О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов

Советский космополитический проект под ударом этнонационализма. Или о национализме в СССР.

С открытым национализмом всегда можно справиться: его не трудно разглядеть. Гораздо труднее бороться с национализмом замаскированным и в своей маске неузнаваемым. Прикрываясь броней социализма, он менее уязвим и более живуч.
И. Сталин,
(советский руководитель)

Советский этнонационализм против советского интернационализма

Исходя из идеологических марксистско-ленинских постулатов, национальный вопрос на протяжении всего советского периода оказывался вторичным и играл подчиненную роль по отношению к проблемам политического, социального и экономического характера. Сам факт переименования России в СССР свидетельствует о стремлении коммунистических вождей вытравить из общественного сознания все этнонациональные и культурные формы предыдущих досоциалистических исторических эпох связанные с русско-российской государственностью.

Сознательный отказ от национализма в пользу космополитического Коммунизма по мысли основателей партийно-советского общественного строя являлся пионерским проектом, который должен служить образцовым примером для всего человечества, пока разделенного на этносы и нации. И, несмотря на некоторый отход от интернационалистской парадигмы в годы сталинского термидора в 30-40-е гг. и некоторую великорусскую национализацию внутренней и внешней политики СССР в эти годы (Сталин в 30-е гг., не раз говорил, что «самый лучший народ - русский народ, самая революционная нация») лидеры СССР в 50-60-е гг. совсем не отказались от космополитического проекта по достижению социальной коммунистической однородности, продолжали сохранять верность его многим базовым принципам.

Так, на протяжении всего периода существования СССР его руководители не отказывались от своей утопической идеи достижения полного государственного единства и слияния наций для того времени, используя все средства (включая и депортации народов при Сталине) для того чтобы форсировать этот процесс. Советский народ как «новая историческая общность» и выступил в качестве универсальной конструкции, в которой по мысли партийных идеологов предполагалось «переплавить» все народы и этносы многонационального Советского Союза.

Однако на практике реализация этого плана наталкивалась на вековые цивилизационные и этнические различия, и сильное противодействие со стороны национальных культур. Последние, будучи сформированные в эпохи предшествовавшие новому социальному строю, все время воспроизводили в своей основе традиционные жизненные уклады (включая и родо-племенные), далекие от социалистического образца. Переформатировать их сразу под интернационально-социалистический образец никак не получалось. Советская пропаганда называла их «пережитками», или родимыми пятнами эксплуататорских формаций. Партия решительно боролась с этими «пережитками» и «пятнами»- применяя все средства - от пропаганды до репрессий. Но они никак не выводились. Просто потому, что масса народов и национальных культур бывшей российской империи, ни в социально-экономическом плане, ни в культурном, не были готовы к переходу к передовому строю.

И тогда коммунистическое руководство вынужденно было пойти на серьезные уступки, на временные компромиссы с национальными окраинам. Ярким примером такого компромисса было создание советской федерации по национально-территориальному принципу, с ее неравноправным делением на автономные и союзные республики, а также политика «коренизации» (или национализации) партийно-государственной и интеллектуальной элит на местах. Это был своего рода «национальный НЭП». Однако такие тактические отступления от главенствующей классово-интернациональной парадигмы у руководства страны приводили к явным стратегическим просчетам.

На практике, национально-территориальный принцип, положенный в основу советского федеративного устройства (на самом деле СССР представлял собой жестко унитарное государство, в котором федеративные права республик лишь декларировались), и политика «коренизации» (преимущественное рекрутирование во властные структуры представителей коренных этносов) на местах способствовали развитию этнической идентификации и даже биологизации сознания всех советских людей, по принципу крови. С ее неизбежным подчеркиванием: «я русский по крови», «я по крови татарин, "грузин» и т.д. Этнизация социальных общностей в СССР неизбежно вело к и росту национал-сепаратистских тенденций в многонациональном государстве.Таким образом, была заложена «мина» под «прочный и нерушимый союз народов СССР», что раскалывало единую советскую общность, а значит и единство многонационального государства.

Однако опасения в трагическом финале распада СССР, в первые десятилетия советской власти, у партийного руководства совсем не преобладали. Они был убеждены в успехе советского интернационального проекта, считая, что по мере приближения советского общества к коммунизму, этническая и национальная идентификация и самосознание будут отмирать, вытесняясь коммунистическим интернационализмом.

К тому же при Сталине этнонационализм на местах, мешавший унификации народов пресекался с особой жестокостью путем этно-номенклатурных чисток и депортаций целых народов (крымских татар, советских немцев, чеченцев, ингушей, калмыков и т.д.). Это была политика ускоренного и силового слияния народов в единую советскую общность. Но после смерти харизматичного вождя в 1953 г. новое руководство партии и государства в условиях процессов десталинизации было вынуждено от нее отказаться.

Тем не менее советские руководители не оставили планов переплавки советских наций в единую общность. В сравнительно «либеральную» эпоху оттепели, Хрущев пришел к выводу, что наступило время подумать не только о конкретных сроках наступления коммунизма, но и о слиянии наций, как это предусматривает сама цель коммунизма. Обе эти проблемы Хрущев поставил в Третьей Программе партии в 1961 году.

Он хотел не больше и не меньше, как превращения национальных республик в географические понятия. Вместо сталинской формулы «расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур», Хрущев и идеолог Суслов, выдвинули новую формулу: «Расцвет и сближение наций». Из этой формулы намеренно была исключена «национальная форма» Сталина, то есть национальный язык как главное орудие любой национальной культуры. Причина ясна: когда произойдет «слияние наций» через «сближение», то и язык будет для всех один - русский.

Первой ступенью, к слиянию наций и созданию единой нации и является новая социальная общность - так называемый «советский народ». Избегая упоминать дореволюционную формулу Ленина «целью социализма является не только сближение наций, но и слияние их», новая «программа КПСС» утверждала, что задача партии - дальнейшее сближение наций и достижение их полного единства.

Вот только отсутствие репрессивного сталинского «катка» уже не сдерживало национальные элиты союзных республик от возможности латентного сопротивления подобной унификации со стороны союзного центра. А, с наступлением «застойного» правления Леонида Брежнева кризисные явления охватили в первую очередь, сам грандиозный конструктивистский проект «советский народ». Когда с конца 60-х гг. коммунистическая идеология в стране вступила в период все нараставшего кризиса, общая советская идентичность в национальных республиках СССР стала повсеместно сменяться этнонациональной идентичностью. Ярким свидетельством кризиса национальной советской политики явилось нарастание оппозиционных советскому партийно-государственному режиму национальных движений, почти во всех союзных республиках.

Наиболее сильными и массовыми эти движения были в национальных республиках Балтии. В Прибалтике, как и в западных областях Украины, обрести суверенитет и оформить свою политическую государственность, было доминирующим фактором.

В национальных движениях Восточной Украины, Грузии в среде национально настроенной интеллигенции Белоруссии, Молдавии доминировали языковые и культурные вопросы. Главным акцентом в армянском национальном движении был территориальный вопрос и идея объединения всех армян в национальном государстве.

Сохранение исламского образа жизни и этнокультурный и социокультурный конфликт местного населения с культурой советского образца и коммунистическим режимом являлись важными составляющими в национальных движениях республик Средней Азии, Казахстана и Азербайджана. Национальные движения в этих республиках принадлежали к низшей стадии своего развития; отличались своей политической незрелостью, отсутствием организационных форм и низким участием в них национальной интеллигенции.

Свои особенности имело и русское национальное движение с его акцентуацией на «державные» (государственные), культурные, а не сугубо этнические интересы. В 70-е годы в центре внимания представителей русско-патриотического национализма были: русский язык, русская культура. На фоне хищнического отношения к эксплуатации природных богатств, исчезновения русской деревни, ценностей семьи, общинной психологии, расширения пьянства, многие писатели-деревенщики В. Распутин, В. Астафьев, а также знаменитый диссидент А. Солженицын обращались к широкой читательской аудитории и к самим «кремлевским вождям» с призывом изменить существующую политику.

Но этому культурно-защитному русскому национализму противостоял и подпольный, радикальный национализм, который среди своих немногочисленных членов-подпольщиков агитировал и призывал к свержению чуждого России космополитического коммунистическо-советского строя и замене его православно-державной Россией, как правопреемницы России дореволюционной, монархическо-православной.

Характерной особенностью национальных движений этого периода являлось нерасчлененность в них как сугубо этнических и культурных, так и общедемократических, целей. В условиях лишения права на свободное политическое, национальное, культурное, религиозное самовыражение этнонациональные движения в СССР являлись мощным элементом политической мобилизации масс под национальным знаменем.

Однако, несмотря на всю серьезность и рост оппозиционных выступлений этнонациональные движения не могли вплоть до середины 80-х гг., серьезно поколебать жестко централизованную, но многонациональную державу. Центральная власть вплоть до перестройки 1985-1991 гг. еще была достаточно сильна чтобы не только не допустить национального «взрыва», но и, в какой- то мере «утихомирить» национальную оппозицию в стране с помощью «точечных» (в смысле «сажали» их лидеров) репрессий в конце 70-х - начале 80-х гг.

Но устранить полностью национальную оппозицию власти уже были не в силах- слишком далеко разошлись официальные постулаты теории межнациональных отношений с реальной практикой национальной политики. Национальный вопрос продолжал оставаться наиболее острым и жгучим в последние годы существования СССР, настоятельно требовал своего решения. Но в национальном вопросе изменений не произошло.

Как этнонационализмы хоронили советский интернациональный проект в позднесоветский период

В первые годы перестройки, центральное руководство, взяв курс на глубокие реформы, тем не менее, продолжало проводить традиционную не отвечавшую духу времени и уже явно обреченную, национальную политику. И только общий кризис центральной партийно-государственной власти, социально-экономический кризис, недееспособность старой национальной политики привели к новому, еще более мощному, всплеску национальных движений в СССР в конце 80-х-начале 90-х гг.

Двигателем последних и самых мощных этнонациональных движений в СССР выступили 3 прибалтийские республики. В этих республиках были созданы национальные «народные фронты», которые за несколько лет проделали быструю эволюцию: от общедемократических требований и защиты языка и культуры, до требований выхода из состава СССР и создания собственных национальных государств. Яркую этническую окраску имел национализм в Грузии: добиваясь политической самостоятельности для себя, грузины не хотели давать политическую автономию другим этносам-абхазам и осетинам. Неудивительно, что сразу это привело к масштабным этническим войнам в этой республике.

Армения, которая в советский период являлась самой мононациональной республикой в СССР (около 94 % армян), добивалась воссоединения с карабахской областью населенной преимущественно армянами, но находившуюся в составе Азербайджана. Карабахский армяно-азербайджанский конфликт стал самым кровавым этнополитическим конфликтом в последние годы существования СССР.

Молдавские радикалы, объявив о румынизации республики, потянулись к Румынии, в самой республики наблюдался раскол. Кто-то выступал за независимость Молдавии, но немало было и сторонников сохранения Молдавии в составе СССР. На Украине (за исключением ее западных областей), а также в Белоруссии, Молдавии, Казахстане и особенно в республиках Средней Азии вопрос о выходе из состава СССР долго не вставал, а в Средней Азии и Казахстане вообще никогда не вставал. Здесь господствовал этнокультурный и языковой национализм, с противопоставлением имперской политике Центра и с требованием предоставления большей самостоятельности республикам.

Русский национализм в перестроечное время был очень неоднороден.

Следует выделить в нем два наиболее ведущих крыла. Либерально-демократическое крыло, так и национал-имперское крыло русского национализма. Российские демократы во главе с Ельциным исходя из своих политических амбиций действовали рука об руку с национал-сепаратистами из других республик (особенно Прибалтики) и сыграли важную роль в распаде многонационального государства.

В эмоциональной форме требование имперского крыла русского национализма выразил писатель А. Проханов в 1990 г. «Цель России- Россия». Пора сбросить с себя кусающихся неблагодарных соседей, вырваться из их урчащего клубка и остаться одним». Но даже под «одним» тот же Проханов понимал Россию, Украину и Белоруссию, взятые вместе в едином государстве. То есть исключительно славянские республики в составе России.

Национальные коммунистическо-номенклатурные кланы, во всех союзных республиках вступив во взаимовыгодный альянс с представителями оппозиционных национальных движений в самые последние годы существования СССР, сыграли решающую роль в добивании самой грандиозной многонациональной империи XX века – СССР.

В исследовании национального вопроса в СССР, в изучении феномена «советского народа» нельзя не упомянуть и положение в стране русского народа. Большинство западных «советологов» (особенно С. Биелер, З. Бжезинский) называя СССР империей, утверждали, что русские господствовали политически и угнетали другие народы и в частности, обвиняли СССР в сознательной русификации. Однако на сегодня чисто оценочный концепт «СССР как тюрьма народов» отвергается даже на Западе.

Так, по мнению американского профессора Терри Мартина, в СССР проходил масштабный и в целом положительный эксперимент в управлении многоэтничным государством, который впоследствии был изуродован репрессиями, депортациями целых народов и централизаторской политикой в сфере экономики и идеологии, но который действительно создал «империю-наций»- своего рода фундамент для создания новых государств вместо распавшегося СССР.

«Советский Союз не был моноэтническим государством. Никогда не предпринимались попытки создать советскую национальность или превратить Советский Союз в русское моноэтническое государство. Термин «советский народ» был, прежде всего, фигурой речи, чаще всего это словосочетание использовалось в качестве синонима пламенного патриотизма и говорило о готовности различных по своей национальности советских народов защищать Советский Союз от иностранной агрессии. Роль, которую в традиционном моноэтническом государстве играла господствующая национальность, в Советском Союзе должна была отведена «дружбе народов». «Дружба народов» олицетворяла собой модель единого общества, каким представляли его себе власти Советского Союза». Другими словами, по мнению Мартина термин «советский народ», предполагал собой воображаемую реальность, но подкрепляемую реальной и во многом позитивной национальной политикой. И с этим, трудно не согласиться.

Теперь, как быть с русификацией? Действительно, русский язык был доминирующим в культурном пространстве СССР, но он выполнял во многом функциональную роль. По мнению И. Кудрявцева, русский язык играл роль своеобразного «клея», который скреплял национальную конструкцию СССР. Просто на базе русского языка (на котором говорят большинство) лучше всего, можно было сконструировать «социалистическую сверхнацию»- советский народ.

Поэтому большинство современных российских исследователей склоняется к мысли о том, что в СССР не смотря на всю имперскую его конструкцию собственно русский народ, был главным донором и «государстводержателем» своеобразной советской империи. Так Тишков называет Россию-СССР империей особого рода, поскольку в ней, не было ни имперской нации, ни разделения на метрополию и колонизируемую периферию. Более того, он считает, что это была империя за счет русского народа. Это проявлялось во всем, в перекачке человеческих и материальных ресурсов из центральной России на национальные окраины советской империи.

По мнению В. Соловья: «России и русским суждено было служить мотором социалистического строительства и источником ресурсов для ускоренного развития национальной периферии. Эту жертвенную роль с ними делили украинцы и белорусы». Правда даже это не смогло сократить увеличивающийся социально-экономический разрыв (главная причина заключалась в демографическом «взрыве» среднеазиатских республик) между республиками Центра и особенно Балтии, от республик Средней Азии и Казахстана.

В тоже время пресловутая и набившая «оскомину» концепция о русском народе как «старшем брате» должна была морально компенсировать всю жертвенность тяжелой имперской ноши русского народа. До поры, до времени пока статус русских в национальных республиках был довольно высок, русские как наиболее квалифицированные и образованные работники ценились в автономных и союзных республиках.

Пока был силен советско-социалистический проект, русские воспринимались в национальных республиках как «старшие братья» по насаждению эталонного «социалистического интернационализма». Но в 60-е годы ситуация в стране и в самих республиках стала коренным образом изменяться. Этнизация сознания во всех республиках, политика коренизации сделали свое дело. Распространившись повсеместно буржуазный национализм, шел рука об руку с ослаблением советского социалистического проекта. Началось массовое обуржуазивание партийной верхушки и рядовых масс.

И, как, только, начиная с 60-х гг., коммунистически-советская идентичность в национальных республиках стала уступать этнонациональной, русские вдруг сразу же оказались «чужаками и оккупантами», в «чужих» для них республиках. Началась замаскированная под официальную политику «коренизации» кампания по выдавливанию и дискриминации русскоязычных кадров и замены их представителями титульных этносов и наций в союзных и автономных республиках СССР.

Под влиянием национализма и усиливавшей русофобии в 60-70-8-е гг., начался обратная миграция русскоязычного населения из национальных республик обратно в Россию. По подсчетам А. Вишневского, Ж. Зайончковской, первой республикой, откуда отток русских шел еще с 60-х гг., была Грузия (за 1959-89 годы численность русских сократилась на 18 %). Следующим был Азербайджан (за 1959-89 годы численность русских там уменьшилась на 22%), а со второй половины 70-х годов, начался отток русских из Средней Азии. Отток русского населения вел к ослаблению и изменению состава «клея» (русских), что в целом, подрывало «скрепы» советской общности и напрямую провоцировало дезинтеграционные процессы в СССР.

Другим, еще большим показателем неблагополучия государствообразующего народа, стал резкое снижение демографической рождаемости русских и уменьшение их общей доли в советской общности на фоне роста представителей неславянских этносов и национальностей. Сам русский народ, в отличие от целого ряда народов Закавказья и Средней Азии, перешел в фазу развития урбанизированного общества. Что увеличило его жизненные притязания. А с точки зрения В. Соловья, с чем, безусловно, следует согласиться, само коммунистическое правление» и ход «социалистического строительства» растратил казавшиеся безмерными русские жизненные силы, выхолостил мощный русский мессианизм, атрофировал русскую союзно-имперскую идентичность.

Именно поэтому русские, которые были всегда жертвой ими же созданного государства, не захотели поддерживать и защищать эту красную империю, что так много когда-то для них сделала. Жертвенность уступила гедонизму. Караул устал. Русский атлант устал держать на своих плечах имперскую крышу, так давившую его вниз и не позволявшему ему расти. Он сбросил ее со своих плеч, а вместе с ней и рухнуло все ее здание национально-союзного по форме, имперского по содержанию государства.

Собственно, в крушении обеих империй: романовской и советской роль русского фактора была главенствующей, но все же следует признать, что в обоих случаях русский фактор больше проявил себя не в этнической, а в политической сфере. Именно в сфере русской политики, а не в сфере ее этничности следует искать причины распада этих могучих некогда государств. Впрочем, одно из другого вытекает.

Автор: Вячеслав Бакланов.     Дата: 2014-08-08     Просмотров: 3471    

Можно также почитать из рубрики: Национальный Вопрос

Автор: Юрий
Дата: 2014-08-08

Прибалты были всегда неблагодарны к русским. Мы их якобы оккупировали. Зато сейчас, все они работают в Европе на самых непрестижных работах. Вячеслав, вы хорошо сказали, что Караул устал. Русский атлант устал всех держать и кормить. Развал коммунистического совка, был русским только на пользу. Но многие этого не понимают. Более того, его восхваляют и тем самым восхваляют свое былое рабство.

Автор: Ин
Дата: 2014-08-08

Юрий, приведите,пожалуйста,конкретные примеры того,что развал СССР пошел русским на пользу.

Автор: Юрий
Дата: 2014-08-10

Ину: Мы раньше кормили весь Чуркестан, прибалтов, грузин-нахлебников и т.д. Все это вывозили из России. Они размножались, (это показано у Вячеслава) а мы наоборот, сокращались. Смотрите, они все и снова потянулись к нам. Они без нас жить не могут, а мы можем.

Автор: Ин
Дата: 2014-08-11

Юрий, уже в конце XIX в. прирост населения Российской империи происходил, в основном, за счет Средней Азии. И потом, не странно ли, что в сытой Европе тоже прирост далеко не немцев и шведов? Не путайте традицонную систему ценностей с современной. И мы не можем жить без мигрантов: депопуляция и нехватка рабочих рук. Другое дело в качестве этих мигрантов. К нам едут неудачники, а вовсе не профессионалы. Это и есть главная проблема миграции в Россию.

Автор: Ин
Дата: 2014-08-11

Юрий, и что самое главное сокращение числа русских продолжилось и продолжается и сейчас, спустя уже почти четверть века распада СССР.

Автор: Юрий
Дата: 2014-08-13

Ину: Кроме улучшения жизни, а в России она далеко не на высоте, нужна пропаганда семьи. В Америке белые размножаются, а в Европе и в России нет. Я не против мигрантов. Я против того чтобы они здесь оставались.

Автор: Ин
Дата: 2014-08-13

Юрий, насколько я знаю, во Франции вкладываются большие средства в пропаганду семьи и ее поддержки. Эффект есть, но небольшой.

Автор: Александр
Дата: 2014-08-19

Прав был, наверное, Солженицын - выходить из советской империи, конечно, было нужно, но очень осторожно и осмотрительно, чтобы не разрушить саму историческую Россию. Должен был быть четкий политический план как и когда это делать и каким образом без серьезных потрясений и с сохранением русских исторических территорий. Вместо этого просто произошел обвал, мы утратили множество исторических земель, десятки миллионов соотечественников остались за границами современного российского государства в большинстве своем обреченные и переживающие всевозможные бедствия. Но, что можно было требовать от правителей того времени? Вечный позор этим подлецам!

Автор: Андрей
Дата: 2014-08-22

Александр, сильно извиняюсь, но выход РФ из СССР уже вел к распаду исторической России.

Автор: Алексей
Дата: 2014-08-28

Андрей, я вами полностью согласен. Поскольку и императорская Россия и СССР совпадали в своих границах.

Автор: Александр
Дата: 2014-09-09

К русским историческим территориям разумеется не относиться Средняя Азия, за исключением Северного Казахстана, Правобережная Украина, Закавказье, Прибалтика за исключением некоторых ее восточных регионов. Эти части бывшего СССР абсолютно не нужны в составе России. Сохранять общее с ними государство в рамках не жизнеспособного, к тому времени, СССР, тоже не было смысла. Русское или русскоязычное население данных областей, должно было быть переселено в Россию, конечно, только на добровольной основе. Все остальное должно было войти в нынешнюю РФ, соединенную союзным государством с Белоруссией в той или иной форме. Отрадно, что в какой-то мере историческая справедливость, как, например, в случае с Крымом отчасти восстанавливается.

Автор: Юрий
Дата: 2014-09-10

Александру: Так вы стоите за присоединение северного Казахстана и правобережной Украины к России? А как же договоры о границах между этими государствами?

Автор: Александр
Дата: 2014-09-12

Отвечу фразой одного исторического деятеля - эти договоры не стоят клочка бумаги на котором они подписаны. Маршал Маннергейм как то говорил, что договоры действуют ровно столько, сколько страны подписавшие их заинтересованны в их сохранении. Нельзя принудить не одно государство исполнять их в ущерб своим коренным национальным интересам. Но, это так, в общем. А если серьезно делимитация границ с этими странами так и не была проведена. Следовательно, вопрос о границах остается открытым и по сей день, и решать его все равно придется тем или иным способом.

Автор: Александр
Дата: 2014-09-12

Да, если заметили, то Правобережную Украину я отнес к тем территориям которые не в коем случае не должны находится в составе России.

Автор: Юрий
Дата: 2014-09-12

Александру: Понял, спасибо.

Автор: Прохожий
Дата: 2017-02-26

Мдя... ,где то это уже слышали , а в конце СССР, мы их паразитов ! Кормим ! Украина " сьедает 50% дохода России ! Опять , для чего эти слухи ? Сказать " гудбай моя Родина Гудбай СССР разваливайся без болезненно , вот сейчас все отделяться и заживем ! Радостно сыто богато! Даа зажили как рабы. Позже локотки кусать , да не укусиш : ) Знаем, проходили

Поделись с друзьями:

Добавить комментарии:

сумма


; Наверх