О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Великое княжество Финляндское в первой половине XIX веке.

Быка берут за рога, а человека ловят на слове.
(финская пословица)

В правлении наиболее европейски настроенного императора Александра I (1801–1825) экспансия России проходила вдоль западных рубежей, и в результате ее в состав империи были включены такие территории, как Финляндия (1809 г.), Бессарабия (1812 г.) и Польша (1815 г.). В результате очередной и последней русско-шведской войны 1808–1809 гг. вся Финляндия отошла к России, что было подтверждено Фридрихсгамским миром со Швецией от 15 сентября 1809 года.

Либеральный царь Александр, всю жизнь стремившийся заслужить славу «самого европейского правителя», мечтавшего о даровании Конституции народам России, решил начать с Финляндии, края европейски более свободного, чем остальная Россия. Еще до окончания войны со Швецией он обещал финнам неслыханные ими ранее свободы и самостоятельность под российской короной.

Поэтому основы финской автономии были заложены решениями Боргосского сейма 28 марта 1809 г. с участием депутатов от всех сословий финского общества и российского императора, принявшего титул Великого князя Финляндского и присягнувшего на верность Финляндии. Это был действительно необыкновенный акт, когда абсолютный российский самодержец превращался для своих новых финских подданных (и только для них) в конституционного монарха.

Впоследствии Боргосский акт рассматривался в Великом княжестве Финляндском как договор между Российской империей и «законно избранными представителями финского народа» от всех четырех сословий, рыцарства (дворянства), духовенства, бюргерства и крестьянства, представленных в Финском сейме (Национальные окраины Российской империи…). Финляндия совместно с Польшей (Царство Польское) с европейским населением и культурой, управляемой по европейским стандартам управления, расширили, таким образом, территорию «внутреннего Запада» в составе России, наряду с Прибалтикой и западноевропейскими диаспорами.

Можно сказать что Финляндия, как и в случае с Прибалтикой в свое время, значительно выиграла от вхождения в состав России. И хотя Финляндия не могла иметь самостоятельную внешнюю политику, во внутренней политике имела довольно большую свободу действий. Положение Великого княжества Финляндского было ближе к созданному несколькими годами позже Царству Польскому и было более благоприятным, чем положение прибалтийских провинций, которые обладали гораздо меньшей автономией (А. Каппелер).

Более того, по сравнению со шведским периодом в Финляндии создано было собственное правительство. В качестве такого органа было учрежден Правительственный Совет. С февраля 1816 г. он был преобразован в Императорский Финляндский Совет, членами которого могли стать только местные уроженцы, назначавшиеся великим князем (российским императором) на три года.

Хотя власть великого князя была большой, она не была единоличной и в некоторых вопросах ограничивалась сеймом. Так, великий князь не мог без согласия сейма утверждать новые и изменять старые законы, вводить налоги и пересматривать привилегии сословий, другими словами, в Финляндии законодательная власть принадлежала великому князю совместно с сеймом (Федосова Э.П).

Представитель верховной императорской власти – генерал-губернатор – назначался царем и состоял по должности председателем Финляндского Сената. Но при этом генерал-губернатор не мог приостанавливать уже принятые решения Сената. Его роль в Сенате сводилась к председательствованию на общих заседаниях обоих департаментов, когда рассматривались законопроекты, вносимые великим князем на сейм и законопроекты, представленные сеймом на утверждение императора.

Таким образом, основными органами власти в стране помимо великого князя (всероссийского императора) были сейм, «ландтаг», сенат, а также генерал-губернатор, министр статс-секретарь. Сейм состоял из четырех сословных камер, заседавших раздельно, в нем были представлены все четыре сословия Финляндии (Федосова Э.П). И хотя сейм должен был созываться раз в пять лет, со временем, в конце правления Александра I, уже не созывался. К этому времени Александр совсем забросил свои ранние «конституционные игры». Это стало единственным нарушением со стороны российских властей по отношению к Финляндии того времени, которое финнов практически никак не огорчило.

Зато бурный экономический рост Финляндии, некогда захудалой провинции шведского королевства, в условиях выхода финских товаров на необъятный российский рынок (удельный вес которого в торговых оборотах княжества равнялся 40—50%) с лихвой перекрывал все «неудобства» финнов в составе автократической империи. По сравнению со шведским периодом господства, налогообложение Финляндии в Российской империи было меньше, и сбор налогов с княжества шел в основном на нужды местного края. К тому же финская продукция на российском рынке не облагалась, какими либо пошлинными квотами.

Характерная особенность Финляндии того времени заключалось в шведофицировании ее элиты и господстве шведского языка в делопроизводстве, культуре и образовании. Это объяснялось многовековым господством шведов в Финляндии. Например, по переписи 1810 г., германоязычные шведы составляли абсолютное большинство городского населения края- 15 % (129 тыс.). 85 % (734 тыс.) населения Финляндии — финно-угорские по происхождению финны, карелы и саамы, проживали преимущественно в сельской местности.

Сохранив почти в неприкосновенности политические, правовые и экономические особенности Финляндии, российские власти сохранили и господствующий здесь шведский государственный язык, что указывало, что первоначально ни о какой русификации Финляндии речи не могло идти. Зато переход Финляндии под российское подданство дал редкую возможность финнам развивать свою финскую культуру и язык и создал условия для формирования здесь финской идентичности.

Характерно, что в 1811 г. первый секретарь Великого княжества Г.М. Армфельт (кстати, швед по национальности) на предложение Александра I отныне стать финским народом заявил: «Мы больше не шведы – русскими стать не хотим – давайте же будем финнами» (Х. Мейнандер).

Финские историки также свидетельствуют, что переход Финляндии под российскую корону активизировал создание финской идентичности даже у проживающих в Финляндии шведов. Например, исследователь Кейо Корхонен считает, что в 1811–1826 гг. финские чиновники-дворяне, шведы по национальности, становились уже финляндскими, а не шведскими патриотами, более того – первыми носителями нового, финского «национального духа» (по А. Кану).

Постепенно росла, несмотря на шведское культурное засилье, финская печать и литература. Начиная с 1841 г. в княжестве проводились реформы просвещения и образования. Тогда же был включен в программу местных школ финский язык, учреждена первая кафедра финского языка в Гельсингфорском университете. С 1850 г. разрешается издание на финском языке религиозной, исторической, экономической литературы, памятников финского народного творчества (Национальные окраины Российской империи…).

Впервые в истории Финляндии создавались национальные военные училища. Во Фридрихсгаме уже в 1819 г. создан Финский Кадетский корпус. В Кадетском корпусе воспитывалась большая часть молодых финских дворян, общей численностью около 3 тыс., которые затем становились офицерами российской армии (Х. Мейнандер). Представить подобное во время шведского господства было невозможно. В петербургской империи были созданы наиболее благоприятные условия для формирования финского этноса и культуры.

Таким образом, можно констатировать, что Финляндия от вхождения в состав Российской империи, безусловно, выиграла. Косвенным свидетельством этого является полное отсутствие здесь в первой половине XIX в. оппозиционных движений или других проявлений недовольства имперской властью, в отличие от Польши. Шведскоязычная элита Финляндии по аналогии с прибалтийскими немцами стала лояльным и верноподданным партнером российского самодержавия.

Наконец, Финляндия с ее свободным крестьянством, с ее лютеранской, отмеченной печатью западного влияния системой образования (А. Каппелер), как и раньше Прибалтика, могла стать образцом для всей России в период реформ и модернизации, как того добивались российские императоры.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-11-20     Просмотров: 3964    

Можно также почитать из рубрики: Окраины Империи

Автор: Иван
Дата: 2014-11-20

С XIII века финны были угнетаемы шведами и только с вхождением в состав России они получили невиданные ранее свободы и вольности. Иногда Россия делала завоеванным народам щедрые подарки.

Автор: Юрий
Дата: 2014-11-20

Историческая справка: Условия Фридрихсгамского договора 1809. Заключен 5 (17) сентября 1809 г. между Россией и Швецией по итогам войны между Россией и Швецией 1808—1809 гг., в ходе которой Россия сумела полностью оккупировать Финляндию и разгромить шведские войска. Согласно мирному договору, вся Финляндия (включая Аландские острова) отходила к России. Допускалось переселение шведского населения из Финляндии в Швецию и в обратном направлении. Швеция должна была заключить мир с Наполеоном (она была непременным участником всех антифранцузских коалиций). После заключения мира было образовано Великое княжество Финляндское со своей конституцией, вошедшее в состав России.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-11-23

Своим студентам я задаю такой вопрос, скажите, когда и где абсолютный российский самодержец-император был конституционным монархом? Правильный ответ -в Финляндии. В Финляндии он был всего на всего Великим князем, ограниченным финляндской конституцией. Удивительный случай для самодержавной России.

Автор: Андрей
Дата: 2014-11-24

В Первую мировую войну с территории Финляндии не призывались солдаты, даже в условиях 1916 г. Собственно, это прмиер того, что фактически федерацией Россия была задолго до СССР.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-11-24

В Первую мировую войну финны сражались на стороне России лишь в качестве добровольцев, не более 300 человек. Но еще больше финских добровольцев сражалось на стороне кайзеровской Германии.

Автор: Александр
Дата: 2014-11-29

Финляндия удачный пример сочетания: одна страна - две системы. Причём к такому порядку вещей в России пришли значительно раньше чем в современном Китае, где сейчас это один из принципов государственной идеологии.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх