О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Восточная Европа как внутренний Восток в представлениях западноевропейцев XVIII веке.

У человека, влюбленного в себя, есть то преимущество, что у него мало соперников.
Георг Лихтенберг,
(немецкий ученый, публицист)

Цивилизационно-культурная и миссионерско-просветительская концепция Европы, господствующая у интеллектуалов XVIII столетия, определялась не только через саму себя, но и в противопоставлении другим культурам, в первую очередь Востоку, чей обобщенный и негативный образ служил важным фактором для формирования самосознания у западноевропейцев. Во-вторых, в отношении полуазиатской и самодержавной России. И в третьих, в отношении Восточной Европы, которую западноевропейские интеллектуалы не совсем считали частью своей более высокой цивилизации.

Цивилизаторская оптика западноевропейских интеллектуалов выделяла «два Востока», «внешний и внутренний».

Если «внешний Восток», который был цивилизационно и географически отделен от Запада и состоял из необъятных азиатских территорий Османской империи, Индии, Китая и т.д., то «внутренний Восток» сам входил в культурный ареал еврохристианского мира, однако от него западноевропейцы всячески пытались отмежеваться. Почему? Он был недостаточно по западноевропейким меркам цивилизован в силу отсутствия там плодов гуманистического просвещения..

Собственно на роль такого «внутреннего Востока» в XVIII веке претендовала Восточная Европа, о которой просвещенные западноевропейцы имели смутное представление, граничившее с мифами и откровенными домыслами. По словам Вячеслава Лопатина, «Восточная Европа представлялась в Париже и Лондоне то как неизведанные территории между Европой и Азией, то как варварская окраина Европы, а то и просто как нечто на востоке, туманное, непонятное и пугающее». Но главное, Восточную Европу западноевропейцы (интеллектуальная часть) не считали вполне своей и совсем исключали ее из-за отсутствия там цивилизации. А именно наличие цивилизации и цивилизованного, по мнению просветителей, служило одним из главных маркеров европеизма в XVIII веке.

В то же время восточноевропейские народы и в первую очередь поляки и венгры идентифицировали себя как европейцы, но при этом вполне осознавали свою европейскую периферийность и удаленность от культурных европейских центров. Отсутствие у большинства народов Восточной Европы в течение длительного исторического времени своей национальной государственности привело к ущемленному этническому самосознанию и крайне болезненной восприимчивости к оценкам их идентичности со стороны других народов, особенно со стороны, наиболее значимых в цивилизационном и культурном отношении западноевропейцев – немцев, французов, англичан, итальянцев.

Именно оценки западноевропейцев как более продвинутых в цивилизационно-культурном, политическом и экономическом отношениях являлись наиболее значимыми для всех восточноевропейцев, включая и славян. А эти оценки были по большей части негативными и удивительно однообразными и в целом рисовали картину общей отсталости обширного региона от общеевропейской метрополии – Запада. Впечатления, полученные западноевропейскими путешественниками, «были удивительно схожи в общем описании увиденного: грязь и нищета, обезлюденность и запустение, примитивность быта и беспросветное невежество, рабство и неприхотливость в желаниях, отсутствие маломальской культуры, а также отсутствие дорог, гостиниц и всех остальных удобств, которые сопровождают человека до его выпадения из цивилизованного мира. Все это видел путешественник, пробираясь по Восточной Европе в середине и даже конце XVIII века…».

Напомним, что в западноевропейской мысли XVIII и затем XIX вв. преобладало дихотомическое деление Европы на Запад и Восток, на западную цивилизованную и полуцивилизованную, или, что часто было более важно, полуварварскую часть, куда вместе с Россией были записаны западноевропейцами и Польша, и Чехия, и Венгрия, и южные славяне Балканского полуострова. Американский исследователь Ларри Вульф в своей книге «Изобретая Восточную Европу» приводит массу примеров саркастических, презрительных, «ориенталистских» описаний тех стран, которые сегодня во всеуслышание заявляют о своей европейскости.

Как указывает Вульф, западноевропейское Просвещение, монополизировав для отождествления с собой понятие цивилизованности, «…затем на том же самом континенте, в сумеречном краю отсталости, даже варварства, цивилизованность обнаружила своего полудвойника, полупротивоположность. Так была изобретена Восточная Европа».

В XVIII столетии многочисленные путешественники довольно четко представляли, где заканчивается цивилизация (настоящая Европа) и начинается мир, условно именуемый Азией (исходя из ориенталистской оптики XVIII века.). Так, по словам американца Джона Ледьярда (путешествовал вместе с Куком), пересекшего в 1788 г. Сибирь, всю Российскую империю и Польшу, он лишь на прусской границе ощутил себя вновь в Европе. «Именно там, между Польшей и Пруссией, проходил, по его мнению, «великий водораздел между азиатскими и европейскими манерами».

И все же настоящим Востоком для просветителей Восточная Европа, конечно же, не была. Англичанин Уильям Коббет в 1801 году этот обширный регион Европы просто называл «Востоком Европы»16 со всеми вытекающими от такого названия смыслами. Вывод же из анализа описаний европейцев XVIII в. у Вульфа, следующий: «Можно описать изобретение Восточной Европы как интеллектуальный проект полу-ориентализации».

Другими словами, вся Восточная Европа и в первую очередь славянский мир характеризовались западноевропейцами в качестве моста, переходного состояния (край полуварварства и отсталости) между цивилизованным европейским Западом и варварским Востоком. А такое представление неизбежно ставило всех восточноевропейцев – венгров, славян, румын – в подчеркнутую подчиненность по отношению к превосходящим их во всех отношениях западноевропейцам.

Вероятно, только Гердер из всех просветителей смог преодолеть колониально-расистский взгляд на проблему Восточной Европы и славян, в частности, и указывал, что исторический сон этих народов в будущем закончится их пробуждением, также он видел за славянами великое будущее. Однако и он все-таки указывал на отставание славян от романо-германских народов.

Это означает, что проблема отсталости Восточной Европы от Западной была, и она при этом носила не только экономический характер. Причин здесь много, но главное, что восточноевропейский регион не прошел через многие стадии не только политического и социально-экономического развития, через которые прошла Западная Европа, но и не прошел через горнило духовной модернизации, выковавшее западноевропейскую цивилизацию.

И это неудивительно: весь огромный восточноевропейский регион со славянским миром практически не был, затронут европейской культурой модерна. Возрождение (Ренессанс), Реформация и Просвещение лишь поверхностно затронули восточноевропейские народы и практически не повлияли на формирование их национального психологического склада. (А.И. Уткин)

И даже Польша, гордая своим свободолюбием, национальной государственностью и многосторонними историческими связями с политичными европейскими нациями, получала свои дозы культурного европейского облучения исключительно через католицизм. Но и в поляках большинство западноевропейских путешественников и просветителей XVIII – XIX вв. отмечали грубость, неряшливость, полудикость-полуварварство. Отсюда такое высокомерное мнение о них Руссо: «Я смеюсь над недостойными (поляками), которые, подогревшись выпивкой, осмеливаются говорить о свободе».

Исходя из вышеизложенного отметим, что в XVIII веке западноевропейскими просветителями была проведена четкая демаркация ментальных, цивилизационно-географических границ между настоящей и «подлинной» Европы и Европой «не подлинной», периферийной. Подлинная Европа, замыкавшаяся в границах романо-германского мира с центром во Франции, отождествлялась исключительно с цивилизацией, жестко «окультуривала» мир «дикости», во всем противостояла деспотичному Востоку и частично России и выводила из своих культурных и географических границ все варварские территории на свою восточноевропейскую периферию.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-10-05     Просмотров: 1490    

Можно также почитать из рубрики: Восток и Запад

Япония в средневековье.

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Иван
Дата: 2014-10-05

Толковая статья. В Польше в XVIII веке была самая настоящая галломания и преклонение перед французской культурой, как впрочем, во всей Европе. Французский язык постепенно вытеснял латинский, а в моде были французские одежды и вкусы. Внебрачные связи на манер французскому распутству, тоже стали процветать во французском обществе. Но секуляризация и дехристианизация здесь протекали медленнее, чем во Франции. Сказывалось влияние Ватикана. Европеизация Польши шла сильнее, чем в России, учитывая давние связи Польши с западной Европой. Можно согласиться с автором, что поляков все равно не считали в Западной Европе за своих и равных себе, хотя и ближе русских. Но Россия была мощной империей, а Польша-Речь Посполитая к концу века и вовсе утратила свой суверенитет. Особенностью венгров было то, что их просветители добивались развития национального языка и культуры, подвергавшихся онемечиванию в Австрийской империи. В 1774 г. австрийское правительство принимает программу реформ, обещающую «угнетенным и невежественным подданным империи» (имеется в виду славяне) лучшее будущее. Система образования изымается из-под контроля церкви, а государство вкладывает в ее развитие большие средства. Вводится даже всеобщее начальное образование, чего не было в России. Просвещенный австрийский император Иосиф II потрясенный во время поездки по Трансильвании нищетой и невежеством румын, отменил крепостное право в восточной части империи, что было немыслимо для просвещенной Екатерины II. И все равно восточноевропейские земли и территории сильно отставали от западноевропейских. Здесь царил аграрный сектор экономики, и потому развитие культуры и просвещения в целом находилось на низком уровне.

Автор: Юрий
Дата: 2014-10-05

Возможно, то, что венгры и южные славяне долго находились под турецким игом они и отстали от Западной Европы.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-05

По венграм. Габсбурги поощряли заселение немецкими и даже славянскими переселенцами Венгрии. Решалось, таким образом, несколько задач: 1. Способствовали экономическому подъему опустошенных турками венгерских территорий. 2. Ослабляли стремление мадьяр к независимости. В отличие от мадьяр (венгров) славяне были более лояльны к австрийской короне. К концу XVIII в. численность венгров в самой Венгрии сократилось до 40 % от общей численности населения. Венгрия оказалась заселенной немцами, румынами и славянами. Впоследствии такая этническая мешанина вела культурному взаимовлиянию и экономическому взаимодействию, что стало визитной карточкой империи Габсбургов.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-06

Чесно говоря, не могу поверить, что жители Чехии, которую называли жемчужиной Габсбургов или до этого лучшей частью Священной Римской Империи Германской нации к примеру были менее культурны и развиты чем жители западных Бретани или Уэллса, а славяне Дубровника чем жители, к примеру, Гаскони или Наварры. Так, что все относительно.

Автор: Ин
Дата: 2014-10-06

Вячеслав, не могу Вам ответить в твиттере, но касательно национального государства: еще В.В. Путин как-то отметил, что Российская Федерация как национальное государство не состоялось.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-06

Славяне, за исключением поляков (до конца XVIII в.) и русских не создали перспективных и жизнеспособных государств. Всех их подмяли под себя византийцы, турки, немцы, поляки. Мы- русские единственный славянский народ, который не просто смог отстоять независимость, но и являясь экспансирующим народом, смогли окультурить и оцивилизовать десятки неисторических (да простят мне эту фразу) народов и культур на евразийском пространстве. Исторический успех русских на фоне исторического поражения большинства славянских народов послужил толчком к формированию у них ущемленного этнического самосознания и крайне болезненной восприимчивости к оценкам их идентичности со стороны других народов, особенно со стороны, наиболее значимых в цивилизационном и культурном отношении западноевропейцев-немцев, французов, англичан, итальянцев.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-06

Ину: ВВП может говорить много чего. А воз и ныне там. Я доверяю делам, а не громким заявлениям. Пока власть системой налогообложения и национальной ориентированной экономической политикой не сведет к европейскому стандарту (в 5-7 раз) разрыв между бедными и богатыми и обеспечит условия для создания массового среднего класса, я никогда не поверю в национальный курс этой власти. Пока мы живем в государстве, где существует как минимум две различные нации: нация «неудачников-горемык» и нация «удачливых новых русских». А власть реализует классовый интерес «второй нации».

Автор: Иван
Дата: 2014-10-06

Марку самых успешных народов последние несколько веков удерживают англичане, французы и немцы. Тезис о "двух нациях" принадлежит Дизраэли в XIX в., но это верно по отношении к современной России.

Автор: Иван
Дата: 2014-10-06

Успешные (немцы, англичане и французы) в Европе разумеется. Славян еще Энгельс называл неисторическими народами. Жестко, но, правда.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-07

Вячеслав, сделайте меня австрийцем или на худой конец пруссаком, а то почитал я комментарии к данной статье и понял, что видимо, принадлежу к какой-то не исторической нации. Я думаю Адольф Аллоизович, читая все эти комментарии, подписался бы под каждым написанным словом наших уважаемых историков.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-10-07

Александр, история не завершилась XIX-XX веками. Так что у славян есть время доказать свою историчность и добиться успеха по примеру немцев, французов и англичан в прошлом. История как большой спорт, если ты сильный, то доказывай своими победами и достижениями. Тогда и только тогда тебя будут уважать. Русских в отличие от сербов, украинцев уважают и бояться.

Автор: Александр
Дата: 2014-10-26

Если Маркс и Энгельс действительно называли славян не историческими народами, европейской варварской периферией, то некоторые другие западно-европейские мыслители и философы считали иначе, так, к примеру, Ф. Ницше считал Российскую империю единственным стоящим государством в Европе, во всех остальных видя признаки упадка и вырождения, О. Шпенглер придерживался схожей точки зрения и т.д. и потом нельзя говорить, что славяне проявят себя, может быть(!), только в будущем, у них не менее великое и ничуть не менее историчное прошлое чем у других европейских народов, имеющее не менее великие свершения: к примеру остановка Османского нашествия в Европу и длительная победоносная борьба с османами, в которой они сыграли решающую роль (без чего не было бы вообще современной европейской цивилизации), открытие Гелиоцентрической системы (Н.Коперник) перевернувшей знания человека об окружающем мире и т.д. и т.п. перечеслять можно до бесконечности, как же можно говорить о какой-то вторичности славянской истории и культуры? Не один серьезный и непредвзятый историк такого бы никогда не написал.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-11-02

Александру: Маленькому народу всегда крайне трудно сохранить свою независимость и выживание среди больших народов. Кто-то выбирает стратегию диаспорального выживания и развития среди других народов и государств. Кто-то входит в состав мнонародных империй и федераций на правах автономии и порой этот путь оказывается более выигрышным для развития малого народа, чем условная «независимость». Я обязательно напишу по балканской тематике.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх