О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Калмыкия в XVII-XVIII вв. Крушение суверенной кочевой государственности.

Прославят нас люди грядущих времен,
Потомки бессмертных ойратских племен!
(из древнего калмыцкого гимна).

Калмыки были западно-монгольскими племенами, которые, теснимые восточными монголами (ойратами) и казахами, в первые десятилетия XVII в. прикочевали в бассейн нижней Волги и заняли приволжские степи. Уже в Смутное время часть предводителей калмыков (тайши) заключили с русскими царями соглашения (шерти) о российском протекторате над ними.

О характере протектората Калмыцкого ханства

Спустя некоторое время, после принятия российского протектората калмыки объединились в единое ханство в междуречье Волги, Дона, которое официально было признано Россией в 1664 году. Признание было закреплено договором (шертью) о вассальной зависимости Калмыцкого ханства от России. Положение калмыков в XVII веке по отношению к российскому правительству было во многом сходно со статусом башкир, но в то же время они были значительно свободнее последних. Калмыки платили небольшой ясак и отправлялись на войну по приказу из Москвы (В. Трепавлов). Участие в военных действиях в составе русской армии стало одной из основных обязанностей калмыков. Из казны калмыцким тайшам шло жалованье.

У калмыков, как всех кочевников, существовало родоплеменное деление, а также древнемонгольское деление на улусы. Во главе Калмыцкого ханства стоял тайша, который этот титул получал по наследству и владел всеми улусами, людьми, скотом, кочевьем. Он выполнял функции военачальника и верховного судьи. Во главе улусов стояли наиболее знатные и влиятельные нойоны (князья). Улусы, в свою очередь, подразделялись на аймаки, предводителями которых являлись зайсанги. Аймаки состояли из хотонов, а хотоны из кибиток – отдельных семей кочевников. Кроме этого все калмыцкие улусы и аймаки имели свои этнонимические и родовые наименования (Национальная политика России: история и современность).

В Калмыцком кочевом государстве еще с XVII века существовал особый судебно – административный орган – Зарго. Особенностью Зарго было то, что он представлял собой своеобразный сплав судебной и исполнительной власти в одном органе и даже исполнял роль правительства, которое решало важнейшие дела ханства (А.М. Пастухов). От каждого калмыцкого улуса в аристократический суд- Зарго направлялся представитель – депутат – лицо знатного происхождения, как правило, из зайсангов, сроком на один год. Депутат затем доносил до своего нойона и улуса все решения этого суда. Многие важные вопросы общекалмыцкой жизни решались на этом коллегиальном суде, но окончательный приговор оставался за тайшой, затем ханом. Вот такая была представительная кочевая демократия!

Калмыки как буддисты имели тесные духовные связи с Тибетом. Тибетский первосвященник далай-лама считался высшим религиозным иерархом в глазах калмыков, исповедовавших буддизм. Своеобразие Калмыцкого ханства заключалось в том, что легитимность ханской власти исходила сразу из двух источников: тибетского далай-ламы и русского царя. Правда, российские монархи это долгое время не осознавали и считали калмыков исключительно «своими холопами». В то время как сами калмыки рассматривали подписанные соглашения с «белым царем» в XVII веке «прежде всего как мирный договор с военно-политическим партнером и союзником – пусть и «старшим» по иерархическому рангу» (В. Трепавлов).

Доказательством во многом условного характера калмыцкого подданства России служат слишком частые заключения договоров (шертей) ханов с русскими царями (по нескольку в течении одного ханского правления), что обесценивало все клятвенные заверения в вечном подданстве калмыков России.

К тому же Калмыцкое ханство проводило во многом самостоятельную внешнюю политику и зачастую воевало без разрешения своего сюзерена. Да и послушными подданными России калмыков трудно было назвать. Они нередко, как все кочевники, совершали грабительские набеги на окраинные российские земли. Так в 1680 г. главный калмыцкий предводитель-тайша Аюка совершил набег на русский город Пензу, возглавив враждебную коалицию с участием отрядов крымских татар и азовских ногайцев. Доставалось от калмыков казакам и башкирам, но особенно кочевым ногайцам. Война и мир между соседствующими народами крымских татар, ногайцев, калмыков, башкир и казаков в то время были очень условными и крайне переменчивыми.

Особенно усилились калмыки при тайше Аюке. В 1690 году Далай-лама пожаловал Аюке ханский титул с печатью. При хане Аюки (1690–1724) западные ойраты (ойраты, джунгары, калмыки – это разновременные названия одного и того же народа монгольского происхождения) достигли вершины своего военного и политического могущества, при этом сохраняя во многом формальную зависимость от России.

В 1690 году Далай-лама пожаловал калмыцкому тайше Аюке ханский титул с печатью. В этот период калмыцкая кочевая знать развивала связи со многими государствами от Османской империи до Китая включительно. Зачастую не ставя в известность Москву. Такие факты, как выдача Аюкой своей родственницы за сына крымского хана в 1692 г. или отправление посла в Стамбул в 1704 г. вызывали приступы недовольства российского правительства. Лишь в последние годы своего правления Аюка проявлял большую лояльность российской власти.

Но внешнеполитические обстоятельства заставляли Москву все более нуждаться в вооруженных калмыках. В правление Петра I калмыцкая конница довольно часто использовалась Россией для подавления антиправительственных восстаний (в том числе башкир) и участвовала в качестве иррегулярного войска в Северной войне и в войне с Ираном. При этом калмыцкая конница везде проявила свои лучшие боевые качества. А самого хана Аюку, царь Петр ценил за неоднократно проявленную им верность к России.

В то же время именно абсолютный самодержец Петр, жестко замирив мятежных башкир, встал на путь ограничения самостоятельности ханской власти в Калмыкии с 1715 г. Калмыцкий хан ограничивался в проведении самостоятельной внешней политики.

При Петре в 1715 г. в калмыцкие кочевья был назначен особый полномочный представитель (наместник ханства) царя, который, в свою очередь, подчинялся астраханскому губернатору. Отныне в ханское достоинство калмыцких ханов утверждало царское правительство. Уже тогда в Астрахани была открыта Контора калмыцких и татарских дел. В ее состав входили один российский чиновник от правительства, два назначаемых ханом калмыцких зайсанга и несколько татарских мурз. Контора занималась рассмотрением спорных вопросов, возникавших между жителями ханства и другими народами, проживающими на территории губернии (Национальная политика России: история и современность).

Имперский административный нажим на калмыцкую автономию

После смерти Аюки российское давление на калмыков значительно усилилось. Начиная, с 30-х годов XVIII века все калмыцкие ханы назначались Петербургом и должны были посылать своих детей в качестве заложников; астраханские губернаторы и правительство все больше стали контролировать внутренние дела калмыцких улусов; выросла и колонизация из внутренних регионов России на калмыцкие земли и кочевья. В связи с процессом обеднения кочевников-простолюдинов, начался отход безскотных калмыков на заработки в русские города и села. Среди последних возрастает количество желающих креститься.

С самостоятельной внешней политикой калмыков также было покончено, а контакты с далай-ламой стали эпизодичны или вовсе прекратились. Ханский титул теперь присваивался российскими императорами, что поставило ханство в полную зависимость от России. И поэтому хан Дондук-Омбо как-то откровенно заявил астраханскому чиновнику в начале 1740-х годов: «Хотя я над своими и командир, однако ж, без вашего позволения ничего сделать не могу» (Цит. по В. Трепавлов).

Между тем надзор за калмыками российской правительственной и местной бюрократии только увеличивался. Астраханские губернаторы и постоянные представители российского императора при ханах, постоянно пребывавшие в Саратове (1717–1727), Царицыне (1727–1742) и в Енотаевской крепости (1742–1771), стремились все больше контролировать внутренние дела ханства. Теперь высшая калмыцкая знать (владельцы улусов) фактически стали считаться государственными чиновниками, поскольку им платили государственное жалование.

Однако статус калмыцкой кочевой аристократии в империи был довольно неопределенным, поскольку их не включили в состав российского дворянства. В этом во многом проявлялось пренебрежительное отношение имперских властей к кочевникам вообще, так характерное для эпохи европейского просветительства. Кочевники в XVIII в. традиционно занимали низшую ступень в представлениях российских властей по сравнению с другими восточными, но оседлыми народами.

В рамках калмыцкого ханства – протектората России, вплоть до 1771 г. происходило формирование калмыцкого этноса. При этом существовало субэтническое деление на дербетов, торгутов, хошутов и донских калмыков (бузавов). Субэтническое деление калмыков во многом совпадало с улусным делением. Калмыцкое ханство в 60-е – 70-е гг. состояло из Торгоутовского, Дербетовского и Хошоутовского улусов, из состава которых затем выделились новые торгутские и дербетские улусы (Национальные окраины Российской империи…).

Ранее свободный народ все больше тяготился возрастающей зависимостью от России. В то же время все попытки калмыцкой знати отстоять свои утерянные права, все направленные к астраханским губернаторам и российским монархам жалобы успеха не имели. К тому же далай-ламы, по-прежнему сохранявшие свой религиозный авторитет среди калмыков, неоднократно призывали своих единоверцев покинуть земли «неверного белого царя». Нелегкому решению уйти с российской территории предшествовали последние реорганизации калмыцкой автономии, проведенные российскими властями.

Так, при утверждении хана Убаши на должность наместника Калмыцкого ханства Екатерина II 12 августа 1762 г. одобрила решение о создании ханского совета (зарго), призванного играть роль высшего судебного органа для калмыков. Все члены совета должны были получать жалованье из казны. Кроме этого императрица назначала в Калмыкию своего наместника. Фактически хан с этого времени, по сути, был все более декоративной фигурой, и его функции переходили к российским чиновникам. Все это вызвало недовольство в среде калмыцкой кочевой аристократии.

Великая перекочевка калмыков на восток и ликвидация Калмыцкого ханства

Решению великой перекочевки калмыков из России способствовало следующее обстоятельство: сокрушительное поражение, нанесенное Китаем в конце 50-х годов XVIII века родственным калмыкам джунгарским племенам. Это поражение сопровождалось маньчжуро-китайским геноцидом джунгар, в результате чего пастбища Джунгарии сильно обезлюдели. Именно их и рассчитывали занять калмыки, которые вновь получили от верховного далай-ламы послание с настоятельным пожеланием переселиться на земли предков. В результате большая часть калмыков, во главе с ханом Убаши отправилось в далекий путь, снявшись с кочевий близ Волги.

Причинами откочевки 1771 года явился кризис, который нарастал в ханстве с начала второй четверти XVIII в., когда Калмыкия превратилась в объект колонизации земледельческого населения России. «Хозяйственная колонизация земель сопровождалась ограничением ханской власти со стороны царского правительства, ухудшением экономического положения калмыцкого народа, христианизацией» (И.С. Крепская). Перед своим исходом калмыцкая знать, в последний раз высказали свои претензии к царской администрации: «…Они (калмыки) во всем их поведении прежних своих прав и законов лишились, а принуждены были исполнять одни российские повеления, и без российского пристава во обществе своем по внутренним делам ничего делать власти не имели» (Цит. по В. Трепавлов).

Первоначально российские власти предполагали всячески помешать далекому кочевому путешествию своих подданных. Узнав о походе калмыков в 1771 г., российское правительство дало знать казахам, чтобы те силой воспрепятствовали переходу калмыков через их степи. В частности, оренбургский губернатор дал знать хану Нурали и султанам Большого жуза о том что «калмыки идут нападать на киргиз-казаков, а поэтому им дается право сражаться с калмыками» (Цит. по В.И. Петров).

Однако на деле казахи не могли и не хотели ввязываться в сражения с калмыками. А вот маньчжуро-китайские войска их встретили огнем и не пустили их на территорию Джунгарии. Большая часть калмыков была рассеяна войсками Цинов, или погибла в пути по безводным пустыням. Дальнейшая судьба самого хана Убаши оказалась незавидной. Уйдя от российской опостылевшей зависимости, он попал в еще более тяжкую китайскую зависимость. В результате он вынужден был принять новое китайское подданство, буквально с веревкой на шее, на коленях во время аудиенции у маньчжуро-китайского императора Цянь Луня (В.И. Петров).

По разным источникам, число ушедших с Волги кочевников составляло более 100 тыс. человек (более чем две трети), или свыше 30 тыс. калмыцких семей-кибиток (что, вероятно, больше первой цифры).

Оставшаяся в России незначительная часть калмыков (13–15 тыс. кибиток) лишилась возможности пользоваться территорией ликвидированного ханства. Основным местопребыванием калмыков после 1771 г. стала правая (нагорная) сторона реки Волги – Калмыцкая степь. Кроме этого часть калмыков оказалась за пределами Калмыцкой степи: на Урале, на Дону, по течению реки Терек на Кавказе, в Оренбургском крае. Теперь уже в новом иноэтническом окружении некоторые группы калмыков ассимилировались, а другие превратились в отдельные субэтнические образования, получившие названия по территории нового расселения. Так появились донские (бузавы), уральские, оренбургские и терские (кумские) калмыки-казаки (Национальные окраины Российской империи…).

После ухода большей части калмыков (до 70 %) указом царицы от 19 октября 1771 г. были упразднены звания хана и наместника Калмыцкого ханства. Колониально-модернизационный нажим Петербурга на калмыцкие кочевья вступил в решающую стадию.

Калмыцкая степь вошла в состав Астраханской губернии и была подчинена в административном отношении ее губернатору. Улусы фактически приравняли к уездам, для надзора за порядком в которых назначались русские приставы. Общее управление калмыками возлагалось на экспедицию, созданную при канцелярии астраханского губернатора. Отныне за действиями каждого калмыцкого владельца должен был наблюдать астраханский генерал-губернатор. В этих целях при губернской канцелярии была учреждена специальная Экспедиция калмыцких дел, а при ней в качестве судебного учреждения состоял совет – Зарго. На практике Зарго в своей работе самостоятельностью не обладал, и его решения вступали в силу после утверждения губернатором. Улусы как самостоятельные отдельные владения были приравнены к уездам. Для надзора за порядком в улусах губернатором назначались приставы, наделенные административной властью (Национальная политика России…).

Но на этом реорганизация имперского управления калмыцкой автономии не завершились. В 1786 г. Зарго и Экспедиция калмыцких дел были упразднены в Астрахани, а вместо них открыта Калмыцкая канцелярия в Енотаевске. В 1790 г. канцелярия была переведена в Астрахань и преобразована в Калмыцкое правление, просуществовавшее до 1801 г. Павел I, проводивший во многом реформы наперекор ненавистной матери, восстановил Калмыкию в качестве субъекта России с правами губернии и с местным самоуправлением. Император назначал наместника Калмыкии (из калмыцкой аристократии), при котором вновь стал действовать общесословный суд – Зарго (Национальная политика России…).

Но павловское короткое правление былой самостоятельности и свободы калмыкам не вернуло. Всеми крупными делами в Калмыкии заправляли российские чиновники, и лишь на уровне местного самоуправления у калмыков сохранялся свой традиционный внутренний социально-политический строй. К исходу восемнадцатого столетия Калмыкия, была введена под правление Российской империи, однако при этом в российское общество не была окончательно интегрирована.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-11-08     Просмотров: 4098    

Можно также почитать из рубрики: Окраины Империи

Автор: Юрий
Дата: 2014-11-09

Википедия: Во время правления ханов Дондук-Даши (1741-1761) и Убаши (1761-1771) царское правительство стало проводить политику ограничения ханской власти. В 1760-х годах в ханстве усилились кризисные явления, связанные с колонизацией калмыцких земель русскими помещиками и крестьянами, сокращением пастбищных угодий, ущемлением прав феодальной верхушки, вмешательством царской администрации в калмыцкие дела. Зимой 1767-1768 гг. была снежной и морозной, в калмыцких улусах начался падеж скота. Бедствия народа усилил правительственный Указ 1768 года, запретивший продажу хлеба калмыкам в неустановленных местах. Начался массовый голод. Кроме того, российское правительство в целях облегчения мобилизации калмыков и привлечения их в боевых действиях русско-турецкой войны (1768-1774) запретило переходить им на левый берег реки Волги[7]. Сокращение территории кочевий калмыков правительственными указами вызвало истощение пастбищ. В улусах вновь начался падёж скота. После устройства укрепленной Царицынской линии в районе основных кочевий калмыков стали селиться тысячи семей донских казаков. Ссужение района кочевий обостряло внутренние отношения в ханстве. В этих условиях распространение получила идея возврата на историческую родину - в Джунгарию, находившейся на тот момент под властью маньчжурской империи Цин. Уход готовился в течение ряда лет (1767-1770). 5 января 1771 году калмыцкие феодалы подняли улусы, кочевавшие по левобережью Волги, и начали свой гибельный путь в Центральную Азию. Этот поход обернулся национальной трагедией. В пути небольшой по численности калмыцкий этнос потерял погибшими в боях, от ран, холода, голода, болезней, а также пленными около 100 000 человек, лишился почти всего скота - основного богатства[8]

Автор: Иван
Дата: 2014-11-09

Уход калмыков из России в 1771 г., со своих кочевьев можно объяснить и падежом скота и переселенческой политикой царизма и призывом далай-ламы. Но главное культуре кочевников не было место среди развитого оседлого хозяйства. Они это поняли и поэтому ушли.

Автор: Амир
Дата: 2014-11-09

Не понятый оседлыми народами кочевник Чингисхан уже дал людям верный ответ на все вызовы XXI века. Он спас кочевников от геноцида и объединив в единый народ, поднял на новую ступень развития. Он примирил все конфессии и расы, уничтожил госграницы и чинуш-паразитов, их поборы и высокие налоги (он брал всего 10%) и опекал бизнес, ученых, учителей и священников. Вслед за мировыми пророками он дал единый Закон-государство для всех народов как свободную экономическую зону обмена и общения культур. Его империя отражала дух кочевников и де-факто была транснациональной торговой корпорацией, которой его потомки управляли как перекрестные соакционеры. И чтобы спастись самим и спасти мир от грядущей бойни и вырождения, посткочевникам придется повторить путь тюрков Чингисхана. Победит свобода и единый справедливый закон Неба для всех, или новая мировая Деспотия. (Амрекулов Н.А.)Оседлые народы ушли от природы, замкнулись в города и искусственный мир комфорта. Отсюда их деградация, однополые браки и т.д. А кочевники и Чингисхан потому и оживают, что они не признавали искусственных госграниц и этносов, вся планета для них была единой мать-Землей под единым для всех землян Небом-Отцом. (Амрекулов Н.А.)

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-11-09

Амиру: Да, красивая сага о жизни в кочевой кибитке. Я бы не стал идеализировать мир антисанитарных юрт и кибиток. В конце концов, продолжительность и качество жизни людей увеличилось именно при переходе к урбанистическому типу цивилизации. Кочевники всегда и долгое время успешно противостояли урбанистичным цивилизациям. Но с переходом на интенсивно-инновационную модель развития урбанистичные (оседлые цивилизации) получили преимущество по отношению к кочевникам.

Автор: Амир
Дата: 2014-11-09

Вячеславу Бакланову: Кочевников всегда описывали как диких и некультурных как раз те, кто под видом цивилизации нес миру разрушения и свое господство.А именно римляне, китайцы, европейцы. Именно они несли другим народам разрушения, но при этом клеветали на кочевые племена. Собственно русские цари продолжали колониальную политику по примеру европейцев. О чем вы собственно и пишите. Но следовало бы добавить о том, как много положительного было создано кочевниками. Какие величественные империи были у кочевников: хунну, тюрков, монголов, а также хазар, волжских булгар и т.д. Лев Гумилев-молодец, он так ярко и красочно описал государства тюрков, как никто другой.

Автор: Юрий
Дата: 2014-11-09

Амиру: По вашему, надо сорваться с места в городе, покончить с устроенной жизнью, бросить хорошо оплачиваемую работу и жить в юрте. Там развести овец, забросить диплом инженера и наслаждаться жизнью кочевника, проклиная при этом комфортную жизнь. Так что ли? А вы много таких людей найдете?

Автор: Андрей
Дата: 2014-11-10

Амир, а вы посмотрите на оппонента Гумилева В. Чивилихина и его взгляд на поднятую вами тему.

Автор: Алексей
Дата: 2014-11-10

Думаю зря набросились на Амира. Ведь это право каждого народа, жить в соответствии с религиозными традициями и нормами предков. Безумный и роевый либерализм и космополитизм убивает народы похуже нашествий, так как разлагает их культуру изнутри. Сеет безверие и цинизм. Так народы погибают.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх