О феодализме и «феодализмах» в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов

О восточной символике русской власти в XV-XVI вв.

Московская Русь была тогда своеобразным «православным ханством».
Г.П. Федотов
(русский религиозный историк)

Подчинив себе русские княжества, золотоордынские ханы, пребывавшие в столице - Сарае, новой символической метрополии для всех подвластных ими народов, рассматривали Русь как свой улус, а князей как своих подданных – «улусников».

По мнению историка Вадима Трепавлова, «…область, находившаяся под управлением какого-либо русского князя, в первую очередь рассматривалась как ханский улус и лишь во вторую – как княжеская вотчина, наследственное владение. Соответственно и сам князь имел статус ордынского «улусника»: его административные прерогативы определялись тремя источниками – ханским «жалованием» (волей и решением ордынского правителя передать стол конкретному лицу), сведениями «девтерей» (вероятно, податных списков по тьмам) и ярлыком».

С установлением практики выдачи ханами ярлыка на великое княжение Владимирское и введением принципа старшинства среди русских князей сформировалась еще более многоступенчатая иерархическая властная лестница. Теперь все удельные князья номинально подчинялись старшему (великому) князю как главе ордынского улуса, а глава улуса в свою очередь был подчинен хану – дарователю ярлыка на улус, т.е. на великое княжение. Впрочем, все это не отменяло и прямой власти хана над каждым удельным князем, поскольку последние все равно утверждались в своих удельных княжествах в должности ханами.

В ордынский период сформировалась и своя культура монархической титулатуры. Титул царя традиционно на Руси ставили высоко и ханов Орды, как ранее императоров Византии, именовали также царями. Исходя из средневековой иерархии, это ставило их в положение верховных и легитимных сеньоров по отношению к вассалам – русским князьям.

С точки зрения исследовательницы И. Ерофеевой, «перенесение в эпоху татаро-монгольского господства атрибута высшей ступени монархической власти с византийского василевса – номинального духовного повелителя всего православного мира, на ханов Золотой Орды, обладавших уже реальной политической властью на восточноевропейской равнине, означало по существу, появление его новой редакции, приближенной к династическому тюрко-монгольскому образцу. В результате такой более широкой, чем прежде, интерпретации царского титула реальные или легендарные потомки Чингис-хана – правители Золотой Орды и их казанские, астраханские, сибирские и крымские наследники – уравнивались в своем экуменическом величии с византийским императором».

Любопытно также отметить, что не являющимся чингизидами османским султанам в российской версии иерархии государей отводилось место ниже, чем потомкам Чингисхана. И это было уже в XVI веке, в период наибольшего могущества турецких султанов и одновременно военной и политической слабости потомков Чингисхана – крымских, астраханских и казанским ханов.

По словам С. М. Соловьева, московский двор, «не требуя равенства в сношениях с Менгли Гиреем, требовал полного равенства в сношениях с султаном турецким, которого Менгли Гирей был подручником». Этот политический казус ярко характеризует степень глубокого проникновения в политическую систему России монгольской (ордынской) государственности и особенностей российской политической идеологии.

Основным заслоном на тотальное заимствование Русью ордынских порядков была церковь. В период ордынского господства православная церковь была единственной силой, сохранявшей культурную идентичность и национальную целостность Руси. С обретением независимости Москвы от Орды в глазах русского населения и европейских монархов великие князья, начиная с Ивана III, все более предстают как христианские правители Третьего Рима, православными наследниками погибшей под ударами османов Византии. В то же время полного отказа от следования ордынской политической традиции государственности и формальной зависимости от ордынских ханов Чингисидов (например, крымского хана) не происходит.

По мнению историков И.В. Ерофеевой и В. В. Трепавлова, в России возникает дуализм двух государственных традиций титулатур в зависимости от адресата, к которому направлялось то или иное дипломатическое послание.

Так, в сношениях Ивана III и Василия III с Западом (главой Тевтонского ордена, правителями немецких земель, датским королем и императором Священной Римской империи) русские документы отправлялись от имени царя и государя всея Руси. А в сношениях с турецким султаном (кому подчинялись крымские татары) употреблялась более скромная формула – «великий государь» или «государь всея Руси и великий князь».

Еще более скромный титул – великий князь – фигурировал в дипломатической переписке Москвы с правителями Крымского, Казанского, Астраханского ханств. Тем самым демонстрировалось более низкое положение московского правителя по сравнению с положением правителей Чингисидов.

Главным же показателем номинально низшего ранга московского государя по отношению к чингизидам являлась символическая дань, отправлявшаяся из Москвы в эти ханства. Причем крымским ханам уплата дани прекратилась только в первой четверти XVIII века. Характерно, что это было в то время, когда Россия была объективно сильнее каждого из перечисленных ханств. К тому же анализ этих посланий четко фиксирует значимость и иерархию государств в представлении московских правителей: на первом месте – ордынские ханства, возглавляемыми ханами Чингисидами, на втором – Османская империя и только на третьем – европейские страны и их монархи.

И это неслучайно, в Крымскую орду и в другие ханства, а также в Османскую империю отправлялись самые лучшие и знатные русские дипломаты, по сравнению с западноевропейскими странами, которые везли к тому же и самые дорогие подарки. Такое положение вещей сохранялось вплоть до XVIII века.

Такие общеизвестные факты, как достижение независимости от Орды после знаменитого стояния на реке Угре и многочисленные территориальные приобретения московских великих князей, большого значения в глазах татарских ханов не имели. Москва по-прежнему в символическом плане считалась улусом чингизидов, обязанной платить им дань. Это хорошо понимали и московские князья. Поэтому для Ивана III, Василия III и Ивана IV главной задачей стало признание равенства в политической титулатуре с чингизидами через завоевание самих татарских ханств. Москва стала претендовать на наследство распавшейся Золотой Орды. Самыми сильными конкурентами ее здесь выступали Крым и Казань.

Начало борьбы за ордынское наследство было положено Иваном III, который в 1487 г. добился от Казанского ханства зависимости от Москвы, поставив на казанский престол своего ставленника. Выплата дани в Казань была прекращена, а московский великий князь добавил в свой титул формулу «царь Болгарский». Это привело к тому, что в дипломатической переписке Иван III смог называть казанского хана своим братом, то есть равновеликим монархом (В. Трепавлов).

Но с приходом нового хана ситуация изменилась, Казань вновь стала враждебной Москве, и вновь московским великим князьям пришлось довольствоваться в переписке с ханами более низким титулом. Но к этому времени в подчинении великого князя московского было немало татарских служилых князей со своими отрядами. Вполне возможно, именно в их среде Василию III (1505–1533) дали особое наименование «Ак Падишах» (Белый царь), что было уже прямым свидетельством признания преемственности его власти от ханов Золотой Орды.

Само наименование «Ак Орда» (Белая Орда) возникло в XIV в., так называлась территория Золотой Орды к юго-востоку, от Волги. В то же время говорить о преобладающем влиянии Востока, где подавляющее большинство населения страны исповедовало христианство, не приходилось. К тому же именно в правление Василия III в церковной среде возникла знаменитая концепция «Москва – Третий Рим». Византийская политическая традиция, соседствуя с ордынской, тем не менее преобладала.

Ситуация в корне изменилась в правлении Ивана IV при котором влияние Востока на Россию было особенно определяющим. Россия буквально в этот период в цивилизационном плане была повернута на Восток (кроме периода Ливонской войны). Это объясняется в первую очередь тем, что в состав России впервые вошли огромные восточные территории с неславянским и тюркским населением бывшей некогда единой державы чингизидов.

Именно Ивану Грозному удалось захватить почти все татарские ханства, за исключением Крымского. Как описывает И. Ерофеева: «Завоевав Казань, Иван IV «снял» с казанского хана Едигера «порфиру царскую», привез бусурманскую порфиру» в «каменну Москву», совершил ее церковное освящение православным обрядом, потом освященную «порфиру на себя наложил» и только после всех этих ритуальных действий «стал Грозный царь» (И. Ерофеева).

Интересно отметить, что на царство Иван IV венчался еще в 1547 году, а Казань была взята в 1552 году. Но здесь ошибки быть не может. Поскольку только лишь присоединение бывшей ордынской Казани окончательно узаконило царский титул Ивана. Присоединение указанных ханств к России обеспечило право Ивану Грозному длинный список своих титулов дополнить такими формулировками: «царь Казанский, царь Астраханский и Царь Сибирский». Эти формулировки должны были подчеркнуть равенство Ивана IV с высокородными чингизидами. Цель была достигнута. В результате именно православное московское государство стало наследником почти всей золотоордынской территории чингизидов.

Ситуация оказалось уникальной еще и в том плане, что Россия после гибели в середине XV в. Византийской державы, особенно в доктрине «Москва – Третий Рим» подчеркивала, что она является наследником и преемником Византийской православной державы. Какое правопреемство считать наиболее главным, или широко распространенным? Логично было бы, исходя из господства православия в стране, заключить в пользу византийского преемства. Но так ли было в то время на самом деле? Наоборот, упоминание о правопреемстве России от Византии в XVI в. в документах того времени встречается крайне редко, зато содержание обширной дипломатической переписки позволяет сделать другой вывод: для репрезентации Московского царства более значимым было правопреемство золотоордынских ханов (А. Каппелер).

Кстати, влияние Золотой Орды проявилось и в дипломатическом этикете России XVI – XVII вв. Как и в ордынском, так и московском церемониале уделялось большое внимание подаркам. Московское правило, следуя образцу ордынского этикета, запрещало иностранным послам быть при оружии во время аудиенции у царя. Посол (как и у монголов) – гость правителя. Правитель должен был снабжать его и свиту едой, питьем (по воспоминаниям европейцев, царские угощения сопровождались таким чревоугодиям и алкогольными возлияниями что подрывали здоровье), обеспечивать ночлег, свободное передвижение и тщательно сохранять его (Л.В. Машанова).

В результате наложения двух государственных традиций (византийской и ордынской) возник своеобразный дуализм. При этом в церковной и монашеской среде, разумеется, приоритет отдавался византийскому канону. Но во властных кругах самого дворца широкое хождение приобрела ордынская версия, которая имела непосредственный адресат – тюрко-татарский Восток, столь значимый в то время для самодержавной власти. И в XVI в. восточное влияние достигло своего пика.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-10-12     Просмотров: 956    

Можно также почитать из рубрики: Московская Русь - Россия

О посадской (городской) России XVII в.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Иван
Дата: 2014-10-13

Россия была "православным ханством", во всем ориентированным на Восток, а не на Запад. Собственно это потому что Запад в то время был слабым, как военном, так и экономическом отношении. Запад вошел в силу много позже, в веке 19. Впрочем и Византия, на которую Русь вначале ориентировалась, не была западным государством.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-14

Все же, европейские элементы в политике московского государства, того времени, также присутствовали, так например, хорошо известный и якобы византийский двухглавый орел,скорее всего, на самом деле, был гербом и печатью германских императоров заиствованной на Руси. При Василии III и Иване III для реализации различных проектов от переворужения армии и создания артиллерии до постройки городских и кремлевских стен, а также возведения храмов и монастырей приглашались западные мастера, были весьма активные торговые и дипломатические контакты с европейскими странами. Так, что и восточный и западный векторы в жизни Руси того времени, и в политике московского государства присутствовали, как впрочем и всегда, в другие эпохи. Правда, иногда, в тот или иной период, один из них преобладал, затем ему на смену приходил противоположенный. Так, в том времени, о котором пишет Вячеслав действительно преобладал восточный вектор исторического развития страны и сейчас мы видим как он вновь возращается в современной России.

Автор: Юрий
Дата: 2014-10-14

Александру: Не дай бог, этого восточного вектора. Это всегда ведет страну к отставанию, как было до Петра Великого. Китай и весь Восток тоже ведь отставали тогда. Но вот когда китайцы многого чего заимствовали у Запада (рынок, технологии), они и рванули. Сегодня даже догоняют Запад.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-15

"Не дай бог, этого восточного вектора". Почему Юрий? Нынче Восток уже не тот, что был раньше, за ним будущее, а Запад наоборот, это прошлое человечества.

Автор: Юрий
Дата: 2014-10-15

Я под Востоком понимаю жизнь в духе «Аллах Акбар», без современной науки, образования, технологий. Без движения вперед. Китай, разумеется, движется вперед, но пока копируя чужие (в основном западные) образцы. Но даже и он отстает по уровню жизни, в пересчете на каждого человека. А в военном деле? Кто впереди всех? Восток? Арабы и малайцы? Опять, же Запад. Потом там возможностей больше для человека. Вот почему все стремятся туда.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-16

За такими странами как Китай, Индия и вообще ЮВА будущее, а возможностей там уже сейчас, уверяю вас, значительно больше,чем в тех же европейских странах. Арабский мир, да сейчас в кризисе, это да, в том числе и Запад для этого вовсю постарался. Но, к примеру, Иран очень перспективная страна и развивается очень быстро. Так, что России есть с кем налаживать отношения.

Автор: Ин
Дата: 2014-10-20

А почему все время ставится вопрос о том с кем должна быть Россия, с Западом или Востоком? СССР вот к кому отнести можно?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-22

СССР в отличие от царской и нынешней России был самодостаточен и ни к кому не пытался прислоняться.СССР создавал свою альтернативную и Западу и Востоку систему.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-25

Согласен с Вячеславом, все-таки жалко что это направление в мировой истории практически исчезло, сам по себе, этот социально-исторический эксперимент был очень интересен не смотря на все его провалы и противоречия. Но вспоминая жизнь в СССР, чесно говоря вернуться туда бы не хотел и жить мне там не нравилось. Но это все же, что-то личное, индивидуальное, а тебе Вячеслав ( может быть и остальным) нравилась жизнь в Союзе?

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-27

Люблю ностальгировать по советским фильмам и песням. Душой от них отдыхаю. Но возвращаться в СССР не хочу. Там было много хорошего, но помню и скуку и лицемерие. Меня посещают такие мечты, возвратиться туда, в СССР, на недельку, и все, не больше. Так, в качестве экстрима. СССР это была иная планета, планета Плюк. Крайне интересный социальный эксперимент.

Автор: Амир
Дата: 2015-10-24

На тюркском Востоке свобод в то время было побольше чем, в хваленой Европе. А о дремучей отсталости кочевников были созданы МИФЫ чтобы доказать правильность ИХ ЗАВОЕВАНИЯ "ЦИВИЛИЗОВАННЫМИ" ЗЕМЛЕДЕЛЬЦАМИ. А столица Золотой Орды Сарай был огромным и торгово-ремесленным городом в 14 веке. Ту же систему налогообложения Русь заимствовала из "отсталой" Орды. Крымское ханство при Гираях также было достаточно развитым и там не было никакого пресловутого "деспотизма" ханов.

Автор: Татарский россиянин
Дата: 2016-12-01

Татарский фактор всегда российскими историками замалчивался. Наконец-то в статье об этом рассказано.Автору за это уважение)))

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх