О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Иван III-«Великий» и «Грозный» как первый великорусский государь.

Завершение территориального собирания северо-восточной Руси Москвой превратило Московское государство в национальное великорусское государство…
В.О. Ключевский,
(русский историк)

За титанической мощью Петра I, историческими глыбами Екатерины II, Ленина и Сталина, знаменитым и тираническим правлением Ивана Грозного как-то вовсе теряется личность Ивана III государственного деятеля России, при жизни по праву удостоенного наименования «Великий» и «Грозный».

Иван III- как объединитель северо-восточной Руси

Из курса школьного учебника истории обычно все помнят сухое определение: что при Иване III удалось в основном объединить русские земли в единое государство и освободить страну от иноземного ордынского ига. За скобками этой дежурной формулировки выпадают колоссальная и многотрудная «работа» московского великого князя по строительству нового государства, наполненная сложными политическими комбинациями дальновидным, трезвым и осторожным расчетом в условиях множества врагов и разных препятствий. Иван III по праву входит в первую десятку выдающихся государственных деятелей России.

43-х летнее княжение Ивана Васильевича (1462-1505) стало генеральным и решающим этапом в процессе создания единого Российского государства, методично и кропотливо собираемых из земель Северо-Восточной Руси московскими князьями. Каким предстает перед далекими потомками Иван III? Он был не просто умным правителем, но и дальновидным, расчетливым и настойчивым в достижении поставленной цели - собирания русских земель. Кроме этого, его отличала предельная осторожность в решении судьбоносных задач. Он был из тех, кто семь раз отмерит, а один раз отрежет. Лезть на рожон или рубить с плеча не в его правилах. Он всегда давал плоду созреть и лишь, затем его срывал, делая это решительно и бесповоротно. Именно таким образом ему удалось превратить из сильного, но угнетенного Ордой удельного московского княжества в мощную по тем временам и независимую централизованную державу.

Особенно ярко это видно по территориальному расширению государственности при Иване III. Когда в 1462 г. на престол вступил старший сын Василия Темного (прозвище получил после ослепления его политическими противниками) Иван III Великое княжество Московское ограничивалось территорией примерно в 430 тыс. кв. км. К концу его правления в начале XVI в. оно увеличилось в пять раз и считалось крупнейшим в тогдашней Европе.

Ивану III центростремительную политику пришлось проводить в сложных условиях. Ему противостояли как русские князья с боярской Новгородской республикой, так и чужеземные правители Орды, Литвы, немецкого Ордена, Казанского ханства.

Наибольшее упорство в отстаивании своей независимости от Москвы проявляли Новгород и Тверь. Новгородская боярская группировка во главе с четой посадников Борецких (мужа и жены) готова была признать покровительство иноверного литовского государства во главе с королем Казимиром IV. Сам факт признания Новгорода своим «господином» католического польского короля и литовского князя Казимира IV в глазах не только Ивана III, но и многих русских удельных князей имел характер «измены» православию. Вот почему Ивану Васильевичу удалось организовать и затем представить в глазах великороссов поход на Новгород в 1471 г. как общерусское предприятие. Во всех сражениях новгородцы были разбиты москвичами, а сам Новгород принял наместника из Москвы и признал подданство Ивана III.

Но только в 1478 году Новгород окончательно был лишен своей самостоятельности и все его обширные территории вошли в состав московского княжества. Здесь, как и в других подобных случаях, Иван III не изменял своей политической стратегии, а именно он большие территории удельной Руси прибирал постепенно в несколько заходов. В 1485 г. наступила очередь Твери, а до этого к Москве были присоединены Ярославское и Ростовское княжества. Объединение и интеграция земель вокруг Москвы, произошла довольно быстро, в силу этнокультурной близости русских княжеств и земель. В то время как в Европе подобный централизаторский процесс осложнялся этнокультурными и языковыми различиями.

«Прощание» с Ордой

Отношения с Ордой, точнее Большой Ордой, как правопреемницы Золотой Орды, у Ивана испортились еще в 1472 г., когда после неудачного похода на Москву хана Ахмата московский великий князь перестал платить Орде «выход» - дань. При этом многие летописцы и историки приписывают смелость Ивана III в разрыве с ордынским ханом внушением Софьи (Палеолог), его жены, которая в силу принадлежности к византийской династии не могла выносить и тени зависимости от ордынских татар. Но при этом немалую роль сыграл ростовский архиепископ Вассиан, который буквально потребовал от Ивана III как настоящего «христианского государя» Руси, защить христиан от «басурманина» Ахмата. Любопытно, что раньше, та же Церковь считала ордынских царей на Руси «законными царями». Ситуация в корне изменилась. Так или иначе Иван твердо решил стать независимым правителем и готовился к сражению.

Ахмат несколько лет готовился к походу на московского «ослушника», выжидая удобный момент. И вскоре он ему представился в 1480 году. На союзника Ивана III Псковскую землю вторглись войска Ливонского Ордена, псковичи обратились за помощью к Москве. Король Казимир не мог простить Ивану потери Новгорода и вступал в сношения с тверским князем и Ордой. Наконец, в тылу у Москвы начался феодальный мятеж против Ивана, его братьев Андрея Большого и Бориса на почве удельно-территориальных споров. Братья обратились за помощью к ненавистному для Ивана королю Казимиру. Ситуация для геополитического положения Москвы была крайне тяжелой, именно в этих условиях хан Ахмат начал завоевательный поход на Москву.

Иван III против Орды и Литвы заключил стратегический союз с крымско-татарским ханом Менгли-Гераем. Этот союз выдержал проверку временем вплоть до самой кончины великого князя московского и оказался очень выгоден Москве. Менгли-Герай неоднократно опустошал враждебные Москве земли польско-литовско-русского государства, а также боролся и с ханами Большой Орды. Именно его (Менгли-Герая) разорительный набег на земли Казимира не позволил тому прийти на помощь своему союзнику хану Ахмату, чьи войска в течение длительного времени безуспешно пытались форсировать реку Угру. А между тем Ивану удалось замириться со своими братьями, пойдя на некоторые им уступки.

Противостояние двух войск - русского и ордынского на реке Угре продолжалось вплоть до 11 ноября 1480 г., после чего хан Ахмат бесславно повернул назад. В отместку Казимиру за его бездеятельность, Ахмат разграбил его владения, и, обремененный большой добычей, остановился для зимовки на устьях Донца. Затем в дело вступил еще один союзник Ивана III - сибирский хан Ивак. Его войска в союзе с ногайцами атаковали зимовавших с награбленной добычей войска Ахмата и добились полной победы.

Хан Ивак отрубил Ахмату голову и отправил ее великому князю московскому в доказательство, что враг Москвы повержен. Иван, в свою очередь, щедро одарил послов и самого хана Ивака. Окончательно добили Большую Орду крымские татары Менгли-Герая. Так руками других ордынских татар Иван Васильевич окончательно одолел страшного врага, веками угнетавшего Русь и тем самым стал абсолютно суверенным правителем на Северо-Востоке Руси. С ордынским игом было покончено, но сразу же Москва вступила в борьбу с ее преемниками татарскими ханствами.

Если с Крымским ханством удалось вплоть до начала XVI века сохранять союзнические отношения, то с Казанским ханством Иван III повел решительную борьбу и добился впечатляющих успехов. С 1487 г., после того как русские войска взяли Казань, на престоле находились ханы, фактически марионетки Ивана III. При нем все больше татарских царевичей переходят на русскую службу и щедро получают при этом в награду земли. Новые подданные великого князя московского уже воюют верой и правдой против его врагов, своих бывших соплеменников.

«Дела литовские, они же и русские»

Упорную и многолетнюю борьбу все годы своего правления Иван III вел с Литвой, вернее объединенным польско-литовско-русским государством. Борьба эта также носила характер общерусский, так как именно Литва с XIV века претендовала на объединение всех русских земель под своей эгидой. Два века, XIV-XV вв.- литовские и московские князья боролись за право владения всеми обширными домонгольскими русскими территориями и княжествами. Причем, чаша весов долгое время склонялась в сторону Вильно, а не Москвы.

В конце XIV в. литовские князья стали обладателями обширных Западных и Юго-Западных русских земель с городами Киев, Чернигов, Минск, Полоцк, Смоленск и т.д. С этого времени сами литовские князья все больше обрусевают. В едином государстве господствует русский язык и православие. Русские князья, подданные великих литовских князей, чувствуют себя более свободно в таком литовско-русском государстве и не собираются под власть Москвы. Казалось бы, именно Литве удастся объединить под своей властью бывшую Киевскую Русь.

Однако ситуацию кардинально меняет уния - династическое соединение Литвы и Польши в 1386 г. С этого периода начинается процесс окатоличивания и ополячивания сначала самих литовских князей, знати и наконец, самой Литвы. С 1413 г. на польско-литовском сейме в Городне, после создания единого государства, ранее языческая Литва стремительно поглощается более сильной польской культурой. С этого времени все русские православные подданные все больше отчуждаются от иноверной верховной власти и чувствуют себя, по меньшей мере, неуютно. Постепенно начинается отъезд православных русских подданных из Литвы в Москву, что тем самым усиливает очки Ивана III в ставке за общерусское территориальное наследство.

Великое княжество Московское выгодно отличалось от Литвы высокой степенью централизации власти в одних руках. Казимир, в отличие от Ивана, не мог свободно распоряжаться финансами своего государства и в этом вопросе зависел от сословного сейма. Можно также сказать, что огромное по материальным и людским ресурсам Польско-Литовско-Русское государство представляло собой слабо интегрированный конгломерат королевств, княжеств и территорий. Уровень интеграции, несмотря на наличие феодальных уделов в Московском великом княжестве, был намного выше. А крепкая великокняжеская власть у Ивана Васильевича давала ему возможность легко мобилизовать людские и материальные ресурсы в борьбе со своими многочисленными противниками.

Все 80-е годы XV века между двумя государствами: московско-русским и польско-литовско-русским шла необъявленная пограничная война в виде стычек, нападений на приграничные города, села и волости, которая выявила преимущество Москвы. Многие русские князья (например, князья Одоевские и Воротынские) из литовского подданства, недовольные политикой Казимира и католической церкви переходили под власть Москвы. К тому же крымские татары, исходя, из союзнических отношений с Иваном и желания пограбить, совершали масштабные опустошительные набеги на Литву, доходя до Минска, Гродно и даже Вильно. Совершали свои грабительские походы на Литовскую Русь и турки-османы султана Баязида. В этих сложных для себя условиях Казимир не решался на открытую войну с Иваном IV, предпочитая действовать через дипломатию.

В 1492 г. Казимир умер. Польша и Литва разделились между его сыновьями: Яну Альбрехту досталась Польша, Александру - Литва с русскими княжествами. Осознав, что Литва без Польши более слабый противник, Иван, заключив союз с Менгли-Гераем, решил действовать более решительно, развязав войну против Литвы. Война была в целом успешной для Москвы, несмотря на первоначальный успех литовцев, и продолжалась вплоть до конца 1493 года. Русские войска заняли целый ряд городов (Вязьму, Мезецк, Серпейск), и это вызвало новые переходы в московское подданство западнорусских князей и княжат. Польша отказалась поддержать своего союзника - Литву. Великий князь Александр первым обратился к Ивану с просьбой о перемирии. В 1494 г. мир был заключен. За московской Россией закреплялись основные приобретения, сделанные в ходе войны.

Литовский князь отказался от своих претензий на Новгород, Тверь, Псков и даже признал новый титул Ивана III - «Иоанн (вместо прежнего Иван), божьею милостью государь всея Руси». Последний титул был очень символичным и его долго отказывались признавать литовские великие князья, претендовавшие на русские земли. В самом титуле Ивана (Иоанна), как государя всея Руси, закладывался глубокий смысл - что отныне московские великие князья претендуют на все русские земли на все «рюриковы отчины». Договор устанавливал союзнические отношения между странами, которые должны были скреплены династическим браком. Иван выдавал за Александра замуж свою дочь Елену, но с условием не принуждать ее к принятию католицизма. В 1495 г. с большой свитой дочь Ивана Елена прибыла в Вильно, где состоялась ее свадьба с литовским князем.

Но союзнические отношения между тестем (Иваном III) и зятем (Александром) с самого начала были непрочными. Вновь начались переходы на службу в Москву русской аристократии вместе со своими «вотчинами». Началась длительная и нудная дипломатическая переписка между «скороспелыми родственниками» Александром и Иваном. Александр обвинял своего тестя в нарушении союзнических обязательств. Иван, в свою очередь, постоянно напоминал Александру о строительстве православной церкви для своей дочери и обвинял его в том, что тот якобы принуждает православную супругу принять католичество.

Несмотря на сложные отношения с Литвой Иван III продолжает укреплять русские границы с Ливонией и ведет в Прибалтике активную наступательную политику. Весной 1492 г. на реке Нарове была заложена крепость Ивангород, увековечивавшая в названии имя московского государя. Эта крепость располагалась прямо напротив ливонской Нарвы и должна служить сдерживающим военным форпостом на пути постоянной экспансии немецкого Ордена. Иван III начал решительную борьбу с ганзейскими торговыми привилегиями в Новгороде исходя из интересов казны и купечества. После неоднократных нарушений и открытого противоборства с их стороны Иван приказал конфисковать их товары в Новгороде, а Ганзейский двор закрыть.

В 1493 г., был образован русско-датский союз, направленный против Швеции, которая продолжала удерживать старинные новгородские земли в Карелии. Вскоре между Москвой и Швецией вспыхнула война. Псков выступил союзником Ивана III. Но добиться решительной победы над шведами, несмотря на некоторые успехи русских войск, не удалось. Москве постоянно приходилось отвлекаться то на новые военные кампании против Казани, то на новые осложнения отношений с Литвой. В результате обе стороны заключили перемирие в 1497 г. сроком на 6 лет.

К этому времени Иван, ставший Иоанном, ощущал себя не просто великим князем московским, а великодержавным правителем Великой Руси, чей международный авторитет в то время стоял высоко. В 1486 г. странствующий по Восточной Европе немецкий рыцарь и посол Священной Римской империи Поппель, вернувшись домой из поездки, удивленно рассказывал своему патрону, императору Фридриха III о том, «…что за Польско-Литовской Русью есть еще другая Русь, Московская, не зависимая ни от Польши, ни от татар, государь которой будет, пожалуй, посильнее и побогаче короля польского». Так неожиданно для себя Европа узнала о существовании нового могучего государства, возглавляемого московскими правителями. «Изумленная Европа, - писал К. Маркс,- в начале царствования Ивана даже не подозревавшая о Московии, затиснутой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах, и сам султан Баязет, перед которым она трепетала, услышал впервые от московитов надменные речи».

Иоанн III благосклонно вступал в отношения со всеми могущественными правителями Запада и Востока, но при этом готов был жестко отстаивать общерусские интересы. Ключевский верно отметил: «Прежде столкновения московских великих князей с их русскими соседями затрагивали только местные интересы и чувства москвича, тверича, рязанца, разъединившие их друг с другом. Боролась Москва с Тверью, Рязанью; теперь борются Русь с Польшей, со Швецией, с немцами. Прежние войны Москвы-усобицы русских князей; теперь это борьба народов».

Геополитические метаморфозы, произошедшие в период правления Ивана III с бывшим московским княжеством, отразились и на изменениях в титулатуре самого великого князя. Нередко его именуют «царем Московского царства». «В сношениях с Ливонией и мелкими владениями немецкими Иоанн принимает название царя всея Руси; в грамоте датского короля Иоанн назван императором. Митрополит в своих речах именует Иоанна царем и самодержцем. Бояре и служилые люди в своих донесениях к великому князю употребляли такое обращение: «Государю великому князю Ивану Васильевичу всея Руси холоп твой такой-то челом бьет» (С.М. Соловьев).

Дела семейные - государственные

Считается, что огромное влияние на увеличение великодержавного сана Ивана III оказала его жена - племянница последнего византийского императора Софья. Во многом это утверждение справедливо. Софья, приехавшая в Москву в 1472 г., вместе с огромной свитой, среди которой было много итальянских мастеровых, зодчих, художников оказала положительное влияние не только на укрепление престижа великокняжеской власти, но и способствовала первой культурной европейской прививке для своей новой родины.

В то же время следует подчеркнуть, что лишь внешнеполитические и внутриполитические успехи Москвы под руководством Ивана III сыграли решающую роль не только в укреплении международного престижа Москвы, но и смогли вывести Ивана III в качестве единственного выразителя великорусских интересов. Если до Ивана III московские великие князья проводили не столько государственную политику, сколько представляли частные цели удельного княжеского дома, то с Иоанна политика носит общегосударственный характер и строится под влиянием общенациональных идей. Отсюда вполне оправдана и такая характеристика, данная дореволюционным историком Платоновым, который называет Ивана III национальным лидером. Именно в правление Ивана III Грозного (прозвище ему было дано исключительно за заслуги перед государством и народом) происходит политическое оформление сложившейся к тому времени великорусской народности.

Ликвидация основных удельных княжеств и военные победы над Ордой и Литвой позволили Ивану III заняться укреплением политических и правовых основ уже единого Московско-Русского государства. Выработка общерусского законодательного кодекса - Судебника 1497 г. и торжественное коронование Дмитрия Ивановича как наследника престола (1498 г.) стало важнейшими правительственными мероприятиями тех лет. Отныне князья и бояре не считались уже вассалами, а подданными и слугами великого князя, государя всея Руси. Они не могли как раньше самовольно уехать служить другому князю или правителю: отныне такой отъезд считался изменой и влек за собой наказание вплоть до смертной казни.

Иван сильно сократил своеволие удельных князей - своих кровных братьев. А когда один из них не подчинился (князь Андрей) он отобрал у него удел и посадил в тюрьму. В его правление иммунитет крупных феодалов в своих вотчинах был ограничен в области суда. По ряду дел, а также некоторые разряды населения судить мог только великий князь или бояре по его поручению. Это усиливало власть в центре за счет ограничения прав не только крупных землевладельцев, но и княжеской администрации на местах - кормленщиков, наместников и волостелей (управляющих волостями).

Иван сурово расправлялся с боярскими заговорами и с любыми попытками придворных группировок по-своему решить вопрос о наследнике престола. Тогда за власть преемника Ивану III между собой боролись две политические группировки. Одна представляла внука (от первого брака Ивана III с тверской княгиней Марьей) Ивана III Дмитрия и опиралась на московское боярство недовольное женой Ивана иноземкой Софьей Палеолог. Другая группировка опиралась на старшего сына Ивана от брака с Софьей - Василия. И если вначале Иван назначил своим преемником внука Дмитрия (1498 г.) и даже наложил «опалу» на сына Василия, то через некоторое время, раздраженный интригами группировки выступающих «за Дмитрия», он отменил свое решение и окончательно выбрал себе нового преемника - сына Василия. Таким образом Иван ясно продемонстрировал всем «кто в доме хозяин» и что только он вправе решать этот вопрос.

Последние годы жизни Ивана III проходили в условиях не только острой придворной борьбы «дома», но ознаменовались новыми войнами с Литвой и Орденом. Иван прямо предъявил в одном из писем великому князю литовскому и своему зятю Александру свои права на все русские земли, находившиеся под властью Литвы. Война стала неизбежной, и она началась в 1500 г. В сражении на реке Ведрошь (под Смоленском) войско Литвы было полностью разгромлено, а его командующий князь К. Острожский был взят в плен. Это была блистательная победа русского оружия. Русские города Литвы на юге сдавались один за другим. Радогощ, Гомель, Новгород-Северский перешли на сторону Ивана. На службу к русскому государю перешли и князья Трубецкие и Мосальские.

Напуганная все возрастающим могуществом Московской Руси Ливония разрабатывала план антирусской коалиции из Дании, Ганзы, Тевтонского ордена, Священной Римской Империи, Ватикана и Польши. Реализовать эти планы не удалось, но союз против Москвы у Ливонии и у Литвы получился. В следующем году 1501 г. открылся второй фронт. Началась война с Ливонией (Орденом). На стороне Москвы выступил ее верный союзник - Псков. На юге против Литвы вновь стали действовать крымские татары Менгли-Герая. Но война с немцами носила иной характер. Начались первые поражения русских. И только в сражении под Гельмедом более многочисленная русская армия смогла нанести серьезное поражение немцам.

Но взять Смоленск у литовцев русским не удалось. Зато ливонцы смогли отыграться за свое былое поражение под Гельмедом, нанеся в свою очередь поражение русским войскам у озера Смолина. Но и они, несмотря ни на что, взять Псков так и не смогли. Обе стороны оказались истощенными кровопролитной войной, к тому же в 1503 г. Иван III стал тяжело болеть, «начат изнемогати». И все-таки накануне мирных переговоров с Литвой и Ливонией у Ивана III была более выгодная геополитическая позиция. Он завладел многими городами великого князя литовского.

Ход переговоров с Литвой показал преимущество Москвы. И хотя мир не был подписан, а было подписано перемирие на 6 лет (с весны 1503 по весну 1509 г.), но по условиям этого перемирия за Москвой оставались 70 волостей и 19 городов - Брянск, Рыльск, Путивль, Гомель, Дорогобуж, Любич и многие другие. Перемирие сроком на 6 лет было подписано и с Ливонией, но на условиях статус-кво, то есть возвращения к довоенным границам. Окончание этой войны, как и сам непродолжительный срок заключенного перемирия, ясно показывали, что новая война между противоборствующими сторонами неизбежна и что к ней всем придется готовиться. Так и произошло, но это уже случилось после смерти Ивана в правлении его сына Василия. Тогда новая победоносная война с Литвой подарила России Смоленск.

Объединитель Великороссии Иван Васильевич умер в 1505 г., на 67-м году жизни. В его составленном завещании подавляющая часть земель (более трех четвертей всех городов) отходила старшему сыну Василию. Остальная часть делилась между остальными четырьми сыновьями. Ивану Васильевичу удалось не только завершить начатые еще его предками задачи: освобождение от иноземного господства и объединения великорусских княжеств в единое государство, но и начать борьбу за возвращение всех русских земель в состав России. Последняя задача Иваном III была только начата и она не могла быть реализована даже в течении нескольких десятилетий (как известно эта задача была решена при Екатерине II к концу XVIII в.), но сам факт того что именно Иван III начал и довольно успешно ее стал решать говорит нам, что именно он, Иоанн III, может считаться одним из самых великих и мудрых правителей тысячелетней России.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-09-11     Просмотров: 16733    

Можно также почитать из рубрики: Московская Русь - Россия

Автор: Сергей
Дата: 2014-09-11

Иван 3, в отличие от Александра Невского не был великим полководцем. Зато был великим дипломатом и добился победы над Ордой скорее дипломатическими средствами.

Автор: Иван
Дата: 2014-09-12

Сергею: Полководческий талант Александра Невского тоже преувеличен. И Невская битва, и битва на Чудском озере были боями местного значения. Их раздули во время Великой Отечественной войны, когда Сталину понадобился образ полководца, побеждающий немцев. Фильм «Александр Невский» сильно поднял этого полководца в глазах соотечественников.

Автор: Юрию
Дата: 2014-09-14

Ивану: Фоменко идет дальше. Он отождествляет Невского с ханом Батыем, как одно лицо в русской истории.

Автор: Александр
Дата: 2014-09-16

Да, как-то читал Фоменко, повеселился от души. Фентэзи в чистом виде. Толкиен умер бы от зависти. Надо издать его книги комиксами и продавать в ларьках по 15 рублей в мягких обложках. Человек паук-отдыхает. Кстати, возможно, с коммерческой точки зрения, это было бы выгодное предприятие. А рядом еще Радзинского продавать отпечатанного на рулонах туалетной бумаги. Очень практично, и в нужник сходил и популярных авторов почитал. Помню, как-то, преподавал на шаромыжку в одном институте. Пришел ко мне мужик. Попросил прочесть его рукопись. Я, говорит,историческое исследование написал. Взял. Мама дорогая, чего там только нет: Атланты какие-то, Гиперборея, Велесова книга и прочая хрень. Короче весь джентльменский набор. Сказал ему честно, печатай ее как фантастику, глядишь пойдет. Ни хрена, издал ее как историческое сочинение. И чтоб вы думали? Сейчас известный российский историк, очень востребован общественностью. Вот, что господа нужно людям!

Автор: Евгений Лалетин
Дата: 2014-09-17

Историки подвергают сомнению решительность действий Ивана III при стоянии на Угре. Он не решал нападать первым и постоянно колебался, что вызывало большие нарекания со стороны приближённых. Спасало то, что и хан Ахмат тоже не решался выступить первым. У него первым сдали нервы и он отступил. А могло быть иначе.

Автор: Михаил
Дата: 2014-09-17

Я читал что вообще и татары и русские побежали друг от друга. Победа была конечно сомнительная.Но как говорят, победителя не судят.

Автор: Алексей
Дата: 2014-09-21

Православие было главной духовной скрепой нашего народа, которое позволяло нам одерживать победы над многочисленными врагами. Главным врагом Православной Руси всегда был латинский Запад. Латинское нашествие с Запада, ранее поработившее балтийских славян, виделось на Руси более опасным, чем татарское. Поэтому современникам был вполне понятен выбор князя Александра Невского-союз с Востоком и отпор духовным поработителям с Запада-шведам (1240) и немцам (1242). Зато этот выбор Александра Невского стал непонятен для многих, кто желал бы видеть страну под иноземным влиянием, а то и господством. Вот почему они так несправедливо осуждают великого нашего предка.

Автор: Неизвестный историк
Дата: 2016-11-29

У нас все Ивана Грозного славят, а Ивана III никто и не знает. А без него не было бы и России)))

Автор: алена
Дата: 2016-11-30

ФИЛЬМ ОТЛИЧНЫЙ, АКТЕРЫ СУПЕР, ОСОБЕННО ЦЫГАНОВ.

Автор: НЕ-историк
Дата: 2016-11-30

Иван мастерски использовал в своих интересах замужество дочери на литовском князе Александре. Разводил его по полной)))

Автор: НЕ-историк
Дата: 2016-12-01

Понравилось: "Хан Ивак отрубил Ахмату голову и отправил ее великому князю московскому в доказательство, что враг Москвы повержен. Иван, в свою очередь, щедро одарил послов и самого хана Ивака. Окончательно добили Большую Орду крымские татары Менгли-Герая. Так руками других ордынских татар Иван Васильевич окончательно одолел страшного врага, веками угнетавшего Русь и тем самым стал абсолютно суверенным правителем на Северо-Востоке Руси". Руками татар убивать самих татарских ханов.

Автор: Фактолог
Дата: 2016-12-01

София Палеолог сначала была православной, затем перешла со своим отцом в католицизм, а при замужестве с Иваном III вновь стала православной. Завидное непостоянство. Женщина однако.

Автор: Марина
Дата: 2016-12-01

Фактологу. Зато она нарожала Ивану много детей, в том числе и наследника престола- Василия. Именно Софья облагородила Москву, привезя много иностранных мастеров, которые кремль и другие дворцы построили.

Автор: Claudius
Дата: 2017-07-08

Папа Римский выдавал Софью за Ивана 3, чтобы того склонить в католицизм. И наконец, чтобы Москву столкнуть с турками, которые угрожали Европе. Но Иван Васильевич хотя и женился на ней, но не клюнул на приманку Папы Римского. У него была задача поднять престиж своей страны, через женитьбу с византийской царевной.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2017-11-12

Чего был лишен во всех отношениях выдающийся Иван 3, так это личного мужества. Он, по сути, дважды, и в 1472 и в 1480 гг. открыто уклонялся, а по факту убегал от ордынского войска хана Ахмата, не веря в победу над ордынцами. Здесь следует иметь в виду устойчивый психологический комплекс страха, выработавшийся к этому времени у русских князей, полководцев перед ордынцами, которых они считали непобедимыми. А тут еще ордынских ханов долго считали за законных верховных правителей для самой Руси. Так вот, Иван 3 вначале даже приказал своему старшему сыну Ивану Молодому (позже он умер в 1490 г.), который командовал войсками на реке Угре осенью 1480, уйти и бросить позиции. Поразительно, но Иван Молодой ослушался отца и заявил, что останется со своим войском и будет противостоять врагу. А дальше уже и самого Ивана 3 начали упрекать в малодушии. Например, ростовский архиепископ Вассиан прямо его призвал к мужеству для борьбы с иностранным врагом. К тому же он объяснил Ивану, что он и есть настоящий христианский государь, а Ахмат- не настоящий христианский царь. Это и возымело к действию. Но даже и тогда Иван 3 не приехал в действующую армию, командовал ей издалека (находясь в Кременце). Но и без него справились. Вернее ордынцы- сами ушли, особенно узнав о разорении Сарая русским отрядом.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх