О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

О союзе трона и алтаря в московском царстве в XVI-XVII вв.

Церковь должна находиться в государстве, а не государство в церкви.
Наполеон Бонапарт,
(французский император)

Русская Православная церковь с самого начала служила мощным фактором объединения русских земель вокруг московских великих князей, а затем и царей династии Рюриковичей. Таким образом, церковь всячески укрепляла московскую государственность и служила проводником укрепления могущества этого государства как на внешней арене, так еще больше во внутренней жизни русского государства и общества. В ответ все великие князья и цари в свою очередь поддерживали церковь, укрепляли ее политический и нравственный авторитет, а также расширяли ее экономическую основу-земельную собственность. Русская Православная церковь, по примеру своей византийской «матери» сохраняя свою самостоятельность, служила важной идеологической основой государства, которое первенствовало над ней. Практически все церковные главы (митрополиты, а с 1589 г. и патриархи) назначались московскими государями и таким образом были подчинены светской государственной власти.

Но при этом церковь в силу религиозного колоссального влияния на умы и души людей имела над ними огромную власть. В условиях существования в допетровской Руси самодержавного идеократического государства это предполагало, что православие, будучи своеобразной религиозно-государственной идеологией, воздействуя на народ, наполняло общество и культуру России религиозно-нравственной идеей служения божественным целям, выходящим за рамки человеческого существования. Сам обряд помазания на царство делал царя самодержцем – верховным правителем, ограниченным в своих поступках ответственностью перед Богом более строго, чем человеческим законом (во всяком случае, так считалось в то время). Причем толкователем такой ответственности царя перед Богом была церковь. Все важнейшие политические, социально-экономические свершения в стране освящались церковью, имевшей к тому же и очень большие земельные владения, зачастую освобожденные от уплаты налогов в казну - иммунитет.

На рубеже XV-XVI вв. в московском государстве сложился в качестве политической надстройки самодержавно-идеократический режим, в котором политическо-религиозный союз государства и церкви составлял симбиотическую сущностную его основу. В этом взаимовыгодном симбиозе церковь явно уступала царской государственной власти. Это было особенно заметно при сравнении в взаимоотношении с государственной властью, православной и католической церквей.

Как известно, в римско-католической церкви господствующей доктриной, определявшей ее взаимоотношения с королевской властью, была доктрина «двух мечей», что делала церковь не только независимой от государственной власти, но и господствующей над ней (папоцезаризм). Впоследствии католическая церковь потеряла свое господство над монархической властью, но сохранила свою автономию, независимость от нее. А значит, церковь здесь всегда могла выступить сдерживающей силой против деспотических поползновений этой власти.

Совсем другие, как мы видим, были взаимоотношения православной церкви и власти на Руси. По примеру Византии, которая была полностью цезарепапистским государством, где не патриарх, а император считался наместником Христа на Земле и фактически главой церкви и ее духовным наставником в России XV – XVI вв. стали укрепляться именно цезарепапистские тенденции. Хотя в силу недостаточной централизации и абсолютизма Россия еще явно не дотягивала до византийского стандарта, но находилась на этом пути. Поэтому православная церковь в силу сначала византийской традиции, а затем сложившейся на рубеже XV – XVI вв. политики «симфонии двух властей» (своеобразной гармонической синергии светской и церковной властей) в принципе не могла выступать серьезным оппонентом власти. Даже наоборот, именно церковь эту власть всячески укрепляла и освящала.

Только однажды церковь в лице властного и харизматичного патриарха Никона в середине XVII века попыталась оспорить главенствующую роль государства по отношению к церкви. Никон указывал что духовная (религиозная) власть должна первенствовать над государственной: «священство царства преболе есть»- говорил патриарх. Но против крутого на расправы над своими оппонентами (в первую очередь из числа староверов) Никона выступило большинство священников, поддержавших сторону царской власти. В результате Никон был лишен патриаршего сана на общем Соборе вселенских патриархов в 1666 г. и пострижен в монахи.

В то же время именно православная церковь в условиях идеократического московского государства вполне осознанно и отчетливо противопоставила себя римскому католичеству и шире – Европе. Именно православная церковь веками культивировала из «чуждого Запада» врага Святой Руси. Восприятие Европы – Запада как некоей «заразы», которая способна развратить послушное царю и православной церкви население, стало своего рода жизненной нормой. Возможно, отсюда и пошла привычка на Руси поносить «проклятых» католиков, немцев и т.п.

К слову сказать, оппонирующая сторона (Римская католическая церковь) также немало способствовала культивированию образа нежелательного соседа-варвара в лице православной церкви и самодержавной России. Именно в московский период обе ветви христианства превратились в заклятых и непримиримых врагов.

Через православную церковь и постулируемую ею систему идеологических и мировоззренческих ценностей сначала Московская Россия, а затем и частично императорская Россия (особенно в правление Николая I) стали воспринимать христианский, но модернизированный Запад как духовно и культурно чуждый мир, которому следует противостоять до последнего. Но это противопоставление Западу в свою очередь и выработало специфическое русское мировоззрение, сам русский мир и Россию, непохожую ни на Запад, ни на Восток, хотя политически и в социальном плане в этот период близкую все же к последнему.

Вот только называть, скажем, семнадцатое столетие с его почвенным изоляционизмом и культурной ксенофобией по отношению к Западу, и, следовательно, с цивилизационной отсталостью вслед за славянофилами высшим достижением русской цивилизации как-то язык не поворачивается. Глупо восхвалять экономико-технологическую и культурную отсталость, ссылаясь при этом на необходимость цивилизационно-культурной «чистоты» и самобытности. А как раз это и постулировала официальная православная церковь того времени, пребывая в плену красивых мифов об изначальном духовном превосходстве России над «безбожным» Западом.

Как показали последующие взаимоотношения церкви и власти, от сложившегося симбиоза трона и алтаря проигравшей силой оказалась именно православная церковь. Церковь уже вначале XVIII в. была «придавлена» «регулярным государством» Петра, превращена в послушное государству «ведомство» (синодальный период).

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-08-16     Просмотров: 1852    

Можно также почитать из рубрики: Московская Русь - Россия

Автор: Ин
Дата: 2014-08-18

Давлению государства на церковь можно отметить еще со времен Алексея Михайловича и реформ Никона.

Автор: Алексей
Дата: 2014-08-19

Вячеславу: Во-первых, спасибо за обещанную статью про Церковь и Государство. Но я не согласен с вашей трактовкой:"Именно православная церковь веками культивировала из «чуждого Запада» врага Святой Руси. Восприятие Европы – Запада как некоей «заразы», которая способна развратить послушное царю и православной церкви население, стало своего рода жизненной нормой. Возможно, отсюда и пошла привычка на Руси поносить «проклятых» католиков, немцев и т.п". Не Православная Церковь, а Греко-римская во главе с вероотступниками-папами, начала крестовые походы против Византии и Руси. Пока государство в лице мудрого царя Алексея было в союзе с Церковью (Симфония властей), Россия развивалась самобытно и Соборно. В стране было Благочестие и у верхов и низов. Но, как только был выбран путь греховного отклонения Запада, а Церковь стали подавлять, Россия шла от одной смуты к другой. Нелюдской и атеистический коммунизм в 1917 г. был неизбежной расплатой за отклонение от исконно русского пути при Петре. Мы до сих пор расплачиваемся за апостасию русских царей, начиная с западника Петра Алексеевича.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-08-24

Алексею: У вас ярко выраженное славянофильство 19 века, с их идеализацией московского периода русской истории и неприятием истории России начиная с Петра. Теперь факты. Ваш богобоязненный и благочестивый царь Алексей Михайлович не признал постановления церковного собора 1667 г. (там, где был осужден Никон) о самостоятельности церкви от государства. В том постановлении собора было сказано что "царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх в делах церковных". Это объясняет одно, что Алексей Михайлович также как и его сын Петр Алексеевич впоследствии, стремился подчинить себе церковь еще тогда.

Автор: Алексей
Дата: 2014-08-26

Вячеславу: Славянофилы были настоящими патриотами России. Они больше чем кто-либо любил и народ и его веру и традиции.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-08-26

Алексею: Я не спорю. Вопрос в другом. Славянофилы (братья Киреевские, Хомяков и др.) были по-европейски образованные интеллектуалы. Те же русские европейцы, но с уклоном подчеркивать русскую самобытность. Они ничего общего с русскими традиционалистами XVII века не имели. Это были две различные культуры. И если бы они встретились друг с другом, то не поняли бы. Я думаю, что воспитанные в рамках русско-европейской культуры XIX века славянофилы вовсе разочаровались в уровне невежества и замкнутости, если бы пообщались бы с типичными представителями русского традиционализма XVII века, которых незаслуженно возвеличивали.

Автор: Алексей
Дата: 2014-08-26

Славянофилы первыми и причем правильно, поставили вопрос о принципиальной несовместимости пути развития России и Запада.

Автор: Вячеслав Бакланов
Дата: 2014-08-26

Алексею: Не могу с вами согласиться. Путь развития Киевской Руси в целом совпадал с западноевропейским. Да и Московская Русь-Россия во многом проходила теже этапы развития, но с опозданием. Затем императорская Россия и СССР. Процессы урабанизации и городско-буржуазного развития и т.д. Даже феминизация и урбанистический тип культуры господствующий в России тот же что и на Западе. Нет ничего "принципиально несовместимого", а есть иной социокультурный код. Мы цивилизационно самобытная ветвь общехристианской цивилизации, мы Русская Европа.

Автор: Алексей
Дата: 2014-09-21

Вина Никона в расколе состоит в том, что он сильно доверился грекам и решил изменить церковные обряды по греческому канону. Он отверг формы русского национального религиозного благочестия и предпочел им вселенские-греческие. Его нетерпимость и авторитаризм в вопросах веры, привели к гонениям на несогласных-раскольников.тВ итоге, от церковной и общественной жизни России была отстранена наиболее стойкая и верная идее Святой Руси часть русского общества, которых стали называть старообрядцами.

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх