О силе и бессилии путинизма.

Автор: Вячеслав Бакланов

Модернизация в теории и практике.

Автор: Вячеслав Бакланов
2

Так, в рамках исследуемого целостного Востока рассматриваются восточные цивилизации и отдельные государства-общества, такие как исламская модель, китайская, индийская, японская. В рамках истории западных обществ авторскому анализу подвергается изучение античной Греции и Рима, средневековой Европы, раннего периода новоевропейской истории Западной Европы до эпохи промышленной революции. Исследование же истории самой России вплоть до XIX века рассматривается и анализируется автором как через западное и восточное влияние, так и через внутреннюю логику развития с поиском своего самоутверждения и противопоставления и Востоку, и Западу. Особое внимание при этом уделяется выявлению базовых и устойчивых социокультурных структур и матриц каждого субъекта (актора) из рассматриваемого треугольника и их трансформации вследствие воздействия одного из исследуемых акторов.

Отсюда нашему рассмотрению и анализу подлежит так называемый азиатский способ производства, который в авторском изложении именуется как вотчинно-государственная система. Следует отметить ее как некую глобальную норму развития всего незападного мира, в отличие от западной, которую следует считать сначала отклонением от единой нормы4. На протяжении тысячелетий и веков эта восточная государственно-центристская система сохраняла свою живучесть и свои устойчивые параметры, пока не столкнулась с западной частно-собственнической общественной системой, вышедшей из недр античных древнегреческих полисов. Именно античная социокультурная мутация (выражение Л.С. Васильева5 – В.Б.), усиленная в период Нового времени капиталистическим способом производства, дала толчок зарождению того современного цивилизационного сообщества, которое именуется Западом. Отсюда при самых различных теоретических подходах в мировой истории четко выделяются два основных пути, две модели общественного развития: восточная (вотчинно-государственная) и западная (формационная).

Исследование западного государства-общества, так же как и восточного суперобщества, осуществляется со времен так называемой древности (античности) и до эпохи индустриального модерна. Ранний исторический старт Востока в рамках классической вотчинно-государственной модели и его необъятные ресурсы обеспечивали ему, по мнению автора, вплоть до XVII века военно-технологическое и экономическое превосходство над европейским Западом, где сначала античность, а затем и частнособственнический феодализм с неизбежным разделением властей предопределил иной, в отличие от Востока, путь развития. Поэтому большое внимание в работе уделяется изучению институциональных социокультурных и экономических основ частнособственнических и капиталистических отношений, которые смогли впоследствии сломать феодальное традиционное общество и создать общество инновационного типа и в конце концов обеспечить западному государству-обществу мировое господство (в конце XIX века).

С выходом на авансцену мирового исторического процесса сначала древнерусского, затем русского и российского государства-общества исследовательские рамки расширяются, и объект исследования уже рассматривается в триедином пространственно-временном континууме. Сама географическая и цивилизационная пограничность Рос- сии обуславливает взаимодействие и взаимообмен с двумя полярными мирами – Востоком и Западом, каждый из которых в разные исторические эпохи выступает для Руси-России в качестве то враждебной, то дружественной, то нейтральной, то желанной модели государственного и общественного развития. Находясь на цивилизационной периферии и Востока, и Запада, Русь-Россия была открыта одновременно как для западного, так и для восточного пути развития, имея при этом свою уникальную православную идентичность.

Лишь во времена ордынского господства маятник выбора общественной модели склонился в сторону Востока. Впоследствии (XVI – XVII вв.) это и сформировало в России особую русскую модификацию вотчинно-государственной системы, избавиться от которой Россия не смогла ни во времена Петра I, ни во времена Екатерины II, когда, выбрав Европу в качестве образца, страна пыталась догнать ушедший вперед западный «паровоз». Во многом это объяснялось социальной ограниченностью этих реформ, рассчитанных преимущественно на элитарные слои населения. Поэтому Россия вступала в XIX век лишь поверхностно и локально модернизированной страной.

В своей работе автор использовал весьма обширную научную и публицистическую литературу как отечественных авторов, так и зарубежных, переведенных на русский язык. В связи с этим хотелось выразить особую благодарность первому проректору Института бизнеса и политики (Москва) Дмитрию Валентиновичу Васильеву за предоставленные книги, необходимые для моего исследования. В своей работе автор совсем не случайно использует академическое местоимение «мы». Эта работа не состоялась бы, если автор не познакомился бы с концептуальными трудами и публикациями таких выдающихся отечественных востоковедов, как Л.С. Васильев, Ю.И. Семенов, а так- же А.И. Яковлев, О.Е. Непомнин, Н.А. Иванов, А.М. Родригес, А.Д. Воскресенский, В.Я. Белокреницкий, Т.П. Григорьева, В. Малявин. Среди исследователей, работы которых оказали большое влияние на автора настоящей монографии, хотелось бы также выделить А.И. Уткина, Р. Осборна, Ф. Броделя, Ч. Тилли, Д. Арриги, Р. Лахмана, А. Каппелера, Б.С. Ерасова, Э. Саида, Б.Ю. Кагарлицкого, С.А. Нефедова, Е.В. Алексеевой, Л.И. Семенниковой, К.С. Гаджиева, В.Д. Соловья, Р. Гусейнова, А. Васильева, И.А. Василенко, Л.А. Моисеевой, К. Финкель и ряда дру- гих.

2
;