О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Россия между Востоком и Западом до 1917 года. (часть первая)

История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.
Ключевский Василий Осипович,
(видный русский историк)

Сама географическая и цивилизационная пограничность России обуславливает взаимодействие и взаимообмен с двумя полярными мирами: Востоком и Западом, каждый из которых в разные исторические эпохи выступает для Руси-России в качестве то враждебной, то дружественной, то нейтральной, то желанной модели государственного и общественного развития. Находясь на цивилизационной периферии и Востока и Запада, Русь-Россия культурно была более близкой Западу, но в тоже время была открыта одновременно как для западного, так и для восточного пути развития, имея при этом свою уникальную православную идентичность.

Маятник выбора общественной модели Руси-России постоянно колебался между Востоком и Западом. Причем значимым Востоком для Руси была православная Византия, а затем и более культурно чуждая Золотая Орда. Постоянные «метания» Руси-России между Востоком и Западом во многом объяснялись ее исходной периферийностью и недостаточной цивилизационной укорененностью и основательностью.

В стремлении преодолеть свою периферийность и маргинальностьв мировой истории Русь, а затем и Россия и выбирала в качестве ведущего исторического акторату или иную империю, или цивилизацию по отношению к которой она первоначально выступала в качестве ведомого государства-общества. Вначале это была православная Византия, затем Ордынский Восток, и начиная с конца XVII века,европейский Запад.

Иногда историческое «ученичество» Руси-России было добровольным (как в случае с Византией и Западом), иногда это был вынужденным (Золотая Орда). Но в любом случае,такое «ученичество» длившееся по целым векам никогда не проходило для нее бесследно. «Учителя» «одаривали» Русь-Россию религией с ее «связанностью» с государством и индивидуальным самопожертвованием в пользу общественных и государственных интересов (Византия), социо-экономико-политической азиатской вотчинно-государственной системой (ордынский Восток), секулярной частнособственнической системой (Запад).

В результате сознательных и длительных заимствований, а также под влиянием геополитических факторов в наибольшей степени в России укоренились византийско-православная идентичность и азиатская вотчинно-государственная система принявшая форму «русской» модификации. От последней Россия не смогла избавиться ни во времена Петра I, ни во времена Екатерины II, когда Россия, выбрав Европу в качестве передового образца, пыталась догнать ушедший вперед «западный паровоз».

Что мешало? Нежелание верховной власти в России реформировать себя, передать хотя бы часть своих функций представительным органам пусть даже из дворянского сословия. Далее, не мешать, а способствовать пробуждению свободному предпринимательству во всех общественных сословиях страны. Но главное, все реформы Петра I и Екатерины II были рассчитаны преимущественно на элитарные слои населения. Поэтому Россия вступала в XIX век лишь поверхностно и локально модернизированной страной, зато при этом весьма мощной военной державой все время расширяющей свои территории.

Следует сказать, что историческим маргиналом Россия почти никогда не была. Как это ей удалось, если геоклиматические условия на российской земле была крайне суровы, а врагов всегда хватало? Надо отдать должное российской власти, которой имманентно было присуще стремление к амбициозному великодержавию, подчас, ценой огромных материальных и людских жертв. Это качество во многом и повлияло на сверх активность внешней политики страны. Находясь в неблагоприятном геополитическом окружении, худших климатических условиях, явной нехватки населения, русские правители стремились преодолеть все неблагоприятные факторы, опираясь на колоссальную жертвенность своего населения.

В результате великодержавная амбициозность российской власти,опиравшаяся на перманентные мобилизации своего населения дала свой результат и в итоге предопределило то, что начиная с XVIII века Россия между Западом и Востоком играла исключительную роль, то связующего звена (цивилизационного «моста»), то арбитра, а то даже и агрессора по отношению и к Западу и к Востоку. В восемнадцатое столетие Россия довольно успешное преодолела свою изначальную историческую периферийность и оформилась в качестве «иного» центра на евразийском континенте, нетождественного ни Востоку, ни Западу, но с постоянной «оглядкой» на Запад.

Так было положено блестящему петербургскому периоду, при котором элитарная европеизация страны наталкивалась на мощное противодействие широких масс пребывающих в архаике традиционализма и не желавших расставаться с привычным жизненным укладом. Впрочем, от них в XVIII веке никто и не требовал. Европеизированный петербургский двор, опирающийся на дворянство и чиновничество, проводил модернизацию евроазиатского типа, сохраняя господствовавшую вотчинно-государственную систему лишь приспособленную к потребностям западного капиталистического рынка и модного элитарного потребления предназначенную для верхов.

Автор: Бакланов В.И.     Дата: 2013-12-22     Просмотров: 2433    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Михаил
Дата: 2016-11-05

Русские цари начиная с Петра, предали истиную веру Православие, обратившись к Западу, который нас всегда ненавидел.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх