О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Павловская деспотическая самодержавно-полицейская перестройка, или контрреформа в России в 1796-1801 гг

Для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства
Павел I,
(Всероссийский Император)

В отличие от более либерального своего далекого предшественника Михаила Горбачева, затеявшего «Перестройку» (1985-1991) по смягчению и либерализации режима в СССР, с целью ускорения развития страны, Павел I пытался крутыми административно-полицейскими мерами наладить порядок в стране, который, по его мнению, отсутствовал.

Россия к началу воцарения Павла I

В чем-то Павел был прав. При всех очевидных достижениях и выдающихся победах екатерининского времени, было много такого, что вызывало стыд у современников за страну. Например, безграничный фаворитизм, порой людей совершенно никчемных; не только унижал великую державу, но и дорого ей обходился.

Как было подсчитано современниками, подарки лишь 11 главным фаворитам Екатерины и расходы на их содержание составили 92 млн. 820 тыс. рублей (Н.И. Павленко), что в несколько раз превышало размер годовых расходов государственного бюджета той эпохи и было сопоставимо с суммой внешнего и внутреннего долга Российской империи, образовавшегося к концу её царствования. «Она как бы покупала любовь фаворитов», пишет историк Н. И. Павленко, - «играла в любовь», отмечая, что эта игра обходилась государству очень дорого. К концу ее правления невооруженным глазом были видны признаки разложения государственного аппарата, в котором царили некомпетентность, коррупция и кумовство.

Прусский посланник Гребен в рапорте начальству сообщал: «Обширные и пространные помещения департаментов посещались лишь мышами и крысами. Чиновники, без всякого исключения, проводили дни в еде, попойках и игре, а ночи в самых грязных оргиях. Отсюда проистекало взяточничество в обширных размерах... Отсюда же проистекали бесчисленные злоупотребления. Вот наименее преувеличенная картина России в момент восшествия на престол Павла I».

Рабовладельческое дворянство жуировало, не отягощая себя службой отечеству. Лишенные дисциплины офицерские чины в армии и флоте предавались кутежам и карточной игре. Любимый и обласканный царственной бабушкой внук и цесаревич Александр в письме от 10 мая 1796 г. в Константинополь своему другу князю Виктору Кочубею, тогдашнему российскому послу в Стамбуле откровенно писал:: «Кровь портится во мне при виде низостей, совершаемых на каждом шагу… В наших делах господствует неимоверный беспорядок, грабят со всех сторон, все части управляются дурно, порядок, кажется, изгнан отовсюду, а Империя стремится лишь к расширению своих пределов…».

Мучительно долго ждавший в Гатчине своего восшествия на престол, живший там, среди гатчинских гвардейцев совершенно обособленно от всей страны, презираемый екатерининским двором и своей матерью, Павел годами взращивал на них свою месть, за все. За позорную смерть своего отца; за то, что мать незаконно удерживала трон и развлекалась со своими фаворитами; за свои унижения от нелюбимой матери и ее круга… Одиночество с самого раннего детства преследовало хорошо воспитанного и образованного Павла, фактически лишенного и отца и матери.

Природная мать его Екатерина II, оказалась для него и злой мачехой и даже политическим врагом. Он ее откровенно боялся, и все ее правление ожидал от нее покушений на свою жизнь. Не сложились у него отношения с сыновьями. Екатерина рано их отняла у отца, взяв их под свою опеку и воспитание. Она затем настраивала их против отца, о котором не без ее подачи распространялись нелепые слухи, чуть ли не о сумасшествии Павла.

Особенно тяжелым и нестерпимым для обоих, отца (Павла) и старшего сына (цесаревича Александра), становилось отчужденность, переросшую затем во взаимную неприязнь. Александру, любимому внуку, в обход Павла, Екатерина собиралась отдать царственный престол. Причем оба они знали об этих планах Екатерины, что еще больше ухудшало отношения между отцом и сыном.

Но неожиданная смерть всесильной Екатерины II, спутала ее прижизненные планы. Как только Павел узнал о скоропостижной кончине императрицы (из-за кровоизлияния в мозг), он вместе с гатчинскими офицерами явился во дворец и опечатал все бумаги Екатерины. Считается, что именно тогда он уничтожил ее завещание в пользу внука Александра. Дальше последовали необычные похороны Екатерины II вместе с ненавистным ею при жизни Петром III.

Поразительно для всех было то, что перед похоронами отца и матери, вскрыли могилу Петра III и водрузили на голову мёртвого отца (вернее на его костные останки) царскую корону, так как при жизни тот короноваться не успел. Уже после этого Екатерину II и Петра III похоронили в Петропавловском соборе.

Сама похоронная процессия останков Екатерины и Петра носили характер глубоко театрализованного мистического представления. Впереди гроба с останками Петра III, шел его убийца граф Алексей Орлов, родной брат любовника Екатерины и известный военачальник. Позади гроба на катафалке торжественно шествовала вся императорская фамилия во главе с самим Павлом I. Таким необычным образом Павел отомстил своей матери виновной в убийстве его отца и посмертно соединил их вместе.

Но главное Павел реабилитировал покойного императора Петра III в глазах своих современников, которого в правление Екатерины II всячески очерняли и поносили. «Заставив убийц Петра III нести императорские регалии, тем самым, выставив этих людей на публичное посмеяние, Павел хотел, как бы сказать всем потенциальным заговорщикам: «Ни одно преступление не останется безнаказанным. Поднявшие руку на своего законного государя рано или поздно будут публично наказаны. Возмездие неизбежно» (М. М. Сафонов).

Однако закончил театрализованный «спектакль», под названием «Престолонаследник» Павел весьма разумно. 5 апреля 1797 г. Павел издал закон о престолонаследии, по которому трон отныне наследовался исключительно мужчинами царствующей фамилии по нисходящей линии. Это в свою очередь покончило с анархией выборов нового императора, после смерти действовавшего царя, что так способствовал бывший закон о престолонаследии Петра от 1722 года.

Короткое, но бурное павловское правление

Мистика, тайны, роковые предзнаменования, перемешанные с анекдотами, пронизали все короткое правление Павла, человека который сам приложил немало усилий, чтобы превратить свое короткое царствование в неразрешимую для современников загадку. «Романтический император», «русский Гамлет» (Иосиф II), русский «Дон Кихот» (Наполеон Бонапарт) и т.д. подобные эпитеты сопровождали императора Павла I еще при жизни.

Одна только мальтийская рыцарская история чего стоит. Когда в противовес радикальным и уравнительным лозунгам Французской буржуазной революции- «Свобода, Равенство, Братство», он обратился к идеализированной им средневековой рыцарской традиции, заключив союз с Мальтийским рыцарским орденом и даже стал 72-м Великим Магистром Суверенного Ордена святого Иоанна Иерусалимского. Более того, появилась даже собственная гвардия Великого Магистра (русского императора) из 198 рыцарей-кавалергардов в 1798 году.

Сам Павел I с этого времени ездил в карете с мальтийским гербом, носил на груди мальтийский крест, подобные кресты имели и его гвардейцы- кавалергарды. Наконец на его голове появилась мальтийская корона, а сам он был облачен в гроссмейстерское одеяние. Что это? Театрализованная игра в утопию, или попытка возродить давно ушедшие средневековые добродетели, в первую очередь, рыцарственность и бескорыстное служение своему патрону.

Именно так воспринимал обращение к подобным традициям сам Павел I, однако его современники, далекие от его «благородных замыслов», оценивали их как «причуды» своего странного царя и как своеобразный маскарад и не более того. Безусловно, Павел «не дружил» со временем, не вписывался в него.

Но хуже того, он облеченный необъятной властью, будучи императором великой державы пытался навязать веру в свою утопическую идею всем своим подданным насильно, против их воли. А это было так по-русски, вернее по-петровски. Неслучайно кумиром Павла был его прадед Петр Великий. На него стремился походить Павел, административно-силовыми мерами перестраивая Россию. Но выходило все не так грандиозно как у его пращура. «Маленький Петр Великий», справедливо называет его русский историк В. Ключевский.

Но главным изъяном Павла в его перестройки было то, что он, будучи человеком нетерпимым и своевольным не обладал управленческим опытом и не имел команды опытных администраторов. Вот почему его поистине сверхпреобразовательная законодательная деятельность (за 4,5 года его царствования было издано 2179 указов, в среднем 42 в месяц!) вносила много сумятицы, и даже хаоса, а порой были и мелочно карикатурны.

Так специальным указом Павел запретил ношение круглых французских шляп, жабо, жилетов, фраков, башмаков с пряжками. Запрещалось даже ношение бакенбард, а на балах запрещалось танцевать вальс. Зато вновь вводились в моду букли и косицы. Были разрешены лишь треуголки, немецкие камзолы и ботфорты. Свободный выезд за границу был для дворян запрещен, из-за «тлетворного влияния» французской революции. По этой причине были запрещены частные типографии и даже слова «гражданин», «отечество», «представители», «клуб».

Вообще как верно отметил историк А. Панченко, для Павла I запрещение чего-либо становится характерной чертой его правления в отличие от его матери Екатерины II, которая стремилась больше «разрешать», чем «запрещать». Все мелочные попытки Павла регламентировать жизнь своих подданных воспринимались (разумеется, дворянами) как деспотические и не отвечавшие духу времени. Конец XVIII века был на дворе, а не его начало, как при Петре. Но главное, общественное мнение уже было настроено против любых проявлений царского деспотизма.

Именно в дворянской среде, наиболее обиженной Павлом I создавался образ неуравновешенного императора-сумасброда и жестокого тирана. Что ж дворянство, неслыханно облагоденственное многолетним правлением «дворянской императрицы» Екатерины II имело полное право называть императора Павла своим врагом.

Перечислим только несколько указов Павла, которые «били» по дарованным Екатериной II привилегиям благородному российскому сословию. Это: отмена, запрета статьи екатерининской Жалованной грамоты дворянству о применении к дворянам телесных наказаний; обязательная служба для всех дворян; упразднение губернских дворянских собраний; введение обязательного налога с дворян на содержание органов местного самоуправления в губерниях; отмена права дворянских обществ выбирать заседателей в судебные органы.

Будучи сторонником деспотического «уравнения в правах» подданных перед «обожаемым» монархом Павел впервые из русских царей XVIII в. пошел на облегчение участи крепостных крестьян. Для начала он снял недоимки по подушной подати, вновь разрешил крестьянам жаловаться на своих помещиков. Наконец, крепостных крестьян обязали присягнуть своему императору в 1797 году! До этого у них такого права не было, они считались собственностью своих господ.

Но самый ненавистный для помещиков указ Павла I в 1797 г., обязывал дворян не принуждать своих крестьян работе в воскресные и праздничные дни и кроме этого устанавливал, лишь трехдневную барщину крестьян в неделю, на своего помещика. Подобное ограничение крепостного права в России явилось первым актом к его полной отмене. Впрочем, указ о трехдневной барщине никто не контролировал. Неграмотные крестьяне его не читали, а их господа по-прежнему заставляли трудиться своих крепостных на своих полях, и по 4 и по 5 и даже по 6 дней в неделю.

Самого Павла I трудно заподозрить к особым симпатиям к крестьянам. Он по старой привычке щедро раздавал казенных крестьян (всего было роздано 600 тысяч) новым господам, искренне считая, что им будет лучше у частных владельцев. В главном для страны- крестьянском вопросе политика Павла I оставалась такой же традиционной и продолжала политику своей нелюбимой матери Екатерины II.

Зато свою любовь и внимание он отдавал армии. Было конечно и много лишнего. Например, муштра и прусская форма не всегда удобная в ношении. В то же время Павел довольно успешно боролся с армейским воровством и казнокрадством, сурово наказывая таких тыловых и армейских офицеров и генералов. Павел провел так называемую «полковую чистку»: уволил из полков офицеров, которые лишь числились в частях и получали жалование, но реально не служили.

Главное, что в армии и на флоте стали больше заниматься военными обязанностями. Полковой адъютант Измайловского полка Е.В. Комаровский, писал о том времени: «Образ жизни наш, офицерский, совершенно переменился. При императрице мы думали только о том, чтобы ездить в театры, общества, ходили во фраках, а теперь с утра до вечера сидели на полковом дворе и учили нас всех, как рекрутов».

Солдаты и вовсе вспоминали правление Павла добром, так как они всегда были накормлены и жили в опрятных и чистых казармах. Павел запретил офицерам использовать солдат «для личных хозяйственных нужд» и разрешил жаловаться солдатам на неправые действия своих офицеров. «Пугач-гроза идет» вот так нередко характеризовали солдаты Павла I, отмечая его грозность больше для дворянских офицеров, а не для нижних чинов.

Резкими перепадами была отмечена и внешняя политика при Павле I. Сначала он ненавидевший революционную Францию посылает лучших своих военачальников и флотоводцев (А. Суворова и Ф. Ущакова) на борьбу с ней. Так начинается война с революционно-буржуазной Францией в 1798-1800 гг., в союзе с Великобританией, Австрией и Османской империей.

Но уже после триумфальных побед Суворова в Италии, Швейцарии, Ушакова на Средиземном море, Павел внезапно выводит Россию из войны и заключает военный союз с захватившим власть во Франции Наполеоном Бонапартом.

«Рыцарь-романтик» Павел крайне недоволен был эгоистической политикой своих союзников - Англии и Австрии. А оккупация Мальты в 1800 г., на которой располагалась резиденция мальтийского рыцарского ордена, чьим гроссмейстером был сам Павел и вовсе приводит к разрыву отношений с коварным Альбионом. Торговля с Британией была прекращена, российские порты для англичан были закрыты. Британия оказывается в непростой ситуации, лишенная традиционного российского экспорта. Но еще больше торговый разрыв с Англией бьет по русским помещикам, лишенные возможности поддерживать свое материальное благополучие от продажи за море сельскохозяйственной продукции со своих поместий. Это еще больше усиливает их ненависть к Павлу.

Чем объяснить такой поворот во внешней политике царя, который еще недавно придерживался идеи монархического союза против анархического безумия революционно-республиканской «французской гидры»? Что здесь сыграло свою роль: его природная неуравновешенность, или его неискоренимый идеализм?

Думается, было и то и другое. Но было еще и третье. Идеализм Павла сочетался и с продуманной геополитикой. Он первым распознал в Наполеоне не революционного фанатика-диктатора желавшего распространить язву французской революции на все европейские страны, а расчетливого политика стоявшего во главе самой сильной европейской страны. Так в Европе образовался военный союз самых сильных государств направленный против гегемонии Великобритании на морях и континентах. По сути это означало установление на европейском континенте гегемонии двух континентальных держав, с возможным разграничением сфер влияния между ними.

В соответствии с секретным военным договором с Парижем, Павел отправляет донских казаков на завоевание Британской Индии. Этот неподготовленный поход носил все черты авантюризма и импровизации, так присущей всему павловскому правлению. Зато сам поход здорово напугал англичан, которые с этого времени стали плотно работать лично «против Павла», разрабатывая возможность его устранения, путем убийства.

Посол Великобритании в России Чарльз Уитворт являлся активным участником заговора против русского царя, Лондон финансово поддерживал российских заговорщиков, которые торопились расправиться с ненавистным императором за его репрессивную политику против дворян. Павлу I постоянно доносили о заговорах против него, он и сам предчувствовал роковую развязку и спешил закончить многие дела. А дел у него было немало. Он вообще казался, неутомим на планы по переустройству своей империи.

Много времени и своего личного внимания Павел уделял совершенствованию системы государственного управления. Он сократил количество губерний, с 50 до 41, в целях эффективности управления ими. Задумано было введение министерств, вместо коллегий.

При нем работа в петербургских канцеляриях начиналась на 3-4 часа раньше обычного, с 8 часов утра. Чиновник должен «денно и нощно» радеть о службе, а не о своих интересах, вот, по его мнению, идеал российского бюрократа. Но и подданные императора, независимо от сословий должны равно нести службу государству и государю. В. Ключевский: «Инстинкт порядка, дисциплины и равенства был руководящим побуждением деятельности этого императора, борьба с сословными привилегиями- его главной задачей».

И горе было ослушникам и нерадивым подданным! Перед его безграничной властью все должны быть равны: и высокородный чиновник-дворянин, и мещанин и крестьянин. Такое положение вещей для сословно-неравноправной России было внове.

Но это не было стремлением к демократическому равенству всех подданных. Это, скорее, всего, выглядело как уравнение всех в бесправии («Павел превращает равенство прав в общее бесправие» Ключевский), поскольку само расширение прав для своих подданных было глубоко чуждо для Павла реформатора-идеалиста с явными деспотическими замашками.

Отсюда, короткое правление Павла I можно охарактеризовать еще, как попытку возродить институт «непросвещенного самодержавия» (выражение Н. Эйдельмана) и, опираясь на самые жесткие полицейские, унификационные меры, завершить начатую Петром Великим модернизацию страны. Которая по мысли самого Павла должна была выглядеть как полная уравнивающая все и всех централизация по вертикали, без каких либо особенных свобод для подданных. В этом и был смысл павловской перестройки.

Но Павел в отличие от либеральной Екатерины II выбрал в качестве инструмента в проведении своей перестройки только самодержавный кнут, который он обрушил на освободившееся от гнета государства и все более живущее частной жизнью дворянство. Здесь по поводу Павла I следует привести еще одну, но очень примечательную деталь его правления. Это его известное выражение, высказанное в беседе со шведским послом Стедингком: «Господин посол, знайте, что в России нет важных лиц, кроме того, с которым я говорю и пока я с ним говорю» (Н. Эйдельман).

Вот только, как известно все попытки Павла I вернуть обожествление императорской власти и установить сверхцентрализацию страны путем поголовного обезличивания всех подданных обернулись для него заговором со стороны дворян и убийством в ночь с 11 на 12 марта 1801 года в Михайловском замке.

Причина этого заговора проста: получившее свободу из рук просвещенного самодержавия российское дворянство уже не желало терять его. Европеизированное дворянство, вкусившее свободу, уже не смотрело на императора как на живого бога (подобного восточным владыкам), поступающего со своими подданными как ему заблагорассудится, и указало пределы царскому самовластию в России, «ограничив его удавкой» (по меткому выражению мадемуазель де Сталь).

Страна, таким образом, благополучно пережила бурную павловскую перестройку, которая одновременно была и попыткой контрреформы (по выражению Эйдельмана) со стороны Павла I, на более либеральные реформы его матери.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-12-03     Просмотров: 2132    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Иван
Дата: 2014-12-03

У Павла 1 была врожденная черта быть нелюбимым всеми. Думаю, англичане не были главными в его убийстве. Это сделали дворяне. А Александр трусливо ожидал, когда они ему расчистят путь к престолу.

Автор: Алексей
Дата: 2014-12-04

Англичане убив русского императора Павла, еще раз доказали что являются главными противниками России. К сожалению это осмысление пришло к нам поздно.

Автор: Юрий
Дата: 2014-12-04

Павлу конечно было далеко до Петра, хотя он и старался быть на него похожим. Вот только с муштрой армии он переборщил. А истеричным он все равно был, хотя советское кино с этим перестаралось.

Автор: Константин
Дата: 2014-12-04

Геополитический бросок на юг, в Индию казаками Павла являлось своего рода вызовом могущественной британской империи. Россия могла бы отнять Индию у англичан, если бы туда были бы отправлено больше войска и, причем регулярного.

Автор: Иван
Дата: 2014-12-04

Константину: А зачем нам Индия? У нас, что земли было мало? Или вы думаете, что русские цари превратили бы индийских крестьян в крепостных, а своим бы дали свободу?

Автор: Константин
Дата: 2014-12-05

Я просто предположил. А надо или не надо, это другой вопрос. Павел был умнее своих предшественников и последующих царей, особенно Александра.

Автор: Георг
Дата: 2014-12-05

У Павла были люди- убийцы его отца Петра III, которые, он ненавидел. Это его мать-Екатерина и Алексей Орлов- непосредственный убийца-душитель императора Петра III. И как он им отомстил? Екатерину посмертно захоронил с ее ненавистным мужем, а Алексея Орлова заставил на похоронной процессии посвященной Петру и Екатерине, нести корону им же убитого императора. Вот что сделал с людьми просвещенный XVIII век!

Автор: Иван
Дата: 2014-12-05

Оч.остроумно.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-12-05

Век восемнадцатый стал самым галантным веком в российской истории. Век мужских треуголок, напомаженных буклей, кос и париков со шпагами. Век женщин, в буквальном смысле господствующих над мужчинами. Такого точно никогда не было в суровой истории России. В этом веке было много театрального и показушного. И это также было необычно.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-12-06

Павел I был безусловно рыцарем "Дон-Кихотом", пойдя на крутые антидворянские меры, которые в итоге ему стоили жизни. Все российские императоры до него (за исключением его незадачливого отца Петра III) и после него опасались проводить непопулярную в дворянской среде политику, как внешнюю, так и внутреннюю. Зверское убийство Павла являлось мрачным предостережением даже для таких абсолютных самодержцев как Николай I. Вот почему отмена крепостного права затянулась вплоть до 1861 г.

Автор: Эдуард
Дата: 2014-12-08

Причина свержения и убийства Павла 1, кроется в его деспотизме. Лондон здесь не причем. Дворяне привыкли к той свободе, которую они получили при Екатерине 2.

Автор: Александр
Дата: 2014-12-10

Да, странная получается картина, деспот и автократ Павел улучшает положение российских крепостных крестьян (которые в то время составляли подавляющее большинство населения страны) а "просвещенная" императрица Екатерина делает их существование невыносимым, превращая их фактически в рабов. Да уж, удивительны и неисповедимы пути российского либерализма.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2015-01-29

Можно отметить масонский сюжет в биографии Павла, о котором много пишут историки.Скорее всего он вступил в одну из лож в своей длительной поездки по Европе.Впрочем после он отзывался о масонах плохо. В то же время в отличие от своей матери Екатерины II он более склонялся к православию и не был таким рьяным вольтерьянцем как она. Его не раз видели молившегося и обливающегося слезами у икон. В тоже время он был веротерпим. Впрочем он был человеком века Просвещения. Историк О.П. Ведьмин полагает что при Павле была создана "самодержавно-масоно-рыцарская идеология". Можно и так сказать, добавив туда и православный субстрат.

Автор: Монте Кристо
Дата: 2016-02-06

Дон Кихот на троне, все-таки это лучше чем откровенный мерзавец, каким был Сталин и Ленин в придачу.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2016-02-06

Монте Кристо А вот у Герцена, на это счет было другое мнение. Он, оценивая итоги правления императора Павла, говорил: «Павел I явил собой отвратительное и смехотворное зрелище коронованного Дон-Кихота». Ему вторил датский посланник Розенкранц: «Полная неуверенность. Возможность быть высланным как бродяга…Двор, где слепой случай, каприз суверена делают невозможным что-нибудь рассказать». Карамзин объявлял Павла тираном, «лишившим награду прелести, а наказание – стыда». Короче ему досталось от современников. Сейчас его оценивают уже не так негативно, время прошло немало. Тем более если его репрессии сравнивать с репрессиями 20-30- х годов, то они покажутся детскими. Но современники его дворяне и просвещенный класс его в целом ненавидели, это точно. При нем все жили как на вулкане.

Автор: Монте Кристо
Дата: 2016-02-06

Вот если бы он проправил бы больше, то Англии было несдобровать. К тому же он боролся с коррупцией.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх