Америка под ударом мультикультурализма и глобализации.

Великой нацией нас делает не наше богатство, а то, как мы его используем.
Теодор Рузвельт,
(американский президент)

Исторически американская национальная идентичность, по мнению С. Хантингтона, определялась в культурном отношении традициями западной цивилизации, а политически – принципами «американского идеала»: свобода, демократия, индивидуализм, равенство перед законом, конституционализм, частная собственность.

Еще одной особенностью Америки и ее отличием от Европы, по мнению французского исследователя Доминика Муази, было то, что страна была всегда «обращена в будущее, являясь скорее проектом, чем историей». Последний фактор придавал Америки и ее гражданам уверенность в моральном превосходстве над миром, и ее вселенской миссии: быть маяком свободы и бороться со всеми ее врагами.

Впрочем, такая позитивная уверенность ее граждан не мешала Америке оставаться вплоть до 60-х гг. XX в. единственной страной Запада, где (в южных штатах), по словам известного американского исследователя Пола Кругмана, «открыто практиковались сегрегация и дискриминация, а униженное положение темнокожих было законодательно закреплено и насаждалось силой». Однако расовая «отрыжка» бывшего рабовладельческого Юга, в конце концов, в США основном была преодолена, в том числе и усилиями таких борцов с расизмом, как Мартин Лютер Кинг.

Как указывает С. Хантингтон, на протяжении трех столетий стержнем американской идентичности была англо-протестантская христианская культура, с высоким уровнем провиденциализма и мессианизма. Так было до середины XX в. Еще в 1948 г. президент Г. Трумэн в письме Римскому Папе имел основание заявить: «Мы – христианская нация». Но это было в последний раз, когда американский президент так определял свою страну.

Во второй половине XX в. американские президенты, хотя и принимали торжественную присягу на Библии, но уже старались публично не заявлять о верности христианской культуре, придерживаясь ее по умолчанию. Этому способствовали глубокие внутрикультурные процессы.

В конце XX в. господствующей англо-протестантской культуре был брошен вызов: новая волна иммигрантов из Азии и Латинской Америки, растущая популярность доктрины мультикультурализма, распространение испанского языка в качестве второго языка в южных штатах, утверждение групповых идентичностей, основанных на понятиях расы этноса и пола, растущее влияние этнокультурных диаспор (Е.М. Травина).

Все это вместе взятое стало работать на подрыв исторически сложившейся национально-государственной традиции и связанной с ней идентичности, берущей свое начало с англоязычных и протестантских «отцов-основателей» Америки.

Тем не менее, несмотря на столь большие изменения этнодемографического баланса в США (причем не в пользу белых англосаксов), идентификационное ядро англо-протестантской культуры в целом сохранилось и в основном поддерживается тем, что правящая элита пока разделяет в большинстве своем ее ценности, правда, при этом выхолащивая ее консервативное религиозное содержание.

Как показывает американец У. Зелински, базовыми ценностями (и одновременно движущими силами) американского общества являются индивидуализм; мобильность и склонность к изменениям («Америка – это процесс», что обуславливает относительно слабое «чувство пространства», так называемую аспатиальность, в обществе); механическое видение мира (читай: мир в целом просто устроен и поддается контролю человека, это восприятие мира как машины, которая может быть усовершенствована); мессианский «перфекционизм» (читай: американцы – не просто «какая-то» нация, но нация с особой миссией, миссией усовершенствования всего человечества. Другими словами, у американцев по прежнему сильна морально-этическая компонента, напрямую выходящая из протестантизма.

Протестантские конфессии удивительно адаптированы к Современности, культуре Модерна и даже Постмодерна. Следует также отметить, что процессы глобализации отнюдь не противоречат ядру американской протестантской идентичности, но даже наоборот, идея глобализации в наибольшей степени созвучна современному протестантизму.

Отечественный философ Роман Лункин отмечает, что протестанты ощущают себя как участниками процесса глобализации, так и ее движущими силами. Он пишет, «Религиозный мир выдвинул своих протогонистов глобализации – протестантские церкви. Протестанты проникли во все уголки земного шара… Именно процесс разрушения старых и создания новых связей в мировом сообществе позволил миссионерам в буквальном смысле участвовать в модернизации и эволюции традиционных обществ». Мировоззрение протестантов, продолжает исследователь, глобально по сути, они ощущают себя членами одного христианского мирового сообщества, которое постепенно покрывает собой страны и народы.

Протестанты выгодно отличаются при этом не только от православных, но и от католиков, которые далеко не все «плоды» глобализации одобряют. В этом отношении Протестантская церковь как наименее консервативная конфессия христианства, в наибольшей степени адаптирована к миссионерской деятельности в условиях крушения традиционалистского мировоззрения.

Сразу оговоримся, речь идет не о традиционалистском (который также силен в Америке), а либеральном или глобальном протестантизме. Именно либеральный протестантизм следует считать составной и органичной частью глобализации и процессов секуляризации, которые закономерно следуют за появлением новой глобальной культуры (Р. Лункин). Неслучайно, что либеральные протестанты основную ставку в своей миссионерской деятельности делают на молодежь, успешно привлекая ее в свои ряды как естественных носителей демократизма.

Что же получается? Поскольку Америка преимущественно протестантская страна, а ее политические идеалы распространения свободы и демократии по всему миру одновременно совпадают и с протестантскими религиозными, миссионерскими идеями и ценностями, то можно сделать вывод, что глобализация в наибольшей степени отвечает ее культурным базовым ценностям (пока!), национальной идентичности и национальным интересам.

Но и алармистские выводы С. Хантингтона и особенно П. Бьюкенена (о закате белой расы и европейской цивилизации) в то же время не плод разгоряченной фантазии. После 11 сентября 2001 г., а затем и под впечатлением грандиозного мирового кризиса и на фоне впечатляющего подъема Китая Америку и американцев все больше охватывают тревога и пессимизм, столь несвойственные такой оптимистичной нации.

Эти настроения в большей степени отражают проекцию негативного будущего для базовой этноконфессиональной англо-протестантской идентичности США, теснимой внутри страны цветным населением, а во внешнем мире Китаем и другими азиатскими конкурентами. Именно этой тревогой был вызван всплеск активности белых христианских фундаменталистов, горячо поддержавших агрессивно-авторитарные внутриполитические и внешнеполитические действия так называемых неоконсерваторов в республиканской администрации президента Джорджа Буша младшего в начале нового XXI века.

Однако подобный протестантский фундаментализм, покоящийся на чувстве расового превосходства белых англосаксов над цветными американцами, не менее опасен стране, чем засилье иммигрантов «латиносов», мусульман и афроамериканцев, поскольку он самым непосредственным образом раскалывает многокультурную страну и ведет ее к распаду на несколько государственных образований по расовому и культурному признакам.

Например, часто в политической среде рассматривается такой расово-культурный вариант распада США на три части: «белую» Америку, возможно присоединившуюся к Канаде, негритянскую Америку и латиноамериканскую Америку южных штатов.

Но такой кошмарный вариант событий стремится, во что бы то ни стало не допустить наиболее дальновидная и умеренная в своих идеологических предпочтениях верхушка американского правящего класса, в основном базирующаяся на политической платформе Демократической партии.

Вот поэтому американские лидеры, пытаясь снять общую тревогу в отсутствие лояльности к Америке новых своих сограждан, в самых политкорректных формах пытаются скрепить все более разнородную американскую общность.

Примером этого является обращение президента Билла Клинтона в 2000 г. к своей нации: «Независимо от того, прибыли ли наши предки сюда среди первых поселенцев на корабле «Мейфлауэр» или на кораблях, везших в своих трюмах черных рабов, были ли они в числе иммигрантов, сходивших на берег Эллис Айленда или Лос-Анджелеса, приехали ли они совсем недавно или обитают на этой земле уже тысячи лет – величайший вызов на пороге следующего столетия это найти путь к тому, чтобы стать Единой Америкой».

Избрание американским президентом в 2008 г. чернокожего Барака Обамы еще больше придало уверенности части американской элиты, что Америка справится с вызовом этнической «множественности» мультикультурализма и при этом сохранит свое единство и приверженность исконным американским ценностям.

Поэтому всерьез говорить о скором крахе американского национального проекта (как это делают «наши» доморощенные антиамериканисты) не приходится. Американской правящей элите всегда было присуще стратегическое видение ситуации как внутри страны, так и за рубежом и умение справляться с самими сложными национальными задачами. В конце концов, США по-прежнему лидируют в самых ключевых областях военной сферы, экономике, науке и по-прежнему являются центром капиталистической мир-системы.

Но ясно и другое: самые ближайшие десятилетия для США, скорее всего, явятся нелегким испытанием на их внутреннюю прочность, поскольку американская идентичность неизбежно будет подвергаться трансформациям под воздействием неизбежных этнодемографических процессов. Время покажет, насколько бьющие тревогу американские мыслители (Бьюкенен и Хантингтон) были правы (или не правы) в своих катастрофических прогнозах.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-08-31     Просмотров: 1052    

Можно также почитать из рубрики: Многообразие идентичностей

О названии «Украина» и «украинцы».

Автор: Вячеслав Бакланов.

Автор: Юрий
Дата: 2014-08-31

Молодцы американцы. Поражают жизненным оптимизмом, наивностью и трудолюбием. Никогда не буду жаловаться, как это делаем мы. Своих граждан везде защищают и верят в себя, в то, что они лучшие. Эти качества и нам нужно перенимать. Но это свойственно для белых американцев. А вот негры (афро-американцы) работать не любят и часто воруют и совершают разные преступления. Потому и создают проблемы для всей Америки. Как это недавно произошло в одном из городов.

Автор: Виктор
Дата: 2014-09-01

Расовое противостояние в США уже никого не удивишь. В Фергюсоне и в других городах столкновения показали, что черные по прежнему считают себя людьми второго сорта и ненавидят белых за прошлое рабство. Черный Обама такой же белый и очень удобен белым чтобы показывать что в Америке нет расизма.

Автор: Юрий
Дата: 2014-09-01

Виктору: Проблема черных в Америке в них самих.Многие из них не хотят работать и живут на пособия. Чернокожая преступность-проблема номер 1. Вот почему на них смотрят как на граждан второго сорта.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-09-01

Если в ближайшие десятилетия этнодемографическая ситуация в США будет идти по пути наращивания доли цветного населения, то Америку ждет раскол. Как минимум на 3 части: белую (англо-саксонскую), негритянскую и латиноамериканскую. Американское руководство, понимая эту проблему, пытается ее решить по империалистически. Захватом мировых рынков, аккумулирования у себя дома мировых капиталов и талантливых людей. Но чтобы капиталы и такие люди приехали в США, нужно в других регионах и странах развязать войны. За их империализм все их ругают и справедливо. Но обычно не замечают другого, а именно их искреннего желания осчастливить весь мир. Они убежденные прагматики и идеалисты. Если их империализм, есть прагматизм, то миссионерская политика насаждения «свободы в мире- есть чистый воды идеализм. Причем, этот идеализм более опасный, чем первый-империализм. Американцы не замечают что в мировой борьбе за свободу для всего человечества, как они ее понимают, они всех превращают в несвободные нации. Вера в исключительность американской нации в мире также опасна для мира, как и вера в расовое превосходство немцев в годы Второй мировой войны.

Автор: Александр
Дата: 2014-09-09

То, что межрасовое напряжение в США имеет место, видно не вооруженными взглядом, причем это проявляется во всех сферах жизни общества. Понятны исторические корни противоречий черных и белых, но и иммиграционная политика последних десятилетий была весьма странной, если не сказать больше.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх