О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Российский неофеодализм и дворянское рабовладение в XVIII веке.

Долго иностранцы, а за ними и русские изумлялись и глумились над этим явлением: как это случилось, что в то самое время, как в Западной Европе крепостное право исчезало, в России оно вводилось
С.М. Соловьев,
(русский историк)

Весь XVIII век Россия двигалась по пути расширения и развития неофеодального уклада, который был вмонтирован в традиционную вотчинно-государственную структуру. Особенно ярко это проявилось во времена дворцовых переворотов 1725-1762 гг., когда недостаточно легитимные монархи и довольно слабые правители (Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна, Иван Антонович VI, только Елизавета составляла из этого перечня некоторое исключение) свою социальную опору и поддержку искали во дворянстве, постоянно удовлетворяя его все расширяющиеся сословные амбиции.

Для дворян после довольно тяжелой служилой (причем бессрочной, а в военных частях служба дворян начиналась с простого солдата) жизни при Петре, наступало время как облегчения от ранее несвободной и полубесправной жизни в государстве, так и время когда усиленно формировалось их самосознание, автономное от всевидящего и всеслышыщего ока государства. При Петре I дворяне считались вечно мобилизованными первыми подданными на службе Государю и Отечеству, после Петра они стали осознавать себя все больше частными персонами, служащими государству на основе и своего интереса.

Например, Анна Иоанновна (1730-1740 гг.) получив самодержавие из рук простого дворянства, скоро его отблагодарила: она упразднила закон Петра I о единонаследии и дала свободу дворянам завещать как вотчины, так и поместья, причем законом уничтожила всякое различие между поместьями и вотчинами (указ 17 марта 1731 г.). Фактически это означало, что дворянство получило в наследственную собственность массу земель, которые закон считал до тех пор государственными. С Анны вошла «в моду» практика раздача государственных земель дворянам, прекращенную Петром, причем земля уже давалась в полную собственность.

Анна серьезно облегчила дворянам несение государственной службы, установленной Петром. В июле 1731 г. императрица учредила так называемый «Сухопутный шляхетский корпус», военную школу для дворян в Петербурге. Одним из прав, какими пользовались воспитанники шляхетского корпуса, было право производства в офицеры, «не быв в солдатах, матросах и других нижних чинах». К тому же она манифестом 31 декабря 1736 г. отменила так угнетавший дворян петровский указ о бессрочной службе и установила новый срок службы для дворян - 25 лет.

Но для дворян и этого было мало. Многие дворяне вообще мечтали не служить и вести свободный помещичий образ жизни и вести свое поместное хозяйство. Так постепенно как указывает один дореволюционный историк (Романович-Славатинский), «в дворянине-воине и царском слуге постепенно вырастал дворянин-помещик и обыватель уезда».

О последующих правительственных шагах по облегчению жизни «благородному сословию» сошлемся на Ключевского. Так, на протяжении 30 лет (1730–1760 гг.) российское дворянство приобрело следующие льготы в отношении своих земельных владений и власти над крестьянами, а именно: 1) укрепление недвижимых имуществ на вотчинном праве со свободным ими распоряжением, 2) сословную монополию крепостного права (то есть одно дворянство могло иметь крестьян и недвижимость), 3) расширение судебно-полицейской власти помещика над крепостными, 4) право безземельной продажи крепостных, не исключая крестьян, 5) упрощенный порядок сыска беглых, 6) дешевый и крайне льготный государственный кредит под залог недвижимых имуществ.

В правление Елизаветы Петровны (1741-1761) был сделан правительством серьезный шаг к потери помещичьими крестьянами гражданских личных прав. А именно при восшествии на престол самой императрицы в ее царском манифесте (25 ноября 1741 г.) крестьяне впервые были исключены из присяги на верноподданство. По сути, этот шаг Елизаветы, сделанный в угоду дворянам, как бы уже не считал крестьян подданными империи, а значит, отдавал их в полную власть дворянам.

В то же время на само дворянство постепенно перекладывается роль ответственного опекуна крестьянских имений. Помещик обязан был снабжать своих крестьян зерном на посев, кормить в голодные годы и следить за их поведением в общественных местах. Для этой цели дворян-помещиков наделяли широкими административно-полицейскими полномочиями в сфере вотчинного управления. Так что постепенно формировался образ хозяина-помещика ответственного перед государством за своих неполноправных «чад» -крестьян.

Под занавес эпохи дворцовых переворотов дворяне в 1762 г. из рук незадачливого («взрослого ребенка» по С.М. Соловьеву) императора Петра III получили долгожданное освобождение от обязательной государственной службы, приобретя при этом невиданные ранее права, например, право свободно выезжать за границу и даже поступать на службу к другим европейским монархам, а по возвращении домой они могли быть приняты вновь на службу с выслуженным за границей чином.

При разносторонне образованной и деятельной Екатерине II (1762-1796 гг.) могущественное государство в то же время фактически оказалось заложником узкосословных интересов дворянства по отношению к такому щепетильному вопросу как крепостное право. И это при всем том, что новая императрица всегда мечтала об освобождении крестьян, но своим восшествием на престол была в то же время всем им обязана. Екатерина II хорошо поняла во время обсуждения наказов избирателей в ходе работы Уложенной комиссии (1767-1768 гг.), что посягательство на это корпоративное право дворян будет чревато потерей ею трона.

Характерно, что в своих мемуарах Екатерина II однозначно высказывалась с осуждением крепостничества, жалуясь при этом на непонимание ее со стороны дворянства: «Едва посмеешь сказать, что они такие же люди, как мы, и даже когда сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать каменьями; чего я только не выстрадала от безрассудного и жестокого общества, когда в комиссии для составления нового Уложения стали обсуждать некоторые вопросы, относящиеся к этому предмету…». В другом документе, написанной рукой императрицы, читаем: «Великий двигатель земледелия – свобода и собственность».

Собственно сам ход работы депутатов Уложенной комиссии окончательно «отрезвил» любившую «играть» в либерализм Екатерину II. Например, даже депутаты и представители от купечества, казаков и даже от государственных крестьян добивались расширения крепостного права и мечтали чтобы «им иметь своих крепостных, как имеют их помещики».

Осознав, что отменить крепостное право ей не удастся, императрица целиком сосредоточилась на просветительской идеологии, чтобы, с одной стороны, с помощью ее просвещать духовно неразвитое население страны и устанавливать более гуманные отношения между помещиками и крестьянами, а с другой – искоренять вредное с экономической точки зрения и противоречащее основным принципам Просвещения крепостное рабство. (А. Каменский)

А крепостное право при «либеральной государыне» между тем достигло своего апогея и в первую очередь в законодательстве. Помещики получили право ссылать, причем без суда своих крестьян как на поселение в Сибирь, так и на каторгу, за «дерзости». Помещик в любое время мог отдать крестьянина в солдаты, не дожидаясь наступления рекрутского набора. Царским указом 1767 г. крестьянам, запрещено подавать какие бы то ни было жалобы на помещиков.

Раздача крепостным приближенным ко двору и за заслуги на «поле брани» при Екатерине побило все до нее «рекорды». Общая оценка раздачи дворянам за время ее правления составляло более 800 тыс. государственных и дворцовых крестьян. Наконец при Екатерине торговля крепостными душами с землей и без земли стала и вовсе процветать. Хотя цены на крепостных крестьян далеко не всегда были рыночными («вольными»), существовали так называемые указные, или казенные.

Тот факт что крестьян продавали на рынке наряду со скотом являлся наиболее позорным явлением российской действительности того времени. Официально помещики не имели права истязать и лишать жизни своих крестьян. Но истязания, пытки и даже смерти своих крепостных были самым обычным явлением и обычно сходили с рук их хозяевам - дворянам. Лишь из ряда вон выходящие случаи массовых зверств, как это случилось с печально знаменитой помещицей, садисткой Д. Салтыковой (по версии следствия убила 139 своих крепостных!). И это никого не удивляло, за исключением европейцев. На крестьян в екатерининское время уже смотрели не как на граждан (подданных) своей страны, а как на «живую» помещичью собственность. Казалось бы, помещичьи крестьяне совсем превратились в рабов, аналогично плантационным рабам в Америке.

Все-таки этого (слава богу!) не произошло. Но при этом сохранялась некая двойственность положения крепостных крестьян. По мнению дореволюционного историка С.Ф. Платонова, «в глазах закона, крестьянин одновременно был и частным рабом, и гражданином». Крестьяне по-прежнему продолжали считаться податным сословием, они имели право выступать свидетелями на судах, могли вступать в гражданские обязательства и даже записываться в купцы с согласия своих помещиков.

Но это двойственность крестьянина между подданным страны и частным рабом, была все-таки с явным креном в сторону раба своего помещика. Как пишет В.О. Ключевский «При Екатерине крепостное право получило третью форму: оно превратилось в полную зависимость крепостных, ставших частной собственностью землевладельцев, не обусловливаемой и обязательной службой последних, которая была снята с дворянства. Вот почему Екатерину можно назвать виновницей крепостного права не в том смысле, что она создала его, а в том, что это право при ней из колеблющегося факта, оправдываемого временными нуждами государства, превратилось в признанное законом право, ничем не оправдываемое».

Зато дворяне получили практически все, о чем только мечтали. При Екатерине II каждый российский дворянин стал членом привилегированной губернской дворянской корпорации, державшей в своих руках местное самоуправление. Дворянство получало свое сословно-корпоративное устройство - уездные и губернские дворянские собрания, которые избирали соответственно уездных и губернских предводителей дворянства. В каждой губернии дворянское общество имело право юридического лица, его органами были дворянские собрания, депутатские собрания, опека.

Собственно тогда же формировалась культура русской дворянской усадьбы, с домашними театрами, музицированием и балами, частными журналами и библиотеками. Именно тогда и сформировался замкнутая блестящая корпоративная дворянская культура, с ее особым уникальным миром, в котором причудливо совмещались между собой, европейская образованность и гуманизм, культ православной семьи и «азиатское барство» дворян-крепостников. Впрочем, именно крепостное право и наличие живой собственности у русских дворян и являлось необходимой материальной базой для развития этой блестящей культуры, так и служило практически неисчерпаемым источником материальных и людских ресурсов для воплощения в жизнь самых изысканных фантазий дворян.

Грамота Екатерины II от 21 апреля 1785 г. установила, что дворянин не может лишиться своего звания жизни и имения без дворянского суда. Только дворяне удостаивались права считаться «благородным сословием». Дворянин исключительно по своей воле (а не государственному закону) передает своё звание детям и жене, свободен от всех в государстве податей и телесных наказаний. Дворянин свободен от обязательной государственной службы, и заниматься всем, чего пожелает, например коммерцией и свободно выезжать за границу. Неудивительно, что царствование Екатерины II принято обычно называть «золотым веком» российского дворянства.

На дворян-владельцев миллионов крестьянских душ и опиралось самодержавное государство, пытаясь неслыханными привилегиями в развитии крепостного права усилить среди этого сословия свои позиции стране, преимущественно крестьянской. Нерешенный крестьянский вопрос как показало крупнейшее казацко-крестьянское восстание под руководством Пугачева в 1773-1775 гг., грозной тенью с тех пор нависал над самодержавием. Но отменить крепостное право и тем самым ущемить интересы единственного господствующего сословия- дворян царизм также не мог, поскольку он целиком опирался на дворян, хотя и имея весомую свободу действий по отношению к нему.

Зато помещичье зерно и другие сельскохозяйственные товары русского экспорта, произведенные подневольным трудом миллионов крепостных, устремлялись в Европу, на рынок. Растущий спрос на Западе на дешевое российское зерно в конце XVIII века становился весьма выгодной статьей доходов, как русских дворян, так и для самого петербургского двора (ведь в распоряжении государства были государственные крестьяне). Именно поэтому Петербург, заполучив после разделов Речи Посполитой богатые черноземом малороссийские (украинские) земли, стал раздавать их дворянам, и на них также распространилось крепостное право.

Российское неофеодальное крепостничество, таким образом, поддерживалось силой имперского государства, и было вдобавок тесно связано с мировым практически уже капиталистическим рынком. И это не было обычным феодализмом эпохи средневековья с господствующим типом натурального хозяйства. Этот модернизированный для нужд западного капитализма русский феодализм, основанный на беспрецедентной для Нового времени рабовладельческой эксплуатации крестьян через рыночные отношения связан с западным капитализмом и служил ему.

Тем не менее, все могущество российского самодержавия становилось весьма шатким в вопросе крепостного права, поскольку этот вопрос затрагивал интересы как крестьян, а они все время бунтовали, так и самой могущественной в стране корпорации, составляющей социальную опору власти – дворянства. Самодержавию приходилось выбирать и иногда лавировать, но в екатерининское время выбор сделан окончательно в пользу дворянства. Решено было больной вопрос о крепостном праве оставить до лучших времен, «на потомство».

Российская империя, как справедливо было сказано многими историками, действительно, в этот период превратилась в дворянскую империю. В результате во второй половине XVIII века в России вотчинно-государственная система приняла неофеодальный характер при сохранении сильной централизованной самодержавной власти, имеющей по отношению ко всем сословиям, в том числе и к дворянству, достаточно широкую свободу действий и роль единственного, верховного арбитра.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-08-27     Просмотров: 5543    

Можно также почитать из рубрики: Петербургская Россия

Автор: Игорь
Дата: 2014-08-27

Собственно говоря, именно Екатерина II отдала в настоящее рабство крестьян помещикам. До нее, ни один российский правитель до такого не додумался.

Автор: Алексей
Дата: 2014-08-28

Даже не хочу спорить, но ставить на одну доску негра-раба и русского крестьянина это настоящая русофобия. Этими байками так называемые "историки" уже 200 лет кормят народ. Положение русского крестьянина в то время было не хуже чем в Европе.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-08-28

Алексею: В своей статье я нигде об этом не пишу (о сравнении крепостного с чернокожим невольником), если внимательно посмотреть. Я утверждаю лишь о приближении крепостного к рабскому состоянию. Разницей между ними была в следующем. У раба не было семьи, земельного участка и инвентаря, а у крепостного все это было. К тому же и помещики и крепостные принадлежали к одной культуре, чего не скажешь о чернокожих бедолагах. Наконец, крепостные в отличие от рабов были подданными государства. И несли в отношении государства различные подати (подушная) и повинности, например рекрутскую. И все-таки положение русского крепостного по своему правовому положению никак не назовешь удовлетворительным. Это факт очевиден.

Автор: Ин
Дата: 2014-09-06

По сути дела крепостной это аналог римского "раба с хижиной"

Автор: Алексей
Дата: 2014-09-07

Ину: Ага, вы еще скажите, что русских крестьян как гладиаторов заставляли на потеху рабовладельцев сражаться в помещичьих амфитеатрах. Что вы все лжесвидетельствуете против нашей истории. Помещик являлся для крестьян батюшкой. Он отвечал за них и воспитывал в них нравственный Дух.

Автор: Александр
Дата: 2014-09-09

Екатерининский вариант крепостного права был просто омерзителен, чтобы там не думала себе о либеральных ценностях императрица, практика была совершенно иной. Более бесчеловечной системы сложно себе представить. В конечном итоге российское дворянство жестоко расплатилось за свои злодеяния. История никогда не прощает таких вещей никому и расплата рано или поздно приходит. Потом остается сожалеть об утраченном и с тоской вспоминать могилы предков и отвергнувшую их Родину. А на счет нравственного духа, это сильно сказанно, у рабовладельцев южных штатов он тоже, видимо, был, тем более, что большинство из них было протестантами и миссионерами. До сих пор белые американцы за это расплачиваются и продлится это еще долго. Об этом, кстати, Вячеслав пишет в следующей статье.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-09-10

Полностью согласен с Александром. Добавлю, лучшее средство для воспитания нравственного Духа, это самостоятельность в своих делах и поступках. То что добрые помещики взяли на себя заботу о нравственности своих крестьян и усугубило нашу общую гражданскую незрелость. До сих пор наше общество ведет себя как дети малые-непослушные и безответсвенные. Излишняя опекаемость ведет к слабости гражданского общества.

Автор: Лоб
Дата: 2014-10-19

Сказки о традиционном русском рабстве не имеют под собой никаких оснований, кроме политпиара лгущего.Так,напр., когда в Европе было креп.право,то во всех странах оно было 100%-ным, а в крепост.России оно только на 45% крестьян распространялось.Барщина в Польше -5-6 дней в неделю,в креп.России-3-4 дня.В Польше крестьянина пан мог убит безнаказано.В России можно было продать,но за убийство крестьянина-уголов.преследование,вплоть до пожизн.наказания,к-рое,напр.,и получила Салтычиха за убийства крепостых.В России традиции вольницы были очень сильны в Сибири,Поморье, Дону,Приморье,на Урале...Где НИКОГДА не было крепостного права.Т.е.везде,кроме центра.А что такое западная демократия и либерализм с их ответственностью отлично видно на примере,напр.,несчастных сербов,хлебнувших этих "ценностей" в изобилии.

Автор: Петров-Водкин
Дата: 2016-02-03

Герр Бакланов и всем читателям сайта, вероятно будет интересно. Вот что писал профессор Московского университета И. Беляев-"Землевладельцы в течение этого времени мало-помалу приобрели сперва право переводить крестьян с одной своей земли на другую свою же землю, потом получили право переселять крестьян своей земли на земли других землевладельцев по договорам с ними, далее — право обращать крестьян в дворовые и, наконец, важнейшее право продавать крестьян без земли. Тем не менее закон еще резко отличал крестьян от холопов, и крестьяне, живя на владельческой земле, пользовались по закону правами личности и собственности».«Болезнь крепостного состояния,— писал профессор Беляев,— медленно развивавшаяся с прикреплением крестьян к земле, наконец с первой ревизией быстро пошла вперед. Первою ревизией Петр Великий за один раз поравнял крестьян, членов русского общества, с полными холопами, составлявшими частную собственность своих господ"."Петр повелел занести в ревизию в одни списки и холопов, и крестьян и обложил их одинаковою подушною податью и рекрутскою повинностью и, таким образом, составил один нераздельный класс податных членов русского общества". Процесс закрепощения крестьян продолжился при Елизавете Петровне. "В«Полное развитие крепостного права и совершенное обращение крестьян и вообще крепостных людей в безграничную, безгласную частную собственность последовало при Петре III-м и Екатерине II-й вследствие манифеста от 18-го февраля 1762 года и жалованной дворянству грамоты от 21-го апреля 1785 года, по которым дворяне освобождены от непременной службы государству и с тем вместе получили подтверждение права приобретать недвижимые населенные имения и крепостных людей на праве полной собственности. К тому же некоторыми указами Екатерининского времени крепостные люди поставлены были в такую полную и безграничную зависимость от помещиков, что даже потеряли право приносить жалобы на владельческие притеснения: закон как бы вовсе отступился от крепостных людей и предоставил их совершенному и безграничному произволу владельцев». царствование Елизаветы Петровны крепостное состояние было еще не в полном развитии, ибо владение крепостными людьми и землею тогда еще условливалось службою владельцев государству и владелец-дворянин, уклоняющийся от службы, терял право на владение: его имение отбиралось в казну».«Полное развитие крепостного права и совершенное обращение крестьян и вообще крепостных людей в безграничную, безгласную частную собственность последовало при Петре III-м и Екатерине II-й вследствие манифеста от 18-го февраля 1762 года и жалованной дворянству грамоты от 21-го апреля 1785 года, по которым дворяне освобождены от непременной службы государству и с тем вместе получили подтверждение права приобретать недвижимые населенные имения и крепостных людей на праве полной собственности. К тому же некоторыми указами Екатерининского времени крепостные люди поставлены были в такую полную и безграничную зависимость от помещиков, что даже потеряли право приносить жалобы на владельческие притеснения: закон как бы вовсе отступился от крепостных людей и предоставил их совершенному и безграничному произволу владельцев».

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх