наций, и суть современной национальной политики становится двуединой. С одной стороны, это обеспечение национальных интересов российского народа внутри страны и на международной арене… С другой стороны, это сохранение и поддержка историко-культурного и религиозного разнообразия проживающих в России представителей разных национальностей и религий».

Совсем иные точки зрения в нациеведческой литературе и публицистике у сторонников этнокультурной модели формирования единой нации на основе этнонима «русской нации». Их позиция проста: Россия, в которой проживает свыше 80–81 % этнических русских, должна обрести четкую национальную идентичность на базе русского этноса, культуры и языка.

На практике это означает отказ от национально-территориального деления страны и формирование политической нации на русской культурной основе. «Россиянство» как нежизнеспособный этноним ими категорически отвергается. Критике подвергается и концепт «многонационального российского народа». В действительности же Россия, по мнению Сергея Баранова, – страна одной нации плюс национальные меньшинства. А, по мнению Н. Ракитянского, за термином «россияне» стоит социально-мировоззренческий и политический заказ господствующей в России либеральной элиты, которая своевольно исключает признание тождественности России интересам государствообразующего русского народа.

К всеобщей борьбе (но исключительно легальными средствами) за русское национальное и демократическое государство призывает публицист и главный редактор журнала «Москва» Сергей Сергеев. Еще более радикальной точки зрения придерживается Валерий Соловей. «Россия может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе» – таков его категорический вывод.

Таким образом, сторонники этнокультурной модели выступают за строительство не российской, а русской политической нации. Однако в таком случае за рамками ее неизбежно оказываются многие нерусские народы России, которые просто не захотят русифицироваться. Со всей очевидностью вытекает, что при решении, таким образом, строительства единой нации возникнет отторжение от нациестроительства у представителей многих этносов, что в условиях тотальной ксенофобии в обществе может вызвать настоящую межэтническую и межрелигиозную войну.

К тому же в русскоязычной части российского общества все более популярным является лозунг: «Хватит кормить Кавказ», который фактически предполагает отделение от России ряда республик Северного Кавказа, чье население не вписывается в формирование интегральной нации на базе общих культурных ценностей и установок. В радикально настроенном националистическом движении «Русского марша» тема отделения Северного Кавказа занимает одно из первых мест. Но о нем речь пойдет чуть позже.

Более примиряющей обе противоположные академические стороны выглядит позиция тех, кто придерживается концепта «национально-цивилизационной общности (В.И. Пантин) или государства-цивилизации (Наталья Лактионова и Андрей Фурсов).

По словам Н. Лактионовой, «Россия всегда была государством-цивилизацией. Нужно возвращаться к той модели, которая исторически присуща России – солидарность народов и сохранение национального своеобразия, скрепами которого является русская культура». Эта модель, несмотря на всю ее гибридность и мировоззренческую эклектичность, имеет неоспоримое преимущество по сравнению с либеральным проектом игнорирования русского этноса и опасным для всей страны «ультраэтнокультурным» проектом («нации по крови») в том, что выносит в качестве объединяющего фактора консолидации страны русскую культуру и язык.

Минусом этой концепции, на мой взгляд, является то, что соединить в органическое целое нацию и цивилизацию, или «национальное государство-цивилизацию» представляется архисложным, исходя из степени проблем в современной России, особенно в области демографии. К тому же концепты «государство-цивилизация» или «нация-цивилизация» удивительным образом напоминают сложносоставную и иерархическую конструкцию имперского типа.

Вот только в истории нашей страны империи не являлись долгоживущими (например, «советская империя» просуществовала 73 года) и к тому же вовсе не отвечали коренным потребностям русского народа, которого сам В. Путин назвал государствообразующим.

Кстати, позиция Президента В. Путина в этом вопросе во многом сближается с представителями третьего подхода. В своей программной статье, посвященной национальному вопросу, В. Путин как раз и заявляет, что «Россия – это государство-цивилизация», или «полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром» (Путин В.В. Россия: национальный вопрос // НГ. – 2012. – 23.01.).

Говоря о национальном вопросе и возможных путях нациостроительства, просто невозможно обойти главную «болевую» точку России – Северный Кавказ. Северный Кавказ представляет собой самый «проблемный» регион в плане интеграции в общероссийское политическое и культурное пространство. Именно здесь в ближайшем будущем и будет решаться судьба единства страны на базе объединения народов и культур в единую русскую/российскую нацию.

Сегодня Северный Кавказ вполне претендует на то, чтобы считаться российским «внутренним Востоком». Здесь процессы демодернизации и возвращения архаики зашли так далеко, что фактически привели к созданию «иного» цивилизационно-культурного пространства и анклава страны, находящегося вне правового общероссийского и государственного поля.

В самой России большинство россиян воспринимают Северный Кавказ как «чужую территорию». Да и сами местные жители Северного Кавказа не чувствуют, что живут в России. Когда они едут в Москву, Краснодар, Петербург, то обычно в таких случаях говорят: «поехали в Россию».

Такое положение вещей во многом объясняется массовым исходом оттуда представителей русского населения, служивших не только проводниками культуры Модерна в наиболее архаичный регион страны, но и являющихся основными культурными агентами русской цивилизации, вовлекающими регион в общероссийское пространство.

Уход русских из региона привел к тотальной этнизации республиканских элит почти во всех республиках Северного Кавказа и имеет доминирующую тенденцию и в других национальных республиках. Сегодня этнократические элиты из представителей «титульных» этносов сформированы во всех национальных республиках России. А это, в свою очередь, напрямую влияет на развитие сепаратизма и ставит под угрозу территориальную целостность многоэтничной страны.

Очевидно, что Северный Кавказ неуклонно уходит из культурного и правового пространства страны и из-за тотальной коррумпированности местных элит превращается в главный внутренний фактор нестабильности всей страны. Сегодня там идет настоящая гражданская война под религиозно-идеологическими знаменами ваххабизма (или салафизма – версия исламского сектантства). Напомним, что целью ваххабитского джихада является вооруженная борьба со всеми «неверными», «многобожниками», «лицемерами» (Игнатенко А.А.), включая «неправильно» верующих мусульман к ним можно даже отнести людей, не одетых в соответствии с ваххабитской традицией в одежде и прическе.

Местное население, особенно молодежь, лишенная работы и живущая в условиях постоянного произвола правоохранительных органов, уходит в горы, чтобы под зеленым знаменем ислама (ваххабитской версии ислама) восстановить так ценимую на Кавказе справедливость.

Соответственно, действующие местные власти авторитетом у населения не пользуются из-за своего морального разложения и беспредельной даже по меркам России коррупции. Зато все больший авторитет набирает власть нелегальных исламистских джамаатов, которые своей беспощадной жестокостью и бескомпромиссностью в борьбе с легальной властью набирают все новых и новых бойцов в свои ряды из числа молодежи, которую мастерски «обрабатывают», внушая им ложные чувства «священной борьбы» за восстановление божественной справедливости.

Бездействие Кремля, который «откупается» от решения давно наболевшей проблемы тем, что направляет туда финансовые средства, которые там «лихо разворовываются», приводит к выплескиванию кавказского терроризма вглубь страны, в Москву и другие города. К тому же на фоне депопуляции коренного русского населения и массового притока, по большей части нелегального, мигрантов с Юга, который так травмирует российское массовое сознание (Пантин В.И.), теракты, совершаемые уроженцами Кавказа, еще больше ожесточают коренное населения европейской части страны. Это, в свою очередь, приводит к стремительному нарастанию межнациональных конфликтов.

События на Манежной площади в Москве (в декабре 2010 г.), затем в московском Бирюлево (в октябре 2013 г.) стали кульминацией годами не решаемых и загоняемых вовнутрь межнациональных противоречий. Это событие, имеющее прямое отношение к проблеме Кавказа, показало всему обществу, что нужно срочно что-то делать с проблемным регионом. Век колониальных империй прошел, и XX век это хорошо продемонстрировал. Северный Кавказ из-за проживания монотитульных этносов и почти отсутствия там (особенно в республиках Дагестана, Ингушетии, Чечни) населения из других российских регионов напоминает «внутреннюю колонию» России. Причем колонию особого рода, живущую на дотации федерального Центра.

Что дальше делать? Продолжать удерживать регион преимущественно силой (за счет огромной вооруженной северокавказской группировки российской армии) и посылать туда «вагоны денег» для их распределения «по карманам» местных элит? Это, во-первых, расточительно, а во-вторых, накаляет социальную обстановку на и Северном Кавказе и в стране.

Уже сегодня для борьбы с засильем «южан» в стране (особенно в столице) в массовом порядке формируются националистические, экстремистские молодежные организации фашистского толка. Это крайне дестабилизирует обстановку во всей стране и угрожает установлению нацистского режима в стране, победившей фашизм. Важно на сегодня уяснить два момента. Первый: федеральная политика Кремля в отношении Северного Кавказа на сегодняшний день полностью провалилась. Второй момент: без разграничения на Кавказе сросшейся власти и бизнеса, устранения тотальной властной коррупции, а также без проживания там русского населения России Кавказ не удержать.

Однако легко спрогнозировать ситуацию в случае ухода России с Северного Кавказа. В этом случае Кавказ ожидает полный распад государственности и тотальная гражданская война «всех против всех»: войны межэтнические, межклановые, межрелигиозные….

«Сомализация» Кавказа приведет к тому, что конфликты в виде нападений вооруженных формирований на пограничные с Северным Кавказом южнорусские земли Ставрополья станут обычной практикой. России неизбежно придется наводить на Кавказе «порядок» военной силой, защищая своих граждан или выполняя миротворческую миссию по просьбе самого населения Северного Кавказа. Сценарий, что и говорить, кошмарный для жителей Кавказа и крайне негативный для самой России. Вот почему уходить с Кавказа России нельзя.

Значит, на сегодня у России есть только один путь: всеми средствами, и в первую очередь социально-экономическими и просветительскими, интегрировать Кавказ в общероссийское правовое и культурное пространство, жестко пресекать там произвол местных кланов и стремиться транслировать туда светскую культуру высокого Просвещения. Я убежден, если построим мы цивилизованное национальное государство, то нынешняя проблема Северного Кавказа снимется пусть и не совсем (это невозможно в силу стадиальных различий), но потеряет свою остроту.

Актуальность строительства единой нации расколотого российского общества сегодня как никогда высока и требует не только немедленного государственного вмешательства, но и усилий всего общества, поскольку в нынешних условиях тотального недоверия между государством и обществом без привлечения общественных усилий эту генеральную проблему российского бытия не решить.

Историческое воссоединение русского Крыма и Севастополя с Россией всем нам дарит такую возможность. Крым, вместе с потоком беженцев из Восточной Украины в Россию количественно и качественно расширяет и укрепляет Русский мир, мощную цивилизационную основу для строительства единой гражданской нации.

Наиболее продуктивной идеей для формирования единой нации на российском культурном пространстве является, на мой взгляд, идея строительства политической и общекультурной нации на базе русского языка и русской культуры при идеологии русского культурного национализма.

Концепт «полиэтнической цивилизации», на мой взгляд, не реалистичен, зато его вполне можно использовать в идеологических целях при интеграции на пространстве СНГ. Главное: игнорировать факт наличия в стране подавляющего большинства представителей русского этноса было бы несправедливо, неправильно и опасно в свете продолжающейся радикализации русского этнического национализма.

Без благополучного сохранения и плодотворного развития стержня и каркаса российского многоэтнического общества – русского народа – Россия просто не сохранится. Ее просто не будет. Это непреложный и не обсуждаемый факт. За политкорректным термином «россияне» нет исторической перспективы, поскольку русские в массе своей его не принимают и не примут.

И как показал негативный советский опыт (тогда был отказ даже от самоназвания «Россия»), сознательный или бессознательный отказ от «русскости» и политика обезличивания русского национального кода, рано или поздно чревата крахом.

Однако это отнюдь не должно привести к узкоэтнической ассимиляционной политики по русификации многочисленных народов России. Всеобщая этнонационализация всей страны на базе исключительно одного русского этноса крайне опасна для сохранения мира и процветания на всем пространстве России.

Испокон веков русский народ, культура и язык вбирали в себя и плодотворно заимствовали духовные основы и практики из многочисленных культур народов необъятной России. Собственно, это происходит и сейчас. Сама русская культура являла собой пример необыкновенной восприимчивости к другим культурам.

Но и русская культура не всеядна и не всегда способна к «перевариванию» других культур. Да и этого не требуется, в конце концов, у каждого народа всегда есть право на исторический выбор: объединяться с русским народом или нет. Распад СССР и уход из общероссийского пространства многих территорий и республик служит примером и такого решения проблемы. В конце концов, подобный сценарий (добровольного выхода какого-то народа из России) не является страшным именно для русских, потому что, как показывает опыт распада СССР, проигравшими чаще всего оказываются не они.

Очевидно, что существующее славянское ментальное и культурно-языковое притяжение между русскими, белорусами и украинцами легче всего объединяет их в единую общность, даже несмотря на государственные границы и суверенитет трех республик: РФ, Белоруссию и территорию современной Украины (пока в ее нынешних границах). Однако эта проблема может и должна решаться в будущем при исключительно добровольном согласии всех трех народов. Пока же и украинцы (особенно с востока Украины), и белорусы, проживающие на территории России, достаточно органично «вливаются» в русскую нацию и вполне осознанно идентифицируют себя «русскими».

Почти то же самое можно сказать и о ряде финно-угорских народов России, это карелы, коми, мордва, чуваши, марийцы, удмурты и т.д. Эти народы настолько сильно облучены русской культурой, что составляют с ней общекультурное пространство. Крупные неправославные народы поволжского региона: татары, башкиры, калмыки – вошли в состав России давно, исторически переплелись их судьбы с русским народом и русской культурой, так что каких-то особых проблем во взаимоотношениях между этими народами и русским народом нет. Это и естественно, поскольку нахождение их вместе в одном политическом и культурном пространстве России возможно лишь в том случае, если в качестве цементирующей и консолидирующей основы для взаимодействия этих народов между собой выступает русский народ и русская культура.

Но фактически все более «русифицируясь», тем не менее нерусские народы России не отказываются от своих этнонимов: «татарин», «чуваш», «калмык» и т.д. Их этническая культура нисколько не препятствует формированию общерусской нации, которая складывается хотя и на многоэтничной основе, но при подавляющем преимуществе русской культуры. Это общемировая практика.

В конце концов, будучи за границей, все нерусские граждане РФ добровольно позиционируют себя как «русские». Точно так же как мы считаем всех граждан европейских стран в зависимости от страны их прибытия французами, немцами, англичанами, причем независимо от их этнической принадлежности. Отсюда вполне допустим и вариант сопряжения этнической принадлежности с культурой большого нациеобразующего народа – русского. Так что самоназвания «русский татарин», «русский чуваш», «русский калмык» и даже «русский чеченец» могут служить в качестве общеупотребительного термина для всех нерусских народов России.

Другое дело, что споры вокруг этнонима «русской» или «российской» пока можно оставить в покое, «не буди лихо, пока оно тихо». Время для этого еще не пришло. Однако для будущего строительства единой нации прежнее сохранение в Конституции концепта «многонациональный российский народ» совершенно бессмысленно и крайне вредно, и в дальнейшем он должен быть заменен на термин «общерусский/ая народ/нация» (как вариант). Также следует оставить красивые, но бесполезные разговоры о «государстве-цивилизации» (возможно, к ним следует вернуться в отдаленной перспективе).

Уже сегодня на первый план должны выступить объединительные практики и реальная «работа» по строительству общерусской нации, в которую как ручейки вольются другие этносы и этничности, не растворяясь в ней при этом и сохраняя свой язык и свои культурные особенности.

Только тогда общий идентификационный маркер «русский» и из уст этнического татарина и мордвина не вызовет горячих споров и социокультурных расколов, поскольку главным определяющим фактором в русской идентичности будет выступать степень овладения русской культурой и языком, а не принцип «крови». Со временем подчеркивание своей этничности у большинства российских народов может все более уступать принадлежности к единой нации.

Но это может произойти при непрекращающейся консолидированной и созидательной работе всех практик: политической, социальной, культурной и т.д. Тогда и только тогда на свет может появиться обновленная общерусская нация, опирающаяся на новые победы и достижения – нация Победителей. И тогда мы сможем заявить о завершении формирования единой и положительной национальной идентичности.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2015-01-22     Просмотров: 1440    

Можно также почитать из рубрики: Национальный Вопрос

Автор: Андрей
Дата: 2015-01-23

Вячеслав, была ли построена советская нация и не видети ли Вы в будущем сходства в возможном нациестроительстве современной России и СССР?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-23

Андрею:Советская нация была, в виде довольно успешного для того времени социально-политического конструкта- советского народа. На счет сходства? Есть только немного, исходя из того что в России есть этносы слабо модернизированные и слабо интегрированные в общерусско-российское политико-культурное пространство. Но у российского национального проекта, намного больше шансов состояться, чем было у советского нацпроекта. Во-первых, (это в главном) доля русских в России намного больше, чем было в СССР. Во-вторых, в России намного меньше народов, которые смогли бы самостоятельно создать успешные национальные государства, чем было в СССР. В-третьих, РФ намного в меньшей степени похожа на имперское государство, чем СССР. Это большой плюс к завершению нациестроительства. Даже несмотря на явно традиционно-консервативный тренд нашего общества и власти в ближайшие годы (особенно из-за украинских событий), мы на правильном пути. Здесь я оптимист. Но есть много препятствий для завершения нациестроительства. Это и отсутствие многочисленного среднего класса; авторитаризм и недемократизм власти; низкий уровень гражданской солидарности; господство подданнического типа личности и т.д.

Автор: Александр
Дата: 2015-01-23

Интересен тот факт, что действительно, за границей в Европе, Азии и особенно в Америке, всех жителей России, не зависимо от этнической принадлежности называют русскими, да и сами представители других народов России, чаще всего, не против, даже не пытаются объяснится, всё равно толку от этого не будет.

Автор: Иван
Дата: 2015-01-23

Чеченцев невозможно заставить называться русскими. Несмотря на качественный академический анализ проблемы, представленный в статье, нельзя не отметить излишний оптимизм автора по поводу переплавки всех народов в одну нацию. Хотя антироссийские санкции будут только укреплять единство всех россиян. Вячеслав прав в одном, Северный Кавказ это серьезная проблема для властей. Да и сами русские не горят желанием сближаться с мусульманами Кавказа. Но русский национализм точно разрушит многонациональную державу.Короче национальный вопрос штука очень тонкая и взрывоопасная.

Автор: Юрий
Дата: 2015-01-23

Татар тоже нелегко превращать в «русских-россиян». Сколько должно пройти времени, чтобы всех объединить? Никто не знает. В каждой национальной республике есть желающие стать независимыми от России.

Автор: Юрий
Дата: 2015-01-23

Считаю название "россияне" самым компромиссным вариантом. Ведь название страны-Россия, а не Русь.

Автор: Евгений
Дата: 2015-01-24

Могу согласиться со многими замечаниями автора статьи. Но основных выводов автора не разделяю. От названия "россияне" не возможно отказаться в многонациональной стране. Татары, якуты, калмыки или кабардинцы не станут именовать себя "русскими" до тех пор, пока будут сохранять свое этническое самосознание. Русские также не станут считать их "русскими". Политика русификации национальных меньшинств в России шла всегда. Продолжается она и сейчас с разной степенью эффективности. За прошедшие столетия Российской империи и СССР удалось в значительной степени ассимилировать многие малые народы, особенно финоугорские. Но большинство национальных меньшинств сохраняют, а в некоторых случаях и возрождают или конструируют свою этническую самобытность. Едва ли не важнейшим фактором является демография. Ассимиляция русскими финоугорских народов, живших на территории Руси проходила прежде всего за счет растворения малочисленных народов среди растущего славянского населения. Частичная русификация и православизация окраин Российской империи также обеспечивалась притоком русского населения. Постепенно многие земли, а потом и большая часть земель местных коренных народов попадала в руки русских казаков, крестьян и т.д. Коренное население не только ассимилировалось, но и вытеснялось с их территории. Так происходило в Башкирии, на Алтае, в Сибири и в других районах. Сейчас динамика роста населения среди русских и национальных меньшинств иная. Вдобавок русские предпочитают уезжать с окраин России в центр. Эта динамика связана с целым комплексом причин и не изменится в обозримом будущем. Пропаганда в СМИ или насилие не смогут превратить в русских тех, кого сами русские не хотят считать русскими. Зато это приведет к дальнейшему обострению межнациональных конфликтов в России с катастрофическими последствиями. За границей всех граждан Великобритании именуют "британцами" или "англичанами". При этом нет нужды объяснять, насколько шотландцы далеки от того, чтобы именовать себя "англичанами". Никто не согласится там и на формулу "английский шотландец". Она лишена смысла, так как оба слова - это различные этнонимы. "Русский чеченец" - это едва ли жизнеспособный вариант. "Российский чеченец" - это реальность. Единственной приемлемой политикой остается формирование общероссийской государственной и цивилизационной идентичности. Даже такая политика наталкивается и будет наталкиваться на серьезное сопротивление со стороны националистов, как русских, так и нерусских. Что касается белорусов и украинцев, то, на мой взгляд, ситуация тут куда сложнее. Как и в России, в Белоруссии и на Украине формирование и актуализация общегосударственной идентичности осуществляется в государственных интересах. При всей этнической близости восточных славян, они живут теперь в разных государствах, имеющих свои интересы, которые могут сталкиваться с интересами России. Думаю, всем уже очевидно, что после присоединения к России Крыма о сближении Украины с Россией можно забыть, как и украинцев с русскими. По крайней мере на долго. Более того, как известно, украинская национальная идентичность развивается, особенно сейчас, в противопоставлении с русской идентичностью. У России нет возможности извне с помощью пропаганды или силой убедить украинцев в том, что они - "русские" или "малороссы". Русскоговорящие жители востока Украины могут считать себя русскими, так как они часто ими и являются. Но большинство украинцев далеки от того, чтобы вливаться в состав русской нации. В целом же, на мой взгляд, для России сейчас более актуальна не проблема поиска национальной идентичности, а проблема нормализации отношений с многими, как соседними, так и отдаленными странами, с которыми в результате политики последних 15 лет Россия вновь вступила в "холодную войну". Чем закончилась "холодная война" для СССР (который был мощнее, чем нынешняя Россия) все знают.

Автор: СКИН
Дата: 2015-01-24

Согласен, что украинцев уже не заставишь любить русских и Россию. Там станут ускоренно украинизироваться. Вячеслав, думаю, если не будет войны с Украиной, Западом, мы потихоньку все будем русифицироваться. Но эта русификация не будет исключительно славянской. Здесь вы правы, русская культура и язык сделают свое дело лучше, чем попытка всех переименовать в «русских».

Автор: Алексей
Дата: 2015-01-24

Россия всегда была империей и в этом ее жизнеспособность на века. Попытка создать национальное государство из русских, или «под русских» закончится для нее катастрофой. Надо понимать, что мы не какая-то маленькая европейская страна, а гигант на 1/6, или 1/7 части суши. Мы цивилизация, а не нация-государство. Я не понимаю, почему мы боимся признавать имперский характер России. Мы в отличие от западных стран никого не угнетали. Империя была на пользу всем народам нашей страны.

Автор: Влад
Дата: 2015-01-26

Согласен с Алексеем. Ни европейский, ни американский вариант нациостроительства нам не подойдет.Имперский, или цивилизационно-имперский тип решения национального вопроса, вот что нам нужно.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-30

Цивилизационно-имперский вариант решения национального вопроса в истории нашей страны существовал всегда. Кремлю выгодно использовать этот вариант "цивилизационного национализма" для удержания своей персоналистско-клановой власти над народом лишенного гражданских прав и чувства ответственности за страну. При таком варианте у нас никогда простые граждане не станут хозяевами своей страны. Имперская модель "государство-цивилизация" объективно отчуждает от власти и собственности подавляющее большинство россиян-русских, татар, чеченцев и др. Вот почему я как русский националист (в культурном и гражданском смысле)против этой красивой и во многом мифологизированной модели решения национального вопроса в России.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-30

Я категорический противник генетической трактовки термина "русский"."Русским" может быть тот кто воспитан русской культурой и считает ее своей; кто любит Россию; кто сам себя считает "русским". При этом важно учитывать права тех кто не считает себя "русским", хотя знает русский язык и живет в России. Государство и общество обязано уделять колоссальное внимание, исключительно мягким процессам культурной и гражданской ассимиляции и аккультурации этнических меньшинств, для формирования общерусской нации. Без ксенофобии и шовинизма. Но главное, в чем я убежден, процессы русской национализации должны сопровождаться с глубокими политическими и социально-экономическими преобразованиями.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-30

Парадоксом является то, что Россия одновременно имеет черты и имперского государства и национального. Прослеживается некая гибридность. Но доля национального в современной России намного превосходит долю имперского начала. И это хорошо. Нам не хватает внятной гражданско-культурной идеологии национализма. Российский национализм плох тем, что в нем явно прослеживается денациональное имперское начало, при неравенстве прав новорусских "господ" и "подданных". Я за русский национализм, такой какой был до 1917 г. Просто его нужно правильно пропагандировать и освещать в СМИ, делая это осторожно, но постоянно и систематически. Этот проект никого не ущемит, ни русского по рождению, ни нерусского постепенно привыкающего к одновременно и прилагательному и существительному самоназванию "русский".

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх